Перемирие по-украински

Чего ждать от договора, не устраивающего обе стороны

На юго-востоке Украины наступило перемирие. По крайней мере оно официально объявлено и, не исключено, с большими или меньшими издержками будет какое-то время соблюдаться конфликтующими сторонами. А что потом?

Ситуация взорвется с еще большей силой, чем непосредственно перед началом размежевания, когда силы обороны Новороссии замкнули «Дебальцевский котел», а украинские части на южном фланге локальным контрнаступлением пытались отрезать войска ДНР от побережья Азовского моря, сковывая их активность в направлении Мариуполя. В случае взятия новороссийскими отрядами этого города подразделения, мобилизованные Киевом, имели все шансы отступать до самого Перекопа.

Исполнить неисполнимое

Сколь долго продлится пауза, вызванная достигнутыми в Минске соглашениями, восторженно принятыми прессой (при более скептическом отношении к ним украинских политиков), зависит в первую очередь от того, сколько времени займет у лидеров киевской «партии войны» свержение президента Порошенко и кто именно его заменит в качестве «царя горы». И от того, сможет ли (и захочет ли) он или те, кто его сместит, выполнять минские соглашения в принципе. Чего, с точки зрения автора, в отличие от постепенного превращения действующего украинского президента в фигуру абсолютно историческую не будет по определению. Поскольку обнуляет в глазах сторонников киевской власти «ценности майдана».

Любое оружие, поставленное на Украину, с вероятностью 100 процентов будет перепродано на черном рынке и в итоге окажется в Европе, Ираке или Средней Азии

Подписанное в Минске также далеко и от того, что считают минимально приемлемым для себя лидеры ДНР и ЛНР. Однако для Киева это еще более недопустимо. То есть обе договаривающиеся стороны де-факто одинаково не могут выполнить то, чего от них ожидают организаторы переговоров. Хотя под давлением Берлина, Парижа и Москвы бумаги они скрепя сердце подписали. Ситуация таким образом складывается классическая, во многом напоминающая по своей тупиковости пресловутое палестино-израильское урегулирование. С той разницей, что Израиль пытается избавиться от палестинцев всеми силами, но воздерживается от ликвидации ПНА военным путем, хотя сделать это может в любой момент, в то время как те выдвигают Иерусалиму одно неприемлемое условие за другим. А украинские власти тщатся уничтожить Новороссию почти год – без каких бы то ни было результатов, причем ни о каких терактах в отношении Киева со стороны его противников с юго-востока речи не идет, единственное, чего они от него хотят, чтобы их оставили в покое.

Каковы шансы на выполнение сторонами минимально взаимоприемлемых (говоря иначе, пусть плохо, но хоть как-то согласованных) условий, оговоренных в Минске? С точки зрения автора – ноль. Поскольку в отличие от «водяного перемирия», описанного Киплингом в «Книге джунглей», ситуация оставляет много степеней свободы для всех, кто к ней причастен. И если Порошенко в случае провала дипломатической инициативы ЕС, поддержанной Россией, теряет лицо (и скорее всего пост), его партнеры-соперники – Яценюк и Турчинов, не говоря уже об украинских силовиках и радикалах типа Ляшко, не теряют ничего. Скорее приобретают. Поскольку ожесточенную борьбу за власть на Украине никто не отменял и все фигуры в киевском правительстве временные, причем сами они это прекрасно знают.

Евгений Сатановский

США, кстати, за столом переговоров в столице Белоруссии отсутствовали – челночная московско-вашингтонская дипломатия канцлера Меркель в данном случае является образцом того, что учитывать можно и нужно, но к делу не пришьешь – и администрацию президента Обамы результаты этих переговоров ни в чем не связывают. Хотя, впрочем, американцы могли там и присутствовать – в любом качестве. Даже если бы представитель США итоговые бумаги в Минске подписал, смеем предположить, что тактический ход, рассчитанный на введение противника (в данном случае России) в заблуждение, – это одно, а реальная ответственность – совсем другое. Почему, собственно, Вашингтон и передоверил минский процесс Берлину и Парижу, не считая его мероприятием того уровня, на которое американскому руководству имеет смысл отвлекаться: никаким шагам, которые должны способствовать прекращению гражданской войны на Украине, Америка всерьез способствовать не будет.

Оптимизм ряда отечественных политологов по поводу отсутствия в Минске президента Обамы как свидетельства того, что Европа наконец-то осознала – ее истинные интересы лежат в кооперации с Россией, а не с Соединенными Штатами, оставим на их профессиональной совести. На волне эйфории от самого факта подписания соглашений (которого вполне могло не произойти) автору довелось услышать даже такую благоглупость, как «Россия с Европой действуют против Америки», что на фоне благополучно реализуемых санкций смотрелось особенно сильно. То есть сторонникам евроинтеграции России хоть кол на голове теши, пронять их нечем.

Надеялись они на то, что конфликт России с Западом из-за ситуации на Украине случаен и не является закономерным следствием развития отношений между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном за последнюю четверть века. И продолжают на это надеяться. Держались за свои места в европейских структурах и продолжают держаться. Представляя собой в итоге не столько «пятую колонну», в чем их подозревают отечественные патриоты, сколько лучший аргумент против политической маниловщины, столь свойственной значительной части российского «политического класса». Ибо верить в добрые намерения Запада в отношении России после украинских событий 2014 года может только человек, абсолютно неспособный адекватно оценивать ситуацию.

Бег в мешках по кругу

По искреннему убеждению автора, минские переговоры, как и активность на дипломатическом поле канцлера Меркель, стали исключительно следствием провальной для украинских войск ситуации, которая могла вот-вот закончиться самым неприятным образом – и падение Мариуполя в этом контексте было бы для них далеко не самым печальным событием. Закономерность такого рода из раза в раз просматривается с железной последовательностью. Попытка блицкрига со стороны Киева, военное поражение, дипломатические шаги Запада в отношении России, переговоры, соглашение, новые антироссийские санкции, нарушение мирного соглашения, обострение ситуации (с непременной гибелью гражданского населения и очередным потоком беженцев в ту же Россию) – далее по кругу.

Перемирие по-украински

Вопрос лишь в том, сколько Киеву понадобится времени для проведения очередной мобилизации, переформатирования украинской армии и ее перевооружения, чтобы начать очередной этап АТО на юго-востоке. Тем более что батальоны национальной гвардии, ориентирующиеся на Яроша и Ляшко, ни к какому перемирию, кем бы и на какой срок оно ни было объявлено, присоединяться не будут, о чем их руководство заявляет открыто. То же самое касается частных военных компаний (ЧВК), которые в своих действиях отвечают только перед оплачивающими их работу олигархами (среди которых выделяется днепропетровский губернатор Коломойский), и уголовных бандформирований, на которые влиять никто не может в принципе.

Разумеется, речь не о том, что ЧВК или украинский криминалитет можно использовать для наступления на позиции ЛНР и ДНР. И те, и другие работают за деньги и ради денег, рисковать не любят, опираться на них в масштабных боестолкновениях нельзя (хотя наемники-профессионалы из ЧВК вполне могут решить ту или иную конкретную задачу в рамках военной операции). Однако сорвать перемирие – нарочно или случайно – способны вполне. В ситуации «котлов», отсеченных от основных сил украинской армии, где заперты несколько тысяч военнослужащих с оружием в руках, это может произойти в любой момент.

Бессмысленное оружие

Насыщенность территории Украины вооружениями и военной техникой, включая современные системы, которые де-факто никто не контролирует, делает это возможным даже без новых поставок западного оружия, которые дискутируются в ЕС и США. Тем более что поставки эти Украине практически гарантированы, что бы по этому поводу ни говорилось президентом Обамой или конгрессом. В конце концов они могут быть осуществлены по линии ЦРУ или Пентагона в обход Белого дома и конгресса (формально или на самом деле), как это множество раз было в других странах. Оба эти ведомства имеют в Киеве необходимые для проведения операций такого рода прочные позиции и разветвленные связи на высшем уровне.

Другое дело, что любое оружие, поставленное на Украину, с вероятностью 100 процентов будет перепродано на черном рынке. Полностью или частично – как получится. Окажется оно в итоге в Европе, Средней Азии, Ираке или в Новороссии, неизвестно. Но перепродано будет обязательно. Страна, обладавшая на момент распада СССР четвертой армией в мире, располагавшая доброй половиной советского военно-промышленного комплекса, к моменту киевского государственного переворота 2014 года дошла до того уровня, до которого дошла. И сейчас имеет слишком прочные коррупционные традиции, чтобы ситуация могла развернуться как-либо иначе.

Поток вооружений, который шел и до сих пор идет по всему миру с Украины по каналам черного рынка, включая Африку, Афганистан (во времена талибов танки они получали через Туркменистан именно с Украины), Балканы, Сирию и множество других стран и регионов, сделал Киев одной из мировых столиц нелегального оборота вооружений. Что наряду с прочными традициями Запада в использовании 75–80 процентов средств, выделяемых той или иной стране, для нужд западных фондов, через которые эти средства «осваиваются», позволяет предположить минимальную эффективность любой помощи – военной или финансовой, которую получит официальный Киев.

Никакие заклинания насчет торжества на Украине демократии тут никому не помогут. Как не помогут назначения на ответственные посты в правительстве «смотрящих», вроде министра финансов из США и варягов из других стран на разных должностях. Госдепартамент с точки зрения подбора кадров в элиты стран, взятых Америкой под патронат, на протяжении десятилетий проявлял себя самым провальным образом. Почему то, что не сработало в Южном Вьетнаме, Косове, Ираке, Ливии и Афганистане, должно сработать на Украине? Тем более что денег на поддержку экономики этой сорокамиллионной страны ни Штаты с их колоссальным дефицитом бюджета, ни Евросоюз, неспособный решить даже проблемы маленькой Греции, выделить не могут. И вне зависимости от того, что ей было обещано, не смогут даже при маловероятной ситуации, в рамках которой ее положение не ухудшится, а останется прежним.

Ситуация эта рассматривается автором как маловероятная исходя из того, что продемонстрировано украинским правительством в попытке избавиться от энергетической зависимости от России, заменив на Южноукраинской атомной электростанции (АЭС) отечественное ядерное топливо на американское. Которое вполне подходит для американского оборудования, но никак не для советского, стоящего на всех украинских АЭС. Что в принципе ясно на уровне средней школы, но не действующему политическому руководству Украины. Поскольку решение это, которое чуть не привело к катастрофе чернобыльских масштабов, было именно политическим. О чем свидетельствует запись беседы технического руководства упомянутой АЭС с лицами, отдававшими приказы.

Государство без будущего

Учитывая значительное число в стране промышленных и инфраструктурных объектов, поддержание которых на уровне, исключающем опасность аварий, на протяжении длительного периода маловероятно, с учетом деградации системы подготовки кадров и необратимого оттока с Украины специалистов высокой квалификации техногенные угрозы для нее возрастают с каждым годом и в течение короткого времени могут стать необратимыми. Исправление этой ситуации в условиях гражданской войны и перманентного политического кризиса невозможно. Тем более что ассоциация с Евросоюзом, судя по опыту стран Восточной Европы и Прибалтики, не предусматривает сохранения в них предприятий тяжелой промышленности и атомной энергетики.

Показательно, что обсуждение экономики Украины всегда сводится к проблемам внешних долгов, финансового баланса и транзита энергоносителей – без попыток анализа реального состояния хозяйства страны и перспектив его развития (или отсутствия таковых). Что скорее всего связано с тем, что и те, кто является сторонником действующей киевской власти, и их противники просто не видят других предметов для обсуждения. То есть списали Украину как часть международной экономической системы. Тем более что ее роль транзитера энергоносителей из России в Европу в краткосрочной перспективе исчезнет – кредит доверия к украинскому маршруту у российских поставщиков газа равен нулю.

То же самое касается украинского военно-промышленного комплекса (ВПК), чья продукция поставлялась преимущественно в Россию. Соединенные Штаты в итоге длительной лоббистской кампании торпедировали эту систему, что на короткий период осложнило работу ряда предприятий ВПК России, однако их перестройка в режиме работы без кооперации с украинскими производителями была проведена в достаточно сжатые сроки (хотя сдача некоторых типов кораблей для Военно-морского флота России задержится на два – два с половиной года). Для украинского ВПК, однако, потери можно рассматривать как необратимые.

С учетом того, что широко разрекламированные разработки украинских залежей сланцевого газа оказались фикцией и пробные бурения на территории этой страны американскими компаниями были свернуты, в настоящее время не осталось ни одного направления деятельности из тех, которые могли бы поддержать украинскую экономику на плаву. Что означает: Украина полным ходом движется к дефолту (в первую очередь в отношении долговых обязательств перед Россией), ее экономика стремительно деградирует и она начинает полностью зависеть от внешней помощи. Которая, как мы уже упоминали, в необходимом объеме предоставлена не будет.

Возвращаясь к вопросу, рассмотрению которого было посвящено начало настоящей статьи, отметим, что расширяющийся распад государственности на Украине может стать первым этапом ее распада как страны. Возможно ли на текущем этапе сохранение Украины в существующих границах (без Крыма, но хотя бы с Новороссией, получившей широкую политическую и экономическую автономию)? Или даже федеративной Украины? По мнению автора, вряд ли. Если сразу же после свержения Януковича такой шанс был, то последующие события свели его к нулю. Курс на радикализацию и эскалацию алармистских настроений в обществе, гражданская война на юго-востоке и сворачивание связей с Россией во всех сферах максимально сузили число направлений, по которым Украина могла эволюционировать, отсекая для нее одну возможность за другой.

Угроза надолго

Надежд на выполнение Киевом минских договоренностей не просто мало – их нет в принципе. Перемирие продлится до момента, когда руководству страны вновь потребуется эскалация напряженности, в том числе для того, чтобы сбить накал очередного майдана. Как следствие удара по позициям войск Новороссии или военной провокации против России можно (и необходимо) ждать в любой момент. Любая концентрация украинских войск на каком-либо направлении может оказаться подготовкой к возобновлению войны. Это означает необходимость «держать порох сухим», не полагаясь на перемирие как таковое. Причем не только для Донецкой и Луганской республик, но и для России, которую столь упорно обвиняют в том, будто с Киевом воюют не армии ДНР и ЛНР, а российские войска, что ожидать Москве можно чего угодно.

Для властей Донецка и Луганска главными задачами на период перемирия, помимо усиления отрядов самообороны, являются налаживание жизни и борьба с преступностью на контролируемой ими территории. Без чего они как самостоятельные территориальные единицы будут стоить достаточно мало. Что они смогут сделать в этих направлениях, станет понятно в ближайшее время – именно от успехов в этих сферах деятельности напрямую зависит поддержка любых властей со стороны местного населения.

Относительно же России можно предположить, что ситуация на Украине во всех ее специфических аспектах стала лакмусовой бумажкой для массы теорий, похоронив идею евроинтеграции России (которую никто в Европе в качестве равноправного партнера не ждал) так же успешно, как миф о славянском братстве (наиболее распространенным вариантом которой во времена СССР была история о трех братских советских республиках). Да и идея Русского мира ждет ревизии. Поскольку если уж Украина не входит в его состав (а попытки апеллировать к родственным чувствам воюющих на юго-востоке сторон полностью провалились), кто вообще в нем находится?

Как бы то ни было, гражданская война на Украине в самом начале и нет никаких надежд на ее быстрое завершение. Как и на то, что перемирие в Донбассе перейдет в прочный мир. Автор будет чрезвычайно рад ошибиться в этом вопросе. Однако судя по всему, шансов немного. Эскалация ситуации на Украине независимо от ее хода осложняет геополитическое положение России и уже этим позволяет Соединенным Штатам набирать очки. Положение Европы она тоже осложняет, но это можно оценивать как побочный эффект. Поскольку автор не является сторонником «теорий заговора», как и принадлежности России к политической Европе, он полагает это малой ценой за ясное понимание того, насколько проблемы второй не должны быть проблемами первой. Как, впрочем, и перспектив российско-американских и российско-украинских отношений.

Особая тема – как минское перемирие будет воспринято иностранцами, воюющими на стороне Киева: наемниками и добровольцами. Не то чтобы история белочехов и революционеров-интернационалистов начала ХХ века могла повториться, но фактором влияния они остаются. И влияние это явно не в пользу стабилизации обстановки. Что можно признавать или не признавать – она от этого не улучшится. И, к слову, реши внезапно президент Обама наладить отношения с президентом Путиным, помогло бы это Украине? Уже вряд ли...

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Опубликовано в выпуске № 7 (573) за 25 февраля 2015 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Комментарий удален
Комментарий удален
Автор -"Относительно же России можно предположить, что ситуация на Украине во всех ее специфических аспектах стала лакмусовой бумажкой для массы теорий, похоронив идею евроинтеграции России (которую никто в Европе в качестве равноправного партнера не ждал) так же успешно, как миф о славянском братстве (наиболее распространенным вариантом которой во времена СССР была история о трех братских советских республиках)." ------------------------------- ...стремление к новому Мировому порядку - конечная цель ф.элиты Запада. (Кстати, "либерасты" уклоняются от ответа на этот вопрос о Цели), в моде сегодня такой ответ - "Я не верю в теорию заговора". "Реальная политика состоит в том, чтобы не замечать фактов." Генри Брукс Адамс Теорий заговора не существует,есть теории так называемой -"интеграции", но лакмусовые бумажки -так-и есть и как не странно, светят индикацией заговора,который мы в отрицании "мистики заговора", называем стратегическим планированием Запада, или что бы совсем не замечать фактов - (снисходительно) -обстоятельствами мирового Домика живущего по биологическим законам- как Вы написали - "Царя горы". ....Это то же своеобразный " коммунизм" для западного капитала, вот и вашингтонский обком стал ЦК, методы известны - пропаганда "свободы"(разложения) от.., цензура в собственных (карманных) СМИ, финансирование "революционеров" и исламских террористов, дискредитация оппонентов, тюрьмы типа Гуантанамо( пытки), фактически пожизненные сроки за инакомыслие собственных радикалов( Менинг) , попытка посадить за неудобную информацию - Ассанжа и Сноудена , финансовое рабство для подконтрольных стран через кредиты, которые разворовываются местными элитами, которые в свою очередь выводят наворованные деньги в те же западные банки...замыкая финансовый круго-вор -от...Так-и для мотыльков Это правда... Касаемо второй части авторской аналитики, есть некоторые сомнения...т.к. славянский этногенез всё-же длинная история. Она как бы не совсем перешла в МИФ, Это пока - надлом...Единая Европа гораздо ближе к обскурации. Ну это отдельная история. С уважением, Ади-Даслер.
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Сирийский альбом (03-07 мая 2016 г.)

 

 

Алексей Тимофеев
Алексей Михайлов
Владимир Петров
Вадим Кулинченко
Анатолий Иванько
Константин Сивков
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц