Шелковый путь на землю

Парашюты появились в русской армии благодаря битве под Верденом

Парашют ныне стойко ассоциируется с самолетами, однако массово использовать его начали экипажи привязных аэростатов.

Наблюдательные аэростаты времен Первой мировой войны поднимались на высоту 200–1000 метров и в ясную погоду позволяли видеть в бинокль на расстояние 10–12 километров. Передвижение войск противника распознавалось на дальности до восьми километров, укрепления и искусственные препятствия – четыре-пять километров, детали инженерных сооружений хорошо просматривались с двух-трех километров. Наполненный водородом аэростат мог находиться в небе до четырех часов.

Шанс на спасение

Мысль о применении парашютов для спасения экипажей привязных аэростатов возникла после многочисленных случаев атак неприятельских самолетов в конце 1915 года, а уже в 1917-м парашюты сделались неотъемлемой принадлежностью воздухоплавательных частей.

Шелковый путь на землю
1916. Военнослужащие корпусного
воздухоплавательного отряда у змейкового
аэростата типа «Парсеваль». Весна – лето.
Барановичское направление,
Минская губерния

Еще до Луцкого прорыва 1916 года командиром 6-й воздухоплавательной роты был подан рапорт в Полевое управление авиации и воздухоплавания при Штабе Верховного главнокомандующего, в котором обосновывалась необходимость применения парашютов в частях, оснащенных привязными аэростатами. К положительному решению вопроса подтолкнул пример французских наблюдателей у крепости Верден. Когда буря сорвала 20 привязных аэростатов и понесла их к германским позициям, экипажи 18 успели выброситься с парашютами и благополучно приземлились в расположении своих войск.

К весне 1917 года первые сто парашютов системы Жюкмеса, полученные из Франции, поступили в русские воздухоплавательные части, имевшие на тот момент около 80 аэростатов. Парашюты с размером рабочей поверхности 85 квадратных метров производились и в России – в мастерских воздухоплавательной школы и на фирме «Треугольник». Кроме того, поступили на вооружение отечественные образцы системы Г. Е. Котельникова («Ранцевый ангел-хранитель»). Они имели площадь поверхности 41 квадратный метр, отличались оригинальной укладкой в чехле за спиной воздухоплавателя.

Но вследствие неудобства этой укладки именно для воздухоплавателя (стеснявшей движения в корзине аэростата) она применялась вместе с подвеской без чехла. Впоследствии парашюты Котельникова стали использоваться вместе с помочами, надеваемыми воздухоплавателем, с укладкой в чехол-ранец системы И. Л. Когутова. Парашют мог подвешиваться под рулевым мешком аэростата – в узком чехле, предохранявшем парашют от преждевременного раскрытия ветром. Такая подвеска давала наблюдателю уверенность в успешном раскрытии парашюта.

Из-за особой остроты вопроса о снабжении парашютами в июне 1917 года в мастерских воздухоплавательного дивизиона особого назначения был сшит купол из мадепалама и тика наподобие французского. При испытании в 20-м армейском воздухоплавательном отряде образец при сбрасывании груза давал скорость спуска 2,5–3 метра в секунду.

Парашют из перкаля, изготовленный фирмой «Треугольник», был испытан в 1917 году в воздухоплавательной школе. Но он за счет большего трения материи разворачивался 3,5–4 секунды, тогда как шелковый на секунду быстрее. В то же время испытания развеяли опасение, что ткань может слежаться, и прочность ее была значительная – до 700 килограммов на разрыв.

Шаг из корзины

Всего на русском фронте Первой мировой в течение 1917 года было зарегистрировано 62 боевых и тренировочных спуска на парашютах наблюдателей привязных аэростатов. Вспомним наиболее драматичные эпизоды.

2 июня наблюдатель 27-го армейского воздухоплавательного отряда старший унтер-офицер Власенко выбросился из подожженного неприятельским огнем аэростата во время снижения с высоты 300 метров. Парашют Жюкмеса не был пристегнут, и Власенко прыгнул, обмотав веревку вокруг руки и шеи. Он остался жив, но получил порезы руки и шеи.

23 июня наблюдатель 9-го корпусного воздухоплавательного отряда Смелов прыгнул с обстрелянного неприятельским самолетом аэростата на парашюте Котельникова с высоты 250 метров. Стропы не были пристегнуты лямками, и Смелов держал их в руках. Приземлился благополучно.

16 июня наблюдатель 14-го армейского воздухоплавательного отряда Ульяновский воспользовался парашютом Жюкмеса, спасаясь из полыхавшего аэростата, на высоте 600 метров. Вследствие задержки прыжка около трети купола обгорело. Ульяновский получил ожоги, однако остался жив.

Статистика говорит, что из 27 случаев применения парашютов в боевой обстановке только в трех воздухоплаватель погиб. То есть спаслись почти 90 процентов наблюдателей. С учетом тренировочных прыжков эти показатели еще более возрастают. Так что парашют оказался достаточно надежным средством спасения экипажей привязных аэростатов при прыжках на высотах в диапазоне 100–1100 метров.

Алексей Олейников,
доктор исторических наук, ведущий рубрики

#Парашют #аэростат #Жюкмес #Котельников

Опубликовано в выпуске № 5 (669) за 8 февраля 2017 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
МАКС-2017

Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц