Неприкосновенный заказ

Замминистра обороны Юрий Борисов: санкции Запада и ослабление рубля на производстве ПВН не отразились

2014 год запомнится многими событиями. Это и возвращение в лоно России Крыма, и успешно проведенные Олимпийские игры, и удачный старт «Ангары»... Но остались в памяти и перепады курса рубля, что повлекло корректировку бюджета страны. Как это сказалось на выполнении государственного оборонного заказа, который кое-кто в экономическом блоке правительства предлагал секвестрировать? На этот и другие вопросы «Военно-промышленного курьера» ответил заместитель министра обороны Юрий Борисов.

– Юрий Иванович, какие уроки и выводы следуют из анализа показателей выполнения ГОЗ-2014?

– В 2014 году на НИОКР, закупки и ремонт вооружения и техники было выделено средств в 1,25 раза больше, чем в 2013-м.

Часть необходимой для замены импорта продукции разрабатывается организациями ОПК за счет собственных средств. Для этого требуется время

Для выполнения установленных темпов оснащения войск современным вооружением значительная часть средств, а это более 65 процентов, направлена на серийные закупки современных и перспективных систем. При этом практически все контракты на закупки ВВСТ, определяющих перспективный облик систем вооружения видов (родов) войск, заключены своевременно, из них около 60 процентов – долгосрочные.

По сравнению с 2013 годом, несмотря на особенности размещения заданий в соответствии с 44-м федеральным законом, в установленный срок объем размещенных бюджетных средств вырос в 1,4 раза. Это позволило своевременно обеспечить комплектные закупки и организовать комплексное обслуживание и ремонт ВВСТ.

Ожидаемые показатели исполнения ГОЗ по поставкам новых образцов в войска и ремонту ВВСТ в целом составляют около 95 процентов (окончательные итоги появятся чуть позже).

Были выполнены в полном объеме поставки по следующим основным видам ВВСТ: стратегические средства, космические средства, самолеты, вертолеты, БЛА, многоцелевые подводные лодки, зенитные ракетные системы и комплексы, танки и бронированные машины, автомобили многоцелевого назначения, ракетно-артиллерийское вооружение и инженерные средства, средства РЭБ, минно-торпедное вооружение и др. Также проведены в полном объеме работы по ремонту и модернизации корабельного вооружения и механизмов, вертолетов, автомобильной техники, средств РЭБ, радиолокационных средств, средств ПВО и ЗРК, ракет и торпед, техники войск РХБЗ, авиационного и ракетно-артиллерийского вооружения, техники тыла и инженерных войск, средств связи и разведки.

Проведенная сравнительная оценка результатов ГОЗ-2013 и цифр 2014 года показывает, что при увеличении объемов заданий гособоронзаказа количественные показатели его выполнения повышены. При этом обеспечен рост – более чем в 1,65 раза – количества современной техники, поставляемой в войска.

Благодаря принятым мерам, в том числе по работе военных представительств, при такой динамике поставок ВВСТ качество техники улучшилось.

Задачи по реализации ГОЗ-2014 по линии Минобороны России в целом выполнены.

– Как решались проблемы, преодолевались трудности, с которыми пришлось столкнуться?

– Как вы знаете, при реализации ГОЗ решаются две ключевые задачи. Первая заключается в своевременном размещении заданий и заключении госконтрактов. Вторая – их непосредственное исполнение организациями ОПК.

Неприкосновенный заказ
Коллаж Андрея Седых (PHOTOXPRESS)

О показателях размещения уже было сказано. Что касается исполнения ГОЗ, то в 2014 году основными проблемными вопросами являлись низкая организация работ головными исполнителями с кооперацией, включая длительное заключение контрактов без учета сроков технологического цикла изготовления или ремонта составных частей ВВСТ; прекращение производства ряда комплектующих изделий и материалов (межотраслевого применения) российскими организациями ОПК, в том числе из-за экономической нецелесообразности или потери ключевых технологий; отказы техники при проведении предусмотренных видов испытаний вследствие применения узлов, блоков и агрегатов, не соответствующих установленным требованиям.

Для решения этих вопросов продолжена практика заслушивания на селекторных совещаниях руководителей головных организаций ОПК, которыми допущены предпосылки к срыву государственных контрактов. Кроме того, велась непосредственная оперативная работа по решению проблемных технических и организационных вопросов, в том числе с выездом на предприятия промышленности.

– Какие предприятия не справились с поставленной задачей и почему?

– Среди не справившихся с заданиями по поставкам отдельных образцов в полном объеме ОАО «ПСЗ «Янтарь», ОАО «ЦС «Звездочка», ОАО «ТАНТК им. Г. М. Бериева», ОАО «Дагдизель», ОАО «Гос МКБ «Вымпел», ОАО «Дукс», ОАО «НПО «Ижмаш», ОАО «Гос МКБ «Радуга».

Что касается ремонта вооружения и техники, это ОАО «ДВЗ «Звезда», ОАО «ЦС «Дальзавод», ОАО «308 АРЗ», ОАО «АК им. С. В. Ильюшина», ОАО «121 АРЗ», ОАО «163 БТРЗ», ОАО «Спецремонт», ОАО «81 БТРЗ», ОАО «144 БТРЗ», ОАО «Ремдизель».

Об основных причинах уже сказано.

– Как коррупционная составляющая отразилась на выполнении ГОЗ? В частности, в Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), о чем с озабоченностью говорил в конце 2014 года руководитель администрации президента Сергей Иванов?

– В 2014 году Счетная палата Российской Федерации проверяла деятельность ОАО «ОСК». По всем выявленным фактам нарушений в сфере ГОЗ материалы переданы в Генпрокуратуру.

При этом практически все организации, допустившие срыв заданий ГОЗ по поставкам и ремонту кораблей и судов для Военно-морского флота, входят в структуру ОАО «ОСК».

– Какова сейчас ситуация с военпредами после разгона военной приемки бывшим министром?

– Слово «разгон» не совсем характеризует то, что произошло в тот момент с системой военных представительств.

Да, численность военных представительств была сокращена более чем в 2,5 раза. Это, конечно же, серьезно сказалось на работоспособности всей системы военного контроля, а также на работе оборонно-промышленного комплекса в целом. Оценивая последствия, можно сказать, что был нанесен удар по одному из постулатов военно-технической политики Минобороны – обеспечению Вооруженных Сил качественным вооружением и военной техникой. Министерство из участника процесса создания и производства ВВСТ по сути превратилось в обыкновенного «покупателя товара».

В целях исключения негативных последствий руководством Минобороны и государства принят ряд важных организационных решений. С 2013 года численность военных представительств увеличена до необходимого уровня. Проведена серьезная работа по совершенствованию нормативной правовой базы, регламентирующей их деятельность, осуществляется поэтапное комплектование квалифицированными специалистами.

Можно с уверенностью сказать, что институт военных представительств встал на нужные рельсы и в ближайшее время эффективность их работы будет только возрастать, что положительно скажется на качестве поставляемого вооружения.

– Как вы оцениваете урон, нанесенный тогда ОПК и Вооруженным Силам?

Неприкосновенный заказ
Коллаж Андрея Седых

– В связи с сокращением численности с военных представительств были сняты такие, на мой взгляд, важные функции, как контроль ценообразования на военную продукцию, а также участие в подготовке и согласовании договоров.

Отстранение военных представительств от ценового контроля отдельные организации промышленности встретили с большим энтузиазмом и незамедлительно попытались взвинтить стоимость комплектующих изделий. Поскольку некоторые предприятия являются у нас монополистами по отдельным направлениям деятельности, у кого-то это получилось.

Также значительно сократился объем контроля качества выпускаемой продукции со стороны военных представительств. До сокращения они отслеживали все этапы разработки и производства – от входного контроля сырья, материалов, комплектующих до окончательной приемки. После сокращения военные представительства были вынуждены контролировать только конечные образцы вооружения, что способствовало появлению в них скрытых дефектов. В результате возросло количество рекламаций. А главное – это привело к снижению технической готовности парка вооружений к применению по предназначению.

В настоящее время эти функции военным представительствам возвращены, а контроль качества осуществляется на всех этапах разработки и производства в строгом соответствии с требованиями технической документации.

– Как сегодня выправляется ситуация с качеством ВВСТ? Могли бы вы это подтвердить конкретными примерами?

– Предварительный анализ показал, что при значительном росте объемов поставок количество рекламаций на одно гарантийное изделие постоянно снижается. Если в 2011 и 2012 годах одна рекламация приходилась на 10 гарантийных изделий, то в 2013 и 2014-м этот показатель снизился до уровня одна рекламация на 13 и 14 изделий соответственно.

Это свидетельствует об улучшении качества поставляемого в войска вооружения. Кроме того, хотелось бы обратить ваше внимание на то, что техника не стоит в ангарах. Она интенсивно эксплуатируется. За 2014 год в Вооруженных Силах проведено более трех тысяч мероприятий боевой подготовки, в которых было задействовано значительное количество ВВСТ. Показатели надежности основных образцов, поставляемых в войска, в целом соответствуют требованиям Минобороны. Это позволяет решать поставленные задачи.

– Какие проблемы еще остаются на этом направлении, как они решаются?

– В настоящее время продолжается работа по комплектованию военных представительств личным составом. Сокращение привело к тому, что из военных представительств была уволена значительная часть наиболее грамотных и опытных специалистов. К сожалению, всех вернуть обратно не получилось – кто-то, естественно, успел реализовать себя в других сферах деятельности. Но многие все-таки вернулись, что не может не радовать.

Хотелось бы отметить, что при комплектовании военных представительств основной акцент делается не на количественные показатели, а на квалификацию кандидатов на вакантные должности, способность эффективно выполнять поставленные задачи.

Кроме того, до недавнего времени военнослужащие, как правило, подлежали увольнению в возрасте 45 лет, то есть мы были вынуждены расставаться с грамотными специалистами на пике их профессиональной карьеры. Как вы понимаете, это мало способствовало улучшению контроля качества и в том числе нарушало такой важный элемент процесса обучения молодых специалистов, как передача опыта. В настоящее время проблема решена. Срок службы продлили до 50 лет. Более того, имеется возможность его пролонгации в случае служебной необходимости и при желании военнослужащего.

– Как отразились западные санкции на работе ОПК? Для каких отраслей они оказались наиболее критичными?

– Как вы знаете, западные санкции носят секторальный характер. Прежде всего они коснулись банковской сферы, нефтяной промышленности и ряда других отраслей. Что касается ОПК в целом, то санкции введены для отдельных организаций в части экспортных поставок отдельных видов вооружений. Поэтому говорить об их критичности для отдельных отраслей не совсем корректно.

– И все же каковы, на ваш взгляд, возможные потери в штуках, в денежном эквиваленте? Ваш прогноз ситуации в ОПК в связи с изменением курса доллара?

– Конечно, курсовая разница приведет к некоторому удорожанию продукции военного назначения. Здесь будут влиять такие факторы, как неизбежный компенсационный рост заработной платы, цен на сырье и материалы, тарифов на услуги естественных монополий.

Все это с высокой долей вероятности скажется на стоимости ПВН, поставляемой по государственному оборонному заказу. Но с учетом наблюдающихся тенденций в отношении курсов иностранных валют к российскому рублю о возможных потерях продукции военного назначения в штуках и денежном эквиваленте говорить пока рано.

– Для полного перехода российского ОПК на импортозамещение требуется два-три года. Как будем выходить из ситуации в это время? Какие изделия без привозных комплектующих уже сейчас выпускаем сами?

– Импортозамещение необходимой продукции осуществляется на плановой основе. Оно предполагает замену на уже имеющиеся, освоенные в промышленном производстве комплектующие и материалы, а также разработку российских аналогов в результате ОКР, проводимых в основном по линии Минпромторга России.

Часть необходимой продукции разрабатывается организациями ОПК за счет собственных средств. На это, как вы правильно отметили, требуется время.

Параллельно реализуется комплекс мероприятий по снижению зависимости от поставок. Это набор инструментов, доведенный до предприятий промышленности, каждое их которых выбирает наиболее приемлемые.

На вопрос, что уже создаем сами: прежде всего комплектующие изделия межотраслевого применения, а также материалы с заданными свойствами.

– Насколько актуально выявление «закладок» в чипах и аппаратуре иностранного производства? Есть конкретные примеры?

– Одним из путей обеспечения информационной безопасности являются спецпроверки и специсследования. Это актуально в тех случаях, когда ограниченно используются отдельные модули и электронная компонентная база иностранного производства.

Для обнаружения «закладок» разработаны соответствующие методики и инструментальные средства. Они постоянно совершенствуются. Их применение позволяет исключить компоненты с недекларированными возможностями из сферы применения.

Что касается конкретных примеров, то информация о них, как вы понимаете, носит закрытый характер.

Беседовал Олег Фаличев

Опубликовано в выпуске № 2 (568) за 21 января 2015 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Ю. Борисов впервые, пожалуй, поименно называет предприятия, не выполнившие ГОЗ. И это правильно: страна должна знать своих "героев". А вот какие меры приняты к тем, кто сорвал выполнение оборонзаказа - ни слова.
Можно представить, что было бы сейчас с нашей оборонкой и военной приемкой, останься у руля Сердюков. Борисов недвусмысленно намекает на это. Ходили бы по миру с протянутой рукой и закупали оружие у супостата.
Юрий Иванович. А какова Ваша роль в заказе "мистралей"? Ну, вот так, честно и откровенно? Вот если бы такие деньги заплатили бы питерским кораблестроителям или Североморским, могли бы они решить эту задачу?
Прошу прошения, торопился.
Интересно, каков процент "закладок" в импортной технике из стран блока НАТО? Эта цифра рассказала бы насколько нам доверял дядя Сэи еще до Крыма.
ГОЗ-2014 выполнен, судя по всему, неплохо. А вот какие коррективы будут внесены в 2015-й в связи с санкциями Запада и дефицитом средств? Сейчас уже вовсю наши экономические гуру заявляют о секвестировании бюджета, а значит это коснется и Гособоронзаказа.
Сергей Петропавлович, думаю, не Борисов принимал решение по "Мистралям", а сам Сердюков. Такие вещи на уровне зама не решаются. Так что вопрос не к Борисову, хотя он и летал в Париж вместе с Сердюковым, был рядом, но видимо в качестве консультанта.
ОАО «ДВЗ «Звезда» давно уже в числе отстающих. Не раз отличалось не целевым расходованием средств, срывом ГОЗ. Но исправить ситуацию там видимо не по силам даже Военно-промышленной комиссии.
Главный вопрос в одном: будет ли секвестр ГОЗ.
Если начали называть конкретных виновников, то видимо взялись за наведение порядка серьезно.
Политика - это искусство возможного. Так и выполнение ГОЗ: будут деньги - будут новые ВВТ. Так что Борисов делает то, что возможно. И довольно неплохо.
А совсем недавно Гарант утверждал, что не даст втянуть Россию в гонку вооружений ... Или это еще не гонка?
Для HZ66. 20 трлн. рублей на "оборонку" были выделены и утверждены Госдумой еще три года назад. Так что сейчас выполняется ранее принятый план обновления ВВТ.
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Сирийский альбом (03-07 мая 2016 г.)

 

 

Алексей Тимофеев
Алексей Михайлов
Владимир Петров
Вадим Кулинченко
Анатолий Иванько
Константин Сивков
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц