Полтонны – слабый аргумент

Высокоточное оружие не может быть единственным инструментом стратегического сдерживания

В числе первоочередных задач развития Вооруженных Сил России названо оснащение их системами высокоточного оружия большой дальности. Может ли оно стать заменой ядерному в вопросе стратегического сдерживания?

Предположения, что высокоточное оружие в будущем может заменить ядерные силы в качестве фактора стратегического сдерживания и такой переход может снизить уровень международной напряженности, укрепит доверие между странами вызывают серьезные сомнения. Особенно в связи с последним заявлением нового президента США о том, что условием снятия или ограничения санкций является заключение очередного договора по сокращению ядерных вооружений между Россией и США.

Инициатором нападения может стать даже малое государство, которое рассчитывает на поддержку одного из крупнейших геополитических игроков

Современное ВТО большой дальности представлено ограниченным количеством образцов. Из наиболее совершенных – американский «Томагавк», российские «Калибр» и Х-101. Все эти ракеты оснащены примерно одинаковыми боевыми частями весом около 500 килограммов. Такой боеголовкой можно уничтожить здание. Хотя, если оно большое, потребуется уже несколько попаданий в различные его части. ВТО наиболее эффективно для поражения малоразмерных, относительно слабо или среднезащищенных в инженерном отношении объектов. В применении по крупным площадным целям ВТО мало отличается от обычного оружия. Для разрушения высокопрочных сооружений требуются боеприпасы особо большой мощности – от двух-трех до пяти – девяти тонн. Пока создание ВТО большой дальности с такими боеголовками не предвидится ни в одной стране. Надо учитывать и то, что устранение последствий применения такого оружия займет относительно короткое время – от нескольких суток до трех – шести месяцев, для противника это не критично.

Если отбросить второстепенные детали, сущность ВТО сводится к тому, чтобы надежно, в требуемые сроки и точно в цель доставить боеприпас. При этом самая современная боеголовка принципиально ничем не отличается от обычной бомбы или снаряда времен Второй мировой. А если это так, для оценки возможности ВТО стать полноценным инструментом стратегического сдерживания следует опираться на опыт военных конфликтов прошлого.

Договоримся о терминах. Принято считать, что стратегическое сдерживание достигается созданием трех угроз, а именно – гарантированного уничтожения необходимой для устрашения противника доли экономики и населения страны, основных группировок вооруженных сил, всей или значительной части политической элиты.

Константин Сивков

Сможет ли ВТО большой дальности в обычном снаряжении решить первую задачу, можно оценить по опыту Второй мировой, последующих локальных войн и вооруженных конфликтов. Даже самое масштабное применение ВТО, что, например, имело место в Югославии в 1999 году, не привело к заметным политическим результатам. На территорию Москвы люфтваффе сбросило до 800 бомб калибром от 250 до 500 килограммов, что мало повлияло на моральный дух войск и населения, а также на экономический потенциал столицы. Масштаб ударов авиации союзников по Германии был гораздо больше. На города сбрасывалось за ночь до пяти тысяч бомб различного калибра, основную часть которых составляли 500- и 1000-фунтовые. Однако в результате не удалось ни подорвать экономический потенциал Германии – страна выпускала вооружение в больших объемах фактически до конца войны, ни тем более склонить руководство рейха к капитуляции. А ведь последствия бомбардировок Второй мировой несопоставимо тяжелее того, что принесет применение ВТО большой дальности даже самой мощной в данном отношении страны – США да всего блока НАТО, не говоря уже о России.

Нельзя обойти стороной и масштаб человеческих жертв от применения обычных вооружений. Так, в Германии и Японии от массированных бомбардировок погибли (исключая Хиросиму и Нагасаки) до миллиона граждан в каждой из стран. Это огромные жертвы, но в сравнении с общей численностью населения и размером военных потерь они относительно невелики, на моральный дух повлияли несущественно. То есть принудить к отказу от продолжения войны такими бомбардировками не удалось. Отсюда следует, что первую ключевую задачу сдерживания ВТО не решает.

Аналогичный вывод можно сделать и относительно второй: «выбомбить» крылатыми ракетами в обычном снаряжении стратегические группировки войск агрессора невозможно. Это не удавалось никогда, даже при абсолютном господстве авиации одной из сторон, как, например, американцев во Вьетнаме.

Не получится создать и значимую угрозу уничтожения правящей элиты страны-агрессора, готовящейся к масштабной войне. Она укроется в хорошо защищенных в фортификационном отношении сооружениях, неуязвимых для ВТО в обычном снаряжении.

Из сказанного следует, что ВТО в принципе не может быть инструментом стратегического сдерживания крупномасштабной войны.

Реальный армагеддон

Иная картина складывается, когда речь идет о ядерном оружии. Зона поражения ударной волной и различными излучениями даже боеприпаса малого калибра (20–100 килотонн) составляет несколько километров. У средств мегатонного класса она увеличивается до десятков километров. Зоны радиоактивного заражения могут достигать от нескольких десятков до нескольких сот километров. Таким образом, для уничтожения даже относительно крупного города достаточно одного-двух ядерных боеприпасов малого или среднего калибра. Обнуление промышленности ядерным оружием уже не позволит ее восстановить в короткие сроки – предприятия надо будет заново строить, поскольку от них ничего не останется. Ядерное оружие при его массированном применении вполне может уничтожить и стратегическую группировку войск противника. От абсолютного большинства защищенных сооружений просто ничего не останется – воронки от наземных ядерных взрывов среднего калибра достигают ста и более метров в глубину. То есть только ЯО способно гарантированно решить все три основные задачи стратегического сдерживания.

Высокоточная ниша

Полтонны – слабый аргумент
Фото: nevskii-bastion.ru

Тем не менее ВТО может быть высокоэффективным инструментом сдерживания, но лишь в конфликтах малой интенсивности. Это обусловлено тем, что успех агрессора обеспечен лишь при четко согласованном применении войск. Высокий уровень зависимости эффективности действий одних сил от результатов других создает благоприятные условия для срыва вражеских планов. Так, без завоевания превосходства в воздухе последующие операции группировок сухопутных войск, воздушно-морские десанты маловероятны. Поэтому нанесением авиации противника ощутимого урона можно не допустить ни воздушной, ни наземной кампании.

Понимая это, потенциальный агрессор, вероятнее всего, откажется от своих планов. Таким образом, можно говорить об осуществлении неядерного сдерживания на оперативном уровне (на конкретном ТВД) угрозой нанесения превентивных ударов по группировкам войск. Достоверное и заблаговременное вскрытие факта подготовки и момента фактического начала агрессии против России сегодня не представляет проблемы, а упреждающий удар будет вполне оправданным. Объектами могут быть основные аэродромы базирования тактической авиации, наземные командные пункты, органы управления оперативного и тактического уровня, а также наиболее крупные наземные склады, хранилища боеприпасов и ГСМ оперативного и стратегического тыла.

Объем огневых задач превентивного удара определяет потребное количество ВТО – около 1000–1200 единиц. Имеющийся боевой состав стратегической и дальней авиации при условии модернизации авиапарка с приданием ему возможности применения стратегических неядерных ракет может применить до 800 КР. Остальные должны быть запущены с кораблей и подводных лодок. Известные из открытых источников данные позволяют грубо оценить максимально возможный залп крылатых ракет морского базирования в 250–300 единиц. Такие показатели вполне достижимы к 2020 году, если будет полноценно выполняться Госпрограмма вооружения и в нее внесут необходимые изменения для развертывания должного количества КРБД и их носителей.

Удар по кошельку

Другой механизм стратегического неядерного сдерживания может быть основан на принципе нанесения вероятному противнику такого ущерба, который превысит ожидаемый выигрыш в случае достижения конечных целей агрессии, преимущественно в экономической сфере. Целями ударов в этом случае являются критически важные предприятия, а также различные объекты, опасные с экологической точки зрения: атомные электростанции, плотины, предприятия химической промышленности, ядерные и научные центры, где производятся работы с большими объемами радиоактивных, с опасными химическими и биологическими веществами. Поражение таких системообразующих хозяйственных объектов приведет к коллапсу на относительно длительное время важнейших отраслей экономики. Такой вариант неядерного стратегического сдерживания целесообразен применительно к угрозам локального характера.

Против ближайших союзников России могут быть организованы провокации с последующим втягиванием нашей страны в этот конфликт. Инициатором способно выступить среднее или даже малое по размерам и потенциалу государство, которое рассчитывает на поддержку одного из крупнейших геополитических игроков. Угроза того, что Россия нанесет зачинщику неприемлемый ущерб, не прибегая к ЯО, станет веским сдерживающим фактором.

ВТО большой дальности может оказаться эффективным и в противодействии террору зарубежного происхождения. Это явление возникло не в низовых слоях общества. Оно порождено элитами, которые претендуя на господствующее положение в мире или в отдельно взятом регионе и располагая необходимой экономической базой, не имеют достаточных для этого военных и политических ресурсов. Готовность к нанесению удара ВТО большой дальности по таким центрам подобно тому, как это практикуют США в соответствии с их концепцией превентивной войны, заставит организаторов и спонсоров терроризма сдерживаться от развязывания войны против России.

Превентивное законодательство

Чтобы в отношении потенциальных агрессоров сработало неядерное сдерживание, требуется должное политико-дипломатическое обеспечение. Во-первых, необходимо внести соответствующие изменения в руководящие документы, регламентирующие организацию обороны страны, определить порядок и условия превентивных ударов. Во-вторых, сделать политическое заявление, в котором декларировать решимость России нанести такой удар в случае установления факта неизбежности военной агрессии против нее или ее союзников, развязывания террористической войны. При этом четко сформулировать признаки и критерии, на основании которых руководство страны принимает соответствующее решение. В-третьих, добиться принятия международно-правовых актов, легализующих превентивные удары как законный инструмент защиты от неизбежной агрессии. При этом должны быть закреплены на международном уровне четкая система признаков и критериев неизбежности агрессии и условия правомерности применения ВТО. В-четвертых, провести серию демонстративных учений с отработкой превентивных ударов.

Создание качественной материальной базы ВТО при надлежащем политико-дипломатическом обеспечении будет важнейшим фактором неядерного сдерживания, который действительно снизит и весьма существенно уровень военных угроз России.

Константин Сивков,
член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

#высокоточноеоружие #неядерноесдерживание #войнавюгославии

Опубликовано в выпуске № 3 (667) за 25 января 2017 года

Нравится

Loading...
Комментарии
"Симметричный" вопрос - какой должен быть боезаряд у высокоточного оружия, чтобы оно по воздействию приближалось в атомному. Скорее всего в районе 5 тонн. И такой аналог "Калибров" создать можно, в том числе с боезарядом объёмного взрыва. Интересно было бы узнать мнение автора. Интересно и то, что материалы могут примерно на порядок превосходить прочность обычных - та же сталь в аморфном состоянии. Поэтому высока вероятность существования энергоносителя, который на порядок превосходит обычные материалы по весовой эффективности. Надо интересоваться, работать.
Получившее распространение и перешедшее в новое качество ВТО остаётся второстепенным стратегическим оружием , и как правильно автор заметил, достаточное на второстепенных театрах войны. Поднять мощность, досягаемость и защищённость ВТО последующая задача ВПК и МО РФ. Современное ЯО также модифицируется, с разными неитронными и прочими вариантами, и по главной составной нельзя отставать ( усилия США по новому ЯО).
Согласен с Сивковым: надо смелее применять ядерное оружие для защиты своих интересов!
Если мощности производства позволяют изготавливать по 50 штук за полгода, то о чем вообще речь. ХОТЕТЬ, НЕ ЕСТЬ МОЧЬ. Один блеф.
не согласен по возможности ВТО - любая ракета , пущенная в сторону противника - может стать поводом к началу применения ЯО со стороны противника .
Над совершенствованием высокоточных видов оружия безусловно нужно работать на перспективу, необходимость его применения в локальных конфликтах трудно переоценить, но ядерное оружие как было так и останется главным сдерживающим фактором и это нужно понимать, никакое ВТО не сможет в полной мере заменить наши ядерные силы ни сейчас, ни в обозримом будущем.
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Танковый биатлон 2017

Владимир Литвиненко
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц