Встречный курс — часть I

Наши и американцы вместе выходили встречать в океан советские боеголовки

Еще лишь примериваясь к созданию первой советской межконтинентальной баллистической ракеты, Сергей Королев держал в уме и все задачи, которые придется решать помимо разработки собственно «изделия». В том числе и испытания.

Для запусков всех предыдущих ракет вполне хватало территорий, расположенных на восток от первого полигона, Капустиного Яра. Но уже одновременно с созданием Байконура началось строительство площадки, удаленной от него на максимально возможную дальность, – для приема боевых блоков межконтинентальных ракет.

Всего Союза мало

При летно-конструкторских испытаниях необходимо фиксировать множество параметров – работоспособность всех ступеней, их узлов и систем, включая ступени разведения боевых блоков (ББ), маршевые и рулевые двигательные установки, твердотопливные двигатели всех типов. Ведь все компоненты должны не просто работать, а четко соответствовать программе, заложенной в систему управления. Большую часть информации могут получить телеметристы, работающие на измерительных пунктах в районе старта и по трассе. Но поведение ББ на нисходящем атмосферном участке траектории, унос их теплозащитного покрытия, работоспособность спецаппаратуры и, наконец, точность попадания и рассеивание можно изучить только на основании данных, полученных непосредственно на месте, где расположены точки прицеливания. Полигон для приема боевых блоков испытываемых межконтинентальных ракет создали на Камчатке, в 180 километрах севернее поселка Ключи, и назвали его Кура. Но уже легендарная «семерка», МБР Р-7, она же 8К71, имела дальность больше, нежели расстояние от Байконура до Камчатки, и пуски на максимальную прицельную дальность также необходимо было проводить. Оставалась одна возможность, которая была предусмотрена Королевым, – метить в удаленный район Тихого океана.

Гидрологи в погонах

Для принятия телеметрической информации, поступающей с ББ на конечном нисходящем участке траектории, а также для получения траекторных данных и определения координат точек падения этих блоков снаряжалась экспедиция кораблей ТОГЭ – Тихоокеанской гидрологической экспедиции. Фактически она являлась морской войсковой частью. В задачи ТОГЭ также входило спасение космонавтов в случае их приводнения в океане.

Встречный курс
Фото: fleetphoto.ru

Вот гражданские названия этих кораблей: «Чажма», «Чумикан», «Чукотка», «Сибирь», «Сучан» (переименован в «Спасск»), «Сахалин». Впоследствии флотилию пополнили «Маршал Неделин» и «Маршал Крылов».

Корабли базировались в заливе Крашенинникова, являющемся частью Авачинской бухты. Для сведения: здесь же оснащались боевыми ракетами разработки КБ Макеева атомные подводные лодки. Естественно, район был режимным, строго охранялся, вход и въезд – только по специальным пропускам.

Местное население – офицеры с семьями и гражданские служащие – жили в расположенном рядом поселке, ранее называвшемся Советский, затем – Приморский и Петропавловск-Камчатский-50. Сейчас это город Вилючинск – по названию сопки Вилюй, которая отсюда хорошо видна.

Мне посчастливилось стать первым и постоянным представителем разработчика ракет – КБ «Южное» – на кораблях флотилии. Был я тогда в должности ведущего инженера. На каждый цикл испытательных запусков меня командировали на Камчатку из Днепропетровска – для обработки результатов измерений телеметрической и траекторной информации и передачи их по специальным каналам связи на Большую землю.

По зову ТАСС

Для обеспечения безопасности плавания судов и полета самолетов в районе падения ББ все государства уведомлялись сообщением ТАСС. Например: «В период с 17 по 31 марта 1975 года в Советском Союзе будут проведены пуски ракет-носителей с падением последних ступеней в район Тихого океана, ограниченный окружностью с радиусом 40 морских миль с центром, имеющим координаты 6 градусов 30 минут южной широты и 153 градуса 15 минут западной долготы. ТАСС уполномочен заявить, что для обеспечения безопасности правительство Советского Союза просит правительства других стран, пользующихся морскими и воздушными путями в Тихом океане, дать указания соответствующим органам, чтобы суда и самолеты не заходили в этот район и воздушное пространство над ним с 6 до 18 часов по местному времени».

Вполне естественно, что после такого уведомления военное ведомство США снаряжало в указанный район свою экспедицию. Путь от пункта базирования судов ТОГЭ до места падения занимал 7–10 суток. И уже примерно на четвертый день хода к нам пристраивался СКР США, вооруженное сторожевое судно. По приходу в заданный район через день-два появлялся хорошо оснащенный измерительными средствами (значительно лучше наших) корабль США – или USS General Arnold, или USS General Hoyt Vandenberg, а в последнее время (1985–1991 годы) суперсовременный для того времени и оснащенный всеми средствами контроля Observation Island. Они нас всегда приветствовали большими транспарантами на борту: «ЗДРАВСТВУЙТЕ, КАК ТАМ ВСЕ В МОСКВА», «ЗДРАВСТВУЙТЕ, БУДЬТЕ КАК ДОМА» и подобными. Ребята они были веселые.

Продолжение читайте в следующем номере.

Виталий Шепель,
ветеран КБЮ

Опубликовано в выпуске № 30 (645) за 10 августа 2016 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Спасибо, Виталий Владимирович!
"Для сведения: здесь же оснащались боевыми ракетами разработки КБ Макеева атомные подводные лодки" Спец боезапас на лодки грузили вообще в другой бухте
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Танковый биатлон 2017

Владимир Литвиненко
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц