Версия для печати

Контора глубокого неведения

Заявляя, что Трамп завербован Кремлем, ЦРУ опирается на данные эстонской разведки
Джиралди Филип Духанов Сергей

Роль разведывательных служб заключается в выявлении потенциальных угроз еще до того, как они проявятся. Поэтому определенный уровень острой паранойи для этой сферы деятельности просто неизбежен; он часть работы. Но в то же время здесь необходим и достаточный уровень профессионализма, который подразумевает, что в оценке ситуации точность возобладает над эмоциями.

Роль разведывательных служб заключается в выявлении потенциальных угроз еще до того, как они проявятся. Поэтому определенный уровень острой паранойи для этой сферы деятельности просто неизбежен; он часть работы. Но в то же время здесь необходим и достаточный уровень профессионализма, который подразумевает, что в оценке ситуации точность возобладает над эмоциями.

Всех руководителей разведывательных ведомств США объединяет, кажется, одинаковый тип умопомешательства

Давным-давно, когда я был в ЦРУ копьеносцем среднего звена, подошел ко мне как-то коллега и, шепнув, что должен сказать мне – «как другу» – что-то очень важное, отвел в сторону. Оказалось, его жена, которая долгие годы работала в административном управлении ЦРУ, отметила как-то, что личные дела некоторых молодых сотрудников, только приходящих с программы подготовки, помечаются красными ярлыками. В конце концов она узнала от своего начальника, что ярлыки были свидетельством того, что эти сотрудники обладали исключительным потенциалом и могли стать будущими руководителями. Однако на поверку, добавил коллега, действительность оказалась совсем иной. «Помеченные ярлыками» сотрудники ускоренно продвигались вверх по бюрократической лестнице вопреки сопровождавшим их провалам и неудачам. Жена моего друга пришла к выводу – и не без оснований, что только настоящие подлецы обладали качествами, необходимыми для назначения на самые высокие посты.

Признаюсь, поначалу я скептически относился к такой точке зрения. Но некоторые свежие факты о деятельности бывших и действующих директоров и и.о. директоров ЦРУ заставляют задуматься о правоте жены того моего друга в отношении высших начальников. И я имею в виду вовсе не ярлыки, ведь многие директора и их заместители даже не проходили по ступенькам оперативно-служебной лестницы.

Контора глубокого неведения
Помпео в своем репертуаре
Фото: Realist.online

Характерно, что всех руководителей разведывательных ведомств США объединяет, кажется, одинаковый тип умопомешательства. Может быть, пора проверить водоснабжение в районе Вашингтона? Что-то же, определенно, провоцирует странное поведение.

Сделаю паузу и выскажу мнение о том, что роль разведывательных служб заключается в том, чтобы выявлять потенциальные угрозы еще до того, как они проявятся. Поэтому определенный уровень острой паранойи для этой сферы деятельности просто неизбежен; он – часть работы. Но в то же время здесь необходим и достаточный уровень профессионализма, который подразумевает, что в оценке ситуации точность возобладает над эмоциями. Необходимо сочетание с самоустранением от участия в формировании повестки дня в сфере внешней политики и национальной безопасности. А тот энтузиазм, с которым многие высокопоставленные чиновники ЦРУ забрели в «болото Трампа» и стали претендовать на различные политические позиции, противоречит подлинным национальным интересам. Это же говорит о том, что никаких уроков не было извлечено с той поры, когда за спиной госсекретаря Колина Пауэлла во время его речи в ООН сидел директор ЦРУ Джордж Тенет, проницательно кивавший головой в то время, как приводились многочисленные – но ложные – утверждения о страшных преступлениях Саддама Хусейна.

День Помпео

Если кто-то захочет составить список недавних директоров ЦРУ, которые лгали ради того, чтобы позволить Белому дому принять участие в военных преступлениях, ему придется начать с Тенета. Он и его приближенные знали лучше, чем кто бы то ни было, что «дело Саддама» было худо, как решето. Но президент Джордж Буш-сын хотел заполучить свою маленькую победоносную войну. И, ей-ей, для развязывания этой войны нужно было, чтобы ЦРУ сказало свое слово.

И тогда, и сейчас велась игра под названием «международный исламский терроризм». Благодаря этой игре текут деньги – в ложной надежде на то, будто Америка каким-то образом становится «безопасной». Но сегодня на место сказок о терроре поставили сказки о России, возглавляемой «современным Саддамом Хусейном» – Владимиром Путиным. Если верить СМИ и большинству конгрессменов, то воплощение зла затаилось в засаде и прячется в позолоченных залах Кремля. Россию недавно (вновь) подвергли санкциям за преступления, о которых имеются лишь утверждения, но не доказательства. А президента Путина истеблишмент выбрал в качестве клина, при помощи которого планируют покончить с неповиновением «глубинному государству» президента Дональда Трампа. И со всем, что об этом будет напоминать. Руководящий слой разведывательного сообщества целиком и полностью соучаствует в этом мероприятии.

Но самые объяснимые комментарии исходят от нынешнего директора ЦРУ Майка Помпео. На недавнем форуме в Институте безопасности в Аспене он начал свое выступление с утверждения о том, что Россия вмешалась в выборы в США. Затем заявил (http://www.denverpost.com/2017/07/20/mike-pompeo-cia-aspen-security-foru...), что логика российской ближневосточной стратегии заключается в присутствии в Сирии ради того, чтобы Москва имела возможность «воткнуть это Америке». Он не дал определения той принадлежности или утвари, которую он имел в виду под словом «это». Поэтому каждый волен понимать как угодно. «Это» может быть чем угодно – от крылатой ракеты до столовой вилки. Затем он развил свою идею, но мутно и невразумительно, сказав: «Я думаю, что они найдут любое место, чтобы сделать нашу жизнь более тяжелой. Я думаю, они найдут что-нибудь для себя полезное».

Но что замечательно. Он также сказал, что имеются лишь «минимальные свидетельства» того, что Россия вообще борется против ИГ (запрещенного в РФ). Это заявление совершенно поразительно, поскольку Москва определенно самым серьезным и непосредственным образом оказывает поддержку Сирийской арабской армии. Неужели возможно, чтобы глава ЦРУ не был об этом осведомлен? Скорее всего Помпео с пренебрежением высказывается о достижениях русских и сирийцев потому, что они, кроме прочего, воюют еще и против «умеренных повстанцев», которых поддерживают США. То, что «умеренные повстанцы» вряд ли умеренные, было известно уже много лет. Но они еще известны и полной неэффективностью, сочетающейся с тенденцией перебегать в более радикальные группировки, прихватив с собой то оружие, которым их снабжали США. Именно это сочетание факторов и привело к тому, что решением президента им две недели назад было отказано в дальнейшей поддержке со стороны США.

Однако мой любимый руководитель ЦРУ по категории «совершенно лишенные разума» – Джон Бреннан, предшественник Помпео. В своих показаниях в комитете по разведке палаты представителей в мае он высказал предположение, что некоторые из помощников Трампа могли быть завербованы российской разведывательной службой. Он заявил: «Я встречал информацию и знаю такие разведывательные данные, которые свидетельствуют о контактах и взаимодействии между российскими чиновниками и американскими лицами, участвующими в избирательной кампании Трампа. Этим я был обеспокоен из-за известных усилий русских склонить этих людей к клятвопреступлению». Давая показания, Бреннан, по всей видимости, забыл упомянуть, что его агентству не позволено вести досье на американских граждан. Он также не объяснил, как к нему вообще попала эта информация, ведь поступила она из иностранных разведывательных служб, включая британцев, голландцев и эстонцев. И по крайней мере часть этой информации запросил или, возможно, с самого начала неофициально инспирировал сам Бреннан. А впоследствии ею воспользовался, чтобы потребовать от ФБР проведения расследования возможной российской операции, направленной против потенциально ключевых советников Трампа, – если тому удастся избраться на пост президента. Что на тот момент было весьма рискованным пари. Вот как начался скандал Russiagate.

Бреннан, конечно, предан своему делу. Вопрос в том, что это за дело? На той же встрече в Аспене, где присутствовал Помпео, Бреннан сказал Вулфу Блитцеру (одному из ведущих журналистов CNN), что если Трамп пойдет на увольнение специального прокурора Роберта Мюллера, то правительственные чиновники должны «отказаться выполнять» приказы президента. Другими словами, они должны начать государственный переворот. По общему признанию, это должен быть ненасильственный (надо полагать) заговор. Но тем не менее такой, в котором федеральные чиновники объединились бы ради того, чтобы «закрыть» свое собственное правительство.

Братья по разуму

Менее известен такой руководящий чиновник ЦРУ, как Джон Маклоклин (https://en.wikipedia.org/wiki/John_E._McLaughlin), который в 2004 году короткое время был и.о. директора. Маклоклин особо возмущен недавней речью Трампа перед организацией бойскаутов. Как он выразился, от этой речи у него осталось ощущение «авторитарного молодежного сборища в стране третьего мира». Он добавил: «От этого у меня мурашки поползли… это было, словно видеть покойного президента Венесуэлы Уго Чавеса».

Возможно, это – симптом развала характерного для последних 50 лет двухпартийного консенсуса по проблемам национальной безопасности

И наконец, есть же еще Майкл Морелл, также бывший и.о. директора, который имел тесные связи со штабом избирательной кампании Хиллари Клинтон. Он был явно движим амбициями стать в ее администрации директором ЦРУ. Морелл, поставляющий комментарии телекорпорации CBS и часто выступающий в качестве гостя в шоу Чарли Роуза, значительно поднял ставки в сравнении с предвыборными спекуляциями Бреннана о том, что русские завербовали кого-то из людей Трампа. В августе прошлого года он поделился наблюдениями о том, что Путин, этот коварный экс-офицер разведки, «обученный тому, чтобы выявлять слабости в человеке и использовать их… играл на слабостях г-на Трампа… В разведывательном деле мы бы сказали, что г-н Путин завербовал г-на Трампа в качестве неведающего агента Российской Федерации».

Я и другие эксперты в свое время уже отмечали, что Путин и Трамп до того момента ни разу не встречались – даже через посредников. Мы также выражали свое недоумение: как может кто-то быть одновременно «неведающим» и «завербованным», ведь в разведке вербовка предполагает и контроль, и принятие решений. Морелл просто, как дите малое, понятия не имеет, о чем ничтоже сумняшеся вещает. Этот ханжа, твердящий о своей разведывательной подготовке, получил навыки аналитика и во всей своей жизни не завербовал ни одного агента.

Можно также процитировать Майкла Хейдена и Джеймса Клэппера, хотя последний и не из ЦРУ. Про Россию оба они дудят в одну дуду, зачастую одними и теми же словами, даже тогда, когда нет ни малейших доказательств, которые подтверждали бы сказанное. Единообразие их мышления – вот что примечательно. В противовес этому такие эксперты, как Стивен Коэн, Стивен Уолт, Эндрю Басевич и Джон Миршаймер, которые довольно глубоко изучали Россию и понимают эту страну и ее руководство гораздо лучше, чем любой из высокопоставленных чиновников ЦРУ, выделяют многочисленные нюансы происходящего. Все они считают, что нынешняя «твердая политическая линия» Вашингтона основана на стремлении плыть по течению той, комфортной для истеблишмента внутри Бэлтвэя*, версии, которая представляет Россию как угрозу жизненным интересам Америки. Единодушие во взглядах не должно никого удивлять, поскольку это более или менее то же самое правительство с теми же людьми, которые завели США в Афганистан, Ирак и Ливию. Все они корыстно и лично заинтересованы в том, чтобы государство национальной безопасности здравствовало, процветало и было полновесно профинансировано.

Еще одной чертой того группового мышления, которое преобладает среди руководителей ЦРУ (кроме Помпео), является то, что все они ненавидят Дональда Трампа. И ненавидеть его они начали задолго до того, как он победил на выборах. Это выглядит странно, но их ненависть отражает страх того, что Трамп вмешается в ту политику истеблишмента, благодаря которой им была обеспечена такая богатая карьера. Но это не обязательно отражает точку зрения сотрудников ЦРУ. Признаюсь, что этот мой анализ не является научным, но я знаю многих бывших и некоторых действующих сотрудников ЦРУ и среди них ни одного, кто голосовал бы за Хиллари Клинтон. Все они голосовали за Трампа.

Даже если забыть о проявленном «туннельном видении» и банальном невежестве, отвратительным является само участие бывших высокопоставленных руководителей разведки в политике. Но, возможно, это – симптом развала когда-то комфортного двухпартийного, характерного для последних 50 лет, консенсуса по проблемам национальной безопасности. Когда-нибудь бывшие сотрудники ЦРУ удалятся в горнолесное захолустье и будут разводить лабрадоров. Но сейчас мы стоим на пороге опасных событий, если разведывательное сообщество, которое в ответе за большинство имевших место утечек, начинает чувствовать себя свободным в том, чтобы утвердиться в политическом закулисье. Как недавно предупредил сенатор Чак Шумер: «Попробуйте пойти против разведывательного сообщества – и вы глазом не успеете моргнуть, как они вас достанут во всех мыслимых и немыслимых позах».

*Beltway (опоясывающая дорога) – окружная автомобильная дорога вокруг Вашингтона и его предместий в штатах Мэриленд и Вирджиния, аналог МКАД.

 

Справка «ВПК»

Филип Джиралди (Philip Giraldi) – бывший сотрудник военной разведки и ЦРУ США, эксперт по противодействию терроризму, около 20 лет работал в Турции, Италии, Германии и Испании (с 1989 по 1992-й – руководитель резидентуры ЦРУ в Барселоне). Владеет испанским, итальянским, немецким и турецким языками. В настоящее время – исполнительный директор Council for the National Interest.

Публикуется с разрешения издателя с незначительными сокращениями (http://www.unz.com/pgiraldi/groupthink-at-the-cia/) © The American Conservative 2017

#Aspen Institute Security Forum

Опубликовано в выпуске № 30 (694) за 9 августа 2017 года

Аватар пользователя Никодим
Никодим
08 августа 2017
Трамп завербован Кремлем, Путин завербован Вашингтоном - какая разница? Партнеры должны друг другу помогать, особенно перед концом света.
Аватар пользователя Никодим
Никодим
08 августа 2017
Трамп завербован Кремлем, Путин завербован Вашингтоном - какая разница? Партнеры должны друг другу помогать, особенно перед концом света.
 

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
Кулинченко Вадим
Купинов Максим
Стригунов Константин
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц