Последний рынок

Иран – самое перспективное направление военно-технического сотрудничества

Снятие экономических санкций позволило Тегерану разморозить около 40 миллиардов долларов в иностранных банках. Из них восемь миллиардов планируется направить на закупку современных ВВТ. Каковы тут шансы России?

Влияние Исламской Республики Иран растет. Активная вовлеченность страны в бурные процессы реорганизации Ближнего и Среднего Востока определяет перспективы стабилизации этого важнейшего региона и его будущую геополитическую конфигурацию. Иран активно включается в вооруженную борьбу, пусть пока и неофициально, через советников и добровольцев. С учетом формирования в регионе новой системы отношений интересно оценить военные возможности страны. Иран обладает вторым после Турции экономическим потенциалом на Ближнем Востоке и в исламском мире. А в технологическом отношении является одним из наиболее развитых государств региона. При этом занимает исключительно выгодное в геополитическом отношении положение в Евразии и располагает огромными запасами углеводородов.

Иран представляется наиболее перспективным оружейным рынком для нашей страны. Именно поэтому любые поспешные или непродуманные решения могут только навредить. Неудивительно, что военно-политическое руководство России укрепляет взаимоотношения с важным союзником последовательно, без какого-либо давления. О чем свидетельствуют и недавние официальные контакты.

Китай даже в условиях санкций продолжал сотрудничать с Ираном, в том числе и в военно-технической области

В феврале Москву посетил министр обороны и поддержки вооруженных сил Ирана бригадный генерал Хоссейн Дехган. В ходе официального визита он встретился с президентом Владимиром Путиным, его помощником по военно-техническому сотрудничеству Владимиром Кожиным, своим коллегой генералом армии Сергеем Шойгу и куратором российской «оборонки» вице-премьером Дмитрием Рогозиным. С ответным визитом 21 февраля в Тегеране побывал Сергей Шойгу. Главу военного ведомства России приняли президент Хасан Роухани, его иранский коллега, другие члены правительства.

Понятно, что это был не просто обмен любезностями, а сугубо деловой разговор с обсуждением значимых для обеих стран вопросов. Достаточно отметить, что министры обороны были приняты президентами. Одним из основных направлений переговоров стала реализация подписанного в январе 2015 года межправительственного Соглашения о военном сотрудничестве.

Общие угрозы

Начиная с 1592 года, установления двусторонних отношений, Иран был важным политическим и торговым партнером для России. К примеру, в 1913-м на его долю приходилось 3,8 процента российского экспорта и 3,3 процента импорта.

Последний рынок
Коллаж Андрея Седых

Нынешний Иран – самое крупное государство Ближнего и Среднего Востока, территория в два с лишним раза больше турецкой. Из 5580 километров границы треть приходится на береговую линию, которая омывается водами Каспийского моря, Ормузского и Персидского заливов. Геополитическое положение предопределило связь наших стран, отношения которых вовсе не были ровной дорогой с двусторонним движением.

Сегодня после некоторого затишья отмечается быстрый рост положительных тенденций в российско-иранских отношениях. Главная причина этого – общность внешних угроз и интересов. При растущей региональной нестабильности Россия и Иран рассматриваются некоторыми крупными игроками в качестве главных мишеней. Год назад наше политическое сообщество и официальные лица открыто заявили о невозможности обеспечения национальной безопасности на южном направлении без тесного сотрудничества с Тегераном. Эту аксиому подтвердили последующие совместные действия, остановившие преступную деятельность запрещенного в России ИГ. Именно успехи наших стран, а не западной коалиции поставили заслон на пути боевиков и стали основой для возможного перемирия в Сирии.

Сближает нас и общая позиция по отношению к США, по инициативе которых были введены международные санкции против Ирана, действовавшие 32 года, а также России. Вместо желаемого для Запада результата эти меры стали объединяющим фактором в стремлении Тегерана и Москвы преодолеть отрицательные последствия ограничений. Уместно упомянуть и о сходстве российской концепции многополярного мира с иранской доктриной диалога цивилизаций.

Особое место в ирано-российских отношениях всегда занимало военно-техническое сотрудничество. Новые вызовы требуют не просто его усиления, но и интеграции Тегерана в программы ОДКБ.

Чего не хватает

Армия Ирана хорошо оснащена и подготовлена – в такой степени, что любые замыслы силового вторжения на его территорию сейчас практически обречены на провал. И все же современное состояние вооружения и военной техники, за небольшим исключением, оставляет желать лучшего. Модернизация позволит противостоять агрессии с минимальными потерями. Это касается в первую очередь боевой авиации, 80 процентов которой технически неисправно и нуждается в капитальном ремонте, а порядка 20 процентов самолетов небоеготовы.

Не лучше ситуация в корабельном составе иранских ВМС, где практически все образцы устаревших проектов построены в США и Великобритании. Сегодня их боеготовность не превышает 60 процентов в связи с отсутствием запчастей. Из трех подводных лодок типа «Варшавянка» российского производства две нуждаются в среднем и капитальном ремонте.

Последний рынок
Фото: novostimira.net

Главная причина такого состояния ВВТ – длительные международные санкции. Сегодня первоочередной замене и модернизации подлежит техника, которая была поставлена до конца 70-х. В последующем возможности ИРИ по обновлению имеющегося потенциала были крайне ограниченны. Ставка на собственные силы оправдалась далеко не в полной мере.

В обозримой перспективе основные усилия военно-политического руководства ИРИ по оснащению национальных ВС необходимыми ВВТ, думается, будут сосредоточены на модернизации имеющихся и разработке собственных образцов на основе копирования зарубежных. Начало крупномасштабного производства современного оружия маловероятно ввиду недостаточности или отсутствия необходимой индустриальной базы.

Тем не менее и в тяжелых финансово-экономических условиях Иран создал ряд систем в некоторых критически важных областях. В стране производятся БМП, танки, САУ, РСЗО, ПТУР, разрабатывается ракетное оружие, в том числе дальнего действия. В Иране имеется определенный задел для создания и серийного производства современных образцов. Однако это возможно только при оказании военно-технической помощи со стороны развитой в промышленном отношении страны.

Таким партнером для Ирана является Россия. Связанные обязательствами с Израилем и другими потенциальными противниками Исламской Республики США и их союзники готовность к такому сотрудничеству на официальном уровне пока не проявляют. Не способствует выбору в их пользу и то, что пошедшие по такому пути страны в последующем поплатились за это кровью и нестабильностью.

Кроме того, большая часть вооружений и техники Ирана советского производства и ее полную замену с переходом на западные стандарты, а это наверняка будет обязательным условием, страна не потянет. В случае согласия ИРИ попадет в вечную оружейную кабалу, из которой уже не выберется. Все это значительно повышает шансы России занять доминирующие позиции на иранском оружейном рынке. Высокую вероятность варианта в нашу пользу подтверждают неоднократно высказанные пожелания иранского руководства, того же Хоссейна Дехгана о возрождении эффективного взаимовыгодного военно-технического сотрудничества.

Плюс кодекс чести

Конкретика – в документе, который уже передан Москве и изучается специалистами. Аналитики считают, что речь может идти о пакете контрактов на сумму не менее восьми миллиардов долларов.

В числе первоочередных заявок, как полагают специалисты, истребители типа Су-30СМ и учебно-боевые самолеты Як-130, вертолеты семейства Ми-8 и Ми-17. По морской тематике Иран могут интересовать береговой мобильный ракетный комплекс «Бастион» с ПКР «Яхонт», надводные корабли и дизель-электрические подлодки.

Можно не сомневаться и в желании Тегерана значительно обновить парк различных средств ПВО, а также реализовать наконец ранее заключенный с Россией, но сорвавшийся контракт на С-300. Наряду с этим весьма высока вероятность получить предложение от Ирана модернизировать советский ЗРК большой дальности С-200, комплексы С-75 и «Квадрат», а также средства радиолокационной разведки и управления.

Спектр запросов Ирана весьма велик. Однако нужно считаться с экономическими реалиями. Тегеран может высказать пожелания, ряд которых придется реализовывать фактически в долг. Это, несомненно, потребует кропотливых и тщательных переговоров, которые уже ведутся.

Что готова предложить Россия? Из указанных наименований – в принципе все. В числе неназванных ранее образцов могут быть самолеты ДРЛОиУ типа А-10 и военно-транспортные, вертолеты различного назначения, ракетные катера, оснащенные «Калибрами». Нельзя исключить и танки Т-90 с современными средствами активной защиты, ПТУР наземного и воздушного базирования.

Конечно, Россия сегодня не в том состоянии, чтобы, как когда-то СССР, поставлять вооружения дружественным странам, выдавая им многомиллионные кредиты, которые впоследствии не были оплачены. Должны быть найдены компромиссные решения. Один из таких путей – локализация производства отдельных образцов ВВТ, а также создание сети сервисных центров по ремонту и модернизации имеющейся техники на территории Ирана.

Другим обязательным условием для России должно быть неукоснительное выполнение принятых обязательств без политизации и искусственного затягивания. Печальный опыт с контрактом на С-300 не должен повториться. Кроме того, постоянно следует помнить о тех, кто дышит нам в спину и желает заключить подобные сделки. А такую возможность при ослаблении санкций Иран может использовать, обратившись с похожими предложениями к Китаю, другим конкурентам России в оружейном бизнесе. В том, что они своего шанса не упустят, можно не сомневаться. Китай даже в условиях санкций продолжал сотрудничать с Ираном, в том числе в военной области.

На поставку отдельных образцов может быть объявлен тендер. Но и в этом случае Россия должна участвовать. У нас есть разработки, которые при совместном финансовом обеспечении могут быть доведены до ума и по своим возможностям не уступить западным аналогам. Яркий пример – создание многоцелевой российско-индийской крылатой ракеты «БраМос» с высоким экспортным потенциалом.

Сегодня Иран – последний емкий рынок оружия. Возможности дальнейшего роста нашего экспорта за счет традиционных партнеров – Индии, Алжира, Китая, Вьетнама выходят на предельный уровень. Перспективы ВТС с соседним Ираком далеко не однозначны.

И главное: если не подставим плечо Ирану, как ранее в силу разных причин своевременно не поддержали Ирак, Ливию и Югославию, можем сами оказаться в положении, когда реальный противник будет угрожать уже нашим границам.

Анатолий Соколов,
кандидат военных наук

Опубликовано в выпуске № 8 (623) за 2 марта 2016 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Резко увеличить масштаб ВТС с Ираном - не самая плохая идея, особенно в связи с приближением "Зелёной волны".
Давайте уж проще примем в РФ, ну хотя бы военно-политический оборонительный союз. Найдем общие корни - типа они там арийцы.И самовар оттуда к нам пришел. И Фредди Меркюри перс по национальности...опять же активисты из меньщинств поддержат
Примером, что РФ сорвала продписанный договор поставоки С-300 Ирану, и взамен от запада санкции не уменьшились, говорит о просчётах МИД и внешней политики РФ,- то есть действия чиновников из кагорты сердюковых, умеющих ломать и не строить... Потому на сегодня РФ не имеет союзников, кроме Сирии, и врагами становятся все, даже Белоруссия отшатнулась от такой проводимой политики РФ.
Стратегическое значение Ирана для России невозможно переоценить. Не только усиление влияния Запада, но и дальнейшая привязка Ирана к Китаю является прямой угрозой национальной безопасности России. Необходимо принять самые жесткие и решительные меры к чиновникам правительства, тормозящим и блокирующим развитие наших связей с Ираном. Способствовать развитию региональных связей. Одновременно способствовать свержению клики Даватоглу-Эрдогана в Турции. Это необходимое условие эффективного противодействия России коварным планам наших "партнеров" и вразумления их, чтобы они меньше мечтали о гегемонии.
Всё, можно ставить крест, сионисты оказались роднее...
И туризм и помидоры должны быть Иранские, а не Турецкие.
Помидоры - краснодарские, а туризм - отечественный! В родную деревню. Или - на дачу. Ну а тех, у кого земелька в чужой сторонушке, - милости просим на стройки народного хозяйства. С рюкзачком!
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Открытие памятника первому экспериментальному комплексу противоракетной обороны в школе № 1430 им. Г.В. Кисунько

 

 

Алексей Тимофеев
Сергей Карпачев
Константин Сивков
Анатолий Иванько
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц