От реванша к террору

Германия хотела получить Украину еще в 1940 году

Как политика умиротворения Гитлера западными странами привела к рождению монстра? Какие уроки следуют из этого? На эту тему написаны тома. Но до сих пор многие вопросы остаются без ответа.

По окончании Первой мировой французский маршал Ф. Фош произнес воистину пророческие слова: «Это не мир, это перемирие на 20 лет». Он оказался прав. Уже в начале 30-х обозначились признаки надвигавшейся новой войны. Экономический кризис сотрясал капиталистический мир. Япония отторгла от Китая Маньчжурию, фашистская Италия напала на Абиссинию. Третий рейх готовился к утверждению мирового господства. Рано или поздно объектом его экспансии должен был стать Советский Союз, что будущий фюрер германского государства не скрывал еще на заре своей политической карьеры.

Высказывалось предположение о возможности неожиданно быстрого распада русских Вооруженных Сил

Опасность грядущей войны осознавали и в СССР. Страна все последнее перед нацистским нашествием десятилетие готовилась к обороне, а на международной арене пыталась создать систему коллективной безопасности. Жаль, что к 22 июня 1941-го удалось сделать далеко не все.

В Германии с приходом фашистов к власти началась активная – сначала пропагандистская, а потом и практическая подготовка к реваншистской войне в Европе. Гитлер в «Майн кампф» объявил славянские государства на востоке Европы, прежде всего Советский Союз и «версальских» победителей – Великобританию и Францию, врагами Германии.

В Москве антисоветские тирады из Берлина рассматривали как прямую угрозу. Повышение обороноспособности страны в эти годы стало важнейшей задачей.

В 1935 году стотысячный рейхсвер, вооруженные силы Веймарской республики, уступил место пятисоттысячному вермахту – армии реванша. Это было грубейшим нарушением Версальского мирного договора. Но Великобритания и Франция безмолвствовали.

Подготовка к войне велась под прикрытием «назревших и естественных» требований «равенства Германии в вооружениях», ограниченных Версальским договором, а главное – под лозунгом борьбы с большевизмом. «Свобода вооружаться» с лета 1933-го стала главной целью внешней политики Берлина. Для этого нужно было сбросить «версальские оковы». Используя политику «умиротворения» со стороны Запада, стремящегося столкнуть Германию с СССР, Гитлер захватил Австрию, Чехословакию, Клайпеду и, напав на Польшу, развязал Вторую мировую войну.

Она расколола империалистический мир на два лагеря. С одной стороны – Третий рейх и его союзники по Антикоминтерновскому пакту (Япония, Италия), с другой – страны англо-французской коалиции. Мало кто вспоминает об этом, но СССР, связанный с Германией Пактом о ненападении от 23 августа 1939 года, оставался нейтральным в этой глобальной схватке.

К середине лета 1940-го на Европейском континенте оставались только два гиганта – Третий рейх с оккупированными им странами и Советский Союз, предусмотрительно отодвинувший свои границы на запад на 200–250 километров. Но уже тогда их отношения ухудшились, а после захвата Германией Греции и Югославии весной 1941 года, присоединения к тройственному пакту Венгрии, Словакии, Румынии, Болгарии, Финляндии стало ясно, что война между нацистской Германией и СССР неизбежна. Рейх двигался на восток, как бульдозер, наматывая на свои гусеницы павшие перед ним страны.

Куда спешил Гитлер

После разгрома англо-французской коалиции на континенте перед германским руководством встал вопрос десантирования на Британские острова. Но подготовка такой операции («Морской лев») с первых же дней показала, что осуществить ее вряд ли удастся. Немцы не располагали господством на море и в воздухе, а без этого высадка войск была невозможна. И руководство нацистской Германии принимает решение – прежде всего захватить природные богатства и территорию СССР, затем разгромить Англию, США.

От реванша к террору
Коллаж Андрея Седых

Начальник штаба сухопутных войск вермахта генерал Ф. Гальдер 3 июля 1940 года отмечал, что среди оперативных вопросов, которыми приходится заниматься Генеральному штабу, «восточная проблема» выдвигается на первое место. 19 июля Гитлер обратился к Лондону с «последним призывом к благоразумию». Однако правительство Черчилля отвергло предложение о компромиссном мире. И Гитлер решил пойти на риск – предпринять восточный поход в состоянии войны с Англией.

Успех молниеносных кампаний в Западной Европе обнадеживал фюрера и его ближайших соратников. По их логике с разгромом Франции и установлением германского господства в Западной и Северной Европе Великобритания вряд ли представляла бы для рейха серьезную угрозу, к тому же общего фронта у нее с Германией не было.

Конечно же, Лондон надеялся, что в случае смертельной угрозы на его стороне выступят США и Советский Союз. Но как полагал Гитлер, быстрый разгром СССР лишит Британию всякой надежды на союзника в Европе и заставит капитулировать. На совещании военно-политического руководства Германии 21 июля 1940 года фюрер при разборе сложившейся стратегической обстановки отметил, что одна из важнейших причин того, что Великобритания до сих пор продолжает войну, – надежда на Россию. Поэтому исключительно важно, считал Гитлер, начать войну на востоке как можно раньше, а значит, и быстрее завершить ее. «Для разгрома России, – отмечалось в штабном журнале вермахта, – проблема времени имеет особое значение».

22 июля Гальдер записал в дневнике указания, отданные Гитлером на совещании: «Русская проблема будет разрешена наступлением. Следует продумать план предстоящей операции:

а) развертывание продлится четыре – шесть недель;

б) разбить русскую сухопутную армию или по крайней мере занять такую территорию, чтобы можно было обезопасить Берлин и Силезский промышленный район от налетов русской авиации. Желательно такое продвижение в глубь России, чтобы наша авиация могла разгромить ее важнейшие центры;

в) политические цели: Украинское государство, федерация прибалтийских государств, Белоруссия, Финляндия, Прибалтика – заноза в теле;

г) необходимо 80–100 дивизий. Россия имеет 50–75 хороших дивизий. Если мы нападем на Россию этой осенью, Англия получит облегчение (авиация). Америка будет снабжать Англию и Россию».

На совещании руководящего состава вооруженных сил Германии 31 июля было решено предпринять весной следующего года пятимесячный поход вермахта с целью уничтожения Советского Союза. Что касается операции «Морской лев», то на совещании было внесено предложение использовать ее в качестве важнейшего фактора маскировки подготавливаемого нападения на Советский Союз.

По мнению германского руководства, разгром России должен был вынудить Англию прекратить сопротивление. Одновременно делался расчет на усиление Японии в Восточной Азии, резкое приращение ее ресурсов за счет советских Дальнего Востока и Сибири с возрастанием непосредственной угрозы Соединенным Штатам. Вследствие чего США будут вынуждены отказаться от поддержки Англии.

Поражение России открывало вермахту дорогу на Ближний Восток, в Центральную Азию, Индию. Как вариант рассматривалось продвижение через Кавказ в Иран и далее.

Судьба СССР, по мысли Гитлера, решалась разделом территории: север европейской части России предполагалось отдать Финляндии, прибалтийские государства включались в состав рейха с сохранением местного самоуправления, будущее Белоруссии, Украины и Дона было под вопросом, к ним, очевидно, относилась мысль о создании «свободных от коммунизма республик», а Галиция (Западная Украина) подлежала присоединению к «генерал-губернаторству» оккупированной немцами Польши. Для Великороссии предусматривалось установление режима жесточайшего террора. Кавказ передавался Турции с условием использования его ресурсов Германией.

В пропагандистских целях предпринимались шаги к приданию будущей агрессии облика «справедливого возмездия» или более того – необходимой обороны. Советский Союз обвинялся в двурушничестве по отношению к Германии, выражавшемся, по словам Гитлера, в подстрекательстве Англии к продолжению сопротивления и отказу от мирных переговоров. 21 июля он обрушился на Сталина, который-де «заигрывает с Англией с целью заставить ее продолжить войну, таким образом сковать Германию, чтобы иметь время захватить то, что он хочет захватить, но не сможет, если наступит мир». В записях Гальдера мысли Гитлера были изложены более откровенно: «Если Россия будет разгромлена... тогда господствовать в Европе будет Германия. В соответствии с этим рассуждением Россия должна быть ликвидирована».

Директива № 21

Сформулированная таким образом военно-политическая концепция легла в основу непосредственного планирования восточной кампании вермахта. Ведущую роль здесь играл штаб сухопутных войск, ибо именно на этот вид вооруженных сил возлагалось выполнение основных задач. Параллельно шла работа над планом кампании в штабе оперативного руководства вермахта.

Было разработано несколько вариантов. В одном из них сформулирована следующая идея наступления: «Прямым ударом на Москву разбить и уничтожить силы русской северной группировки... Затем, овладев Москвой и северной Россией, повернуть фронт на юг, чтобы во взаимодействии с немецкой южной группировкой занять Украину и в конечном счете выйти на рубеж Ростов – Горький – Архангельск». Наступление на Ленинград рассматривалось в качестве задачи для особой группы войск, прикрывающей северный фланг главной операции.

Этот вариант продолжал дорабатываться и уточняться. Наиболее выгодным направлением главного удара считалась полоса местности севернее Пинских болот, обеспечивающая лучшие условия для достижения Москвы и Ленинграда. Нанести его предполагалось силами двух групп армий во взаимодействии с войсками, наступающими из Финляндии. Главной задачей центральной группировки являлся разгром РККА в районе Минска с дальнейшим развитием наступления на Москву. Предусматривалась также возможность поворота части сил на север с целью отсечения советских войск в Прибалтике.

Южный фланг (треть общего количества сил) наносил удар из Польши на восток и юго-восток. Часть сил этой группы армий предназначалась для рейда из Румынии на север, чтобы отрезать советским войскам пути отхода из Западной Украины к Днепру. Конечной целью кампании предлагалось назначить выход на линию Архангельск – Горький – Волга (до Сталинграда) – Дон (до Ростова).

Дальнейшая работа над основополагающим документом сосредоточилась в штабе оперативного руководства вермахта. 17 декабря план доложили Гитлеру, который высказал свои замечания. Они были оформлены отдельным документом, заверенным его подписью. Подчеркивалась важность окружения группировок РККА в Прибалтике и на Украине путем поворота наступающих войск соответственно на север и на юг после прорыва по обе стороны Припятских болот, необходимость первоочередного овладения Балтийским морем (для беспрепятственного подвоза железной руды из Швеции). Решение вопроса о наступлении на Москву ставилось в зависимость от успеха первого этапа кампании. Высказывалось предположение о возможности неожиданно быстрого распада русских Вооруженных Сил и реализации в таком случае варианта одновременного поворота части сил группы армий «Центр» на север и ведения ею безостановочного наступления на Москву. Все проблемы войны в Европе предполагалось решить в 1941-м, чтобы упредить вступление в войну США, возможное, по мнению Гитлера, после 1942 года.

18 декабря после внесения уточнений в подготовленный проект Гитлер подписал директиву Верховного главнокомандования № 21, получившую условное наименование «Вариант Барбаросса». Она стала основным руководящим документом плана войны против СССР. Как и решение Гитлера от 31 июля 1940 года, директива предполагала молниеносную кампанию с уничтожением противника еще до того, как будет закончена война против Англии. Конечная цель кампании определялась как создание заградительного барьера против азиатской России по линии Волга – Архангельск.

Окончание читайте в следующем номере.

Юрий Рубцов,
доктор исторических наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 13 (628) за 6 апреля 2016 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Германия хотела Украину ещё в 1918 году. ну и что? Хотелка не отросла. а уж сейчас и подавно.
Враги всегда понимали силу объединённых славян. И всегда старались разделить и стравливать. Наглядным примером может служить Западная Украина, где антиславянский дух розни прививался больее всех, и имеем результаты... Украина своими климатически-природными богатствами особенно притягательна и славянских врагов вниманию...
Похоже, сегодня Украина захотела Германию.
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Танковый биатлон 2017

Владимир Литвиненко
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц