Непригодившаяся армия

Вооруженные силы Югославии оснащались лучшим оружием в мире

Вооруженные силы СФРЮ в эти дни могли бы отмечать 75-летие. 21 декабря 1941 года по решению ЦК компартии страны была сформирована 1-я пролетарская народно-освободительная ударная бригада. Армия, первоначально именовавшаяся Народно-освободительной, затем стала просто Югославской народной (ЮНА). О ее боевом пути отечественным читателям известно многое, а о послевоенной ЮНА – не слишком. А ведь есть что вспомнить.

После 1948 года отношения югославского руководства с Советским Союзом ухудшились вплоть до объявления Кремлем режима Тито «фашистским». Генералиссимус и маршал разошлись во взглядах на создание так называемой социалистической «Балканской федерации» в составе Югославии, Болгарии, Албании, а в максимальном варианте – еще и Румынии с Грецией. Это гипотетическое образование Белград рассматривал при условии доминирования «Великой Югославии». Понятно, что советский лидер не мог примириться с появлением еще одного коммунистического вождя с большим геополитическим весом. Со смертью Сталина кризис во взаимоотношениях был преодолен, тем более что никакой «Балканской федерации» так и не появилось. Тем не менее СФРЮ, продолжая проводить независимую от Москвы политику («Тито и НАТО»), не пожелала вступать в Организацию Варшавского договора. В 50-е – начале 60-х главными поставщиками вооружения Югославии были США и Великобритания. В последующем СФРЮ также приобретала военную и «двойную» технику или лицензии на ее производство в Австрии, Западной Германии, Италии, Канаде, Франции, Швейцарии, Швеции.

Несмотря на возобновленные с 60-х годов крупные поставки советского вооружения, Белград, по-своему учитывавший события в Венгрии в 1956-м и в Чехословакии в 1968-м, никогда не переставал рассматривать Советский Союз и в целом ОВД в качестве вероятного противника при возникновении серьезного военного кризиса. Публично это не декларировалось, но в югославских массмедиа неизменно подчеркивалась готовность национальных вооруженных сил противостоять «любому агрессору».

Национальность – генерал

К середине 70-х численность ЮНА достигала 267 тысяч человек, кроме того, 16 тысяч служили в погранохране. Имелись внушительные резервные компоненты вооруженных сил – порядка миллиона югославов были приписаны к формированиям территориальной обороны, еще 300 тысяч – к юношеским военизированным структурам. Военная доктрина СФРЮ предусматривала гибкое взаимодействие регулярных войск с ополченцами.

Тито рассматривал армию как главный фактор сплочения Югославии в единое государство

Комплектование ЮНА осуществлялось на основе обязательного призыва. Продолжительность срочной службы составляла 15 месяцев в сухопутных войсках, 18 – в ВВС и ВМС. Резервисты территориальной обороны регулярно призывались на сборы. НВП была обязательным предметом в школе. В военное время или угрожаемый период призыву подлежали мужчины 16–65 лет.

В сухопутных войсках ЮНА, по разным сведениям, при 200 тысячах человек личного состава имелись шесть штабов армий (по числу военных округов мирного времени), девять пехотных дивизий, от семи до 10 танковых, 11–15 отдельных пехотных, две-три горнопехотные бригады, 12 армейских артиллерийских, шесть истребительно-противотанковых, 12 зенитных артиллерийских полков, отдельный парашютно-десантный батальон.

По мнению западных разведок, танковые бригады, дислоцированные близ Сисака, Крагуеваца и Скопье, могли быть организационно сведены в дивизии (в каждой две танковые и мотопехотная бригады, а также артиллерийский и предположительно самоходный зенитный артиллерийский полки).

В ВВС (40 тысяч человек) во второй половине 70-х имелось более 300 боевых самолетов (истребителей и легких штурмовиков), в ВМС (27 тысяч человек) – пять дизельных подводных лодок, эскадренный миноносец, 85 малых боевых кораблей и катеров. Резервным компонентом ВМС являлись морские подразделения территориальной обороны, предназначенные для охраны побережья и располагавшие малыми плавсредствами типа рыболовных судов, при мобилизации вооружавшихся пулеметами.

В целом ЮНА представляла собой, безусловно, серьезную силу, с которой приходилось считаться при военном планировании как на Западе, так и на Востоке. С внутриполитической точки зрения Тито рассматривал армию как главный фактор сплочения СФРЮ в единое государство (что не оправдалось после его смерти). Здесь небесполезно отметить, что в начале 70-х на долю сербов приходилось 60,5 процента офицеров и 46 процентов генералов ЮНА при доле в населении страны около 42 процентов. На втором месте (14 процентов) среди офицеров были хорваты (доля в населении – 23 процента), а среди генералов хорватов и черногорцев (3 процента) было по 19 процентов. В высшем же командовании ЮНА хорватов было 38 процентов, а сербов – 33 процента.

Еще в период Второй мировой войны и сразу после нее Советский Союз оказал Тито значительную помощь вооружением и боевой техникой, однако в 1949 году все это прекратилось и Белград пошел на сближение с Западом.

Как вооружали Тито

Непригодившаяся армия
Фото: topwar.ru

Разрыв отношений с СССР означал среди прочего ориентацию на ВВТ с Запада, а также на налаживание их производства отечественной промышленностью, в том числе на основе советских образцов. Соответственно наступил новый этап в военно-техническом развитии ЮНА.

Например, в конце 40-х югославам удалось разработать на основе советского Як-9 и наладить серийное производство истребителей S-49. Всего было выпущено 158 таких машин, применявшихся в ЮНА вплоть до 1961 года. Тогда же была предпринята попытка наладить производство собственного варианта среднего танка Т-34-85, однако из-за технологических трудностей было выпущено всего пять или семь таких машин. Тем более что Югославия стала получать от США М4 «Шерман» (в 1952–1953 годах их было поставлено 630 штук), а затем и более современные М47 «Паттон» (319 – в 1955–1958-м).

Американцы делились с Белградом теми же системами, что и со своими союзниками по НАТО.

В очень приличных количествах стали оснащаться западной авиатехникой и военно-воздушные силы ЮНА. С 1951 года американцы начали поставлять поршневые истребители-бомбардировщики P-47D (F-47D) «Тандерболт» (150, использовались до 1961-го), затем – реактивные тактические F-84G «Тандерджет» (230, применялись до 1974-го под национальным обозначением L-10).

Именно «Тандерджеты» открыли реактивную эру в югославской авиации. За ними последовали американские же тактические истребители F-86F «Сейбр». 121 такая машина канадской лицензионной сборки использовалась в 1956–1971 годах под обозначением L-11. «Сейбры» сделали ВВС ЮНА ракетоносными – к ним на рубеже 60-х США поставили 1040 управляемых AIM-9B «Сайдуиндер-1А» малой дальности класса «воздух-воздух».

Американцы, англичане и французы помогли с восстановлением ВМФ, который в первые послевоенные годы представлял жалкое зрелище. В частности, при их поддержке был достроен и вооружен эскадренный миноносец «Сплит» французского проекта, заложенный еще в 1939-м. Корабль получил четыре американские 127-мм универсальные артиллерийские установки Mk30, два английских противолодочных трехствольных 305-мм реактивных бомбомета «Сквид», американские радары.

Возвращение союзного арсенала

Начавшаяся после 1953 года нормализация советско-югославских отношений привела и к возобновлению поставок советского оружия и передаче военных технологий. Это означало наступление качественно нового этапа в боевом оснащении вооруженных сил. Однако страна вовсе не свернула военно-техническое сотрудничество с Западом, хотя его уровень несколько понизился.

Заметно преобразился табельный арсенал стрелкового оружия ЮНА. В 50-е он был представлен в основном советскими и трофейными немецкими образцами периода Второй мировой. Возобновление сотрудничества с СССР позволило сделать акцент на оснащении ЮНА стрелковым оружием на основе новейших разработок. По советским лекалам югославы освоили производство 9-мм пистолета «модель 67» (ПМ), 7,62-мм самозарядных карабинов М59 (СКС-45), 7,62-мм автоматов М64 и М64В (АК-47 и АКС-47), а также их вариантов, приспособленных для метания противопехотных и противотанковых винтовочных гранат – М70 и М70А.

В 1964–1965 годах ЮНА получила свои первые ПТРК – советские самоходные 2К15 «Шмель» с пусковыми установками 2П26 на шасси автомобиля ГАЗ-69 (в дальнейшем использовались собственные джипы «Застава»). К ним поставили 500 противотанковых управляемых ракет 3М6. А в 1971-м в ЮНА появились переносные комплексы 9К11М «Малютка-М» с пусковыми установками 9П111. До 1976 года Советский Союз поставил к ним пять тысяч ПТУР 9М14М, а с 1974-го югославская «оборонка» выпустила еще 15 тысяч таких ракет для самоходных ПТРК собственного производства c пусковыми установками на унифицированном шасси бронемашины BOV, боевых машин пехоты М-80/M-80A и вертолетов. Наиболее же совершенными в ЮНА стали переносные комплексы 9К111 «Фагот», которые производились в 1989–1991 годах по советской лицензии. Всего к ним выпустили тысячу ПТУР 9М111.

Что касается реактивной артиллерии, то в 60-е югославы сделали выбор в пользу импорта чехословацких 130-мм 32-ствольных РСЗО М51 (RM-130) на автошасси «Прага» V3S. На основе ее артиллерийской части в Югославии выпускалась 128-мм 32-ствольная буксируемая реактивная пусковая установка M-63 «Пламен».

Самым же дальнобойным в СВ ЮНА был советский ТРК 9К52 «Луна-М». Дивизионный комплект этого комплекса в составе четырех самоходных пусковых установок 9П113 и такого же количества транспортно-заряжающих машин 9Т29 был поставлен Советским Союзом в 1969 году.

Советские поставки позволили существенно нарастить бронетанковую мощь ЮНА. В 1962–1970-м она получила около двух тысяч средних танков Т-54 и Т-55, а в 1963-м – сотню легких плавающих танков ПТ-76. В 1981–1990 годах югославская промышленность выпустила по советской лицензии 390 Т-72М1, получивших национальное обозначение М-84.

Основу боевой мощи ВВС и ПВО ЮНА с 60-х составляли советские МиГи, вытеснившие ко второй половине 70-х дозвуковые истребители американского производства. В общей сложности Югославия получила 41 МиГ-21-Ф-13 (национальное обозначение L-12), 36 фронтовых истребителей-перехватчиков МиГ-21ПФ и МиГ-21ПФМ (L-14), 41 многоцелевой МиГ-21М и МиГ-21МФ (L-15 и L-15M) и 91 МиГ-21бис (L-17). В 1987–1989 годах парк ВВС и ПВО ЮНА пополнился 16 многоцелевыми фронтовыми истребителями МиГ-29 (L-18) и двумя учебно-боевыми МиГ-29УБ.

Что касается наземного огневого компонента сил объектовой ПВО, то в нем благодаря помощи СССР появились зенитно-ракетные войска, поставка вооружения для которых началась с середины 60-х. Они были оснащены 15 полустационарными ЗРК малой дальности С-125М «Печора» в экспортном варианте «Нева» (получены не менее 600 ЗУР 5В27 к ним, в каждом комплексе по четыре перевозимые пусковые установки) и 10 полустационарными ЗРК средней дальности СА-75М «Двина» (плюс 240 ЗУР В-750В к ним).

Опубликовано в выпуске № 1 (665) за 11 января 2017 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Югославию Германия считала одной из своих непосредственных опасностей и всегда старалась и старается расчленить и ослабить, что и удалось в конце последнего десятилети 20 века. Россия с пьяными ЕБН и прочим Козыревыми не помогла ничем, даже когда бомбили всей сворой Сербию авиация НАТО. Руководство РФ за первые 15 лет только разваливала и ухудшала состояние самой России, так и дружественных Сербии и других. Сам Тито, загадочная личность, ибо родной брат и сельчане родного села его не признали, и у настоящего Иосипа Броз небыло одного пальца, вот Тито имел все... Во время службы в Австро -Венгрии, странствий во время ПВМ, плена и прочего, возможно была подмена секретными службами, начиная от австро-венгерской, ибо он слишком быстро вышел в лидеры антифашистских сил, слишком часто отпускали из тюрем "из за отсутсвия улик" и слишком большую поддержку имел от англичан... Иосиф Аброзович,- так утверждают АНБ США, настоящая фамилия, был по отцу евреем, мать польская аристократка из Венгрии. Потому и Югославской армии на высших должностях было много не сербов, да и прочие коверкоты политики Иосифа Броз Тито...
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
МАКС-2017

Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц