Королевские разборки

Полномасштабная война в Йемене возобновится в ближайшее время

Классическая военная наука предостерегает от ведения войны на два фронта. Но именно этим в настоящее время занимается Саудовская Аравия (КСА) – одна из ключевых стран Ближневосточного региона.

Ее войска являются главной военной силой «Аравийской коалиции», сражающейся в Йемене против хоуситов севера этой страны. Что до Сирии, королевство воюет там «по доверенности», руками контролируемых боевиков из радикальных исламистских структур, близких к «Аль-Каиде» (в рядах которых, впрочем, присутствуют саудовские отставники), в союзе с группировками, управляемыми Катаром и Турцией. При этом запрещенное в России прокатарское «Исламское государство», которое вопреки всем опровержениям Анкары поддерживает с турецким руководством тесные связи, имеет в отношении КСА собственные агрессивные планы.

Евгений Сатановский

Ограниченность военных ресурсов Эр-Рияда, вооруженные силы которого оснащены современными системами ВВТ, но не в состоянии освоить большую часть находящейся в их руках техники, заставляет саудовцев раз за разом идти на создание коалиций. Панарабские силы, «Аравийская коалиция» и, наконец, объявленная «Исламская коалиция» видятся политологам и журналистам чем-то наподобие НАТО (при всей зыбкости сегодняшнего Североатлантического альянса и его неспособности к эффективным боевым действиям). Между тем реальной военной силой они не являются и вряд ли станут. Что и лежит в основе сближения КСА с руководством таких стран, как Турция и Пакистан, в том числе через людей с сомнительной репутацией. Рассмотрим эти процессы, опираясь на материалы экспертов ИБВ В. А. Васильева, П. П. Рябова и Ю. Б. Щегловина.

Баррикады на пути к миру

Саудовские военные заявили, что им удалось сбить «баллистическую ракету» (СА-2 или СКАД), которая была нацелена на базу ВВС на территории королевства. Именно этим типом ракет йеменские зейдиты обстреливали летом ту же базу в Наджране. Тогда было уничтожено несколько самолетов и вертолетов королевских ВВС, погибли высокопоставленные саудовские генералы, включая командующего ВВС КСА. Произошло серьезное разбирательство с поставщиками систем ПРО из корпорации «Локхид» (США). После угроз Эр-Рияда порвать все имеющиеся контракты с этой фирмой была проведена модернизация ранее оборудованных систем и постов ПРО в провинции Наджран. Но перехвата ракет типа катюша добиться пока не удалось. При этом американцы обвиняют саудовских военных в плохой квалификации при обслуживании ПРО, хотя поставщик гарантирует перехват только 80 процентов выпущенных по цели ракет.

Попытки сил коалиции рассредоточиться, чтобы минимизировать жертвы, привели к потере темпа наступления и нивелировали ее преимущество в тяжелой технике

Упомянутая атака на базу саудовских ВВС выглядит нелогичной, поскольку произошла в разгар контролируемых Эр-Риядом мирных переговоров между правительством Йемена и зейдитами в Женеве. Вспомним, однако, как накануне этих консультаций хоуситы (точнее, военные, лояльные бывшему президенту А. А. Салеху) нанесли удар ракетой «Точка-У» по лагерю сил возглавляемой саудовцами коалиции под Таизом. Потери составили более 100 человек, включая 83 наемника из «Блэкуотерс», несколько десятков саудовских, бахрейнских и эмиратских военных. В тот же период погиб обстрелянный из засады командующий спецназом ВС КСА в Джизане. В ответ королевские ВВС два дня подряд бомбили цели зейдитов в Сааде и Сане.

Как утверждали саудовские СМИ, хоуситы в ходе упомянутых бомбежек потеряли до 200 офицеров среднего и высшего командного звена. Так что попытка удара ракетой по базе ВВС КСА, с которой поднимались в воздух для бомбардировок военные самолеты, была классическим ответом со стороны зейдитов. Это косвенно подтверждает, что хоуситы в результате саудовских авиаударов действительно понесли серьезные потери. Причем весь период, предшествовавший перемирию и консультациям в Женеве, воюющие в Йемене стороны старались нанести друг другу максимальный урон и установить (либо хотя бы сохранить) контроль над основными стратегическими зонами страны. Так, 21 декабря войска, лояльные президенту А. М. Хади, попытались двинуться маршем на Сану с марибского плацдарма.

Силы наступавших были разделены на три клина, один из которых нацеливался на Аль-Хазм на севере страны. Город был взят. Вторая группа атаковала район Найхем, через который открывается прямой путь на Сану. Было захвачено несколько стратегических высот в 40 километрах от йеменской столицы. По некоторым сообщениям, ряд деревень в пригородах Саны перешел под контроль местного племенного ополчения, ожидающего прихода войск коалиции. Третий клин был направлен на Хавьян, который, несмотря на бомбардировки и артиллерийские обстрелы, взять до настоящего времени не удалось. Авиация коалиции наносит удары по гражданским объектам в городе и вокруг него, стараясь запугать мирное население, поддерживающее зейдитов. В Сане хоуситы готовятся к обороне, устраивая минные ловушки, баррикады, бункеры в подвалах домов.

При этом отряды бывшей Республиканской гвардии, лояльной президенту Салеху, в городе не замечены. Эксперты полагают, что они выведены из столицы с целью минимизации ущерба от возможных воздушных ударов и дислоцированы ближе к саудовской границе и к югу – к Таизу, который Салех поклялся оборонять до последнего патрона. Чтобы оттянуть хоуситов со столичного направления, с плацдарма в Джизане саудовцы и марокканцы провели две отвлекающие наступательные операции, не слишком углубляясь во внутренние районы Йемена. Причем во время первой из них – наступления на Хараду – погиб командующий силами спецназа ВС КСА. Второй удар был направлен на город Аль-Бука. В этих вылазках наблюдатели отмечают военное взаимодействие саудовцев с местными племенными группировками из партии «Ислах».

Королевские разборки
Фото: google.com

В Марибе и Таизе хоуситы сдерживали наступление сил коалиции, используя засады и обстреливая противника ракетными системами «Точка-У». Это имело серьезный сдерживающий эффект. Потери сил коалиции оказались весьма значительными, а попытки рассредоточиться мелкими группами в горной местности, минимизируя жертвы, привели к потере темпа наступления и нивелировали преимущество наступавших в тяжелой технике. Из этого эксперты сделали вывод, что хоуситы сохранили значительные арсеналы тяжелого и ракетного вооружения, несмотря на массированные многомесячные бомбардировки их позиций силами коалиции.

Ясно, что Эр-Рияд будет и впредь делать все возможное, чтобы решить йеменскую проблему, несмотря на то, что она отнимает у королевства значительные финансовые и организационные ресурсы, именно военным путем. Компромисс, который ему предлагает женевский формат переговоров в лице ооновских посредников, подразумевает фактическую легализацию хоуситов на севере Йемена, в «подбрюшье» Саудовской Аравии. Это Эр-Рияд не устраивает, несмотря на все возможные письменные или иные гарантии ненападения на саудовскую территорию от зейдитов. В то же время ОАЭ согласны на фактический раздел Йемена по оси север – юг, поскольку в этом случае они добиваются своей главной задачи – возобновления контроля Эмиратов над океанскими портами страны. Наличие хоуситов на севере и их связи с Ираном ОАЭ не волнуют: Абу-Даби предпочитает договариваться с Тегераном, а не с «Братьями-мусульманами». А альтернативой хоуситам на севере Йемена являются именно они в лице партии «Ислах».

Таким образом, констатируем раскол в рядах коалиции по вопросу дальнейшей тактики и стратегии в Йемене. Что, впрочем, не отменяет скорого возобновления в этой стране полномасштабных боевых действий, которые пока идут в вялотекущем режиме, несмотря на официально объявленное перемирие с обменом пленными. Оно необходимо воюющим сторонам как техническая передышка и не имеет предпосылок к перерастанию в долгосрочный мирный процесс, не говоря уже о разрешении йеменского кризиса к удовлетворению если не всех, то хотя бы основных конфликтующих сторон.

Коалиция на словах

Что до Сирии, Саудовская Аравия, по оценке американских аналитиков, будет наращивать участие в конфликте. В целом это отвечает интересам США, которые пытаются найти региональную силу для развертывания сухопутной операции. Именно в этой связи Вашингтон выразил поддержку планам Эр-Рияда по созданию мусульманской коалиции из 34 стран, о которой объявил министр обороны КСА и сын короля Мухаммед бен Сальман. Рассуждения американских аналитиков о том, что такая коалиция узаконит претензии аравийских монархий (КСА, Катара) и Турции на особую роль во внутрисирийском конфликте и легализует эту деятельность в глазах арабских и мусульманских стран, подозревающих Анкару в неоосманизме, страдают серьезной натяжкой. Это попытки подогнать желаемое под действительное.

К Ирану, Ираку и Оману, негативно относящимся к войне с Асадом, присоединились Индонезия, Малайзия и Пакистан

Будут ли в конечном итоге Эр-Рияд и Анкара (Доха пока публичной активности не проявляет) официально объявлять о создании исламской коалиции или нет и намерена ли та вводить войска на сирийскую территорию (что требует согласия Совета Безопасности ООН) либо продолжит операции в формате иррегулярных формирований, ничего не меняет. Все страны, оппозиционно настроенные к действиям КСА и Турции на сирийском направлении, останутся при своем. Причем к Ирану, Ираку и Оману, входящим в эту группу, присоединились Индонезия, Малайзия и Пакистан, который к неудовольствию Эр-Рияда отказался участвовать в новой коалиции и акцентировал особую позицию Исламабада по вопросу сохранения единства Сирии и сохранения режима в Дамаске. Насколько можно понять, этот процесс будет набирать обороты.

Пакистан вообще не приветствует саудовско-катарский союз (даже временный) по Сирии. В связи с последними попытками Катара раскачать единство талибов и создать филиалы ИГ в зоне национальных интересов Исламабада в Афганистане пакистанская позиция вполне логична. Что до американцев, они прекрасно понимают: присутствие саудовских и эмиратских войск на сирийской территории вызовет резко негативную реакцию в Тегеране. Этот шаг вполне может спровоцировать ввод в Сирию регулярных войск Ирана, что приведет к фактическому разделу страны и переходу конфликта в региональную войну.

Операция российских ВКС в Сирии похоронила все спланированные Турцией и США действия в районе города Аззаза. Там Анкарой (при старательном игнорировании очевидных фактов Вашингтоном) намечался ввод турецкого спецназа на сирийскую территорию для защиты маршрутов поставок нефти и материально-технического снабжения сторонников ИГ и просаудовских группировок. Отсюда понятны усилия Эрдогана по делегитимации режима президента Асада и его самого. Анкара для себя уже приняла решение о том, что северные провинции Сирии – зона ее неотъемлемых интересов. Вошли бы эти территории в состав Турции или по аналогии с Северным Кипром остались формально независимыми, не столь важно.

Проблемой для проведения операции в Сирии силами сухопутных подразделений стран исламской коалиции является противоборство между турецкими силовиками и сирийскими курдскими формированиями Партии демократического союза (ПДС). Это противостояние сводит на нет все усилия по организации наступления на позиции ИГ в Ракке, и направление 50 американских спецназовцев в курдские отряды положения не исправило. Курды продолжают оставаться для США приоритетной группой поддержки, их отрицательное отношение к вводу любых арабских сил в контролируемые ими районы Пентагон, безусловно, учитывает. Как считают в руководстве ПДС, такой сценарий только усилит арабо-курдское противостояние, имеющее давние корни. Тем более что в городе Таль-Абъяде межэтнические столкновения уже идут.

Остается открытым вопрос, кто составит костяк исламской коалиции. Чаще всего в этой связи называются иорданские и египетские войска как наиболее боеспособные. Однако пока Каир лишь демонстрирует намерения, как в Йемене. Ввязываться в гражданскую войну на территории Сирии он не жаждет, полагая это опасной авантюрой. Да и сил для этого у него не хватает. Наиболее боеспособные части направлены на Синай. Сохранение международного престижа египетских курортов Красного моря и безопасность посещающих их туристов перевешивают по значению для бюджета АРЕ планы КСА в Йемене и Сирии. Другие части прикрывают ливийскую границу, а некоторые подразделения отвлечены на йеменское направление в обмен на саудовские кредиты и займы.

Помимо того, военные в Каире явно поддерживают президента Асада в его борьбе с исламистами. Заметно, что Египет старается дистанцироваться от посреднической роли в организации переговоров между Дамаском и «умеренной частью оппозиции», несмотря на просьбы Эр-Рияда и Вашингтона. Остается для АРЕ открытым и вопрос нормализации отношений с Турцией, которая открыто поддержала египетских «Братьев-мусульман» и осудила переворот, в результате которого армия и возглавляющий в настоящее время страну президент Ас-Сиси вернулись к власти, отстранив исламистов. Кроме того, Анкара играет активную роль в снабжении террористических групп на Синае оружием из Ливии. Каир вряд ли готов закрыть на это глаза.

Для примирения Турции и Египта кому-то из них придется отступить от принципиальных позиций, ожидать чего не имеет смысла. Соответственно никакого прогресса в переговорах о совместных военных операциях в Сирии не будет, что пойдет на пользу и региону, и российско-египетским отношениям. Эр-Рияд может влиять на Каир исключительно через предоставление ему финансовой помощи, а тот «отрабатывает номер» перед саудовцами, не проявляя излишнего усердия.

То же самое относится и к Иордании. Она проявляет готовность за финансовую помощь участвовать в коалиции, но не желает направлять войска в Сирию. С Дамаском Амман достиг соглашения о распределении полномочий между центром и племенной верхушкой на юге Сирии (являющемся для Иордании зоной ее интересов), что легло в основу амнистии местной оппозиции и ее перемирия с властями. Усиливать в соседней стране исламистов, рискуя столкнуться с ними дома, с учетом роста антимонархических настроений и появлением сторонников ИГ среди бедуинов на юге Иордании король Абдалла не желает. Это заставляет Амман ограничиваться декларациями о намерениях, а не действовать на благо Саудовской Аравии, с которой у Хашимитов давние счеты.

Погрязшие в нефти

В связи со всем вышесказанным каких-то серьезных действий новой исламской коалиции в Сирии в ближайшее время ожидать сложно. Там продолжится противостояние по линии: режим Асада – боевики «Ахрар аш-Шам» в Алеппо и курды – ИГ и боевики просаудовских группировок в районе Аззаза и Ракки. Тем более заслуживает внимания информация о связях президента Турции Эрдогана и его клана с саудовцами, непосредственно завязанными на радикальные исламистские группировки, признанные во всем мире террористическими.

Информация эта исходит из западных источников. По данным британских и американских спецслужб, один из основных посредников по контрабандной торговле иракской и сирийской нефтью – саудовский бизнесмен Яссин аль-Кади, зять шейха Ахмеда Салаха Ямжума, в прошлом министра правительства КСА, личного друга президента Эрдогана. ООН вводила санкции против аль-Кади в 1999 и 2000 годах, когда в резолюциях 1267 и 1333 Совбеза ООН он был назван подозреваемым в связях с «Аль-Каидой». 12 октября 2001-го Управление по контролю за иностранными активами при Министерстве финансов США (OFAC) издало приказ о замораживании его авуаров в США. Вскоре состоялся аналогичный судебный процесс в Евросоюзе.

Газета «Джумхуриет» в 2013 году опубликовала статью о проведенном турецкими органами юстиции расследовании контактов аль-Кади с Эрдоганом. Издание опубликовало даты встреч и утверждало, что на них присутствовали глава MIT Х. Фидан и египетский бизнесмен У. Кутб, сын крупного спонсора египетских «Братьев-мусульман» М. Кутба, а иногда – сыновья Эрдогана и аль-Кади Билал и Муаз. Аль-Кади – нефтяник. Он поддерживал контакты саудовской верхушки и турецкого руководства по организации контрабандной торговли черным золотом. ИГ требовалась помощь в ее продаже, и Эрдоган, обеспечив транзит через турецкую территорию, наладил канал по смешиванию нелегальной нефти с курдской, азербайджанской и туркменской, шедшей через трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан, и продаже этой смеси на мировом рынке. Это объясняет альянс Турции с Катаром и КСА в попытке уничтожить Сирию как государство с финансовой точки зрения. Силовую конкуренцию на мировых рынках и попытки захвата чужой территории и ресурсов как метод ведения политики никто пока не отменял...

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Опубликовано в выпуске № 3-4 (618-619) за 3 февраля 2016 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Действительно, у Эрдогана два выхода из сирийской ловушки - отставка и вторжение в Сирию. НО это - турецко-сирийская война, в которую ввяжемся и мы. Интересно, на чьей стороне будет воевать "международная коалиция"?
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Торжественные мероприятия, посвященные 75-летию подвига героев-панфиловцев (16.11.2016 г., Дубосеково, Волоколамский р-н)

 

 

Константин Чуприн
Алексей Балиев
Алексей Балиев
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц