Бесхребетная армия — часть II

Пока США в течение истекшего полувека создавали самый мощный и многочисленный в мире сержантский корпус, советское, а затем и российское военное руководство шло в прямо противоположном направлении. Генерал Игорь Родионов писал в 2003 году: «По существу вместо подготовки сержантов мы на практике решаем диаметрально противоположную проблему – как обойтись без них. У нас в стране первая в современной истории армия, пытающаяся жить без корпуса младших командиров». Я не случайно привожу год, когда Игорь Родионов написал эти слова. Ибо именно в 2003-м было решено избавиться от «дедов», которые, пусть и в варварской форме, заменяли отсутствовавших сержантов.
Продолжение. Начало читайте в предыдущем номере.
{{direct}}

Планы выглядели идеальными, а оказалось…

Слов нет, дедовщина нанесла огромный вред армии, сделав из нее пугало. Однако вместо того чтобы заменить «дедов» полноценными сержантами, приняли чисто фельдшерское решение: «Если болит, то отрежем». Было объявлено, что с января 2008-го срок службы по призыву сократится с двух лет до одного года. И не просто уменьшится срок службы, но и удвоится число призывников путем отмены ряда отсрочек и принятия других мер по ужесточению призыва.

Что означало подобное решение для Российской армии, не имевшей полноценного сержанта? Здесь я сошлюсь на мнение социолога Сергея Белановского, автора сборника «Дедовщина в армии», изданного в 1991 году в количестве 1000 экземпляров по инициативе и при поддержке выдающегося экономиста Юрия Яременко, к сожалению, покойного. Этот сборник и по сей день остается единственным серьезным исследованием феномена дедовщины.

«Мы поняли, – говорит социолог, – что дедовщина вопреки первоначальному впечатлению – это не беспорядок, а определенная форма поддержания порядка. Далеко не лучшая, неэффективная, «беспредельная» форма, калечащая людей нравственно и физически. Но все же на ней держалась вся огромная Советская армия». «И я думаю, – повторил он свою оценку в 2006 году в интервью «Российской газете», – что и сейчас держится. Мне многие говорили, что без дедовщины техника не будет работать, танки не заведутся, самолеты не взлетят. И я подписываюсь под этими утверждениями». Белановский предупредил: «Если будет выполнено обещание о сокращении срока службы с двух лет до одного года в 2008-м, дедовщина в сегодняшнем варианте, может быть, и исчезнет, но наступит полный развал армии, которая и сейчас-то не в лучшей форме».

Коллаж Андрея Седых

Годом позже в интервью «Русскому журналу» он нарисовал следующую картину настоящего апокалипсиса армии при подобном сокращении срока службы:

  • произойдет окончательный развал воинской дисциплины и боевой подготовки, какой бы условной она ни была до сих пор;
  • оружие и техника придут в окончательно негодное состояние;
  • в казармах возникнут силовые группировки, терроризирующие остальных солдат, но не подчиняющиеся офицерам;
  • увеличится число различных ЧП;
  • резко возрастет количество правонарушений, совершаемых солдатами-срочниками на прилегающих к воинским частям территориях;
  • резко ухудшится санитарное состояние воинских частей.

В ответ на этот запугивающий прогноз я тоже дал интервью «Русскому журналу», озаглавив его «С этого года дедовщина побеждена» (27 мая 2008 года). Соглашаясь с Белановским, что дедовщина действительно обеспечивала, хотя и в извращенной форме, дисциплину в армии, я назвал его предсказания явным перебором. Решить проблему дедовщины можно и без развала армии. Для этого нужно просто заменить «дедов» настоящими сержантами. «Дедовщина была потому, – говорил я в интервью, – что офицеры в отсутствие сержантов не имели возможности сами наводить дисциплину среди солдат. Это физически невозможно, они не могут дневать и ночевать в казарме, их просто слишком мало. Поэтому они вынуждены были поддерживать систему дедовщины. Сейчас у них подобного интереса не будет. Эта задача перекладывается на сержантов».

Свой оптимизм я обосновывал принятым решением перевести с 2009 по 2011 год всех сержантов на контрактную основу. Правда, я считал ошибкой начинать сокращение срока призыва до создания контрактного сержантского корпуса. Тем не менее я выражал уверенность, что этот вопрос хоть с опозданием, но будет решен, то есть о дедовщине теперь можно будет забыть.

Увы, реалистом в этом споре оказался Белановский, а я показал себя доверчивым оптимистом, поверившим в обещания военного руководства передать призывников в крепкие руки сержантов-контрактников. Да и как было не поверить, если министр обороны Сергей Иванов еще 2 февраля 2005 года на пресс-конференции в Томске объявил: «После того как части постоянной готовности будут укомплектованы контрактниками, следующий шаг – чтобы все сержанты были контрактниками». При этом планы создания сержантской когорты казались просчитанными до последнего сержанта. Вот что, к примеру, говорил Сергей Иванов в Госдуме 15 февраля 2006 года: «Сейчас штатная численность сержантов составляет 109 877 человек. Контрактниками в армии и на флоте служат 23 409 сержантов. После реализации ФЦП (создания частей постоянной готовности к 2008 году. – В. Ш.) на сержантские должности придут еще 26 798 человек. Для замещения всех должностей сержантского (старшинского) состава военнослужащими по контракту необходимо еще 59 730 человек. Думаю, что если государство для выполнения этой задачи найдет необходимые средства (по нашим оценкам, это 71 миллиард 189 миллионов рублей), то уже в ближайшие годы все сержантские должности станут комплектоваться контрактниками».

Укрепляло меня в моем оптимизме и то, что сменивший Иванова новый министр обороны Анатолий Сердюков пообещал выполнить планы своего предшественника. В беседе с главным редактором «Московского комсомольца» Павлом Гусевым в феврале 2008-го он сказал: «Уже с этого года мы рассчитываем приступить к следующему этапу – реализации новой программы, предусматривающей перевод на контракт всего сержантского состава войск, а также плавсостава ВМФ к 2011 году». Правда, 18 августа 2008 года постановлением правительства срок выполнения программы был отодвинут до 2015-го, а 11 февраля 2011 года таким же постановлением программу еще и резко сократили. Теперь вместо запланированных ранее 107,72 тысячи сержантов, старшин и матросов плавсостава ВМФ контрактной службы к 2016-му решено иметь 65 тысяч.

На практике это означает, что в обозримом будущем будет продолжаться решение той диаметрально противоположной проблемы, о которой говорил Игорь Родионов, а именно – попытки доказать, что Российская армия может обойтись и без сержантов.

Во-первых, из 65 тысяч надо сначала, по-видимому, вычесть рядовых матросов плавсостава ВМФ, число которых, учитывая большой корабельный состав флота, должно быть внушительно. Скорее всего матросов смешали в одну кучу с сержантами и старшинами с целью скрыть малочисленность последних. Но даже цифра 65 000 по сравнению с потребностью армии в сержантах выглядит не очень серьезно, что скорее всего понимает и военное руководство. Во всяком случае статс-секретарь – заместитель министра обороны Николай Панков говорил в январе 2009-го, что корпус профессиональных сержантов в Российской армии в будущем составит 250 тысяч человек («Газета», 21 января 2009 года). А пока, похоже, основным сержантом в армии будет сержант-срочник, время подготовки которого урезано почти вдвое – с пяти с половиной месяцев до трех. Подготовка сержантов-контрактников на базе бывших школ прапорщиков со сроком обучения 10 месяцев только начинается. Во всяком случае, по словам главнокомандующего Сухопутными войсками генерал-полковника Александра Постникова от 16 марта сего года, укомплектованность подчиненных ему войск сержантским составом составляет порядка 30 процентов. При этом, добавил Постников, офицеров с учетом находящихся за штатом более чем достаточно.

Что касается широко разрекламированной программы подготовки сержантов со сроком обучения 34 месяца на базе Рязанского и других училищ, то мне она представляется в основном пиаровской акцией, призванной дать ответ на обвинения в том, что Минобороны ничего не делает для создания современного сержантского корпуса. Мне такой ответ напоминает приписываемое королеве Марии-Антуанетте решение после доклада придворных о жалобах крестьян на отсутствие хлеба. Оно гласило: «Так пусть едят пирожные».

Именно такими «пирожными» будет выглядеть горстка подобных сержантов (их первый выпуск в 2012 году составит около 200 человек) на фоне отсутствия массового первичного сержантского звена. Так как их готовят в основном на должности командиров и заместителей командиров взводов, то в сущности это будут те же прапорщики, только с более длительными сроками подготовки. Вспомним, что при введении звания прапорщика в 1972 году выпускников школ прапорщиков также намечалось назначать командирами и заместителями командиров взводов. И мы знаем, чем это закончилось. Кстати, сержанты 34-месячного «разлива» поставят рекорд по продолжительности своей подготовки, ибо нигде в современных армиях сержантов так долго не готовят.

В общем, приходится признать правоту бывшего начальника Главного штаба Сухопутных войск генерал-полковника Юрия Букреева, заявившего на недавнем Офицерском собрании офицеров запаса («ВПК», № 7), что у нас институт сержантов существует формально, только на бумаге.

Срок службы уменьшился – дедовщина осталась

А теперь вернемся к апокалипсическому прогнозу Белановского. К счастью, развала армии не случилось. Однако негативные последствия перехода к 12 месяцам службы растут. Произошел заметный всплеск казарменного хулиганства в среде призывников. По данным Главного военного прокурора Сергея Фридинского, за 9 месяцев 2010 года количество случаев казарменного насилия выросло на треть, в результате пострадали более трех тысяч военнослужащих, девять человек погибли, здоровью еще 96 причинен тяжкий вред. «Надежда, что с изменением срока службы с дедовщиной будет покончено, не оправдалась, – заявил Фридинский в интервью «Российской газете» 8 октября 2010 года. – Именно военнослужащие по призыву формируют неуставную статистику. За 8 месяцев сего года за рукоприкладство и грубость осуждены свыше 1400 солдат и сержантов по призыву… Наиболее часто подвергаются унижениям и побоям солдаты первых двух-трех месяцев службы. Таких может быть до трети от числа всех пострадавших. А среди обидчиков преобладают те, кто отслужил по восемь-девять месяцев. Приходится признать, что неформальное деление на «старых» и «молодых» из казармы не ушло».

Ухудшение положения дел в армии идет с заметным ускорением. На координационном совещании правоохранительных органов, созванном 25 марта этого года в соответствии с поручением президента РФ об организации системной работы по борьбе с неуставными отношениями, тот же Фридинский говорил: «В последнее время ситуация в воинских коллективах существенно изменилась – полтора года последовательно увеличивается число насильственных преступлений. Только в текущем году их количество в войсках возросло более чем на 16 процентов. Каждое четвертое правонарушение сегодня связано с противоправными действиями в отношении сослуживцев. Во многом именно неуставные взаимоотношения в воинских коллективах являются причиной многочисленных уклонений от военной службы военнослужащих по призыву и даже самоубийств. Количество таких преступлений среди этой категории военнослужащих в минувшем году возросло практически во всех войсках и воинских формированиях и в совокупности с насильственными составляет уже почти половину всех правонарушений. Подавляющее большинство нарушений уставных правил взаимоотношений совершено военнослужащими по призыву».

По словам Фридинского, негативная тенденция сохраняется и в текущем году, ибо только за первые два месяца в войсках зарегистрировано свыше пятисот насильственных преступлений, в результате которых более двадцати военнослужащих получили тяжкие увечья, двое погибли. Изменяется и мотивация правонарушений. К примеру, в минувшем году каждое десятое насильственное преступление среди военнослужащих по призыву было совершено из корыстных побуждений, а количество таких посягательств, связанных с вымогательством денег и другого имущества у сослуживцев, увеличилось почти в полтора раза.

Как и следовало ожидать, с переходом на 12 месяцев службы усилилось влияние землячеств, противовесом которым была в какой-то мере дедовщина. Как отметил Фридинский, изменение подходов к комплектованию при попустительстве отдельных командиров приводит к тому, что военнослужащие различных этнических групп или землячеств пытаются навязать свои порядки в воинских коллективах. В этой связи он особо подчеркнул необходимость принятия неотложных мер по предупреждению насильственных преступлений среди военнослужащих на национальной почве.

В упомянутом интервью «Российской газете» он говорил: «Рост насильственных преступлений в значительной степени обусловлен тем, что ослаблен контроль со стороны командиров всех уровней. Негативно сказалось значительное общее сокращение численности офицерского корпуса и особенно офицеров-воспитателей. Образовавшийся вакуум заполняют неформальные лидеры, как правило, с установкой на отрицательное поведение. Командиры плохо ведут воспитательную работу с подчиненными, а нередко и не умеют этого делать. Об этом красноречиво говорит и рост рукоприкладства к подчиненным».

В выступлении 25 марта Фридинский сообщил, что в 2010 году уровень командирского рукоприкладства возрос на треть и за данные преступления к лишению свободы только командиров рот осуждены свыше пятидесяти. Объяснение главного военного прокурора на этот счет простое: «При возросшей служебной нагрузке командиров отсутствие навыков в работе с подчиненными они все чаще подменяют рукоприкладством».

Еще жестче и прямее высказался на ту же тему на Офицерском собрании офицеров запаса генерал-полковник Юрий Букреев. По его мнению, с сокращением офицерского состава на оставшихся командиров младшего звена свалилась непомерная нагрузка, в результате чего стала назревать ситуация потери управления подчиненными. В этой связи он рассматривает недавнее решение об увеличении численности офицеров на 70 тысяч как признание Министерством обороны допущенных ошибок и попытку их исправления.

Выскажу свое мнение и я. Сокращение срока службы при одновременном удвоении числа призывников в отсутствие младших командиров было, по моему убеждению, безответственным решением, последствия которого армии придется еще долго расхлебывать. Если результаты этого пока не проявились в полной мере, то только благодаря поразительным по историческим меркам шагам, которые делает Анатолий Сердюков по гуманизации военной службы. Здесь и загрузка призывников спортом, и разрешение им иметь мобильные телефоны и ходить в увольнение в гражданской одежде, и два обязательных выходных в неделю, и послеобеденный сон, и многое другое, чего никогда не делалось ни в Советской, ни в Российской армии. Сюда же надо отнести и беспрецедентное решение направить на сержантские должности в войска около восьми тысяч молодых офицеров. В результате, как написали в недавнем репортаже журналисты «Русского репортера» после посещения Таманской дивизии РВСН, «нынешняя служба по призыву производит впечатление пионерского лагеря, пусть и строгого режима. Длится год, увольняют день в день, ввели послеобеденный тихий час и ежедневный телесный осмотр».

Офицеры и за мамку, и за няньку

Однако основная причина, по которой пока удалось предотвратить предсказанный Белановским обвал дисциплины, заключается в том, что сержантские обязанности еще в большей мере, чем прежде, стали выполнять офицеры. При этом я имею в виду не столько те восемь тысяч лейтенантов, которые недавно назначены на сержантские должности, сколько остальной офицерский корпус, который теперь сверху донизу отвечает за состояние дисциплины даже рядового состава. А этого нет ни в одной армии мира. В них за дисциплину, как и за моральное состояние солдата, отвечает сержант. Ротного фельдфебеля в армии ФРГ называют «солдатской матерью». Молодые офицеры рассматривают опытных сержантов как своих наставников. Кстати, преподаватели и командный состав сержантских учебных заведений, как правило, сержанты, а не офицеры. К примеру, академию подготовки сержант-майоров (срок учебы 9 месяцев) американской армии Форте Блисс (штат Техас) возглавляет сержант-майор.

В апреле 2005 года я опубликовал в газете «Известия» статью, поводом для которой стало интервью «Аргументам и фактам» 30 марта того же года тогдашнего министра обороны Сергея Иванова о дедовщине и роли офицера в борьбе с ней. Перед этим телевидение демонстрировало кадры с матросами из Кронштадта, избитыми казарменными хулиганами. При этом в репортажах подчеркивалось, что в ночь, когда они были избиты, в казарме не было офицеров и что прокуратура проводит проверку исполнения командованием части своих обязанностей.

Подчеркнув, что преступность в армии в два раза меньше, чем в обществе, Иванов сказал: «Дедовщина как явление в армии есть, и мы этого не отрицаем. Она, кстати, была и в Советском Союзе. Но… Больше половины частей и подразделений сейчас не имеют неуставных отношений и ни одного преступления по факту. А вот меньшая доля дает все остальное. Именно в конкретной части, у конкретного командира». Далее он привел пример с бегством двух братьев-близнецов из подмосковной части, убивших при попытке задержания двух милиционеров, после чего один солдат застрелился, а второй был арестован. «Кто виноват?» – задает Иванов вопрос. И отвечает: «Когда выясняем, приходим к выводу: наплевательское отношение командира к исполнению своих обязанностей».

«Был другой случай, – продолжает Иванов, – когда идиот-командир, извините, другого слова не подберу, после бани вывел солдат на улицу и полчаса пересчитывал их на морозе».

Вывод, с точки зрения Иванова, очевиден: довести всех командиров до уровня передовиков – и дедовщина и преступность из армии исчезнут. Это классический пример поиска кошелька под фонарем потому, что там светло. Данный случай демонстрирует всю абсурдность ситуации, в которую мы загнали свою армию, даже не осознав этого. Абсурдной в историческом плане является сама попытка сохранить армию, в которой отсутствует институт кадровых сержантов.

Почему, спрашивается, командир-офицер сам ведет солдат в баню и сам их пересчитывает? И почему прокуратура ищет виновных в том, что ночью в казарме во время драки не оказалось дежурного офицера?

Нигде в мире офицеры не дежурят в казармах и не водят сами солдат на различные мероприятия. Для этого существуют сержанты.

Окончание читайте в следующем номере.

Опубликовано в выпуске № 14 (380) за 13 апреля 2011 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Фельдшерское решение скорее было принято не для борьбы с, так называемой "дедовщиной", а по чисто популистским мотивам. Сегодня крупные военноначальники с одним годом службы публично соглашаются и даже учтверждают, что путем изменения программ обучения подготовка солдат улучшилась, но могу предположить, - в душе с этим не согласны. Можно приветствовать, конечно, увеличение часов физической подготовки, но простой расчет показывает, что она преобладает над большим количеством других не мене важных предметов. Пятидневная служебная неделя или 40 учебных часов. Из этих часов половина на физическую подготовку, а вторая - на огневую, тактическую, разведывательную, инженерную, ОМП, строевую, уставы, техническую и т.к.д. Такой расчет не может повысить специальную подготовку солдата, даже в услових оснащения учебного процесса современными тренажерами и другой матчастью. Надо обратить внмание также на ошибочный, по моему мнению, тезис о том, что "остальной офицерский корпус, который теперь сверху донизу отвечает за состояние дисциплины даже рядового состава". Каждый командир в сержантском или офицерском звании всегда отвечал за состояние воинской дисциплины вверенного ему подразделения, части. Наверное, и в дальнейшем будет отвечать, если некоторые эксперты не посоветуют обратного. Кстати, спрос всегда был больше именно с офицера и это правильно. И последнее, мы видим уже который раз, в целом полезную констатацию проблемы, но так и не видим конкретных предложений.
Виталий Шлыков продолжает «радовать» своими опусами. Автор видимо живет на Луне и не знает, что в нашей стране – России - высшее образование носит массовый характер и общедоступно. Высшее образование имеет практически все взрослое население, а некоторые даже по два или три высших образования. Не имеют высшего образования только маргиналы и люмпены. При таких обстоятельствах все меры направленные на создание какого-то мифологического корпуса сержантов заранее обречены на провал. Потому как никто не пойдет ни в какую сержантскую школу учиться 3 года, если за это время бесплатно или за небольшие деньги можно получить диплом бакалавра. Автор видимо не подозревает, что в США высшее образование не бесплатно, а стоит больших денег. Качественное школьное образование тоже стоит денег. При отсутствии качественного школьного образования и денег гражданин США из социальных низов не поступит в колледж и не получит высшего образования. И далее как следствие не получит хорошей работы и не займет своего места в обществе. Таким образом, у выходца из американских социальных низов выбор не велик: стать люмпеном, пойти в местную банду, пойти в армию. Для таких и создан институт сержантов, на этом собственно и построена американская система комплектования армии. Но даже при таких условиях американскую армию преследует хроническая нехватка офицеров, а последние 10 лет – и нехватка солдат. Автор видимо никогда не видел живых солдат и не знает, что т.н. «казарменные хулиганы» могут запросто навалять как солдатам, так и офицеру, который останется в казарме на ночь. А рукоприкладство в армии уже давно стало единственным методом управления, потому как все остальные правовые рычаги воздействия на солдат под дружные вопли о «демократии» и «правах человека» и размазывание соплей о «тоталитарном режиме» были давным-давно ликвидированы.
inquisitor очень даже прав: нет реальных правовых методов для наказания "хулиганов" срочников. Уголовное дело не дадут завести вышестоящие начальники по причине образования "плохой" статистики о состоянии дисциплины и правопорядка в части (за которую, кстати, они тоже получат), то же касается и дисциплинарного ареста. Что-же остаётся? Выговор? Смешно просто. Срочнику на этот выговор - нас...ть! На оформление всяких планов, подпланов и планов составления планов (которые обязательны) проведения "занятий" по принципу "не доходит через голову - дойдет через ноги" просто не остается ни времени ни сил. В армии (как и в других ведомствах) состояние правопорядка оценивают по цифрам, качеством оценки и не пахнет. А пока будет так - цифры будут корректироваться. Был свидетелем как полковник рядовому (заявившему в особый отдел о вымогательстве у него денег старослужащими) сказал: "да ты -стукач, красный!! позоришь всю часть!" Вот так.
Г-н Шлыков в своём репертуаре -- рассказывает. как всё хорошо в США и попросту не может ничего конкретного (как и неконкретного) предложить для нашей армии. К сожалению. читая все эти "романы с предложением", ясно видишь. что редакция ВПК полностью оторвалась от армейской общественности и попросу не знает, чем заполнить газетный объём. С прежним редактором это дело всё-таки как-то решалось. Вот последствия подбора главного редактора по идеологическим, а не по профессиональным качествам
Вопрос о сержантах, кончно очень важен, но от того, что они будут учиться 3 года вопрос не решиться. Я считаю. что на первоначальном этапе необходимо производить отбор лиц решивших стать сержантами, а это очень кропотливая работа. которую в войсках проводят единицы командиров. В военкоматах гонят план. И по сему мы имеем инертную массу младших командиров. Которых самым простым способом подменяем офицерами-выступающими в роли мамок. Слепое копирование американской системы ни к чему не приведет- минталитет русского человека пофигиста.А образование высшее сержант может получить и заочно, ведь по законам Рф это прописано.
Глубокоуважаемый г-н Шлыков! Вы знаете, как хорошо я к вам отношусь (см. мое предыдущее письмо). Но тут вы совершенно не правы. Дедовщина в Советской Армии насаждалась с 50-х годов и с самого верха, вплоть до министра Жукова (1953-1956), и тогда, когда служба в армии была далеко не два года. Советские маршалы, многие из которых вышли из унтеров царской армии, считали такой порядок естественным и совершенно законным. Существует она и в американской добровольной армии (напр. культовый фильм A Few Good Men), и во французских университетах и в престижных английских частных школах. Там где собирают молодых людей, да еще и без женщин, жди беды.
Этот комментарий был удален модератором.
В своё время, в бытность мою ещё курсантом, сформулировал мне педагог психологии и педагогики в Омском общевойсковом училище одну прописную истину: "Сломать можно практически любого человека, сделать из него солдата можно, но воспитать из сломанной личности настоящего воина и бойца невозможно." На всю жизнь запомнил эти слова. Сокращением срока службы снижения уровня дедовщины никак не добьёшься. Посмотрите на сборном пункте призывников - парень на пару дней раньше туда попал, а из себя уже "дедушку" корчит, да кого послабей или поуязвимей цеплять пытается. С сокращением срока службы автоматически сокращается срок воспитательного процесса, которому вольно или невольно подвергается солдат на всём протяжении службы. Нормальный офицер, особенно тот, который связан с личным составом (командир взвода, роты, зачастую и батальона) круглосуточно находится с личным составом. Рушатся семьи, воют жёны, дети забывают - как выглядят их отцы, но офицеры продолжают нести свой крест. В нынешнем облике это стало ещё большей проблеммой. Никакими деньгами этого не компенсируешь (а может даже ещё хуже сделаешь). На собственном опыте могу сказать - бороться с уродливым проявлением дедовщины в подразделении можно. Да, для этого надо забыть про семью. Но становится трудней с этим бороться, поскольку человеколюбивые, хоть и не знающие сути проблеммы люди, сами того не подозревая (в лучшем случае) выбивают у командиров и других офицеров почву из под ног. С негодяйством нельзя бороться лишь одним показыванием пальчика. Зачастую требуются и решительные меры. Сначала убрали наряд на работу, потом началась чехарда с гауптвахтой, потом со срокам службы, теперь вообще убрали, как непрофильную, всякую хозяйственную деятельность, разрешили мамкам и нянькам опекать своих чад... Много чего было сделано в рамках "человеколюбия", вот только забыли, что воспитательную роль труда, кнута и пряника со времён древнего Рима и до наших дней ещё никто не смог отменить. Специально оговорился, что бороться надо с уродливым проявлением дедовщины, поскольку есть ещё одна её форма - наставничество, которую никуда не спрячешь. А вот уничтожить оказалось вполне возможно - сократили срок службы на столько, что опыт, знания и умения молодому юнцу стало уже некому.
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
МАКС-2017

Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц