Совет главных левшей

Проблемам импортозамещения – высокоточные решения

Главные конструкторы российского ОПК, члены НТС корпораций и холдингов далеко не всегда имеют возможность обмениваться опытом с коллегами на постоянной основе, оперативно корректировать тематику разработок и исследований. Это порой затрудняет адекватный ответ на вызовы времени. Но есть холдинг, где удалось решить эту проблему и добиться хороших результатов.Об этом «Военно-промышленному курьеру» рассказал председатель Совета главных конструкторов АО «НПО «Высокоточные комплексы», доктор технических наук, дважды лауреат Государственной премии, кавалер ордена «Знак Почета» Виктор Солунин.

– Виктор Леонидович, основная ваша должность – заместитель генерального директора – научный руководитель Центрального научно-исследовательского института автоматики и гидравлики (АО «ЦНИИАГ»). А руководство Советом главных конструкторов вроде как общественная нагрузка, если я правильно понимаю. В чем заключается ваша работа? Что побудило создать совет? Какова его роль в развитии холдинга?

Когда в холдинг влились новые, с разной компетенцией КБ, НИИ, заводы, созданная нами площадка, где обмениваются мнениями, обсуждают проблемы, ставят вопросы, очень пригодилась

– Совет главных конструкторов по тематическим направлениям головной организации – АО «НПО «Высокоточные комплексы» образован решением генерального директора холдинга Александра Владимировича Денисова в 2013 году. К этому нас подтолкнула сама жизнь. Бывало, наши главные конструкторы с головой уходили в работу и даже не знали, чем занимаются их коллеги на других предприятиях, разбросанных по нескольким городам. Это сказывалось на кооперации, порой влекло дублирование работы. Поэтому сразу после формирования холдинга как интегрированной структуры было принято решение создать Совет главных конструкторов, который бы объединил разработчиков, управленцев и ученых, позволил им, что называется, сверять стрелки часов.

В Положении о совете сказано, что он создан с целью:

  • подготовки рекомендаций по научно-техническим вопросам создания комплексов высокоточного оружия;
  • выработки предложений по перспективам разработки и внедрения прогрессивных технологий;
  • участия в формировании предложений в Государственную программу вооружения.

 

Это главные направления, задач гораздо больше. Становление совета как коллективного органа выработки предложений проходило в период участия холдинга в двух комплексных НИР, которые выполнялись по заданию ГК «Ростех» для прогнозирования перспектив развития ВВСТ и формирования предложений в ФЦП по базовым и критическим технологиям. Это говорит о том, что потребность в совете возникла, повторю, не спонтанно, а была выношенным решением.

Совет главных левшей
Коллаж Андрея Седых (фото Олега Фаличева)

На первых же заседаниях мы рассмотрели и скорректировали (в направлении интеграции) прогнозные исследования предприятий холдинга, оценили и одобрили около сорока базовых и критических технологий из свыше ста, представленных предприятиями для рассмотрения.

Важнейшими направлениями стали выработка предложений по освоению новых видов ВВСТ и завоеванию соответствующих сегментов рынка, участие в открытых и закрытых конкурсах ГОЗ на создание комплексов высокоточного оружия, формирование предложений в ГПВ и федеральные целевые программы развития ОПК.

Сегодня, через три с половиной года после рождения совета считаю, что это была замечательная идея нашего руководства. Когда в холдинг влились новые, с разной компетенцией КБ, НИИ, заводы, то потребовалось оценить уровень взаимодействия, понять, что можно делать в новой кооперации. И созданная нами площадка, где люди могли бы обмениваться мнениями, обсуждать проблемы, ставить вопросы, очень пригодилась.

– Решение генерального директора, которым был создан совет, – это директива, обязательная к исполнению. А всякий приказ, как правило, ограничивает творчество, задает рамки…

– Поверьте, в совете сложилась доброжелательная, уважительная, спокойная атмосфера. Все слушают друг друга, никто никого не торопит, не обрывает, не давит авторитетом, каждый имеет право донести до руководства свою мысль, не боясь, что неправильно поймут. Таким образом, совет сыграл на первых порах еще и некую объединительную роль для разных предприятий, главных конструкторов, других ведущих специалистов. Материалы каждого заседания рассылались руководителям с рекомендацией рассмотреть и принять решение.

Понятно, что все завязано на разработку конкретных образцов и систем высокоточного оружия. Совет должен вскрыть те узкие места в работе корпорации, которые, быть может, не сразу оказываются в поле зрения руководства. На одном из первых заседаний, например, состоялось обсуждение подсистем информационно-огневого комплекса (ИОК). Это экспертно-аналитическая автоматизированная система выработки и принятия решения, нанесения удара и контроля поражения целей. Но вместе с ней должны рассматриваться разведывательная, фоново-целевая, картографическая и навигационная информация поля боя оперативно-тактической зоны, высокоточное оружие ракетного типа как наземного, так и воздушного (вертолет, конвертоплан, БЛА) базирования, включаемых в контур управления ИОК.

С целью более углубленного изучения обозначенных подсистем мы провели заседания с участием представителей предприятий госкорпораций «Росатом» и «Роснано», ОАК, некоторых отделений РАРАН, кафедр МГТУ им. Н. Э. Баумана, ФГУП ЦНИИ ХМ, ФСТЭК, частных компаний, имеющих компетенции в области информационных и высокопроизводительных (суперкомпьютерных) технологий.

Много внимания в последнее время уделяется рассмотрению отечественных компонент суперкомпьютерных технологий для имитационного моделирования процессов функционирования ВТО и создания виртуальных комплексов. По результатам обсуждений проблемы пришли к выводу о крайней необходимости освоения таких технологий нашими предприятиями. После утверждения генеральным директором холдинга плана внедрения была создана рабочая группа по его реализации. Разработано и представлено в Минпромторг техническое задание на ОКР «Создание программно-аппаратного комплекса на основе суперкомпьютерных технологий». По рекомендации совета сформирована рабочая группа по внедрению такой базовой технологии, как создание информационной системы полного жизненного цикла комплексов ВТО. В настоящее время в холдинге проходит IT-аудит предприятий с целью определения наиболее эффективных решений в области уже внедренных информационных технологий и выработки стратегии их развития.

– Получается, вы напрямую определяете развитие всего холдинга. Это затрагивает все системы вооружения, которое им производится?

– Речь прежде всего о тех, где применяются высокоточные системы наведения. В последние годы Минобороны РФ уделяет большое внимание подготовке Вооруженных Сил к ведению бесконтактных войн с использованием разведывательно-информационных боевых систем различного назначения. Принципиально новым является постепенное смещение функции стратегического ядерного сдерживания к неядерному. Сегодня любому потенциальному противнику можно нанести неприемлемый ущерб обычным высокоточным оружием. И тут не обойтись без разработки разведывательно-ударных информационных систем.

Превосходство над противником будет достигаться через преимущество в получении данных, мобильности, быстроте реакции, точном огневом и информационном воздействии в реальном масштабе времени по многочисленным объектам его экономики, военным объектам и при минимально допустимом риске для своих сил и средств. В связи с этим члены совета предложили обменяться информацией о состоянии и перспективных направлениях разработок разведывательно-ударных сетей (РУС) тактической зоны как наиболее насыщенной подвижными и квазистационарными объектами для поражения. Главный конструктор по межвидовым ракетным комплексам АО «КБП» Владимир Образумов, в частности, сообщил основные результаты исследований, полученные в процессе выполнения НИР по ТЗ заказчика, в том числе требования к РУС, последовательность перехода от платформенных ударных комплексов к сетецентрическому функционированию, а также в безэкипажном исполнении. Были приведены результаты экспериментальной отработки некоторых систем РУС и сравнение проектируемой нами с зарубежными аналогами. Предприятие нашего холдинга – АО «ВНИИ «Сигнал» является разработчиком ряда комплексов для управления огнем артиллерийских подразделений Сухопутных войск. В настоящее время с целью повышения эффективности боевого применения артиллерийских подразделений прорабатываются вопросы создания межвидовой автоматизированной разведывательно-ударной системы (МАРУС). Заказчиком разработан алгоритм функционирования разведывательно-огневых контуров, а предприятиями промышленности согласована структура протоколов информационно-технического взаимодействия сопрягаемых объектов. Предполагается развернуть работу по модернизации боевых вертолетов Ми-28 в части обеспечения целеуказания артиллерийским комплексам при стрельбе как управляемыми, так и неуправляемыми боеприпасами.

В свою очередь представитель ОАО «Радиоавионика» Александр Каплин поднял вопрос применения комплекса разведки, управления и связи (КРУС) «Стрелец» в составе разведывательно-ударных, разведывательно-огневых контуров. Этот КРУС как интегрирующая система может сопрягаться с БЛА, самолетами и вертолетами. Скорость передачи – 1 Мгбит/с, время работы на одной батарее – до 12 часов. Реальная проверка проводилась самолетом Су-24М, на котором установлена система АСППД-24 по наведению в ручном варианте на цель, но необходимый результат был достигнут только со второго захода. В ходе дискуссии на совете пришли к выводу: нужно создавать терминал для КРУС, в который должна поступать вся разведывательная информация для авианаводчика. Надо подумать и над системой обмена данными между авианаводчиками и ЦКП, где формируются полетные задания. Ее пока нет. Зато есть результаты, полученные при выполнении ОКР «Динамика», о чем на совете сообщил представитель ОАО «МКБ «Компас» Владимир Огнев. Его коллектив разработал аппаратуру наведения для артиллерийских снарядов и снарядов для РСЗО в системе ГЛОНАСС/GPS. Она принята заказчиком.

И все-таки проблем, нерешенных вопросов много. Поэтому после обсуждения представленных предприятиями презентаций совет отметил, что вопросы разведывательно-информационного обеспечения и систем передачи данных, несмотря на свою значимость в создании разведывательно-ударных сетей тактической зоны, находятся пока на стадии поисковых исследований. В связи с чем мы рекомендовали руководителям предприятий холдинга, выполняющим функции головных разработчиков, рассмотреть возможность формирования самостоятельного тематического направления «Конструирование и проектирование разведывательно-ударных сетей» с акцентом на развитие технологий разведывательно-информационного обеспечения АСУ войсками.

– Если я правильно понял, совет должен не просто трезво оценивать каждый результат, но и давать жесткие характеристики новшествам, не бояться даже конфликтных ситуаций?

– Совершенно верно. Взять еще одно направление, которым мы занимались, – наведение ракет (высокоточных боеприпасов). Это обширная и разносторонняя тема как по своему математическому аппарату, так и по приборному воплощению. Мы рассматривали различные методы наведения, в том числе на участке самонаведения, где решается важная задача оптимальной фильтрации сигналов головок самонаведения (ГСН), и построение инвариантных корреляционно-экстремальных систем. Естественно, не могли не коснуться и самих ГСН – оптических, инфракрасных, радиолокационных, телевизионных и комбинированных. И хотя дело сдвинулось, мешали некоторые организационные моменты. Поэтому предложили приказом генерального директора создавать рабочие группы по основным направлениям исследований. Опыт показал: их должны возглавить заместители генерального директора холдинга. Кроме того, на АО «КБП» по нашей рекомендации рассмотрели вопрос создания нового тематического направления – прямоточных воздушно-реактивных двигателей на твердом топливе.

Недавно по предложению совета руководителей холдинга была образована секция по гражданской продукции, что сегодня очень важно, особенно в свете Послания президента страны Федеральному собранию. Как известно, к 2020 году предприятия ОПК должны выпускать до 30 процентов продукции гражданского назначения. Этот вопрос рассмотрен и на заседании правления ГК «Ростех».

– Возможно, вы знакомы с опытом работы подобных советов на других предприятиях. И как влияете на научно-техническую политику, если решение по созданию того или иного образца ВВСТ уже состоялось?

– Наш опыт еще нарабатывается, и равняться нам пока, увы, не на кого. В создании такого общественного органа управления, как мне кажется, мы были первыми и о работе Совета главных конструкторов по тематическим направлениям в других организациях ОПК я не слышал. Генеральные конструкторы по комплексам в соответствии с утвержденным ВПК РФ «Положением…» обязаны создавать и руководить Советами главных конструкторов по системам проектируемого комплекса, но это совсем другое – это реализация требований конкретной НИОКР, заданной заказчиком.

У нас же в холдинге конструкторско-технологические вопросы проектирования и другие аспекты создания комплексов ВТО рассматриваются созданным органом общественного управления научно-технической деятельностью предприятий в первую очередь с точки зрения поиска наиболее рациональных, оригинальных путей достижения заявленных целей, способом известного тульского Левши, а не повторением известных технологий.

Ради объективности скажу, что не все сразу пошло гладко. Например, рабочая группа по IТ-технологиям, организованная по предложению совета, столкнулась с «жестким» сопротивлением отдельных руководителей и сотрудников IT-подразделений на местах. Тем не менее нам удалось провести IT-аудит, о чем говорилось выше, результат которого позволил сформулировать техническое задание на информационно-процессную модель холдинга. А это в свою очередь потянуло за собой необходимость подготовки соответствующих специалистов.

Не сразу и не просто по рекомендации совета сдвинулось с мертвой точки создание ФАР для комплексов активной защиты бронетехники. Но в конечном итоге эта работа была выделена в отдельное тематическое направление.

Что касается влияния на уже принятые решения, то его можно «включить» на любой стадии разработки ВВТ, даже на этапе конкурса, если, конечно, на то есть причины. Как правило, на конкурс, объявленный заказчиком по конкретной теме, выходит несколько предприятий холдинга, имеющих свой научно-технический задел по этому направлению. Это не дублирование, это здоровая конкуренция.

Чью заявку поддержать руководству холдинга? Это очень сложный, системный вопрос. И тут как раз должен вмешаться Совет главных конструкторов по тематическим направлениям и он должен оказать квалифицированную помощь в подготовке решения, чтобы наиболее эффективно использовать творческие силы. Это тоже один из путей выработки единой научно-технической политики холдинга, необходимость чего руководители предприятий, бывает, до конца не осознают.

В холдинге 19 предприятий: НИИ, КБ и опытно-серийные заводы. В совет они делегировали 23 высококлассных специалистов по различным тематическим направлениям, то есть представительство по всем направлениям научно-технической деятельности холдинга полное.

– Но все же, согласитесь, работа любой общественной организации, каковой является совет, имеет тенденцию к затуханию, бюрократизации и бумаготворчеству. Как у вас?

– Возможно, такое и характерно для организаций, которые существуют много лет. Но мы еще на стадии роста. Я чувствую, что все коллеги работают увлеченно, с желанием. Особенно показательным стал 2016 год. Народ к нам, как говорится, потянулся. На заседаниях присутствуют по 60–80 человек, длятся они по три-четыре часа. На последнем, например, посвященном рассмотрению проблем создания робототехнических комплексов Сухопутных войск РФ наземного и воздушного базирования, было сделано восемь – десять серьезных научных докладов. Пошла на заседания и молодежь, для которой очень важно понять и уловить последние веяния научной мысли, тенденции, узнать о прорывных решениях. Есть возможность пообщаться в перерывах с мэтрами за чашкой чая в непринужденной обстановке. К нам на такие мероприятия приезжают люди из городов Московской области, других мест России и даже с Урала.

О соответствующей динамике говорят цифры. В 2013 году, когда мы только образовались и притирались, проводилось семь заседаний в год. В 2014–2015-м – по четыре. Это свидетельство того, что мы стали более требовательно подходить к проработке выносимых на заседания тем.

Важно и то, что не замыкаемся в своем холдинге, приглашаем представителей ведущих российских предприятий. На Советы главных конструкторов приезжают представители госкорпораций «Росатом», «Роскосмос», Объединенной авиационной корпорации, других структур.

В портфеле повесток заседаний на 2017 год – серьезнейшие вопросы, в том числе по гиперзвуковой тематике, микроэлектронике и материаловедению.

– Какова результативность ваших заседаний, их прикладное значение? Как решения и рекомендации совета отражаются на эффективности производства, воплощаются в металле?

– Кое-что я уже назвал. Скажу о наработках в сфере организации труда и повышения эффективности производства.

Во-первых, мы разобрались с IT-технологиями, внедренными на наших предприятиях. После чего выданы рекомендации по разработке программы информатизации как самой управляющей компании, так и предприятий. По итогам этой работы в управляющей компании создан отдел IT-технологий.

Много внимания уделяется освоению производства отечественных компонентов для суперкомпьютерных технологий, в частности для моделирования процессов действия высокоточного оружия

Во-вторых, много внимания уделяется освоению производства отечественных компонентов для супер-компьютерных технологий. В частности, для моделирования процессов функционирования высокоточного оружия и создания соответствующих технологий виртуальной реальности. Разработан и утвержден генеральным директором холдинга комплексный план их внедрения.

В-третьих, родилось новое тематическое направление по созданию прямоточных воздушно-реактивных двигателей на АО «КБП», являющихся основой для достижения гиперзвуковых скоростей. Научное руководство этим направлением возглавил заместитель управляющего директора АО «КБП», один из членов нашего совета Виктор Семилет.

У нас две ведущие фирмы – АО «НПК «КБМ» и АО «КБП». АО «НПК «КБМ» производит ОТРК «Искандер», а АО «КБП» – ЗРПК «Панцирь». Но они не смогут воевать без разведывательного комплекса, который должен работать в едином информационном пространстве. Часть этих проблем могут решить беспилотные летательные аппараты и наземные роботы. Мы изучили эти вопросы на совете, в работе которого участвовали Михайловская ВАА, ФГБУ ГНИИЦ робототехники МО РФ, ГУНИД МО РФ, АО «ЦНИИТОЧМАШ» и др., молодые сотрудники предприятий нашего холдинга. Было заслушано десять сообщений. Кстати, как председатель диссертационного совета с удовлетворением сообщу, что в 2010–2015 годах прошло 15 защит молодых соискателей. И Совет главных конструкторов имеет к этому непосредственное отношение, поскольку многие его члены являются кураторами молодых соискателей. В его составе несколько докторов и кандидатов наук.

– А какие проблемы еще только предстоит решить с помощью вашего совета?

– Исследования показали, что для автономных РТК критическими вопросами остаются распознавание «свой-чужой», повышение точности навигационной системы и топопривязки, отсутствие электронных карт (3D-моделей) местности.

Другая проблема – система технического зрения, которая должна быть круглосуточной и помехозащищенной, а также отсутствие алгоритмов искусственного интеллекта принятия решений. Не решена задача группового применения и передачи команд по защищенным каналам связи в едином информационном пространстве. Сказывается низкая производительность отечественных БЦВМ. Отсутствуют нормативно-технические документы, согласованные с основными заказчиками. Это вызывает трудности при формировании ТТЗ на НИОКР. Поэтому мы рекомендовали при создании РТК использовать унифицированные платформы, разрабатывать системы по модульному принципу.

Существует проблема согласования движения в воздушном пространстве из-за отсутствия у промышленности соответствующего полигона для проведения предварительных (этап главного конструктора) испытаний. А также создания автоматизированного процесса доведения поправок в стрельбе и проведения артиллерийских расчетов в реальном масштабе времени. Не исследована точность попадания в условиях искажения координат GPS или постановки помех всей системе в целом. В этом направлении исследуется возможность создания псевдоGPS средствами самого БЛА.

– Почему, на ваш взгляд, нам так долго не удается решить проблему импортозамещения? Чем здесь может помочь ваш совет?

– Боюсь, что в области «оборонки» нам ее полностью никогда не решить. Не считайте меня пессимистом, но мы отстали за минувшие 25 лет от технологического уровня передовых стран очень сильно. Поэтому надо включать российские мозги, как это когда-то делал Левша. То есть создавать интеллектуальное оружие на российских технологиях. Повторить западные технологии невероятно сложно да уже и не нужно. На создание таких производств уйдут годы. Поэтому надо искать нетривиальные прорывные решения.

На одном из заседаний совета рассматривалась технология, которая использовала разработки еще советских ученых, – в так называемой программе СОИ, точнее, нашего ответа на нее. Один из докторов наук разработал тогда БИТ-матрицу, в несколько раз ускорявшую обработку аналогового сигнала без преобразования в цифровой код и обратно.

Уникальная вещь. Она могла бы заменить так называемые ПЛИС – программируемые логические интегральные схемы, которые нам предложили к использованию американцы, и мы повелись на них. Но создать самим ПЛИС нам удастся нескоро. На совете доктор технических наук Михаил Теслер даже предложил, где функционально применить эту БИТ-матрицу и кто ее сможет изготовить – зеленоградский «Пульсар». После этого вопрос был вынесен на НТС ГК «Ростех», потом – на НТС ВПК РФ. Везде предложение одобрили, но окончательно вопрос пока так и не решен.

Задача создать свой, российский высокотехнологичный продукт порой упирается в инерцию мышления. Но наши ученые всегда славились умением находить необычные решения

Я это к тому, что подобные уникальные наработки не повторение западного опыта, а реальное решение проблемы импортозамещения, как сейчас мы понимаем, связаны еще и с административным ресурсом. Поэтому задача создать свой российский высокотехнологичный продукт порой упирается в инерцию мышления. Хотя российские ученые всегда славились умением находить необычные решения.

Долгое время мы отставали от тех же французов в изготовлении тепловизоров. Но не так давно именно на совете нашли оригинальную возможность – создание активных лазерных головок самонаведения. В них луч испускается в ближней инфракрасной зоне (где нет атмосферных помех), получает отраженный сигнал, и головка наводится фактически как по радиолокатору. На дальность 500–800 метров у нас уже сейчас действует такая конструкция.

В трудные годы мы создали управляемую головную часть для ракеты ТР-18, а также для знаменитых Х-101, которые применялись нашими ВКС в Сирии.

– Остаются ли какие-то проблемы в работе самого совета и как они решаются?

– Одна из них в том, что только два человека занимались организацией его работы. На начальном этапе это было несложно, но сейчас задач прибавилось. Сказывается и необходимость уходить в детализацию рассматриваемых вопросов, что требует специальных знаний. Чтобы вынести на совет проблему ГСН, например, надо самим глубоко вникнуть в нее.

Но в 2015 году по предложению руководителей предприятий был существенно расширен персональный состав совета. Его численность увеличилась с 18 до 23 членов, изменена структура: у председателя появились два заместителя – Валерий Кашин и Андрей Гусев. Это помогло решить в 2016-м задачу внедрения базовой технологии сбора априорной информации по проведенным исследованиям образцов ВТО с целью сокращения натурных испытаний.

Увы, пока еще недооценена, на наш взгляд, роль совета как общественного органа, способного проводить качественную экспертизу конкурсных документов, предоставляемых предприятиями холдинга госзаказчику для участия в НИОКР ГПВ. Но все это говорит скорее о большом и до конца еще не раскрытом потенциале Совета главных конструкторов по тематическим направлениям холдинга. Так что 2017 год, полагаю, станет для нашего совета годом прорывных решений, как и в целом для всего нашего холдинга – АО «НПО «Высокоточные комплексы».

Беседовал Олег Фаличев

Опубликовано в выпуске № 49 (664) за 21 декабря 2016 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Совет Главных... Королев сам чертил, сам отслеживал документацию во время войны. В 60-х годах уже появилось поколение, которое сами чертить не умели, но были хорошие испытатели. В 90-х годах появилось поколение делающих документацию в машинной графике. Увы, часть Ген.Директоров, Ген.Конструкторов эту часть миновала...Ну, времена другие, а за плечами "Папа", или другие спонсоры. А без конструкторской деятельности Ген. Конструктор не конструктор... А...! управленец? Так таких сейчас сотни. Вот и получаются "дутые фирмы". У меня информации мало. Но, я бы мог назвать, владея информацией - кто конструктор, а кто как в строительстве имеет свой процент. Книги издавать - это не значит технику делать. Я говорю, я бы поспорил. Информации мало. Но у кого то она есть. Пусть разбираются.
Главное: держаться как можно дальше от РОСНАНО.
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Донбасс сегодня

Максим Кустов
Ярослав Левин
Олег Фаличев
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц