Украина – не Европа, Донбасс – не Ирак — часть I

К чему привела американская тактика в украинском исполнении

Начавшаяся весной прошлого года антитеррористическая операция на юго-востоке Украины находится под пристальным вниманием средств массовой информации. Освещаются малейшие изменения в обстановке. Но до сих пор нет ответа на вопрос: почему в июне-июле прошлого года, не только обладая численным преимуществом в личном составе, но и значительно превосходя силы ополченцев в вооружении и военной технике, имея поддержку с воздуха, украинские части и подразделения, понеся значительные потери, оказались несколько раз в окружении и фактически потерпели поражение?

Аналитических материалов, сравнивавших силы АТО и противостоящего Киеву ополчения, а также оценивавших оперативную обстановку, прогнозировавших ее возможное развитие, было достаточно много. Однако так и не появилось описания действий в звене отделение-батальон. Нет данных о реальной укомплектованности личным составом, вооружением и военной техникой, применяемых тактических приемах. Хотя именно так называемые ротные тактические и батальонные тактические группы ВСУ, МВД и национальной гвардии Украины являлись основными инструментами решения не только тактических и оперативно-тактических, но даже и оперативных задач руководством АТО.

Во время летних боев в так называемом южном котле группировка украинских сил и средств оценивалась не более чем в пять-шесть батальонных тактических групп, из которых только от двух до трех действовали на направлении сосредоточения основных усилий.

Организационно-штатные структуры

В настоящий момент в зоне АТО действуют следующие части и подразделения: батальонные тактические и ротные тактические группы из состава танковых, механизированных, аэромобильных бригад, батальоны территориальной обороны, оперативные и резервные батальоны нацгвардии, а также батальоны особого назначения Министерства внутренних дел Украины.

Украина – не Европа, Донбасс – не Ирак — часть I
Коллаж Андрея Седых

Но в полном составе развернуты только 25-я воздушно-десантная бригада и два полка специального назначения. Во время боев за Мариуполь в августе прошлого года на короткое время в город была переброшена 1-я бригада оперативного назначения НГУ.

Ротные тактические группы в механизированной бригаде ВСУ формируются на базе механизированной пехотной роты, которая усиливается одним-двумя танковыми взводами, гаубичной артиллерийской батареей, отделением снайперов, разведвзводом, а также подразделениями войскового ремонта и органов материально-технического обеспечения бригад. РТГ танковых бригад формируются на базе танковых рот, которым придаются пехотные взводы.

Следует отметить, что в конце июля в ходе подготовки к наступлению и по опыту боев в «южном котле» организационно-штатная структура РТГ была изменена. Каждая уже состояла из одной роты механизированной пехоты и одной танковой роты. Часть РТГ вместо гаубичных батарей была усилена артиллерийскими дивизионами и батареями РСЗО «Град». Такая структура сохраняется и поныне.

В настоящее время РТГ – это примерно 250 (в некоторых случаях до 450) человек личного состава, 20–25 БМП/БТР, 10–12 танков, 6–12 самоходных либо буксируемых гаубиц, до 6 реактивных систем залпового огня.

Батальонные тактические группы механизированных бригад ВСУ формировались на базе пехотного батальона, которому придавались танковая рота, гаубичный дивизион, батарея РСЗО, взвод снайперов, разведывательная рота, сводная ремонтно-восстановительная рота со средствами эвакуации и рота материального обеспечения. В танковых бригадах БТГ формировались на базе танковых батальонов.

В августе часть БТГ (1 отбр, 24 мехбр, 30 мехбр и ряд других) перешли на новую структуру, когда батальонная тактическая группа состояла не из одного батальона с приданными частями и подразделениями, а уже из трех (танкового, механизированного, разведывательного) и роты снайперов плюс артиллерийские и реактивные дивизионы, противотанковая батарея, а также органы ремонта и МТО.

Причиной массового формирования БТГ и РТГ стали нехватка личного состава в общевойсковых бригадах, восполнить которую не позволила даже мобилизация, и отсутствие подготовленных резервов. Фактическая укомплектованность на момент начала боевых действий большинства общевойсковых бригад оценивалась в 30–50 процентов от штата мирного времени. Только в 25-й воздушно-десантной, 80-й аэромобильной и 1-й танковой бригадах было 70–80 процентов от штата мирного времени.

В ходе первой и второй волны мобилизации общевойсковые бригады получили не более 30 процентов личного состава, необходимого для перехода на штат военного времени. В частности, в 30-й механизированной бригаде после перехода на «военные штаты», по некоторым данным, не хватало от 1000 до 1500 человек.

Фактически командование ВСУ собирало из каждой бригады все боеспособные части и подразделения (украинские батальоны и дивизионы – не линейные, а отдельные воинские части) и формировало из них РТГ или БТГ (на что хватало техники и людей), при этом оставляя часть техники и личного состава в пунктах постоянной дислокации для восполнения потерь, а также текущего и временного некомплекта.

Стоит отметить, что во всех БТГ или РТГ наблюдается большой некомплект техники в ремотно-восстановительных подразделениях и подразделениях материально-технического обеспечения, который доходит до 70–80 процентов от штатной численности. Но если с автомобилями подвоза во многом проблема решается поставками гражданской техники, то с отсутствием средств эвакуации (БРЭМ, КЭТ-Л и т. д.), специализированных подвижных мастерских (МТО-АТ и т. д.) пока никак. В частности, в большинстве БТГ бывает не более одной-двух БРЭМ и двух-трех подвижных ремонтных мастерских. Как признает само командование ВСУ, в войсках могут осуществлять только текущее техническое обслуживание и устранение неполадок. Ремонт, связанный с заменой электроники, сложных систем и даже стрелкового оружия, практически невозможен.

БТО разворачивались в случае начала боевых действий на базе каждого военного комиссариата по указу президента Украины. Каждый батальон состоит из трех стрелковых рот, без минометной батареи и противотанкового взвода. БТР и БМП не предусматриваются, автомобильная техника предназначается только для перевозки материальных запасов. Задача батальона во время войны – борьба с диверсантами, помощь правоохранительным органам и местной власти. Всего по штату в БТО должно быть 200–300 человек личного состава.

Фактически же во время стихийного развертывания батальонов в мае – августе прошлого года БТО комплектовались только добровольцами, тогда как их приписной личный состав ушел на доукомплектование общевойсковых бригад ВСУ.

Первые шесть БТО (24 БТО «Айдар», 11 БТО «Киевская Русь», 40 БТО «Кривбас» и т. д.) были укомплектованы по штату. За счет спонсорской помощи они получили современную экипировку, средства связи и наблюдения, индивидуальной защиты и т. д. Примечательно, что укомплектованность этих подразделений личным составом, несмотря на понесенные потери, постоянно поддерживалась на уровне от 60 до 80 процентов.

БТО второй и третьей волны были укомплектованы личным составом не более чем на 20–30 процентов, почти не располагали средствами связи и наблюдения, даже устаревшими, а автомобильную технику брали в основном из народного хозяйства – типа рейсовых автобусов и даже маршрутных такси.

В марте 2014 года внутренние войска МВД Украины были переименованы в национальную гвардию. В зоне АТО от НГУ действовали одновременно как регулярные батальоны оперативного назначения, так и два резервных (добровольческих) батальона. Стоит отметить, что оба резервных («Донбасс» и «Имени Кульчицкого») развернуты по штату частей специального назначения. В частности, в составе каждого батальона две роты специального назначения и одна разведывательно-диверсионная. Оперативные батальоны НГУ по своей организационно-штатной структуре – это механизированные батальоны на БТР (кстати, они первыми получили новейшие БТР-4 и БТР-3). В то же время их главная задача – не ведение общевойскового боя, а поддержание режима правопорядка, адресные проверки и борьба с ДРГ противника.

Отдельно стоит сказать о так называемых милицейских батальонах особого назначения. Их точное количество неизвестно, по разным данным – от 25 до 40. До начала августа эти воинские части вообще не имели правового статуса, так как формировались хаотически из добровольцев, которые самостоятельно выбрав себе командиров и придумав штат, убывали в зону АТО. За редким исключением в таких батальонах личного состава было не более 100–200 человек, при этом по приказу министра внутренних дел Арсена Авакова оружие личному составу выдавалось под расписку со складов МВД. Позже за батальонами был закреплен правовой статус и даже разработана организационно-штатная структура. В июле – начале августа часть новых БОН была сформирована за счет сотрудников министерства, в частности батальонов патрульно-постовой службы. Правда, до сих пор не определены те боевые задачи, которые должны выполнять эти батальоны. Нет даже временной инструкции по боевому применению БОН, а также единой программы боевой подготовки. Примечательно, что к БОН МВД относятся два батальона «Правого сектора», а БОН «Азов» относительно недавно стал полком.

Во всей группировке АТО в настоящее время наиболее идейные «свидомые» военнослужащие проходят службу именно в БОН МВД, БТО и двух добровольческих батальонах НГУ.

Неправильные повстанцы

В первых столкновениях в конце мая – начале июня украинское командование во многом действовало, основываясь на американском опыте ведения противоповстанческих боевых действий в Афганистане и Ираке. Причем не только в штабе АТО, но и в командованиях секторов было достаточно много офицеров, прошедших подготовку в вузах стран НАТО. По опыту участия украинского контингента в военных действиях в Ираке было издано и распространено в войсках несколько учебных и методических пособий по совершению маршей, организации блокирования населенных пунктов, установлению контроля над дорогами и осуществлению досмотровых мероприятий на блокпостах. На передовой появились переведенные американские полевые уставы и наставления по разведывательному обеспечению в условиях локального конфликта, штурму, городскому бою и т. д.

В начале июня после взятия Славянска штаб АТО принял решение о нанесении удара на юге в направлении Свердловска с последующим выходом к КПП «Изварино» и захватом города Краснодона.

Задачи командирам привлеченных частей и подразделений в связи с отсутствием штабов бригад (кроме 25-й воздушно-десантной) ставились непосредственно командованием секторов. Первоначально за основу был взят американский опыт борьбы с боевиками на западе Ирака в 2004–2005 годах. Тогда механизированные группы решительным маневром по дорогам совершали марш к назначенным объектам и занимали их, попутно выставляя на маршрутах движения блокпосты. Нападения противника отражались огнем БМП и танков с ходу, а в случае необходимости – приданными артиллерийскими подразделениями (минометные взводы, отдельные минометы). Такие действия позволяли не только взять под контроль основные дороги, населенные пункты, перекрестки и высоты, но и значительно сковать противника, ограничив его передвижение определенными районами. В 2004–2005-м американские военные пусть с трудом, но выполнили все поставленные задачи.

Командование АТО планировало использовать РТГ и БТГ аналогично американским механизированным группам. При этом маршруты групп, как и в Ираке, планировались вдоль дорог. Во время марша в большинстве случаев для движения ротных тактических и батальонных тактических групп использовалась только одна дорога с наибольшей пропускной способностью, а в местах ее пересечения с проселками и съездами к населенным пунктам выставлялись блокпосты, которые занимались и оборудовались личным составом из подразделений БТО, добровольческих батальонов НГУ, изредка БОП МВД.

При этом населенные пункты должны были блокироваться блокпостами на всех въездных дорогах. При выполнении марша из состава РТГ и БТГ выделялась только головная и тыльная походная застава. Так как командование не ожидало активного противодействия противника, оснащенного современными средствами поражения, то боковые походные заставы не выставлялись, их задачу должны были решать подразделения, занимавшие блокпосты. Фактически расчет строился на том, что, как в Ираке, украинцам будут противостоять отряды повстанцев, вооруженные автоматами и ручными противотанковыми гранатометами.

Украинское командование не учло при планировании, что в Ираке американские механизированные группы представляли собой всего два-три усиленных пехотных взвода плюс один-два взвода для выставления блокпостов. При этом действовали в пустынной местности, характеризующейся большой дальностью обзора, а марши совершали преимущественно ночью, используя свое преимущество в приборах ночного видения и тепловизорах. Снабжение же мобильных групп осуществлялось в основном вертолетами и только после установки блокпостов и блокирования населенных пунктов начинался централизованный подвоз автомобильным транспортом.

Командование ВСУ выделило в качестве маневренных групп громоздкие РТГ и БТГ с десятками, а то и сотнями единиц техники, требующие постоянного налаженного снабжения всеми видами имущества.

Операция планировалась в два этапа. На первом – взятие под контроль населенных пунктов по оси Березовое, Новый Свет, Старабешево, Кутейниково, Степаново и Амвросиевка, представляющих почти сплошную городскую агломерацию, и блокирование в этом районе с помощью блокпостов отрядов ополченцев с последующим их уничтожением силами БТО, НГУ и БОН МВД.

На втором этапе после выхода из городской агломерации в районе Тореза, Снежного, Бондарева украинские БТГ и РТГ, используя относительно ровную местность, которая начинается сразу за Донецким кряжем и рекой Миус, должны были совершить прорыв в сторону Зеленополья с последующим поворотом на Свердловск. Как и на первом этапе, планировалось установить контроль за населенными пунктами и участками местности с помощью блокпостов. Они изначально не предназначались для отражения нападения противника с тяжелым вооружением. Соответственно командование сектора посчитало, что только некоторые блокпосты должны быть стационарными, в частности у населенных пунктов и на перекрестках дорог, а остальные – временными, выставляющимися только для обеспечения беспрепятственного движения колонн снабжения.

Для действия на южном фланге были выделены БТГ и РТГ из состава 79-й аэромобильной, 24, 28, 30, 51 и 72-й механизированных бригад, а также отдельные взводы и роты БТО, БОН МВД и НГУ. Для ведения разведки в состав группировки был включен 3-й полк специального назначения. Правда, его бойцы должны были не выводиться в тыл противника в составе штатных РДГ, а действуя на автомобилях УАЗ и БТР, вести разведку местности перед совершающими марш основными силами украинской группировки. Такое использование разведорганов – калька с американского опыта вторжения в Ирак весной 2003 года, когда группы «зеленых беретов» выполняли аналогичные задачи.

Если подвести краткий итог, то ни штаб АТО, ни тем более командование сектора не ожидали значительного сопротивления ополченцев. Фактически был спланирован обычный марш в условиях локального конфликта при слабом противодействии противника либо его полном отсутствии.

Окончание читайте в следующем номере.

Опубликовано в выпуске № 4 (570) за 4 февраля 2015 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Класс! Еще напиши про убийство городов и поселков от АТО! И про молчание запада. И про наши поставки газа, угля, электроэнергии на окраину. Про гумпомощи...
В целом со всем согласен, но есть несколько вопросов: 1. "В начале июня после взятия Славянска штаб АТО принял решение о нанесении удара на юге в направлении Свердловска с последующим выходом к КПП «Изварино» и захватом города Краснодона." - Славянск оставили в начале ИЮЛЯ. 2. В районе Амвросиевки укропы сидели с апреля месяца, правда очагово. Таких очагов по югу ДНР было много, это были вперемешку кадровые и мобилизованные из разных бригад, л/с из них привлекали для дальнейшего продвижения в "кишке". 3. Очень часто части раздёргивались по разным участкам фронта, смысел этого действия не ясен до сих пор. 4. БТГ и РТГ довольно лихо проезжали по тылам ДНР и ЛНР, но при лобовом столкновении со стойким противником небольшие потери в 20-25 особей и несколько единиц техники напрочь отбивали наступательный пыл. Примеры навскидку - захлебнувшееся танковое наступление 1 ТБр на Рокошное под Луганском и атака 25-й аэромогильной на Шахтерск.
Комментировать нужно весь материал, но понятно, что американские стандарты плохо себя показали и в других странах. Никакой армии у Украины нет, а то, что есть никакого желания воевать за хунту не имеет. Командование и штабная работа не на нуле, а со знаком минус.Есть еще эсесовцы из нацгвардии и пр., так они пригодны в заградотрядах своих же расстреливать и только. Так что ждем продолжения материал интересный и полезный.
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Сирийский альбом (03-07 мая 2016 г.)

 

 

Алексей Тимофеев
Алексей Михайлов
Владимир Петров
Вадим Кулинченко
Анатолий Иванько
Константин Сивков
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц