Чуть помедленнее, Коми

Американцы пытаются разобраться, что же сказал экс-директор ФБР

Еще за день до слушаний крупнейший американские СМИ распространили письменное заявление бывшего шефа ФБР. В ответах сенату Коми не отступил от позиций, которые обозначил в семистраничном документе. Более того, уже в первые минуты слушаний он заявил, что не будет давать никаких оценок, поскольку это работа спецпрокурора Мюллера. Таким образом, попытался снять с себя всю ответственность за сказанное.

Тем не менее, из уст Коми прозвучали довольно резкие обвинения. Он отверг утрату авторитета как причину своего увольнения, фактически обвинив президента в клевете.

Диаметрально изменилась и позиция по России. Если ранее Коми отрицал всякую ее причастность к «вмешательству» в американские выборы и лишь под конец своего пребывания в должности начал с неохотой поддерживать теорию о «злых русских хакерах», то теперь четко заявил о своей уверенности в этом. Более того, сообщил, что имел информацию о «хакерских атаках» еще в конце 2015 года. С одной стороны подобное заявление облегчает для Бюро включение в антироссийский тренд, прочно закрепившийся в американской политике последнего времени, и упрощает налаживание отношений с другими спецслужбами. С другой – данная фраза становится бомбой замедленного действия как для Бюро, так и в целом для разведсообщества США. Ведь, если об «атаках» было известно еще в 2015-м, почему факт так долго отрицался ФБР и ничего не делалось для их предотвращения? В завершение части, посвященной России, Коми выразил уверенность, что она еще не раз вмешается в выборный процесс в США.

Большее внимание привлек вопрос о влиянии Дональда Трампа на расследование. Так Коми заявил о том, что президент несколько раз требовал от него лояльности, интересовался, не является ли он объектом этого расследования. Сама постановка вопросов Трампа в интерпретации экс-директора выглядит крайне неудобной для президента и более того, преступной. Ведь, как заметил один из сенаторов, директор ФБР совершенно особый чиновник, призванный быть независимым. «Требования лояльности» по разумению американцев уже свидетельствуют не в пользу президента.

Ажиотаж вызвали вопросы, связанные с ролью Трампа в расследовании контактов его советника по национальной безопасности Майкла Флинна. Коми подтвердил, что президент говорил: «Я думаю, вы видите, насколько очевидно, что это [дело] надо закрыть. Он хороший парень, надеюсь, мы сможем забыть про это». Именно данные показания Коми вызвали основной поток вопросов. Республиканец Джим Риш просил обратить внимание на то, что «надеюсь» не значит «приказываю». Еще один сторонник Трампа попытался довести показания Коми до абсурда, вспомнив о короле Генрихе II (тот во время конфликта с архиепископом Бекетом в сердцах произнес: «Неужели никто не избавит меня от этого непокорного священника?» Вскоре Бекет был убит). Но несмотря на довольно агрессивный тон, защитники президента из числа республиканцев выглядели неубедительно. Например, прицепившись к точности передачи сказанного Трампом, они не потрудились усомниться в том, а говорил ли глава государства вообще такие слова, фактически приняв версию Коми за основную.

Заседание продемонстрировало отсутствие единства. Из всех республиканцев лишь пятеро подвергли сомнению показания Джеймса Коми. Остальные, в том числе председатель комитета Ричард Берр не пытались вступиться за президента.

Некоторого успеха республиканцам все же удалось добиться. Коми признал, что именно он был источником утечек в прессу информации о своих беседах с Трампом. Таким образом, теперь его теперь можно упрекнуть как минимум в интриганстве, чем не преминул воспользоваться и президент, уже написавший в твиттере в своей неподражаемой манере: «И ух-ты, а Коми-то сливал информацию!»

Тем не менее, не удалось добиться полного успеха и демократам. Пытаясь получить от Коми подтверждение некомпетентности или злонамеренности Трампа, они неизменно наталкивались на фразу, что суждения – прерогатива спецпрокурора Роберта Мюллера.

И все же по ходу заседания члены комитета из числа демократов твердо обозначили свою позицию, заявив о том, что если факты, заявленные Коми получат подтверждение и соответствующую правовую оценку, сенатор Дайэнн Файнстайн будет иметь все основания для передачи дела в комитет по юридическим делам, где она заместитель председателя. Данная угроза выглядит самой весомой из всего, что было сказано демократами в последнее время. Ведь комитет по юридическим делам имеет право подготовить статьи для начала процедуры импичмента.

Подводя итог, можно заметить, что даже если показания Коми не приведут к критическим для президента Трампа последствиям, они серьезно подрывают его авторитет. Разбирательство в юридическом комитете имеет реальные шансы закончиться импичментом. Трамп постепенно теряет возможных союзников. Так генеральный прокурор Джефф Сешнс на днях заявил о скорой отставке.

Несмотря на сложную ситуацию, президент продолжает бороться и теперь рассчитывает на успех, представляя Коми интриганом и ненадёжным свидетелем. Вскоре после слушаний Трамп с нескрываемым сарказмом заявил в твиттере: «Вау! Коми сливал информацию!» Время покажет, во что выльются показания Джеймса Коми перед сенатом. Первые реальные итоги слушаний будут ясны после заключения специального прокурора Роберта Мюллера.

Ярослав Левин, кандидат исторических наук     

Опубликовано 14.06.2017

Нравится

Loading...
Комментарии
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Танковый биатлон 2017

Владимир Литвиненко
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц