"Альфе" - 30 лет


Михаил Головатов
Фото Аркадия ЧИРЯТНИКОВА


В СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ФСБ ПО-ПРЕЖНЕМУ ОТБИРАЮТ ЛУЧШИХ ИЗ ЛУЧШИХ


29 июля подразделение КГБ СССР - ФСБ России по борьбе с терроризмом "Альфа" отметит свое 30-летие. Созданная приказом № 0089/ОВ председателя КГБ СССР Юрия Владимировича Андропова Группа "А" службы Отдела охраны дипломатических представительств 7-го Управления КГБ СССР комплектовалась только офицерами и подчинялась лично генеральному секретарю ЦК КПСС и руководству Комитета государственной безопасности. В канун юбилея Группы "А" корреспондент "ВПК" встретился с ее бывшим командиром - Михаилом ГОЛОВАТОВЫМ.
{{direct_hor}}
ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ГОЛОВАТОВ Михаил Васильевич

Родился 23 августа 1949 г. в подмосковной деревне Муковнино. В 1972 г. пришел работать в органы госбезопасности. В 1973 г. окончил 401-ю специальную школу КГБ СССР, а в 1986 г. - Высшую школу КГБ СССР. В 1974 г. в числе первых был зачислен младшим разведчиком в Группу "А" службы Отдела охраны дипломатических представительств 7-го Управления КГБ СССР ("Альфа"). Принимал участие в оперативных, боевых операциях по нейтрализации террористов, командировался в "горячие точки". В 1984 г. был назначен заместителем командира Группы "А". До лета 1991 г. возглавлял направление в центральном аппарате КГБ ССР по созданию региональных отделений Группы "А". С августа 1991 по июль 1992 г. командовал Группой "А". После ухода в отставку основал группу частных охранных предприятий "Альфа", а в 1995 г. стал президентом объединения "Союз независимых служб содействия коммерческой безопасности", в которое входят 42 структуры. Член Экспертного совета Комитета по безопасности Государственной Думы РФ. Полковник запаса. Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалью "За отвагу", орденом "За личное мужество" (Белоруссия).


- Михаил Васильевич, так уж получилось, что первая спецоперация "Альфы" не являлась антитеррористической - 27 декабря 1979 года офицеры Группы "А" совместно с бойцами группы "Зенит" при поддержке подразделений ВДВ и "мусульманского батальона" взяли штурмом дворец президента Афганистана Хафизуллы Амина. Это был единственный боевой опыт "альфовцев" за рубежом?

- Нет, не единственный. После той командировки 11 человек из числа сотрудников группы оставались в Кабуле до 2 июля 1980 года для обеспечения охраны Революционного совета и президента Республики Афганистан Бабрака Кармаля, после чего они передали охранные функции 9-му Управлению КГБ СССР. Затем, в связи с усложнением обстановки в Афганистане и, одновременно, с увеличением числа тех задач, которые возлагались на Группу "А", были предусмотрены двухмесячные командировки более молодых сотрудников в Афганистан для их "обкатки" в боевых условиях. Такие стажировки проводились с 1982 до 1987 года. В основном, нас привлекали для охраны газопровода вблизи Мазари-Шарифа, организации засад на путях движения бандформирований и задержания или ликвидации их главарей. Специальное оружие в такие командировки не брали, пользовались только тем, что было на вооружении у погранвойск: автоматы Калашникова 5,45 мм, СВД, ПК. Только бронежилеты и каски были свои.

- Местные жители, наверное, догадывались по каким-то элементам экипировки, что из гарнизона выезжали не обычные пограничники?

- Да, мы были свидетелями того, что в районе наших дислокаций у душманов всегда были свои "подсказчики", которые передавали информацию о нашем передвижении: то пускали "зайчика" зеркальцем, то поджигали солому, и мы наблюдали, как на нашем пути от одного кишлака к другому вспыхивают огни или проблески. Душманы пытались устраивать нам засады, минировали пути, были случаи подрывов нашей техники при ее выдвижении. Подрывы газопровода происходили то раз, то 2 раза в неделю, мы же старались их не допустить, или же обеспечить безопасность ремонтных бригад, которые выезжали к местам этих диверсий. Были случаи, когда нас направляли на уничтожение британских советников. В Тахоре, например, британцы как-то давали душманам показательный бой - как уничтожать бронетанковую технику, правда, потом им удалось от нас уйти. Впоследствии, читая одну из публикаций в иностранной прессе, мы пришли к выводу, что эти советники были из САС: в своих воспоминаниях они указывали те же населенные пункты и те же обстоятельства боя, где в тот период времени находились и мы. В другой раз в районе Мардиана нам все же удалось задержать француза-журналиста вместе с одной из банд, который на поверку оказался советником по тактике ведения партизанской войны. После 1987 года мы перестали командировать ребят в Афганистан, так как успели "обкатать" там всех сотрудников нашего подразделения. Убитых за годы этих боевых стажировок у нас не было, случались ранения и контузии, но даже те из ребят, кто больше не мог принимать участия в боевых операциях, но желал продолжать службу в Группе "А", оставались в ней вплоть до увольнения в запас, занимаясь, допустим, воспитательной работой или работая в группе обеспечения. Таково было указание Юрия Владимировича Андропова. Он стремился сохранить дух взаимовыручки, который изначально присутствовал в подразделении.

- Широкую известность Группе "А" принесли блестяще проведенные спецоперации по освобождению заложников, ни один из которых не погиб. Однако еще до распада СССР ее бойцы неоднократно участвовали также в пресечении экстремистских действий. Где, на ваш взгляд, бойцам пришлось особенно тяжело?

- В Душанбе. 12-13 февраля 1990 года на улицах, прилегающих к зданию ЦК компартии Таджикистана, начались массовые беспорядки, которые сопровождались стрельбой, погромами и поджогами магазинов, рынка, нападениями на отделения милиции. Только на площади перед ЦК находилось до 5000 митингующих, пытавшихся захватить его здание. Многие из толпы были вооружены обрезами и пистолетами, стреляли в спину сотрудникам правоохранительных органов, в результате чего погибли пять человек. Для оказания помощи КГБ Таджикистана из Москвы в Душанбе были командированы 50 сотрудников Группы "А", оперативные работники 5-го Управления КГБ СССР и 150 десантников Витебской дивизии, которых уже успели переодеть в общевойсковую форму и временно переподчинить Погранвойскам КГБ СССР. Из Москвы мы вылетели где-то в час ночи, в пять утра уже были в Душанбе. На тот момент в городе уже было введено чрезвычайное положение, но погромы по-прежнему продолжались. Нас расквартировали в зданиях ЦК и КГБ Таджикистана, которые мы затем и охраняли, а кроме того, предупреждали всякие противоправные действия вместе с сотрудниками КГБ Таджикистана, военнослужащими Погранвойск и милицией.

Построение Группы "А" на территории Учебного центра КГБ СССР в подмосковной Купавне.
Фото предоставлено Михаилом ГОЛОВАТОВЫМ
Внешним толчком к беспорядкам послужили властные противоречия, возникшие между первым секретарем ЦК компартии Таджикистана Махкамовым, который принадлежал к ленинабадскому клану, и одним из его замов - представителем кулябского клана. Однако волна этого недовольства поднималась и продвигалась духовными лидерами центральной мечети в Душанбе. Во всяком случае, прибывшие с нами сотрудники 5-го Управления КГБ СССР, в основном, старались работать с религиозно настроенными лидерами мусульманского движения.


Там, где возникали массовые беспорядки, мы подъезжали к толпе, старались ее оцепить, чтобы вычленить из нее тех лидеров, которые вели пропагандистскую деятельность, оттеснить их с помощью тех местных сотрудников, которые были переодеты в гражданскую одежду, и, наконец, задержать и препроводить в следственный отдел КГБ Таджикистана. В то же время нельзя было допустить, чтобы возникло какое-то противостояние и началась потасовка. Так же действовали с теми, кто оказывался замеченным в фактах поджогов. К этому периоду наши сотрудники по 180-200 дней в году находились в подобных командировках в Баку, Тбилиси и Кишиневе, и в Душанбе никого из людей не потеряли, но все же нас было мало, а их - толпы. Наши решительные действия при активном содействии местных сотрудников КГБ привели к тому, что через 2 недели обстановка постепенно стала стабилизироваться, а спустя месяц окончательно нормализовалась.

- В мае 1990 года "Альфа" провела в Москве операцию "Капкан" - по задержанию скупщиков оружия. Каковы были масштабы этой акции, кого удалось задержать?

- Это была совместная операция УКГБ СССР по Владимирской области и Управления по защите конституционного строя. Соответственно, и мы были подключены к мероприятиям, связанным и с разработкой, и с задержанием этой преступной группировки. На тот период этот случай был из ряда вон выходящий, поскольку велся строгий контроль даже по единицам утраченного оружия. Когда нами была получена информация о возможной покупке членами банды крупной партии автоматов и пулеметов, то, чтобы до конца отследить все каналы и пути сбыта оружия, была задумана эта операция. Роль продавцов из несуществующей преступной группировки, организующей утечки оружия с одного из заводов, сыграли оперативные работники КГБ, они же и провели задержание с поличным. Покупали оружие - до пятидесяти единиц автоматов и пулеметов отечественного и иностранного производства - представители армянской диаспоры в Москве для дальнейшей их переправки в Закавказье. Непосредственно задержание проходило в Московской области, на Горьковском шоссе при передаче оружия из машины в машину.

- Чем для "Альфы" и для вас лично стали события 12-13 января 1991 года в Вильнюсе? Нужно ли было применять в тех условиях "Альфу"?

- Надо было решать этот вопрос раньше переговорным путем и жесткими мерами, чтобы не допустить захвата телецентра и телебашни толпой. Тем более что до этого уже были похожие прецеденты - захват Дома печати, обстрелы воинских частей. Причем в Центр шли регулярные доклады и вся оперативная обстановка, которая постепенно нагнеталась в Литве, была известна высшему руководству страны: и председателю КГБ, и членам политбюро, и Горбачеву. И именно бездействие и попустительство руководства СССР, непринятие им конкретных решений довели ситуацию до выхода ее из-под контроля. Надо было менять ту систему, по которой управлялись те же прибалтийские республики. Да, конечно же, "Альфа" является тем подразделением, которое призвано выполнять какие-то локальные операции, связанные с освобождением заложников. Но когда руководство КГБ и Советского Союза поставило перед нами задачу захватить телецентр и телебашню, первоначально были осуществлены все необходимые мероприятия: нам были приданы силы и средства - и псковский полк ВДВ, и конвойные войска, - проводились заседания штаба, регулярно шли доклады, так что знание оперативной обстановки было доведено до всех. Да, десантники, которые должны были нам расчистить дорогу, не смогли пробиться через толпу, которая была вокруг нас (порядка 9000 человек), не стали никого давить бронетехникой. Мы с трудом пробивались через толпу: нам и слезоточивым газом в лица брызгали, и прутьями-заточками били, так что порезы рук-ног были. И, тем не менее, мы выполнили задачу и 13 числа передали охрану объектов войскам. Но вот то, что произошло потом... 14 января, по логике вещей, нужно было вводить президентское правление, чтобы окончательно нормализовать обстановку в Литве, а оно не было введено. Наоборот, были высказывания руководства страны, что наше подразделение в Вильнюс не командировалось, причем на фоне замалчивания той ситуации, которая произошла в Литве. А когда вернулись из Вильнюса двумя самолетами в Москву, нас не только не встретили, нас даже не принял с отчетом никто из руководителей КГБ.

- После тех событий СМИ окрестили Группу "А" "душителями демократии", а вас лично объявили "врагом литовского народа". Вы лично видели хоть одного убитого или задавленного литовца?

- Не видел ни внутри, ни вокруг телебашни. По данным литовского "Саюдиса", 13 человек погибли от огнестрельных ранений и бронетехники. Но вооружение и боеприпасы, которые нам выдавались, были сданы по окончании операции, так что при желании по документам можно установить, что с нашей стороны не было сделано ни единого выстрела. Зато во время штурма был смертельно ранен в спину наш молодой сотрудник Виктор Шатских. В шуме толпы, конечно, нельзя было различить выстрелов, но когда мы уже овладели телебашней и выходили наружу, по нам производились одиночные выстрелы из окон соседних домов, так что уезжали оттуда, прикрываясь бронетехникой.

- Почему "Альфа" не поддержала организаторов путча в августе 1991 года?

- Начиная с пяти часов утра 18 августа подразделение было переведено на казарменное положение. И когда было объявлено о создании ГКЧП, информацию о том, что происходит у Белого Дома, мы стали получать и от служб наружного наблюдения, которые отслеживали развитие ситуации там, и от СМИ. Кроме того, наш командир Виктор Карпухин неоднократно ездил в центральное здание КГБ. К нам приехали представители из взаимодействующих подразделений: руководитель московского ОМОНа, командир ОМСДОН имени Дзержинского, один из руководителей УКГБ по Московской области. Но от них же мы вдруг и узнали, что в Москву были стянуты только части Минобороны, а ОМСДОН по-прежнему находилась в месте своей постоянной дислокации в Балашихе, и на ее выдвижение никто из руководства МВД команд не давал. Было также непонятно, где разместятся фильтрационные пункты, кто будет осуществлять фильтрацию, эвакуацию, оказывать медицинскую помощь, проводить с задержанными какие-то следственные действия и т. д. - то есть обязательные подготовительные мероприятия, которые должны были предшествовать операции, не проводились. Естественно, понимание, что нас опять сталкивают с толпой, рьяного порыва ни у руководства подразделения "А", ни у его сотрудников не вызывало. Однако мы все равно находились в состоянии повышенной боевой готовности и ждали каких-то распоряжений и указаний, но команд не было. Если Язов дал соответствующую команду войскам, то части и подразделения МВД и КГБ ее не получили. Карпухин также неоднократно выезжал с группой сотрудников в район Архангельского, куда Ельцин уезжал ночевать из Белого дома - при желании можно было его по дороге перехватить и арестовать, но такого приказа от Крючкова так и не последовало.

- Как вы оцениваете действия нынешней "Альфы"? Понизился ли класс мастерства?

- На сегодняшний день это профессиональное, высококлассно подготовленное подразделение, обеспеченное всем необходимым. Да, у "Альфы" были трудности в 1993-м, 1995-м и 1997-м годах, но, если сравнивать группу, которая была при Советском Союзе, и сегодняшнюю, то их оснащенность и подготовленность намного выше, чем когда-то у нас. Это связано и с тем, что сегодня происходит в Чечне, и с высоким уровнем оргпреступности в целом по стране. Если мы раньше не участвовали в войсковых операциях, а только являлись одним из звеньев этой цепи, то теперь на протяжении всей второй чеченской кампании сотрудники Группы "А" по 2-3 месяца служат там, выполняя те или другие задачи в рамках контртеррористических действий.

- Что показал "Норд-Ост"? Какие поправки должны быть внесены в действия спецслужб или оперативного штаба, исходя из тех событий? Чего ни в коем случае нельзя допускать?

- Необходимо, чтобы по этому направлению агентурно-оперативная работа велась постоянно. Любой поступивший сигнал должен отрабатываться немедленно и не силами одних лишь участковых, поскольку они, как правило, не имеют достаточного уровня подготовки. Этими вопросами, в первую очередь, должны заниматься подразделения ФСБ. В противном случае на стадии подготовки к теракту мы просто не имеем информации, а в итоге бьем "по хвостам", как это было на "Норд-Осте". Работа штаба тоже должна вестись теми людьми, которые занимаются этим профессионально, поэтому туда должны входить представители ФСБ, МВД, прокуратуры, Министерства обороны. Помимо специалистов, к работе штаба для ведения переговорного процесса можно привлекать и тех, кто пользуется определенным доверием у заложников и не вызывает явного раздражения у террористов, - к примеру, врачей. А вот не должно быть тех, кто "пиарит" сам себя: депутатов Госдумы, разного рода артистов и так далее. Освещение событий должно вестись только через пресс-центр, работники которого будут дозированно давать информацию о происходящем, чтобы не подпитать ею террористов.

Вадим УДМАНЦЕВ

Опубликовано в выпуске № 28 (45) за 28 июля 2004 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Добавить комментарий

Фото неделиФотоархив HD
Открытие посадочно-причального комплекса с вертолетной площадкой 10 декабря в Москве на Фрунзенской набережной

Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц

 

 

  • Верите ли вы в то, что падение курса рубля удастся остановить в 2015 году

Новости на сегодня