Двухместный перехватчик Як-25 и неудачная интрига Лаврентия Берия

Давай хорошую машину — и все будет в порядке

Отношения конструкторов техники и их заказчиков во все времена были полны драматизма. А в эпоху, когда вопросы технического развития СССР лично рассматривал  Сталин, решение любого подобного вопроса на его уровне могло обернуться очень неприятными неожиданностями.

Почему не доложили о предложении Лавочкина?

Вот, например,  с какими сюрпризами было связано создание двухместного перехватчика Як-25. Его конструктор Александр Яковлев писал об этом: 

«Мы опять собрались у Сталина для рассмотрения и утверждения проекта постановления о постройке… двухместного реактивного барражирующего всепогодного и ночного перехватчика ЯК-25, модификации этого же самолета в качестве разведчика ЯК-25Р...

Проект постановления был послан Сталину заблаговременно. Он уже был с ним знаком и, почти не высказав никаких замечаний, заявил, что у него возражений нет.

В этот момент Берия раскрыл свою папку и вытащил оттуда какой-то документ. 

— Товарищ Сталин, — сказал он, — а вот тут есть еще предложение конструктора Лавочкина.

— Какое предложение? — раздраженно спросил Сталин. — Мне ничего не известно о предложении Лавочкина.

На это Берия ответил умышленно равнодушным тоном, желая подчеркнуть свою объективность:

— Да вот он давно прислал... Какой-то необыкновенный перехватчик. И оборудован для ночных и для слепых полетов. Тут вот на трех страницах... — И он стал читать: — «Радиолокатор, радиостанция, радиокомпас, система слепой посадки» и т. д. и т. д... Целый список. Он предлагает построить эту машину на базе истребителя ЛА-200.

Все перечисленные Берия приборы являются обязательной принадлежностью любого перехватчика, в том числе и предложенного мной.

Но Берия понадобилось разыграть всю эту сцену и произвести впечатление на Сталина длинным списком аппаратуры только для того, чтобы сорвать мое предложение, оттянуть принятие решения, — короче говоря, подставить ножку.

Сталин вспылил.

— Почему не доложили? — спросил он Хруничева.

Хруничев (министр авиационной промышленности СССР в тот период - М.К.) вначале растерялся, но потом ответил, что самолет ЛА-200 уже однажды был забракован, как явно неудачный, и поэтому никакой базой для нового самолета он служить не может. А вся перечисленная аппаратура имеется и на перехватчике ЯК-25.

Сталин ничего не хотел слушать, он только повторял, все больше накаляясь:

— Почему не доложили? Почему не доложили?

Наконец Михаилу Васильевичу удалось разъяснить, что предложение Лавочкина рассматривалось в министерстве и что оно не получило одобрения в основном из-за того, что Лавочкин предлагал использовать свой неудачный, забракованный истребитель. Впоследствии Лавочкину удалось довиться разрешения на проведение этой работы, но машина у него так и не получилась.

Я очень перетрусил и за свое дело, и главным образом за Михаила Васильевича. В то время ничего не было страшнее, чем стать обманщиком в глазах Сталина. А он, не унимаясь, продолжал допрашивать Хруничева:

— Почему не доложили?

Как будто тот умышленно скрыл предложение Лавочкина. В конце концов Сталин понял, в чем дело, и сказал: 

— Принятое решение оставим без изменения, а предложение Лавочкина можно рассмотреть отдельно». 

Любопытно,  это  Берия вздумал так ненавязчиво «подставить» Яковлева и Хруничева? Ведь заранее подготовился, припас материалы по самолету Лавочкина. Сталинский вопрос: «Почему не доложили?» явно был Хруничеву прежде всего адресован. Вопрос чрезвычайно неприятный. Яковлеву было отчего перетрусить и за свою машину, и за Хруничева. Может быть, Лаврентию Павловичу сильно министр авиационной промышленности не нравился? Или захотелось лишний раз вечным конкурентам Яковлеву и Лавочкину столкновение интересов устроить?

Увы, мотивы его интриги останутся тайной. В 1953 году лишился Берия возможности откровенно написать об этом в мемуарах, или рассказать  кому-то…

Мне говорили, что вы рвач

Разобравшись с судьбой Як -25, Сталин вдруг принялся предъявлять Яковлеву претензии совсем иного рода:

«Представленный проект постановления уже был принят, но, подписывая его, Сталин вдруг обратился ко мне:

— А почему здесь в конце записано — разрешить вам при постройке самолета сверхурочные и аккордные работы, выделить суммы для премирования? Почему вам такие преимущества? Вы знаете, что говорят о вас за вашей спиной? Мне говорили, что вы рвач.

— Вас неправильно информировали, — ответил я.

— Как это неправильно? — опять вскипел Сталин.

— Да ведь и премиальные, и сверхурочные, и аккордные имеются в распоряжении всех конструкторов: и Туполева, и Ильюшина, и Лавочкина, и Микояна. Это не является исключением из правила. Наоборот, исключением из правила является то, что наш конструкторский коллектив за последние два года этого не имел, в то время как все остальные имели и имеют.

— Как так? — удивленно спросил Сталин. Хруничев подтвердил, что это действительно так. Тогда Сталин, все еще раздраженный, обратился ко мне:

— Я хочу, чтобы вы знали, что говорят за вашей спиной.

— Спасибо, что вы мне об этом сказали. Какие же ко мне претензии?

— Мне рассказывали, что вы, пользуясь положением заместителя министра, создали себе самый большой завод.

— Это клевета, у меня самый маленький завод. Сталин обратился к Хруничеву:

— Так ли это? 

Хруничев вынул из кармана справочную книжечку, постоянно находившуюся при нем, где были записаны все необходимые данные о производственных площадях различных заводов, о количестве оборудования, рабочей силы и т. д., и сказал:

— Это верно, товарищ Сталин, у Яковлева самый маленький завод.

— Говорят, что вы натаскали себе много станков.

— Тоже неверно. У меня станков меньше, чем у любого другого конструктора, — ответил я.

Опять Хруничев подтвердил, что я сказал правду. Михаил Васильевич назвал количество станков в нашем ОКБ, и для сравнения — в опытно-конструкторских бюро Туполева, Микояна, Ильюшина и др. 

— Говорят, что вы нахватали лабораторного оборудования, какого нет у других.

— Это тоже неверно. У меня нет ничего такого, чего бы не было у других.

И опять Хруничев подтверждает правильность моих слов.

— Как же так? — сказал, постепенно успокаиваясь, Сталин. — У меня была совсем другая информация. Странно...

— Это необъективная, вымышленная информация для того, чтобы подорвать доверие ко мне. Между прочим, я предполагал возможность таких обвинений и поэтому за время работы, сначала в наркомате, потом в министерстве, не делал ничего, что позволило бы впоследствии бросить мне хотя бы один из тех упреков, которые вы мне сделали.

— И премий не получали за последние годы?

— Совершенно точно, не получали.

— Ничего не понимаю, — удивился Сталин и, к изумлению присутствовавших, обращаясь к Хруничеву и Булганину, сказал:
— Ну, если так, то надо ему создать условия не хуже других. Он много сделал для нашей авиации и еще сделает. Сделаете? — уже с улыбкой обратился он ко мне».

Из Кремля я проехал в министерство вместе с М. В. Хруничевым. Он крепко пожал мне руку и сказал:

— Я бесконечно рад за тебя, теперь давай хорошую машину — и все будет в порядке».

Любопытно – кто же это дал Сталину «совсем другую информацию» о Яковлеве и условиях работы его КБ? Напрашивается ответ – да снова все тот же Берия! Вот только совсем необязательно, что такой ответ соответствует истине. Увы, в любой профессии любители ненавязчиво «подставить»  коллегу находятся и находились…

В этой истории в итоге повезло Яковлеву, КБ и его сотрудникам. Получили премиальные суммы, возможность оплачивать сверхурочные и аккордные работы.

Вот что Яковлев пишет о дальнейшей судьбе этой машины: «В начале 1953 года Хруничев, незадолго до смерти Сталина бывший у него, передал мне, что Сталин интересовался моим перехватчиком и торопил с его испытаниями. Самолет ЯК-25 оказался удачным. Он прошел государственные испытания с положительной оценкой и был принят в массовое серийное производство».

Як-25 действительно оказался удачной машиной. В эпоху стремительного развития реактивной авиации как перехватчик он был снят с вооружения  в шестидесятые годы, однако его высотные разведывательные варианты использовались в ВВС еще некоторое время.

Максим Кустов

Опубликовано 13.05.2017

Нравится

Loading...
Комментарии
Дыма без огня не бывает, Яковлев много тем нахватал к 53-ему году, действовал как рвач. И кстати, мало что сделал до конца, но это уже другая сторона нашего ВПК.
В ПВО его так и называли: "САРАЙ С ДУСТОМ". Во всяком случае, когда я проходил срочную службу в -68-70г.г.
Яковлев на пол шага отставал от основных конкурентов. Як-25 машина не очень удачная, но альтернативы ему не было.
Все из книги Яковлева, бывшей на то время единственным открытым источников даже для работавших в этой отрасли...Да ну их, "великих". Если бы честно рассказали, что нужно, может и на Луну первыми слетали...
Яковлева - оболганный с ног до головы самый честный руководитель авиапрома СССР. А вот номенклатурщики - бюрократы ненавидели его до истерики. Как раз за то что он их здорово прижимал, не позволял разворовывать "фонды". И уже тогда за его спиной пытались его оболгать. Яковлев сделал истребитель ЛУЧШЕ МиГ-15. Но в серию его не пустили. Позже он создал машину СИЛЬНЕЕ чем МиГ-21, с подавляющем превосходством в маневренности - но тогдашний министр авиации Дементьев, ставленник номенклатурного ворья, заявил в лоб: "Какую бы машину ты ни сделал, в серию я ее не пущу". И советские пилоты на МиГ-21 имели проблемы в маневренном бою с Миражами и Фантомами.
Конкуренция по-советски. Цель не в том, чтобы создать лучше чем у соперника/коллеги, а не дать ему ничего создать. Жертвами подобной "конкуренции" становились в разной степени все известные авиаконструкторы. На слуху, Мясищев, Бартини, Сухой ...
Бартини, Сухому и Мясищеву, Промпартия ещё дозволяла что то делать! Нужно же и конкуренцию демонстрировать и интриги плести не на ровном месте... этих троих хотя бы не ликвидировали. Как Петлякова или Гудкова, на пример. И никакая это не конкуренция по советски, это разоружение и разорение нашей Родины. Византия отдыхает, на фоне интриг в промышленности СССР, на фоне афер и прямого предательства. За то что угодно мог творить со своими конкурентами тот, кто входил в клуб избранных... перед войной убивают конструктора авиационных автоматических пушек, а доносы на него пишет Шпитальный. Таубина списали, а его наработки забрал нудельман... но всю войну, нормальных авиапушек и МЗА у РККА не будет. Жаль, что сейчас, как и всегда, мы вынуждены крепить обороноспособность и никаких возможностей заняться врагами внутренними, у нас нет. Зато ВКС есть!
Солониковед:"никаких возможностей заняться врагами внутренними, у нас нет" Я чуть было не пустил слезу. Но потом вспомнил, что Россия в числе лидеров по количеству полицейских на душу населения.
HZ66, вот прямо в тему о врагах народа, вчерась, кровавая гэбня дотянулась до деятеля культуры театральных подмостков, честно укравшего ноль целых, хрен десятых миллиарда рублей. И что ты думаешь, устроили маскишоу, по театру Гоголя прокатились аресты и задержания, невинный руководитель театра, отбыл для опроса на Лубянку. Прогрессивная общественность уже на дыбах, летописцы кг'овавого рыжима, зафиксировали очередное преступление путинской тирании, а любой порядочный человек, на свой шкуре ощутил, насколько страшнее стало жить в этой стране. Какая уж тут борьба с врагами народа, когда обычного расхитителя государственной собственности, задержать нормально не могут. Так что ты HZ66 прав, полиции много... читай сила есть, ума не надо. А вот с врагами народа так не надо себя вести, всё это очень уважаемые и умные люди... и некому с ними бороться.
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
МАКС-2017

Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц