Мнимые противоречия


По мнению военных экспертов, доклады министра обороны Сергея Иванова...
Фото ИТАР-ТАСС


УТВЕРЖДЕНИЯ О КОНФРОНТАЦИИ МИНИСТРА ОБОРОНЫ И НАЧАЛЬНИКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА НЕ СООТВЕТСТВУЮТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ


Если непредвзятый человек, не присутствовавший на военно-научной конференции Академии военных наук, которая состоялась 24 января с. г., захочет получить о ее работе цельное объективное представление по публикациям в прессе, сделать это ему будет весьма затруднительно. Одни заголовки статей чего стоят - "Безмозглая армия", "Сергей Иванов закрыл военную реформу", "Министр обороны открыл огонь по Генштабу", "Сотрясение мозга"...
{{direct_hor}}
Под стать им (за редким исключением) и тексты материалов. Их авторы не увидели и не услышали ничего, кроме некоего словесного "поединка" между министром обороны РФ и начальником Генерального штаба ВС РФ. Познакомишься с иным журналистским мнением, и получается, что Сергей Иванов чуть ли не специально избрал трибуну конференции, чтобы публично напомнить Анатолию Квашнину о себе, как о единоначальнике, и заявить: пора, мол, Генеральному штабу умерить свои административно-управленческие аппетиты, наносящие ущерб основным задачам классического "мозга армии". Ну, не может наша журналистская братия без сенсаций.

АКТУАЛЬНЫЙ ВОПРОС

Между тем ничего сенсационного не готовилось, да и, как представляется, не произошло. Военно-научная конференция не носила какого-то экстраординарного характера. Ученые, объединившиеся в АВН, собираются регулярно и не первый год. Сложилась замечательная академическая традиция: выносить на коллективное обсуждение самые актуальные проблемы военного строительства, обеспечения оборонной безопасности, военного реформирования. На этот раз в центре внимания научного сообщества было военное управление.


... и начальника Генштаба Анатолия Квашнина не противоречили, а взаимно дополняли друг друга.
Фото ИТАР-ТАСС
Не актуальная тема? Как бы не так. В связи с коренными изменениями в структуре военной организации и в характере войн всегда возникает необходимость совершенствования системы военного управления. Надо сказать, что в основном докладе президента АВН генерала армии Махмута Гареева, выступлениях министра обороны Республики Беларусь Леонида Мальцева, начальника Генерального штаба ВС Украины Александра Затынайко и других участников конференции было высказано немало ценных и дельных суждений и предложений. С другой стороны, в последние годы все больше дает о себе знать стремление определенных кругов, в том числе далеких от военного дела, любой ценой разрушить сложившуюся систему военного управления и навязать систему иноземную. При этом не учитывается огромное различие в геополитическом положении, например, США и России, и стоящих перед ними оборонных задачах. Некоторые подходы к этой "реорганизации" были обозначены еще в проекте военной реформы, подготовленном Советом по внешней и оборонной политике, в брошюре Виталия Шлыкова "Нужен ли России Генеральный штаб?", в недавно увидевшей свет книге Андрея Кокошина "Стратегическое управление", в серии журнальных и газетных выступлений.

Откровенно говоря, усилия, если можно так выразиться, гражданских "военспецов", которые выступают в области военной науки своего рода хакерами и в нанесении вреда мало уступают своим собратьям сферы информационных технологий, не вызывают особых симпатий. Оглянемся вокруг. Послы иностранных государств, высокопоставленные представители НАТО давно уже оказывают давление на страны СНГ, добиваясь создания гражданских министерств обороны и преобразования генштабов в комитеты начальников штабов. Дело дошло до того, что в некоторых из этих государств, не желая набирать по сути некомпетентных случайных людей и вместе с тем как-то выполнить рекомендации "свыше", вынуждены увольнять своих генералов и офицеров и принимать на работу их же, но уже в качестве гражданских специалистов.

Однако такие взгляды и подходы существуют, и хорошо, что военное руководство, президиум академии не отмахнулись от них, а как и положено в научном сообществе, дали возможность их апологетам высказаться и отстоять свою правоту в атмосфере свободной дискуссии.

Другое дело, что "военспецы" от открытой дискуссии отказались, предпочтя заочный спор, и как увидим ниже, не побрезговав неподходящими средствами - искажениями и передергиванием фактов, а то и прямыми домыслами.

Даже выступление Сергея Иванова и его некоторые критические замечания в адрес Генштаба восприняты как официальная поддержка упомянутых выше экстремистских устремлений, направленных на дискредитацию ГШ и повальную "гражданизацию" Министерства обороны, хотя из существа выступления главы военного ведомства это отнюдь не следует. Наоборот, он прямо заявил: "Считаю, что современная обстановка требует всемерного укрепления роли Генерального штаба". Вместе с тем отмечалась и необходимость перемен.

МИФОТВОРЦЫ

Например, шла речь о превращении Генштаба в своего рода интеллектуальный центр ВС. Впрочем, то, что высший (да и любой другой) орган военного управления должен быть им, всегда считалось общепризнанной аксиомой. Достаточно заглянуть в широко известный капитальный труд Б.М. Шапошникова "Мозг армии". По крайней мере, на словах никто никогда против этого не возражал. Но всем понятно также: если собрать любой штабной коллектив и объявить, что он с завтрашнего дня должен стать средоточием передовой военной мысли, новаторских идей, едва ли подобное благое пожелание сразу осуществится. Не играют здесь решающую роль и такие меры, как изменение оргструктуры или уточнение функций.

Тут требуются создание в системе военного управления благоприятной творческой среды, поддержка новых идей, коренная перестройка системы военного образования, кадровой политики и многое другое. По некоторым из этих проблем, как уже говорилось, участники конференции высказывали дельные мысли и предложения. Но они почти не привлекли внимания ангажированной печати. Выходит, у определенной части общества нет подлинной заинтересованности в надежной оборонной безопасности страны - и это крайне тревожно. Похоже, кое-кому у нас нужны лишь скандалы, сенсации, искусственное разжигание страстей, противопоставление одних руководителей другим: Причем суть дела уже мало кого волнует.

В чем бесспорно правы многие авторы, так это в том, что Генштабу остро требуется приток широко образованных, обладающих незаурядным интеллектом офицеров и генералов, начиная с самого верха. Но и это обстоятельство вряд ли может служить основанием для того, чтобы критические замечания и пожелания, высказанные в научной среде, ассоциировались чуть ли не с войной между должностными лицами.

Так, одна из московских газет написала: президент АВН "продолжает считать, что Генштаб, как и в годы Великой Отечественной, должен напрямую подчиняться Верховному Главнокомандующему..." Хотя в докладе генерала Гареева было сказано, что в мирное время Генштаб является неотъемлемой частью Министерства обороны и подчиняется его главе (в этом нетрудно убедиться - доклад опубликован). А в военное время, как и в 1941-1945 гг., Верховный главнокомандующий является также министром обороны, и поэтому утверждение журналиста попросту неверно.

Его коллега из другого издания сетует по поводу того, что Генштабу "не доверили даже разработку новых общевоинских уставов. Этим занимается главком Сухопутных войск..." Но разработкой общевоинских уставов во все времена занимался именно главком СВ как заместитель министра обороны. Он делал и делает это сегодня под руководством Генштаба.

Характерно, что, с одной стороны, говорят о необходимости "разгрузить" Генштаб, а с другой - упрекают его за то, что он не занимается непосредственной разработкой уставов. Похоже, эти люди сами не знают, чего хотят. И ведь, заметьте, не министр обороны призывает не доверять Генштабу разработку уставов, а как раз "военспецы".

Среди них - и Андрей Кокошин. Казалось бы, он - человек, не чуждый военной среде, много лет проработал в Министерства обороны. И тем не менее включается в тот же хор, когда пишет, что разработка уставов есть чрезвычайно ответственное дело и потому "ее нельзя оставлять в ведении только Генерального штаба, штабов видов Вооруженных Сил, поскольку она непосредственно связана с проведением в жизнь решений и на уровне высшей стратегии и на уровне военной стратегии" (Кокошин А.А. Стратегическое управление. М., РОССПЭН, 2003, с.30).

Но вернемся к прессе. Еще одна газета попыталась противопоставить высказывания генералов Гареева и Квашнина. Первый будто бы объявил о маловероятности крупномасштабной войны, а второй - вел речь о готовности к любой войне, в том числе масштабной, ядерной. Но если не вырывать отдельные слова и фразы из контекста и вникнуть в суть выступлений обоих военачальников, то легко убедиться, что говорили они об одном и том же.

В третьем печатном органе утверждается, что в ходе конференции было предложено включить в состав Российской армии другие силовые структуры (МЧС, Внутренние войска и т. п.). Подобную нелепость ("включить в состав"), конечно, никто не предлагал. Речь шла об известном указе президента РФ № 1058, изданном в 2003 г., где Министерству обороны вменяется в обязанность осуществлять через Генеральный штаб координацию деятельности силовых структур в интересах согласованного решения оборонных задач. Опыт контртеррористических операций на Северном Кавказе давно показал очевидную необходимость такой координации. Кстати, как только в Чечне выявляется несогласованность в действиях различных ведомств, та же пресса поднимает шум, когда же что-то делается для исправления данного недостатка, журналисты недовольны.

В любом случае координация деятельности силовых структур - не прихоть Генштаба, а указ главы государства, для военных - приказ, вытекающий из объективных потребностей более эффективного обеспечения оборонной безопасности и подлежащий безусловному исполнению. При этом само собой разумеется, что по своему прямому назначению и специфическим задачам все силовые ведомства замыкаются на президента, Генштаб же координирует совместное решение ими оборонных задач.

В ходе конференции предлагалось, чтобы министр обороны еще в мирное время был бы первым заместителем Верховного главнокомандующего. Тогда все становилось бы на свое место. Но это соображение кому-то показалось, очевидно, излишне смелым, а потому при публикации материалов конференции кое-где его предусмотрительно изъяли из текста.

АБСУРДЫ "ГРАЖДАНИЗАЦИИ"

Самое удивительное в позиции некоторых гражданских "военспецов" состоит в том, что систему военного управления, по их мнению, оказывается, необходимо строить, исходя не из геополитического положения государства, его оборонных задач и характера вооруженной борьбы, а исключительно "по непреложным законам демократического государства" и "принципа гражданского (политического) контроля" над Вооруженными Силами. В соответствии с этим предлагается разделить функции на "чисто политические или административные для Минобороны и непосредственное руководство войсками - для Генштаба".

Напомним, в выступлении министра обороны было сказано, что Генштаб предназначен для управления войсками только в военное время. Кто же должен руководить ими в мирное время, имея в виду, что главной целью управления является подготовка главкоматов, командующих и командиров, штабов и войск (сил) к тому, что потребуется в период войны? Если разорвать эту органически единую цель и процесс военного управления, то он становится по существу бессмысленным.

Кстати, если говорить о так называемых отвлеченных "демократических" принципах, то надо помнить и уроки истории, не забывать, чем чреват доведенный до абсурда ложно понятый "демократизм" и "гражданский контроль". В 1940 г. во Франции Национальное собрание и другие государственные и общественные структуры своими бесконечными согласованиями и обсуждениями настолько связали по рукам правительство и военное ведомство, что какое-либо оперативное военное управление оказалось невозможным. Чем все это кончилось - хорошо известно.

В последующем мировая война вынудила даже такие государства с развитой демократией, как США и Великобритания, решительно перестраиваться на военный лад. Сама жизнь заставила Вашингтон и Лондон при организации управления Вооруженными силами не опираться на отвлеченные принципы, а учитывать проблемы обеспечения безопасности своих стран.

Систему управления нельзя оценивать, исходя только из внутренних интересов. Есть единственно объективный критерий ее эффективности - насколько она гарантирует успешное выполнение оборонных задач. А если ее превращать в самоцель, то самый надежный способ контроля - это ликвидировать объект контроля, и тогда все проблемы сами по себе исчезнут. Как говорится в одном старом анекдоте, самое радикальное средство от головной боли - гильотина.

По этому поводу было правильно замечено в одной из газет: "Если под контролем над той же разведкой иметь в виду ее полную подчиненность политической "злобе дня", дело в США налажено четко. Что, собственно, и показали события вокруг Ирака. Спецы поставили такую информацию, которую от них ждало высшее руководство". Имеются в виду сведения о наличии у Багдада оружия массового уничтожения. ОМУ до сих пор безуспешно ищут, но "спецы" свою роль уже отыграли. Но нужна ли нам такая система "гражданского контроля", которая подталкивает работать по принципу "чего изволите"?

Однако из всей серии претендующих на сенсационность статей особенно любопытна одна из них - тем, что (не исключено, вопреки намерениям автора) указывает на силы, заинтересованные в организации "демократического скандала" в ходе военно-научной конференции в АВН, и на их чрезмерные амбиции.

Сперва журналист, что называется, ломится в открытую дверь, когда задается вопросом: "Почему ежегодное заседание Академии военных наук решено посвятить именно Генштабу?"

Выше уже говорилось, что это не так. Военно-научная конференция была посвящена системе военного управления в целом и собственно вопросы работы Генштаба рассматривались только в выступлении министра обороны. Остальные касались их лишь частично. Но некоторым людям очень хотелось бы свернуть исключительно на генштабовскую тему, и отчасти они своей цели добились.

Раньше проблему разрабатывали, говорится в статье, "военные академики", но недавно вышла книга депутата Госдумы Андрея Кокошина "Стратегическое управление"... и главному военному академику, видимо, показалось, что он перестает быть главным по этим вопросам. Поэтому его речь на субботнем заседании была выстроена как решительный отпор Кокошину". И далее: "...Книга Кокошина - чисто научная. О ней надо было просто поспорить, но академик Гареев, стремясь утвердить свое интеллектуальное превосходство в военной науке, созвал целое высокое собрание, чтоб заклеймить "гражданский" взгляд на Генштаб".

Да еще и министра обороны позвал себе на подмогу, невольно хочется добавить. Но ведь это выдумки, нелепость которых и доказывать не надо. К слову, и упомянутая выше книга, судя по опубликованным на нее рецензиям, уязвима во многих отношениях. Андрей Афанасьевич Кокошин, разумеется, известный и уважаемый ученый, политический деятель. Но было бы чрезмерно даже ради его персоны специально собирать такое высокое собрание.

В одном журналист прав: действительно, вышла новая книга на важную тему, раз на нее обратили внимание, делают по ней какие-то замечания - она уже работает. И обсудить содержащиеся в ней положения можно было в русле общей дискуссии, если бы ее уважаемый автор, будучи действительным членом АВН, появился на собрании, выступил на нем. Но он, судя по всему, предпочел действовать из-за кулис. В такой ситуации не очень-то и поспоришь...

А замечания журналиста о том, что "Академия военных наук мыслит категориями Великой Отечественной войны", что "вряд ли, однако, стоит овладевать теми достижениями военной мысли, что были представлены... на заседании Академии военных наук" и т.п. вовсе голословны. Хотя бы потому, что сотни человек не могут мыслить одинаково.

Нельзя оставить без ответа и такое нарекание: мол, "на заседании Академии военных наук... ничего ошеломляюще прогрессивного... сказано не было". Но это уже зависит от того, что и кого именно может ошеломить. На конференции, например, предлагалось задуматься над тем, почему вот уже 150 лет война для России начинается в крайне неблагоприятных политических условиях, когда игнорируются военно-стратегические соображения, и армия из-за этого, как в 1941 г. или в Афганистане, ставится в крайне затруднительное положение. Почему в деле обеспечения оборонной безопасности так неэффективно используются политико-дипломатические средства для предотвращения конфликтов. И с большой легкостью прибегают к применению военной силы, как это было в первой чеченской войне 1994-1996 гг.

Понятно, общее собрание Академии военных наук проводилось для того, чтобы обратить внимание общественности на эти проблемы, а не для того, чтобы кого-то заклеймить или ошеломить. Поставленные министром обороны РФ, президентом АВН, другими выступающими важные вопросы совершенствования системы военного управления (в т.ч. и относящиеся к Генштабу), безусловно, надо решать. Но решать по-деловому, не прибегая к заклинаниям и обличениям. Когда же "хакеры от военной науки" озабочены лишь дутыми сенсациями и нет подлинной тревоги за состояние национальной безопасности, какой-либо конструктивности ждать трудно.

И последнее. Сколько говорилось и говорится в тех же СМИ об открытости в военной сфере. Сергей Иванов, насколько можно судить, стремится к этому. Но сама же пресса может отбить охоту на подобную открытость у любого руководителя, если иные представители "четвертой власти" будут по-прежнему руководствоваться циничным принципом: ради красного словца не пожалею ни матери, ни отца.

Юрий РУБЦОВ
доктор исторических наук, действительный член АВН

Опубликовано в выпуске № 7 (24) за 25 февраля 2004 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Танковый биатлон 2017

Владимир Литвиненко
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц