Охота пилотов Ил-2 на «мессеры» и «фоккеры»

Как советские штурмовики немецкие истребители атаковали

Общеизвестно, что штурмовик Ил-2 – самый массовый боевой самолет в истории авиации. Свыше 36 тысяч таких воздушных машин было выпущено.

Ил-2 был «нечувствителен» к легким бронебойным  снарядам?

И не случайно Ил-2 производился в таком  количестве.  Немецкий генерал Вальтер Швабедиссен в своей работе «Сталинские соколы: Анализ действий советской авиации в 1941-1945 гг.» писал:

«Штурмовик Ил-2 … почти все немецкие офицеры описывают как самолет, очень эффективный при штурмовых ударах. Несмотря на ряд слабых сторон, он проявил себя как настоящий штурмовик и до конца войны состоял на вооружении в качестве стандартного самолета штурмовой авиации.

Майор Яхне сообщает, что немецкие войска боялись Ил-2, которые летали постоянно, в любую погоду и причиняли заметный ущерб войскам на марше. Благодаря хорошему бронированию, самолет мог быть сбит только очень прицельным зенитным огнем… Генерал зенитной артиллерии Вольфганг Пикерт добавляет, что Ил-2 был нечувствителен к легким бронебойным 20-мм или 37-мм снарядам. Такое же мнение высказывает генерал фон дер Гробен, который отмечает хорошее бронирование носовой части и замечает, что часто прямое попадание 20-мм снаряда не оказывало воздействия на самолет».

Даже сомнение возникает – уж не преувеличили ли немного генералы Пикерт и Гробен, чье мнение приводит генерал Швабедиссен, живучесть Ил-2? Она, безусловно, была высокой, но бронебойные снаряды есть бронебойные снаряды.

Но, помимо высокой живучести под неприятельским огнем, Ил-2, несмотря на свою невысокую скорость, еще и позволял своим пилотам в подходящей ситуации расправиться с немецким истребителем.

Может, я своего сбил

Одним из летчиков, использовавших Ил-2 для атаки воздушного противника, был Талгат Бегельдинов. Вот как  он вспоминал о первом сбитом им немецком самолете: «Тогда считалось, что если 9 вылетов сделал - будешь жить. На седьмом вылете я сбил истребитель. Мы девяткой под прикрытием восьми истребителей вылетели на деревню Глухая Горушка. Задание было несложное: атаковать артиллерийские позиции противника и левым разворотом через болото выйти за реку Ловать, на территорию, уже занятую нашими войсками. Набрали высоту полторы тысячи метров и пошли. На подходе к цели ведущему майору Русакову по радио доложили с КП, что над целью до шестидесяти истребителей противника на трех ярусах: первый ярус патрулирует на высоте трех тысяч метров, второй ярус - на высоте полутора тысяч метров и третий ярус на бреющем полете в районе болота, куда мы должны направиться после атаки цели. Истребители противника верхнего яруса сразу же вступили в бой с нашими истребителями прикрытия.

Сходу сбили три самолета из переднего звена. Русаков, штурман полка, погиб. Жалко, хороший был человек. Крайнее левое звено атаковало цель и, петляя по перелескам, ушло. Наша тройка осталась одна. Ведущий старший сержант Петько подал команду приготовиться к атаке. В момент атаки он и левый ведомый сержанта Шишкин были сбиты. Я остался один. Атаковал Горушку, и, сделав левый разворот, вышел на бреющем полете к болоту. Тут впереди справа прошла пулеметная трасса. Пока соображал, что к чему, как еще одна трасса прошла прямо над фонарем. Я стал маневрировать, стараясь уйти на свою территорию. Когда перешел Ловать, там наша территория. Думаю, если уж умру, то похоронят. Немец не отстает. Даже выпустил шасси, чтобы скорость уменьшить. У «ила» радиус виража меньше и на вираже я его подловил. Всадил хорошую очередь ему в брюхо, и он клюнул на нашей территории. Пред самой землей летчик выровнял машину и притер ее в сугробы. А я ушел. Тогда слухи ходили, что наши летают на немецких самолетах. Я подумал, что, может, я своего сбил. Пойду, думаю, посмотрю. Развернулся. Летчик из кабины вылез, а к нему уже солдаты бегут. На плоскости посмотрел - кресты. Кое-как дотянул до аэродрома. Были повреждены руль поворота и глубины, пробиты пулей водомаслорадиаторы. Доложил о бое, о пяти сбитых. О сбитом «мессершмитте» говорить не стал».

Но  командование узнало о случившемся.  Бегельдинов был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и услышал такую оценку своих действий  от генерала Николая Каманина (в будущем ставшего руководителем подготовки первых советских космонавтов): «Вы, Бегельдинов, знаете что сделали? Открыли новую тактику в штурмовой авиации. Оказывается, штурмовая авиация может драться с истребителями, и может даже сбивать».

Затем появилась  «вот такая фотография в газете и статья «Штурмовик может драться с истребителем и даже сбивать».

Это было только началом охоты на немецкие истребители на Ил-2. К окончанию войны дважды Герой Советского Союза Талгат Бегельдинов  сбил 7 самолетов противника в воздухе (5 лично и 2 в группе). Не всякий летчик-истребитель обладал таким количеством воздушных побед.

Нахальный «Фоккер» хвост подставил

И немало пилотов Ил-2 использовали свои машины для уничтожения немецких истребителей. Пилоту Михаилу Шатило, например, довелось сбить Фокке-Вульф-190: «Шли мы бомбить шестеркой, и два истребителя прикрытия. Подлетаем к линии фронта, ее издалека видно, все кругом горит. Зашли на немецкую территорию, вдруг навстречу нам идет большая группа немецких самолетов, бомбить нашу территорию. Мы в нее врезаемся. У немцев, видимо, необстрелянные летчики были. Свалка. Мелькают кресты, звезды. Кто, кого бьет – ничего не разберешь. Вот в этой суматохе я одного и сбил Фоке-Вульф-190.Такой нахальный – прет мне прямо в лоб. Но на Иле было сильнейшее оружие – две 23-мм пушки, два пулемета, 4 снаряда «катюши» М-13 (два слева, два справа), 200 кг бомб, плюс стрелок с крупнокалиберным пулеметом. Не помню как, но немец мне хвост подставил, я как со всех своих пушек дал… Смотрю, закувыркался, и пошел вниз».

Агрессивность и хладнокровие – залог победы

 Швабедиссен, анализируя действия советских штурмовиков, писал: «Агрессивность советских летчиков-штурмовиков также заслуживает особого упоминания. То хладнокровие, с которым они осуществляли свои атаки, было просто удивительным. В результате всего этого советская штурмовая авиация успешно поддерживала боевой дух наземных войск и много сделала для того, чтобы добиться успеха».

С такой же агрессивностью и хладнокровием пилоты Ил-2 при удобном случае и немецкие истребители атаковали. Конечно, основная нагрузка по защите штурмовиков от немецких  воздушных атак ложилась на истребители прикрытия и стрелков Ил-2. Но и  внезапные атаки пилотов штурмовиков давали победные результаты…

Максим Кустов

Опубликовано 23.06.2017

Нравится

Loading...
Комментарии
На эйху масквы любят рассказывать патриотические истории о том как до зубов вооружённая РККА, заваливала трупами. Это я говорю что РККА была разоружена всю войну, от того то и сверхпотери.
Служба в штурмовой авиации считалась самой опасной, особенно небронированных стрелков. Да мой дед с 1943 года служил механиком по вооружению на ИЛ-2 и рассказывал что самолёты возвращались с убитыми стрелками и сажали на место стрелков наземный персонал и деду пришлось полетать (а дед был георгиевский кавалер инвалид войны носил с 20 лет в лёгких турецкую пулю) и на старости лет полетал на ИЛ-2 и даже одного немца сбил.А в авиацию попал так как инвалид войны профессию портного освоил и сказали швейную машинку знаешь с турками артилеристом воевал значит и с пулемётом разберёшься.
Опасный самолёт, эта летающая смерть.

Страницы

Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
МАКС-2017

Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц