Квартирный вопрос портит и военных

В 2013 году в ГВП поступило более четырех тысяч жалоб на нарушения в сфере жилищного обеспечения

В №№ 41 и 42 еженедельника «ВПК» размещено выступление главы Департамента жилищного обеспечения Минобороны РоссииСергея Пирогова на расширенном заседании Общественной палаты РФ под руководством Александра Каньшина по теме «Об общественномконтроле за ходом реализации государственных программ по обеспечению жильем военнослужащих», а также других участников мероприятия. Завершая эту тему, публикуем выдержки из докладов, затронувших наиболее острые вопросы.

Будем биться за каждого человека

Работа, которая была проведена в середине – конце 2012 года, действительно принесла большие плоды. Новое руководство Министерства обороны приняло беспрецедентные меры для решения проблем реализации прав социальных гарантий военнослужащих в плане обеспечения жильем.

Общими усилиями проблема тех, кто должен быть обеспечен по судебным решениям в Москве, практически преодолена. Есть хорошие перспективы решения вопроса обеспечения жильем лиц, уволенных с военной службы и длительное время стоящих на очереди в Москве, Московском регионе, других городах. Это, безусловно, заслуга нынешнего руководства Министерства обороны.

Квартирный вопрос портит и военных

Конечно же, проблема в полной мере пока не решена. Об этом говорит то количество жалоб, которое поступает в Главную военную прокуратуру. В 2013 году – более четырех тысяч жалоб граждан на различные нарушения в сфере жилищного обеспечения. 85 процентов этих обращений приходится на долю Министерства обороны. Четверть из них признаны обоснованными, по каждой приняты необходимые меры.

Несколько изменилась категория этих жалоб. Раньше в них говорилось о длительном времени неполучения жилья, неисполнении судебных решений. Сейчас же появились люди, которые претендуют на получение жилья в каких-то других условиях. Имеется достаточное количество обращений от людей, которые раньше не задумывались о своей жилищной проблеме. Уволенные в 1992, 1994, 1996 годах пишут, что их проблема до сих пор не решена. Начинаем разбираться – действительно, есть бедолаги, которые пострадали вследствие чиновничьего произвола. Естественно, мы восстанавливаем их права, добиваемся обеспечения жильем. И Министерство обороны, если этот вопрос по его линии, оперативно идет нам навстречу.

Сложнее ситуация по линии органов местного самоуправления. Но благодаря местным органам власти мы ставим людей на учет и очерчиваем четкие временные параметры получения ими жилья.

Находятся среди заявителей и такие, у которых было или есть в собственности жилье. Поэтому обоснованными у нас и признанными являются только четверть из всех обращений.

Мы полны решимости добиться полной реализации задач, которые стоят перед военными ведомствами по обеспечению людей жильем. Мы будем биться за каждого человека, и неважно, сколько прошло времени, будем поднимать архивы, искать «пропавшее жилье». Возбужден целый ряд уголовных дел, связанных с ушедшими от учета в военном ведомстве готовыми квартирами. Мы их находим и возвращаем, привлекая к уголовной ответственности тех, по чьей вине это произошло. В 2013 году возбуждено 25 уголовных дел, связанных с различными нарушениями в сфере обеспечения жилищного законодательства.

Отмечу, что все эти нарушения – наследие прошлого. В адрес нынешних должностных лиц Минобороны каких-либо документов прокурорского реагирования не было.

Но как бы хорошо мы ни работали совместно с другими правоохранительными органами, остается ряд проблем нормативного характера. Прежде всего речь идет о проблеме единовременной денежной выплаты. Это очень хорошая, правильная инициатива, прокуратура ее всячески поддерживает. Но здесь должен быть соблюден баланс между обязательствами государства, которые были даны раньше, и конституционными требованиями о недопустимости ухудшения положения граждан, а также возможностями военнослужащих реализовать свои права.

Те, кто до 1 января 2014 года стоял на учете, будут обладать правом получения жилья как в натуральном виде, так и в виде единовременной денежной выплаты. Но нужно предусмотреть право получения ЕДВ (при желании) и теми, кто давно стоит на очереди и не может получить жилье. Такие случаи могут быть и законодательно ставить на этом крест нельзя.

Четко должен быть определен порядок – то, каким способом с 1 января устанавливается форма обеспечения этим жильем. В целом у нас взаимопонимание с Министерством обороны в этом вопросе есть.

Появились люди, которые лишаются жилищными органами права на получение квартиры. Типичная ситуация: десять или пять лет назад человек обоснованно поставлен на учет нуждающихся в жилье, но четыре года назад, допустим, умерла мама, оставив домик 4 на 4 в деревне за Уралом. Человек вступает в наследство на этот несчастный домик, а когда подходит время получать жилье, оказывается, у него есть собственность. Он готов ее сдать, подарить государству, но механизма нет. Каким образом можно состыковать эти два права человека, когда он попал в такую непростую жизненную ситуацию?

Есть проблема и по обеспечению семей умерших военнослужащих. Конструкция законодательной нормы такова, что она предусматривает возможность обеспечения жильем семей, которые стояли на учете нуждающихся в жилье на момент гибели военнослужащего. Но хитросплетения норм таковы, что не совсем понятно: с учетом погибшего военнослужащего или без давать жилье?

Александр Никитин,
начальник управления надзора Главной военной прокуратуры Российской Федерации, генерал-майор

 

Минусы НИС – рабство и ревность

Госчиновники очень любят вспоминать Конституцию, когда нарушаются интересы государства. А о массовых нарушениях интересов военнослужащих они почему-то забывают. Я на пальцах могу доказать, что ЕДВ – это закон, ухудшающий положение военнослужащего. Одно дело, когда я где-то в Москве получаю готовую квартиру, а другое – когда получаю денежную выплату, на которую в лучшем случае смогу, добавив определенные средства, приобрести «двушку» где-нибудь в Молжаниновском районе.

Живой пример – последние сертификаты, которые выдали на Северном флоте на трех членов семьи на город Москву, составляли 2 миллиона 80 тысяч рублей. Это позволило семье из трех членов, добавив еще 1,5 миллиона, вступить в нулевой цикл как раз в Молжаниновском районе.

Прекрасно понимаю, что мера это вынужденная. И слава богу, что сейчас разрешился квартирный вопрос тех, кто пять-шесть лет стоит за штатом. Но меня насторожило то, что министерство получит право выбирать форму обеспечения жильем. Это говорит о том, что все-таки единодушия в этом вопросе нет. Было бы правильным, если бы с 1 января 2014 года людям предоставили право выбора: ЕДВ или квартира.

Теперь о ценах. Говорят, что отвязать военнослужащих от цены 34 тысячи с копейками за квадратный метр нельзя, поскольку это нарушит конституционные права других категорий населения. Но когда мы в разы повышали денежное довольствие военнослужащих, мы же не привязывались к МРОТу, не думали о том, что нарушаем права других бюджетников. Мы исходили из того, что это особый вид государственной службы.

Давайте к этим 34 тысячам привяжем слово «особый». Этим должны заняться и Общественная палата, и Госдума, и Совет Федерации, и средства массовой информации, и Общественный совет Министерства обороны. Надо формировать мнение правительства в сторону того, что эту цифру нужно значительно увеличивать.

Что же касается накопительно-ипотечной системы, то помимо плюсов есть в ней и минусы, из них два – серьезные: ревность и рабство. Командиры, которые сегодня служат в звании подполковников, полковников, не имеющие жилья в своем распоряжении за исключением служебного, очень ревностно относятся к молодым офицерам, которые уже получили жилье по НИС. Рабство же заключается в том, что такой командир вызывает своего подчиненного и говорит: если ты не сделаешь то-то и то-то, я тебя уволю в 24 часа и ты лишишься этой квартиры.

Минобороны должно усилить работу с командирами по разъяснению того, что осквернять такими действиями государственное решение неправильно.

Олег Шведков,
председатель Общероссийского профессионального союза военнослужащих

 

К судебным тяжбам привыкли

Наше объединение создано для того, чтобы повысить эффективность программы «Военная ипотека». Сейчас мы проводим информационно-разъяснительную работу на территории воинских частей. Но мы приезжаем в Таманскую дивизию рассказывать про военную ипотеку и видим в глазах двухсот военнослужащих страх и ужас. Не оттого, что система плохо разработана, а оттого, как она, с их точки зрения, реализована, а также оттого, что финансовая и юридическая грамотность военнослужащих оставляет желать лучшего.

Командиры не заинтересованы в обеспечении жильем молодых. Один из инструментов решения данной проблемы – назначение ответственным за ипотеку молодого военнослужащего – участника накопительно-ипотечной системы. Он понимает проблему и не будет блокировать ее решение. А командир части должен ежеквартально докладывать о том, как решается вопрос, к примеру, включения в реестр некоторых категорий военнослужащих. Когда мы приезжаем в часть (и дай бог, чтобы нам еще открыли дверь), понимаем, что вопрос этот даже на повестке дня не стоит.

Информационно-разъяснительная работа необходима. Военнослужащие не должны откладывать решение своих проблем, не должны думать, что бюджет компенсирует рост рынка. Многим из тех, кто не был информирован вовремя, пришлось покупать вместо двухкомнатных квартир однокомнатные.

Дальнейшее совершенствование механизма работы – это исключение из процесса такого пункта, как получение свидетельства участника накопительно-ипотечной системы. Эта бумага выработана для банковских структур, соответственно армия, подразделения, регистрирующие органы выполняют некую банковскую функцию. Например, в Магадане военнослужащий пишет запрос на получение этой бумаги для банка и она приходит к нему в Магадан через шесть месяцев. У него уже и свидетельство может кончиться, и цена жилья может возрасти, и так далее.

Также необходимо создание эффективной системы общественного контроля за всеми сторонами, участвующими в реализации военной ипотеки. Кроме судебных тяжб, военнослужащие не привыкли использовать другие механизмы. В Минюсте, например, несколько лет назад на общественных началах был создан ресурс «В законе». Он сумел объединить множество юристов и адвокатов, в том числе и широкоизвестных, по всей стране. И когда перед Минюстом встала задача общественного контроля, руководство ведомства приняло решение не создавать новую площадку, а использовать уже имеющуюся.

По военной ипотеке у нас есть конкретная площадка, где собраны практики военнослужащих, – molodostroy.ru. Ее можно вывести в режим официальной площадки по военной ипотеке.

Илья Бориславский,
руководитель объединения военнослужащих – участниковнакопительно-ипотечной системы (объединение военнослужащих «УНИС»), руководитель проекта «Молодежная стройка»

Опубликовано в выпуске № 43 (511) за 6 ноября 2013 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Вообще-то идея с ЕДВ по обеспечению жильем военных неплоха, если в целом к ней здраво подойти: установить единую сумму выплаты на заявителя-очередника и плюс на его членов семьи и там что по его выслуге, вот тогда было бы справедливо и достаточно верно. А то получается одинокий очередник больше получит, чем к примеру семья из 2 или даже 3 человек. Думаю, что многие с этим согласятcя
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Танковый биатлон 2017

Владимир Литвиненко
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц