Версия для печати

Арсеналы для радикалов

Ядерный Пакистан – одна из главных угроз глобальному миру
Храмчихин Александр

Пакистан, обретший государственность в 1947 году, будучи населен преимущественно мусульманами, почти сразу оказался в конфронтации с Индией.

Пакистан, обретший государственность в 1947 году, будучи населен преимущественно мусульманами, почти сразу оказался в конфронтации с Индией.

Между этими странами были еще две «большие» войны и более мелкие конфликты. Стороны до сих пор имеют друг к другу значительные территориальные претензии, в первую очередь в Кашмире (на севере обеих стран). Этим противостоянием определяется военное строительство в Пакистане на протяжении всей его истории. В частности, именно для сдерживания Индии были созданы собственное ядерное оружие и средства его доставки.

Пакистан – наш давний, проверенный враг как минимум со времен афганской войны

На протяжении полувека Исламабад является стратегическим союзником одновременно Пекина и Вашингтона. Именно Китай и США, а также Франция стали основными поставщиками боевой техники в Пакистан. Такое положение сохраняется до сего времени, однако постепенно Исламабад склоняется в сторону Пекина. По китайским проектам и лицензиям в стране производятся танки и истребители, строятся боевые катера. Активный участник этого сотрудничества – Украина, поставляющая для совместной техники различные комплектующие, в частности двигатели. Из-за засекречивания данных о производстве и закупках новых вооружений и темпах вывода старых количество техники в ВС Пакистана известно лишь приблизительно.

Исламабад оказывает очень большое влияние на ситуацию в соседнем Афганистане, в значительной степени контролируя движение «Талибан».

Сухопутные войска организационно делятся на девять армейских корпусов, три командования корпусного уровня и группу ССО.

Александр Храмчихин

1-й АК (штаб – в городе Мангла) включает 6-ю бронетанковую, 17 и 37-ю пехотные дивизии, 11-ю бронетанковую, пехотную, артиллерийскую, ПВО бригады.

2-й АК (Мултан): 1-я бронетанковая, 14 и 40-я пехотные дивизии, бронетанковая, пехотная, артиллерийская, ПВО бригады.

4-й АК (Лахор): 10 и 11-я пехотные, 2-я артиллерийская дивизии, 3-я бронетанковая, 212-я пехотная, артиллерийская бригады.

5-й АК (Карачи): 25-я механизированная, 16 и 18-я пехотные дивизии, две бронетанковые, 31-я механизированная, артиллерийская бригады.

10-й АК (Равалпинди): 12, 19 и 23-я пехотные дивизии, 8-я бронетанковая, 111-я пехотная, артиллерийская бригады.

11-й АК (Пешавар): 7 и 9-я пехотные дивизии, бронетанковая бригада.

12-й АК (Кветта): 33 и 41-я пехотные, артиллерийская дивизию, бронетанковая и пехотная бригады.

30-й АК (Гуджранвала): 8 и 15-я пехотные дивизии, 2-я бронетанковая, противотанковая, артиллерийская бригады.

31-й АК (Бахавалпур): 26-я механизированная, 35-я пехотная дивизии, 13-я бронетанковая и 101-ю пехотная бригады.

Командование северных территорий (Гилгит): 61, 62, 63, 80, 150, 323-я пехотные бригады.

Командование ПВО (Равалпинди): 3 и 4-я дивизии ПВО.

Командование стратегических сил (Равалпинди): 21 и 22-я ракетные дивизии.

Командование ССО: три бригады (11, 22, 33-я), антитеррористический батальон.

В настоящее время формируются стратегические командования по географическому принципу (Северное, Центральное, Южное, Западное, Восточное), но их структура не является устоявшейся. По-видимому, в Северное командование войдет 1-й АК, в Центральное – 2, 4 и 10-й, в Западное – 11-й АК, в Восточное – 30-й, в Южное – 5-й, 12 и 31-й.

Арсеналы для радикалов
Коллаж Андрея Седых

Именно в сухопутных войсках – в командовании стратегических сил находится весь ракетно-ядерный арсенал Пакистана. Его состав известен лишь весьма приблизительно. На вооружении имеется до 40 БРСД «Гхори» (создана на базе северокорейской «Нодон-1», дальность полета – 1300 км, масса БЧ – 700–1000 кг), до 85 ОТР «Газнави» (на базе китайской М-11, 290–400 км, 700 кг), до 16 ОТР «Шахин-1» (750 км, 700 кг), не менее 8 «Шахин-2» (1500 км), 105 ТР «Хатф-1В» (70–100 км, БЧ – 500 кг), не менее 6 «Наср» (60 км, могут нести до 4 БЧ), не менее 8 КРНБ «Бабур» (350–700 км, до 3 БЧ). Все ракеты способны нести ядерные БЧ, их количество – 140–160. Разрабатываются новые ракеты, баллистические и крылатые.

Наиболее современные танки – 320 украинских Т-80УД и 358 «Аль-Халид», которые строятся в Пакистане по китайской лицензии и представляют собой экспортную версию Туре 96. Имеются не менее 268 относительно новых китайских Туре 85II, 250 более старых Туре 69, до 1600 совсем старых Туре 59 (из которых от 500 до 600 модернизированы в Пакистане под названием «Аль-Заррар»), а также 50 легких Туре 63, 32-50 ПТ-76.

На вооружении состоят 129 БРМ (45 итальянских LMV, 10 английских «Феррет» и 74 «Шорланд»), 3172 американских БТР М113 и итальянских VCC-1/2, не менее 500 созданных на их основе в самом Пакистане БТР «Талха» и «Саад», 20 американских бронеавтомобилей «Кугар» и 22 МахРrо, до 169 советских БТР-70 (используются в миссиях ООН за пределами страны), до 100 немецких UR-416 и 10 «Динго-2», 6 чешских ОТ-64.

Имеется 50 старых американских САУ М7, 267 более новых М109 (152 А2, 115 A5), 90 китайских колесных САУ SH-1, 40 американских М110А2. Буксируемые орудия: до 1000 английских QF, 50 итальянских М-56, до 300 американских М101А1, 143 китайских Туре 85 (копия советских Д-30), до 400 Туре 54-1, до 200 Туре 60, 260 Туре 59-1 и 100 их советских аналогов М-46, 30 старых американских М59, 60 М114, 124 М198, от 60 до 72 южнокорейских «Пантер», 26 американских М115. Имеются 232 самоходных миномета М125 (на шасси М113), 2350 французских минометов АМ-50 и М-61. Все РСЗО – китайского производства. Это 52 «Азар» (Туре 83, собранные в Пакистане), 40 KRL-122, 48 новейших А-100, скопированных с российского «Смерча».

На вооружении находится более 3000 старых немецких ПТРК «Кобра» и 1000 американских «Тоу» (в том числе 24 самоходных М901 и 232 на шасси М113), 200 китайских ПТО Туре 56.

Войсковая ПВО имеет на вооружении до 2650 местных ПЗРК «Анза» и 200 китайских HN-5А (оба скопированы с советской «Стрелы-2»), 50 новейших китайских FN-6, 350 американских «Стингер», от 100 до 230 французских «Мистраль», 144 шведских RBS-70. Зенитные орудия: 248 швейцарских GDF-002/005, 310 китайских Type 55/65, 50 шведских L/60, 144 китайских Type 59 и 200 Type 72.

Арсеналы для радикалов
Фото: interpolit.ru

Армейская авиация располагает многочисленными легкими самолетами – до 30 американских О-1Е, 3 «Цессна-208В», 1 «Цессна-421», 1 «Цессна-550», 1 «Цессна-560», 1–2 «Коммандер-690», 4 китайских Y-12. Боевые вертолеты: 53 американских АН-1 «Кобра» (33 F, 20 S), 3 новейших китайских Z-10. Многоцелевые и транспортные вертолеты: 6 европейских AW139, 19 французских AS550, 6 AS350, до 27 SA315B, до 33 SA316, 36 SA330 и от 6 до 14 румынских IAR-330, 45 российских Ми-17 и до 11 советских Ми-8, 26 американских «Белл-412», до 20 UH-1, 6–8 «Белл-205А», от 13 до 18 «Белл-206В», до 10 «Хьюз-300С».

ВВС организационно делятся на пять командований – стратегическое (Исламабад), Северное (Пешавар), Центральное (Лахор), Южное (Карачи), ПВО (Равалпинди).

Наиболее современные боевые самолеты – 77 американских F-16 (34 А, 25 В, 12 С, 6 D) и не менее 48 китайских JF-17, которые производятся в Пакистане по лицензии. Имеется более 300 старых истребителей – до 162 китайских J-7Р (в том числе до 50 PG, китайский вариант советского МиГ-21) и до 29 учебно-боевых JJ-7, до 167 французских «Мираж-3» и «Мираж-5», 8 самолетов ДРЛО (4 китайских ZDK-03, 4 шведских «Сааб-2000») и 2 РЭР (американские «Фалкон-20F»), 4 купленных на Украине советских заправщика Ил-78.

Вертолеты: 3 российских Ми-17, 15 французских SA316.

Наземная ПВО включает 1 батарею (6 ПУ) китайского ЗРК HQ-2 (копия советского С-75), 12 батарей (144 ПУ) французских ЗРК малой дальности «Кроталь» и 10 батарей (до 80 ПУ) итальянского ЗРК «Спада-2000».

ВМС Пакистана насчитывают 5 французских ПЛ типа «Агоста» (2 более старых «Агоста-70» «Хашмат», 3 новейших «Агоста-90Б» «Халид») и 3 итальянских диверсионных СМПЛ «Космос» MG110. С ПЛ «Халид» возможен запуск КРМБ «Бабур-3».

Основу надводного флота составляют 10 фрегатов: «Аламгир» (американский «Оливер Перри»), 4 «Зульфикара» (китайский пр. 053Н3), 5 «Тариков» (английские «Амазоны»).

Из 9 ракетных катеров 2 новейших типа «Азмат» построены в КНР, 3 «Джалалата» и 2 «Джуррата» – в Пакистане по китайским проектам, 2 MRTP-33 – в Турции. Имеется 8 сторожевых катеров: 1 «Ларкана», 1 «Раджшахи» (типа «Таун»), 2 МRТР-15, 4 «Барката» (в береговой гвардии). В строю 3 тральщика типа «Мунсиф» (французские «Эриданы»). Десантные силы состоят из 4 английских катеров на воздушной подушке типа «Грифон».

Морская авиация: 5–7 американских противолодочных Р-3С, 5 голландских патрульных F-27 и до 3 английских BN-2, 1 английский самолет РЭБ «Хокер-850ХР», 2 итальянских транспортных ATR-72, 12 противолодочных вертолетов (6 американских «Си Кинг», 6 китайских Z-9С, еще 3 английских «Линкс» на хранении), 2–4 французских многоцелевых вертолета SA319В.

С учетом обладания ядерным оружием и средствами его доставки, а также достаточно высокого уровня боевой и морально-психологической подготовки личного состава ВС Пакистана можно считать сильнейшими в исламском мире. Тем не менее они существенно уступают по своему потенциалу ВС Индии («В здоровом Дели – здоровый дух»). Сдерживать Дели от попыток военного разгрома Исламабаду помогают его собственный ядерный арсенал и тесный союз с Пекином.

Существует, пусть и достаточно малая, вероятность прихода к власти в Пакистане исламских радикалов, которые в этом случае получат доступ к ракетно-ядерному арсеналу страны, что создаст угрозу для всего человечества.

С Россией Пакистан не граничит и вообще довольно далеко от нее, тем не менее это наш давний, проверенный и испытанный враг как минимум со времен афганской войны. Самая очевидная угроза с его стороны сегодня – поддержка талибов, которые после ухода натовцев из Афганистана могут создать нам большие проблемы в Центральной Азии, а в худшем варианте – и на нашей собственной территории. Угроза почти столь же очевидная – вышеупомянутая вероятность прихода к власти в Пакистане исламских радикалов. Пакистанские ракеты до России пока не долетают, но новые образцы с китайской помощью разрабатываются очень активно. Следующее их поколение уже будет достигать Сибири и Урала. При этом надо понимать, что в отличие от нынешних иранских властей суннитские радикалы, получи они доступ к ядерным ракетам, вполне способны пойти на шаги откровенно самоубийственного характера. Суицидальный терроризм – чисто суннитское порождение, а если в массовом порядке самоподрывами занимаются отдельные индивидуумы, никто не сказал, что на это не может пойти целое государство.

Впрочем, даже нынешний Пакистан, в котором радикалы к власти еще не пришли, почти не скрывает готовности продать Саудовской Аравии ядерные заряды для имеющихся у Эр-Рияда китайских ракет «Дунфэн-3», уже способных достать до юга России. При этом в Саудовской Аравии («Королевство без царя в голове») радикалы-ваххабиты по сути находятся у власти уже сейчас.

Необходимо отметить еще один момент, на который у нас принято закрывать глаза. Со времен нашей афганской войны из тогдашней антисоветской коалиции сложилась неформальная ось Пекин – Исламабад – Эр-Рияд, к которой сегодня все сильнее примыкает Анкара. Пакистан является здесь важнейшим связующим звеном, как географическим, так и политическим. В частности, ядерное оружие Пакистан создал в основном на китайских технологиях и почти исключительно на саудовские деньги. Несколько десятилетий эта ось была не очень заметна. Но для нас она принципиально враждебна независимо от текущих отношений стран этого «четверного союза» с США. К сожалению, в России это понимают далеко не все.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

#армия Пакистана #БРСД «Гхори» #«Нодон-1» #ОТР «Газнави» #«Шахин-1»

Опубликовано в выпуске № 3 (667) за 25 января 2017 года

 

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
Кулинченко Вадим
Купинов Максим
Стригунов Константин
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц