Слабое звено турецкой обороны

Анкаре не удается развивать военную промышленность без поддержки западных партнеров

В последние годы оборонно-промышленный комплекс Турции демонстрирует бурное развитие. Ведется разработка сложных систем и платформ с максимальным использованием местной промышленности – танка, фрегата, вертолета, беспилотного летательного аппарата (БЛА) и др. Несмотря на громкие заявления СМИ о создании «самого мощного оружия в мире», значительная часть данных проектов реализуется в тесной кооперации с иностранными – западными и восточноазиатскими партнерами Турции.

Программы создания данных видов вооружений и военной техники (ВВТ) предусматривают существенную передачу технологий производства турецким фирмам. Однако зачастую оказывается, что национальная оборонная промышленность, даже несмотря на существенный рывок, совершенный ею за последние 20–30 лет, не может освоить критически важные технологии производства. В частности, речь идет о создании двигателей для наиболее амбициозных проектов ОПК – БЛА, ударного вертолета, основного боевого танка, корвета и т. п.

Слабое звено турецкой обороны
Коллаж Андрея Седых

Благодаря сотрудничеству с западными компаниями General Electrics и Rolls-Royce в 80-х годах турецкой промышленности удалось освоить сначала сборку, а затем и выпуск двигателей General Electric F110 для истребителей Lockheed Martin F-16. Они производились по лицензии и поставлялись на экспорт, а их производство позволило местным инженерам приобрести определенный опыт и компетенции. В данный момент, участвуя в программе изготовления истребителя Lockheed Martin F-35, Турция производит в том числе и лопатки турбин для его двигателя Pratt & Whitney F135.

Однако разработка и производство собственных двигателей, в том числе компактных, остается слабым местом. У национальной промышленности существенные трудности по проекту БЛА Anka. Несмотря на амбициозные демонстрационные мероприятия и рекламу в СМИ, дрон так и остался полноразмерным макетом. Турецкий ОПК оказался не в состоянии создать авионику и системы наблюдения. Вскоре стало понятно, что и двигатели самим пока не освоить. Скандал разразился в связи с покупкой китайскими компаниями германского производителя двигателей для БЛА компании Thielert AG.

По мнению официальных представителей турецкого ОПК, покупка китайской компанией AVIC обанкротившейся немецкой фирмы повлияла на развитие программы производства Аnka, вызвав задержку в поставках дизельных двигателей. И теперь департамент оборонной промышленности (Savunma Sanayii – SSM) Министерства обороны Турции вынужден начать поиск нового изготовителя. В настоящее время известно, что турецким в национальном БЛА является лишь фюзеляж, а двигатель, авионика и полезная нагрузка иностранного производства. Вместе с тем под давлением правительства военные вынуждены были заказать первую партию из 10 единиц, одновременно призывая правительство к сотрудничеству с Израилем. Бюлент Батмаджа, представитель концерна TA – производителя БЛА, выразил желание турецких промышленников наладить широкую кооперацию с европейскими компаниями. Он косвенно подтвердил имеющиеся трудности национальной программы создания дронов. Однако, по его мнению, возможный выход турецко-европейского консорциума с собственным БЛА на ближневосточный рынок имеет большие коммерческие перспективы.

Еще одним важным вопросом для ОПК страны является создание надежного двигателя для перспективного боевого вертолета Т129. По данным источника из TA, на который ссылается газета Hrriyet, первые девять вертолетов Т129, произведенных в Италии на заводе AgustaWestland, были получены со значительными отклонениями от заявленных характеристик. По данным SSM, условия контракта предполагают, что AgustaWestland начнет предоставлять Турции вертолеты, «способные летать», а местные компании Aselsan и TA будут производить авионику, бортовые компьютеры и вооружение, а также интеграцию систем. За непосредственную сборку турецких машин отвечает компания TUSA .

По словам представителей сухопутных войск Турции, осуществлявших приемку вертолетов Т129, на них отмечалась предельная вибрация в ходе испытательных полетов. Неудовольствие военных вызывала неудовлетворительная балансировка машины, носовая часть которой тяжелее хвостовой. Также вызывала нарекания и попытка балансировки вертолета Т129 турецкими инженерами, приведшая к превышению максимального взлетного веса и снижению эксплуатационных характеристик в горах. В ноябре 2013 года представители командования сухопутных войск в очередной раз отказались принять на вооружение эти вертолеты. Такое положение дел поставило под вопрос будущее производство партии из 51 Т129 в Турции, и руководство SSM приняло решение изменить, а фактически подогнать требования контракта под реальные технические характеристики машины.

Вместе с тем командование сухопутных войск предложило не торопиться с выбором боевого вертолета, мотивировав свой отказ и уголовным делом против руководителя группы Finmeccanica (в которую входит AgustaWestland) Джузеппе Орси, обвиненного в подкупе индийских должностных лиц для получения контракта на вертолеты AW101. Турецкие военные предложили дождаться результатов европейского расследования, фактически поставив под сомнение прозрачность контракта и намекнув на подозрения руководства SSM в коррупции.

Согласно контракту двигатели CTS800-AN производства компании LHTEC (совместное предприятие Rolls-Royce и Honeywell) для национального турецкого боевого вертолета Т129 должна была производить компания TUSA . Однако США отказались продавать лицензию на производство, вместо этого подписав соглашение о техническом обслуживании готовых двигателей, устанавливаемых на вертолеты. В перспективе это может оказать негативное влияние на экспортный потенциал вертолета, учитывая, что Анкара рассчитывает экспортировать его в Ливию и Пакистан.

Отсутствие налаженного национального производства двигателей ставит под вопрос осуществление амбициозных планов по развитию турецкого вертолетостроения. По словам министра обороны Исмета Йылмаза, в ходе визита в январе 2014 года премьер-министра Реджепа Эрдогана в Японию планировалось провести переговоры с компаниями Kawasaki Heavy Industries и Fuji Heavy Industries о производстве двигателей для вертолетов и БЛА, а также производстве военной электроники и авионики. Однако переговоры не состоялись. В настоящий момент SSM, несмотря на растиражированную в турецких СМИ информацию, фактически отказался от планов самостоятельной продажи вертолета за рубежом, предпочитая делать это в консорциуме с AgustaWestland.

Перспективным направлением для турецкого руководства является и создание маршевых двигателей для перспективного управляемого тактического ракетного комплекса национальной разработки. О создании таких двигателей договорились SSM, TUSA и TBTAK (турецкий высший совет по науке и технике). Однако по признанию председателя SSM Мурада Баяра, процесс разработки может занять годы.

Программа производства национального танка Altay в настоящее время также замедлилась, так как турецкая промышленность не может в короткие сроки освоить выпуск двигателя для него, несмотря на все заверения руководства страны о том, что машина будет на сто процентов турецкой. По заявлениям представителей основного подрядчика – компании Otokar, танк первоначально планировалось оснастить электрическим двигателем для снижения его тепловой заметности. Незадолго до визита премьер-министра Эрдогана в Японию в январе 2014 года в турецких СМИ была распространена информация о том, что в ходе визита будет подписано соглашение с Mitsubishi Heavy Industries о производстве двигателя и трансмиссии для турецкого танка. Об этом сообщил в своем интервью газете Nikkei Исмет Йылмаз. Но на переговорах эти темы развития не получили, хотя перед отлетом Эрдоган и посетил предприятия Mitsubishi Electric. Вместе с тем владелец промышленной компании Tmosan, которая занимается выпуском тракторов, запчастей и двигателей к ним, а также сельхозтехники, уже выступил с заявлением о том, что его компания готова производить трансмиссию и двигатель для танка, если на то будет заинтересованность SSM.

Определенные проблемы с созданием двигателей и оборудования имеются и в проекте национального корвета Milgem. Первоначально заказ на производство и поставку кораблей основной серии выиграла дочерняя фирма холдинга Коч – RMK Marine. Однако впоследствии тендер был отменен по экономическим соображениям, хотя некоторые аналитики склонны были видеть в этом политический подтекст, учитывая напряженные отношения семьи Коч с Реджепом Эрдоганом. Но по словам председателя SSM Баяра, тендер был отменен из-за нарушения условий проведения и фактического отсутствия конкуренции. Вместе с тем, по его мнению, на данный момент ни одна частная судостроительная компания Турции не в состоянии самостоятельно построить современный корабль класса корвет или фрегат. Принято решение о достройке третьего и четвертого корветов серии на государственных верфях и открытии нового тендера на остальные четыре корабля. Вопрос о двигателях и гребных винтах также не был решен, в итоге SSM объявил о закупке для уже построенных двух головных кораблей готовых дизельных двигателей и гребных винтов у дочерней компании Rolls-Royce – MTU Motor Trbin San. ve Tic. A. .

Определенные надежды правительство связывает с турецко-японским технологическим сотрудничеством в военно-морской сфере. Так, по итогам январского визита Эрдогана был подписан меморандум о взаимопонимании относительно создания в городе Пендик турецко-японского технологического института. Если учесть, что именно в этом спутнике Стамбула находятся крупнейшие военные верфи, вероятна ориентация разработок института преимущественно именно на ВМФ.

Амбициозные планы турецкого руководства по развитию национального ОПК предполагают создание полностью произведенных национальной промышленностью вооружений. Одним из ключевых для обеспечения безопасности и возможности самостоятельно проектировать и производить ВВТ является вопрос о создании собственного, независимого от иностранных производителей двигателестроения. В настоящий момент очевидно его отсутствие как школы подготовки инженерных кадров для проектирования и производства. По-видимому, в Анкаре это понимают, однако неясно, приведет ли сотрудничество турецкого ОПК с передовыми странами к успеху. Вероятно, в будущем можно будет рассчитывать на определенный трансфер западных технологий в области двигателестроения, однако собственное проектирование и производство скорее всего останется слабым местом турецкой «оборонки».

Полный вариант статьи публикуется в журнале «Экспорт вооружений»

Опубликовано в выпуске № 25 (543) за 16 июля 2014 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Конкурс военных кинологов «Верный друг»

 

 

Константин Сивков
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц