Загадка первомая 1960 года — часть I

Как на самом деле сбили американский самолет-шпион U-2

Газета «ВПК» уже рассказывала о том, как в районе Свердловска 1 мая 1960 года был поражен зенитной управляемой ракетой заокеанский воздушный разведчик (см. очерк Юрия Кнутова и Олега Фаличева «Бой в небе над Уралом»). Предлагаем вниманию читателей еженедельника воспоминания очевидца событий 52-летней давности, который высказывает свою точку зрения на произошедшее.

1 мая 1960 года на Красной площади в Москве проходил военный парад, после которого, как всегда, состоялась демонстрация трудящихся столицы. На трибуне Ленинского мавзолея традиционно находились руководители Коммунистической партии Советского Союза и СССР вместе с первым секретарем ЦК КПСС, председателем Совета министров страны Н. С. Хрущевым. Однако среди стоявших рядом с ними советских военачальников ощущалась некоторая нервозность да и лицо Никиты Сергеевича заметно подобрело лишь после того, как ему о чем-то доложил министр обороны маршал Р. Я. Малиновский.

Нет ответов

Уже 2 мая советские СМИ известили граждан СССР и мировую общественность, что под городом Свердловском подразделениями Войск ПВО страны, которыми командовали майор М. Р. Воронов и капитан Н. И. Шелудько, сбит иностранный самолет-разведчик. Сообщалось также, что отличившиеся при этом офицеры, сержанты и солдаты отмечены государственными наградами.

Это была официальная информация. Не стану вновь напоминать, как Хрущев уличил государственных деятелей Соединенных Штатов во лжи, когда они пытались отрицать, что над нашей территорией уничтожен самолет-разведчик США, предъявив им живого и невредимого летчика Г. Пауэрса. Об этом много писала отечественная пресса.

На заседании Верховного суда СССР в ходе допроса американского пилота вскрылись дополнительные обстоятельства, касающиеся маршрута самолета, полетного задания, которое получил Пауэрс, его ощущений при поражении машины в хвостовую часть и катапультировании. Вся другая информация об этом инциденте была закрыта и отправлена в архив.

Однако почти ежегодно в канун 1 Мая в СМИ появлялись статьи на эту тему, а с участниками тех событий: подполковником М. Р. Вороновым – командиром 2-го зенитного ракетного дивизиона 57-й зенитной ракетной бригады, генерал-лейтенантом Г. С. Легасовым – заместителем председателя комиссии главнокомандующего Войсками ПВО и Б. В. Бункиным – главным конструктором зенитного ракетного комплекса С-75 проводились беседы на телевидении. Эти статьи и передачи вызывали у военных специалистов, корреспондентов и журналистов массу вопросов. Что же конкретно произошло в уральском небе? Зачем для уничтожения одного самолета-нарушителя было выпушено пять ракет и как летчик Пауэрс остался жив после такого массированного обстрела? Ракета какого дивизиона столь «нежно» подстрелила самолет U-2, что на Пауэрсе не оказалось ни одной царапины? Кто и зачем сбил истребитель МиГ-19, пилотируемый старшим лейтенантом С. И. Сафроновым, награжденным орденом Красного Знамени посмертно?

К сожалению, и эти, и другие вопросы, на мой взгляд, остались без ответа.

Докопаться до истины

Поэтому многие авторы публикаций в средствах массовой информации (например В. Самсонов, А. Докучаев, К. Скопина, Е. Буянов, Д. Данилов и другие), пытаясь разобраться в тех событиях, начинали произвольно трактовать их, извращая отдельные моменты, касающиеся результатов и порядка стрельбы дивизионами по самолету-шпиону, траектории его полета, траектории полета ракет, гибели старшего лейтенанта Сафронова. Например, утверждалось, что по U-2 было выпущено 7 ракет из 14, что дивизион майора Воронова выпустил первую ракету вдогон самолету, а второй ракетой сбил истребитель Сафронова и наоборот, что некий командир технического (?) дивизиона направлял ракету на машину Пауэрса так, чтобы попасть ей точно в хвост и тем самым сохранить летчику жизнь, а также огромное количество других небылиц.


Летчик Г. Пауэрс был подобран местными жителями в районе шести километров южнее станции Косулино (27 км юго-восточнее Свердловска)
Части самолета, разрушившегося в воздухе, упали:
Фюзеляж без двигателя, хвостовой части и плоскостей – в районе одного километра юго-западнее станции Косулино (А)
Левая плоскость, оторванная на удалении 1 метра 67 сантиметров от корня крыла, найдена в пяти километрах южнее места падения фюзеляжа (Б)
Обломки правой плоскости с дополнительным баком найдены в 10 километрах юго-восточнее места падения фюзеляжа (В)
Двигатель самолета фирмы Pratt & Whitney найден в четырех километрах северо-западнее места падения фюзеляжа (Г)
Хвостовая часть самолета найдена в 12 километрах севернее места падения фюзеляжа (Д)
Графика Юлии Гореловой

А один из телевизионных каналов нанес ущерб престижу зенитных ракетных войск противовоздушной обороны, показав получасовой фильм о пилоте И. А. Ментюкове, который якобы газовой струей своего самолета Т-3 (предсерийный Су-9) сбил U-2.

Во всех этих публикациях заслуга в уничтожении самолета-шпиона США 1 мая 1960 года приписывалась только 2-му зрдн (командир – майор М. Р. Воронов) и 1-му зрдн (командир – капитан Н. И. Шелудько) 57-й зенитной ракетной бригады.

Огромный интерес эта история полувековой давности сейчас вызывает у пользователей Интернета, где развернулась большая дискуссия.

Все эти измышления, домыслы, предположения не соответствуют действительности и рождаются у их авторов из-за отсутствия реальных фактических материалов и документов.

Журналист Вадим Такменев в 2002 году, подводя итоги телевизионной передачи с участием генерал-лейтенанта Г. С. Легасова и подполковника М. Р. Воронова, заявил, что, очевидно, в конце концов в любой истории должны оставаться загадки.

Я как непосредственный участник вышеописанных событий не мог смириться с «похоронами» этой тайны, поскольку считаю, что в любом историческом событии необходимо добираться до истины, как бы горька она ни была. Поэтому с 2005 года веду поиск реальных фактов по данному делу. Мне удалось ознакомиться с рассекреченными материалами в Центральном архиве Министерства обороны в Подольске.

Но прежде чем приступить к изложению результатов своих изысканий, должен рассказать о личных наблюдениях уничтожения самолета U-2 в небе неподалеку от Свердловска.

Боевая работа

Я, Самойлов Борис Константинович, после окончания в августе 1959 года Киевского высшего инженерного радиотехнического училища (КВИРТУ) Войск ПВО страны (специальность – радиолокация) был назначен в 5-й зенитный ракетный дивизион 37-й зенитной ракетной бригады 4-й отдельной армии (ОА) ПВО на должность заместителя командира радиотехнической батареи – начальника 2-й группы зенитного ракетного комплекса С-75. Системой С-75 тогда в срочном порядке оснащалась 4-я ОА ПВО. Поэтому были нужны офицерские кадры даже других военно-учетных специальностей.

Дивизион дислоцировался в восьми километрах от станции Полдневая (60 км южнее Свердловска) и был сформирован в мае 1959 года. Личный состав прошел необходимую переподготовку и выполнил начальные стрельбы на полигоне. Положенное вооружение и военная техника в зрдн имелись согласно штату, однако инженерное оборудование стартовой позиции еще не завершилось. Не было защищенного КП зрдн, убежищ для личного состава стартовой батареи. Жилая зона также находилась в стадии строительства. Отсутствовали жилые помещения для офицерского состава, а казарма для сержантского и рядового состава не достроена. Не было постоянного электроснабжения, источника питьевой воды и прочих удобств.

Накануне майских праздников дивизион не находился на боевом дежурстве, однако командир зрдн – подполковник Илья Иванович Новиков приказал мне проверить и доложить о готовности станции наведения ракет (СНР) к боевой работе. Он также попросил меня помочь сержантам подготовить станцию разведки и целеуказания П-12 в связи с тем, что ее техник – лейтенант Федотов находился в госпитале, а я изучал эту СРЦ в училище.

30 апреля у офицера 2-й (стартовой) батареи лейтенанта В. Дудко была свадьба. Он женился на учительнице местной школы и пригласил, в частности, меня и лейтенанта Б. Селина на торжество. Свадьба состоялась в школе села Полдневая в восьми километрах от огневой позиции дивизиона.

В конце дня я доложил командиру о готовности СНР и что приемный тракт СНР-75 настроен лейтенантом Б. Селиным и сержантом Н. Мошану на максимальную чувствительность (112–114 дБ), а РЛС П-12 – на предельную дальность.

На РЛС П-12 бригадой промышленности была смонтирована, но не сдана дивизиону в эксплуатацию новая аппаратура опознавания НРЗ-10 («свой-чужой»). Я проверил НРЗ-10 в контрольном режиме и уже собрался проверять ее в боевом, как мне позвонил командир радиотехнической батареи капитан В. Александров и сообщил о внезапно возникшей неисправности в системе СДЦ (селекции движущихся целей) станции наведения ракет СНР-75 (ответственный – лейтенант Мацегуд).

В связи с затратой большого количества времени на устранение неисправности в системе СДЦ я не смог проверить НРЗ-10 в боевом режиме. А именно – вынести гетеродин на 100 метров, развернуть кабельное хозяйство, запитать его от дизельной электростанции и проверить прохождение сигнала через антенную систему. Об этом было доложено командиру дивизиона, на что он заявил: «Может, эта аппаратура и не понадобится». Но, как всегда, по закону подлости понадобилась.

Командир дивизиона разрешил мне идти на свадьбу, а Селина отпустил под мою ответственность после моего заверения, что сержант Мошану отлично подготовлен и может в случае чего полностью заменить его. Офицеры, присутствовавшие на свадьбе (четыре человека), ночевали с 30 апреля на 1 мая на квартирах на станции Полдневая, которые они снимали для проживания. Утром 1 мая за нами пришла машина и доставила нас на позицию.

1 мая 1960 года боевая готовность была объявлена за два часа до подлета цели. Операторы РЛС П-12 обнаружили U-2 на дальности 270 километров и сопровождали самолет до момента уничтожения.

Боевой расчет дивизиона в составе подполковника И. И. Новикова, командира радиотехнической батареи капитана В. Александрова, офицера наведения (фамилию, имя и отчество не помню, сложная фамилия, он 3 мая уехал сдавать экзамены в академию) и трех операторов, один из которых ефрейтор О. Рынков (фамилии двух других не помню), занял место в кабине «У» ЗРК С-75.

Я не входил в боевой расчет, а находился в кабине «П» вместе с техником-лейтенантом Селиным. Поэтому все действия участников боевого расчета в кабине «У» я передаю по их рассказам, по записям телефонных переговоров с КП бригады на пункте связи дивизиона и по громкоговорящей связи.

При подлете цели к зоне поражения дивизиона командир постоянно получал из бригады сведения о координатах цели. Однако они отличались от данных нашей СРЦ П-12. И это было объяснимо, поскольку данные с КП бригады поступали не по прямому каналу связи. Да и цель в районе города Кыштыма немного изменила маршрут полета, как будто выбирала наиболее безопасную траекторию пролета между зенитными ракетными дивизионами 37-й зенитной ракетной бригады.

Разрешение на открытие огня командир получил в то время, когда цель подошла к дальней границе зоны поражения дивизиона. Цель на запрос «свой-чужой» не отвечала. Сомневаясь в работе НРЗ-10, командир несколько раз просил уточнить координаты U-2. А цель уже начала удаляться от дивизиона. Командир 37-й зрбр еще раз подтвердил свое решение на обстрел цели.

Подполковник Новиков скомандовал офицеру наведения: «Пуск». Офицер нажал кнопку «Пуск», но старта ракеты не последовало – он от волнения забыл переключить три канальных тумблера «Неисправность/Боевая работа» в режим «Боевая работа» на шкафу офицера наведения. Мгновенно исправив ошибку, офицер наведения по команде командира «Цель уничтожить двумя ракетами» нажал кнопку «Пуск» первого канала. Ракета стартовала в 8.46 и направилась вдогон самолету U-2. Затем офицер наведения нажал кнопку «Пуск» второго канала, но старта ракеты не последовало.

Командир дивизиона срочно связывается по ГГС с командиром стартовой батареи капитаном Иваньковым. Он требует принять все меры безопасности личного состава батареи. Впоследствии оказалось, что ракета не стартовала по вине технического дивизиона. И это несмотря на то, что контроль стартового оборудования и проверка ответчиков перед этим прошли нормально.

Тем временем операторы и офицер наведения в соответствии с Руководством по боевой работе ЗРК С-75 сопровождали цель в режиме РС (ручное сопровождение), а затем перешли на автоматическое (АС).

На 53-й секунде наведения старший техник-лейтенант Н. Краморенко из кабины «А» по громкоговорящей связи доложил командиру зрдн: «На 53-й секунде выдалась команда К3, аппаратура сработала нормально». Это команда ближнего взведения радиовзрывателя ракеты. Она выдается примерно за 300 метров до подхода ракеты к цели. В этом случае цель должна быть обязательно поражена.

Через несколько секунд операторы ручного сопровождения поочередно доложили, что произошел срыв автоматического сопровождения по всем трем координатам – дальности, азимуту и углу места. При выполнении боевых стрельб это следует, как правило, за физическим разрушением цели. Офицер наведения не смог сразу правильно оценить обстановку и доложил командиру зрдн: «Срыв автоматического сопровождения по трем координатам». Командир, занятый проблемами со второй ракетой, моментально доложил на КП зенитной ракетной бригады: «У нас срыв сопровождения». А там, очевидно, временно «отключились».

Через некоторое время командир дивизиона, разобравшись с офицером наведения и операторами ручного сопровождения, повторно доложил на КП бригады: «По имеющимся признакам цель поражена», так как на экранах индикаторов цель начала быстро менять свои параметры и характеристики. На это ему командир бригады грубо ответил: «Ерунда. Цель над Нижним Тагилом».

В это время офицеры и солдаты стартовой батареи 5-го зрдн, находясь на открытом воздухе, визуально наблюдали картину поражения высотной цели, кричали «Ура!» и бросали головные уборы вверх. На чистом безоблачном небе было отчетливо видно, как ракета догнала цель, появилось белое облачко от подрыва боевой части, а затем вниз полетели обломки самолета со шлейфом черного дыма.

Минуты через две-три низко над лесом появилось еще несколько белых облачков – подрывов БЧ ракет. Значит, еще какой-то зенитный ракетный дивизион произвел обстрел цели. Их было три или четыре. Когда командир дивизиона подполковник Новиков вышел из кабины «У», командир стартовой батареи доложил ему об увиденном результате обстрела цели, о принятых мерах по безопасности личного состава и второй ракете.

В это время из бригады поступила команда: «Любой самолет в воздухе – противник» и все мы снова заняли свои места. Минут через 20 поступила команда: «Отбой». Вслед за этим из бригады поступило указание скопировать с планшета дальней воздушной обстановки трассу полета самолета и доставить кальку на КП бригады, опечатать кабины. Трассу с планшета ДВО копировал я, а документы в бригаду отвозил капитан Александров. Вернувшись, он сообщил, что еще несколько дивизионов 57-й зенитной ракетной бригады стреляли по самолету, который якобы применял помехи и круто менял маршрут полета.

На КП нашего зрдн ни офицер наведения, ни операторы ручного сопровождения на экранах индикаторов никаких помех не наблюдали до подрыва нашей ракеты, а на кальке проводки U-2, которую копировал я с планшета ДВО, никакого резкого маневра самолета не отмечалось. Впоследствии подтвердилось, что на U-2 не было никакой аппаратуры постановки пассивных/активных помех и никаких резких маневров он не совершал.

В течение 2–3 мая наш дивизион посетили две комиссии – из штаба 4-й ОА ПВО и управления главнокомандующего Войсками ПВО. В это время средства массовой информации объявили, что офицеры, сержанты и солдаты дивизионов майора И. И. Воронова и капитана Н. И. Шелудько награждены правительством СССР за уничтожение самолета U-2. Однако об участии дивизиона подполковника И. И. Новикова и его роли в уничтожении U-2 ни тогда, ни в течение 50 лет ни в печати, ни на телевидении не упоминалось.

Некоторые члены комиссии на наши недоуменные вопросы пытались убедить нас, что «летчик самолета U-2, увидев вашу ракету, развернулся на 180 градусов и ушел от встречи с ней». Мой вопрос о команде К3 и почти прямолинейной трассе цели остался без ответа, а один член комиссии – полковник сказал: «После драки кулаками не машут» и посоветовал нам больше никогда и нигде не поднимать этот вопрос.

Что было в реальности

Через несколько дней офицер спецслужбы, привлекаемый к аресту Пауэрса и сбору остатков самолета и маршевой части нашей ракеты, сообщил нам, что недалеко от места падения хвоста U-2 была обнаружена маршевая часть ракеты, а в 12 километрах южнее – все остальные части самолета.

Получив отпуск, я летом 1960 года приехал в Москву. В это время в ЦПКиО им. М. Горького была организована выставка сбитого самолета U-2, которую обслуживали офицеры одного из НИИ ВВС. Один из них на мой вопрос, как был сбит U-2, ответил: «Ракета ударила в самолет сзади, отбила ему хвост, Пауэрс выпрыгнул из самолета, который планировал без хвоста еще 12 километров». В доказательство этого он обратил мое внимание на большое количество и характер пробоин в хвосте машины, свидетельствующих о том, что взрыв ракеты был сзади.

В 60-х годах Политиздат выпустил брошюру под названием «Возмездие», в которой присутствовал материал о суде над Г. Пауэрсом. На вопрос к нему, как вас сбили, он пояснил: «Я почувствовал удар в хвост самолета, оглянулся и увидел огненный взрыв. Зная, что под устройством катапультирования была заложена взрывчатка, я откинул фонарь и вывалился из кабины...» Другой информации в брошюре не было.

На основании личных наблюдений боевой работы системы С-75 нашего дивизиона я определил реальную картину уничтожения самолета U-2 США 1 мая 1960 года. Она такова.

Ракета 5-го зрдн (командир – подполковник И. И. Новиков) 37-й зрбр (станция Полдневая), выпущенная в 8.46 вдогон самолету U-2, повредила ему хвостовое оперение. Взрыв боевой части ракеты произошел сзади машины, летчик был защищен от него двигателем и поэтому остался жив. После взрыва БЧ ракеты Пауэрс вывалился из самолета, который продолжал планировать еще 12 километров.

Докладу подполковника Новикова о поражении цели на КП 37-й зрбр не поверили, так как в те времена еще не было случаев стрельбы ракетами ЗРК С-75 вдогон удаляющейся цели да еще и на дальней границе зоны поражения. Руководством по боевой работе и Правилами стрельбы зенитной ракетной системы С-75 в те времена это не предусматривалось. Данный факт привел к потере цели и как следствие – гибели старшего лейтенанта Сафронова на МиГ-19.

Моя версия нашла полное подтверждение после предоставления мне возможности ознакомиться и изучить материалы в Центральном архиве МО в Подольске.

Окончание читайте в следующем номере.

Борис Самойлов,
полковник-инженер в отставке

Опубликовано в выпуске № 4 (421) за 1 февраля 2012 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Интересный комментарий на ветке прошлой публикации. http://vpk-news.ru/articles/6393 . (Francis Gary Powers, Jr., 02:02, 5 Февраля 2012 (http://www.coldwar.org/)
Александр, а где там этот комментарий?? Его нет. Удалили??
Тоже не нашел( Видимо, были сомнения в аутентичности текста. Уточним, спасибо.
Сергей, 11:42, 12 Февраля 2011 Обидно, когда уважаемые издания не задумываясь переписывают историю раз за разом. Этот бой оброс уже таким количеством небылиц....... Даже в докладах и боевых донесениях столько вранья и проявления безграмотности со стороны командующего армией и командира бригады. Про Ментюкова вообще говорить не хочется...... И про Легасова, который вместе со своей комиссией не "разбором полётов" занимался, а выгораживал 57-ю Зенитно-ракетную бригаду, которая по сбитому U-2 выпустила 4 ракеты, не попав ни разу в обломки и ещё тремя ракетами сбила свой истребитель..... Это был банальный торг - "тебе генерала - а ты отказываешься, что твой дивизион сбил Пауэрса. Якобы на самом деле вы случайно обстреляли Су-9. " Просто полный бред. И всё это переписывает серьёзное издательство, не удосужившись даже проверить, могло ли так быть? Я уж не говорю о том, что могли бы постараться выяснить, - а как было на самом деле......
Это и есть тот самый комментарий - никто его не удалял
Сергей. Нет, там указание на другой комментарий - так сказать "из-за бугра".
Там просто ссылка на сайт сына Пауэрса - это не комментарий..... А сын Пауэрса несёт тоже, что и у нас - есть ещё запись допроса Пауэрса в ЦРУ - но по сути там ничего конкретного не говорится, кроме того, что сзади токнуло самолёт, ноги зажало и .... Это уже много раз многие переписывали.
А, понятно, спасибо за пояснения. Сайт то я тот видел, думал, может что нового ТАМ накопали в архивах..
Читайте окончание статьи Самойлова - там интересно о документах....Из Архива.
Что, кому-то более делать нечего? Сколько ПВО и авиация сбивала позже? Что ВСЕ знают - 2 Южнокорейских самолета. Хотя на ДВ - там и трупов по одной версии было за 200, а по второй - 0. (за исключением экипажа). И почему Руста не сбили - это от трусости принятия решения.
Еще одна попытка. Пять лет назад, в 2007 году, в более конспективном виде этот материал уже появлялся в книге-сборнике «4 ГУМО. Дела и люди». Правда, там его по большому счету никто не заметил, а издатели сборника поместили его скорее, как казус, чем приглашение к обсуждению. Но обсуждения как такового не случилось – большинство из причастных к этому событию уже покинули наш мир, а те, кому по логике вещей следовало откликнуться (например, военно-научному обществу) оставили тот материал без внимания. Что же теперь? К юбилею автора (Борису Константиновичу Самойлову 26 января исполнилось 75 лет) считающая себя престижной газета ВПК публикует этот материал вновь, с дополнениями, ссылками и выписками из документов. При этом большинство из ранее посвященных этой теме публикаций автор награждает эпитетами «измышления, домыслы, предположения», а свой труд он именует «изысканием». Хотя, упоминая о тех кто «измышлял», он почему-то забывает отметить ряд достаточно заметных материалов данную тему, в том числе, - публикацию в октябре 1998 года в НВО, которая была посвящена ситуации, аналогичной сегодняшней – такому же «нетрадиционному» описанию события, произошедшего 1 мая 1960 года. Кстати, одним из выводов той статьи была фраза – «Все новое неверно, все верное - не ново», а в числе ее авторов были военные, имевшее самое непосредственное отношение к 4 ГУМО, где Борис Константинович служил с 1967 по 1988 год, - интервью Г.С. Легасова «Вечерней Москве» в мае 2000 года, - публикацию в журнале «Мир Авиации» №2-2002 года исследователя Г.П. Серова, где он конспективно изложил архивные материалы, относящиеся к 1 мая 1960 года, и среди прочего на стр. 33 отметил: «В 8:41 цель была обстреляна 5-м дивизионом одной ракетой на предельной дальности стрельбы (около 50 км), однако после старта ракеты цель совершила разворот вправо и не вошла в зону поражения этого дивизиона». Это взято почти дословно из доклада комиссии генерал-полковника П.Н. Кулешова (также цитируемого в статье Б.К. Самойлова). Сегодня, как отмечается в справке к книге «4 ГУМО. Дела и люди», Борис Константинович является свободным художником-живописцем. Может быть переход от военной действительности к творческой жизни и является ответом на вопрос: Зачем автор поднимает волну? Причем делает это с рядом ошибок, видимых невооруженным глазом: Например, упомянутая телевизионная передача «Старая квартира» с журналистом В. Такменевым была в декабре 1997 года, а возглавлявший комиссию генерал-полковник Павел Николаевич Кулешов многократно упоминается в статье с инициалами А.Ф. Впрочем, в этом автору могли «помочь» редакторы, но забавно, что ни автор, ни редакция ни разу не задумались о том, как звали первого начальника 4 ГУМО. Но это так, к слову.
Но это так, к слову. В целом же мое отношение к данной статье следующее: - Автор почти 30 лет находился на действительной военной службе, почти 20 из них в 4 ГУМО, и неоднократно имел возможность найти способ обсудить вопрос о том, кто сбил Пауэрса и что было сделано неправильно «комиссией Кулешова». Но по каким-то причинам этого сделано не было. Не было ни «писем на съезд», ни докладных – в противном случае автор в своей публикации не преминул бы об этом сообщить. Как говорят современные юристы – автор не проявлял настойчивого желания восстановить истину. - В начале 1990-х годов, когда появились первые материалы с подробным изложением того, как был сбит самолет Пауэрса, автор также хранил молчание и не стремился ввязаться в дискуссию, даже в дни 50-летия этого события, когда многие СМИ с удовольствием могли растиражировать любую версию. - Сегодня, в феврале 2012 года, когда вряд ли удастся найти в живых хотя бы одного члена «комиссии Кулешова», автор фактически предлагает пересмотреть ее материалы и выводы, а, следовательно, и произведенные тогда награждения и пр. Законный вопрос - почему этого следовало ждать 52 года? И как это сделать сегодня – еще раз прошерстить архивы? поручить промоделировать события 1 мая 1960 года специализированному военному НИИ, например НИИ-2? Правда, сложно представить, как удастся ввести в эту модель не только технические характеристики локаторов, ракет и самолетов, но и тот мандраж , которым были охвачены многие участники того события. Одно же можно предсказать вполне уверенно – в ближайших переизданиях всевозможных энциклопедий и сборников о событиях 20 века, эта версия начнет активно тиражироваться. Так же как это было с летчиком И. Ментюковым, вспомнившим на склоне лет, как он «сдул» струей американский самолет. В итоге же, потомкам тех, кто совершил это великое дело и на десятилетия закрыл небо нашего Отечества от непрошенных визитеров, останется горький привкус от того, что и на этот раз на Солнце оказались пятна.
Владимир... Можно конечно не ворошить эту тему, как и многие другие, в которых иссследователи ковыряются с огромным энтузиазмом, не боясь при этом, что на Солнце будут пятна. И Вы верно подметили - в книге 4 ГУ МО "Дела и люди" этот рассказ остался не заметным. Книга в магазинах не продавалась.... Почему раньше "волну" возмущения не поднял тот же Борис Константинович или кто-то из других офицеров - участников? Потому что поначалу было простоо запрещено говорить на эту тему. Конечно офицеры между собой обсуждали историю и в 37-й ЗРБр, которая в 1969 стала 395-м ЗРП всегда все были уверены, что именно дивизион Новикова сбил U-2. Кто тогда мог чего возразить кому? Т.е. усомниться в компетентности Комиссии и Командования ЗРВ? Полковник Савинов попробовал - ему вмиг придумали обстрелянного Ментюкова. А уже в 90-х те, кто стрелял ещё лейтенантами уже редко вспоминали об этой истории.... Тогда уже вовсю пошли 14 ракет у Докучаева и МиГ сбитый в Уфалее, "Атака века" Ментюкова... Я помню, как отец нервно курил на балконе, прочитав статью Цисаря "Первомайский юбилей"... Где их упомнянули только пьяным техником, тупым чабаном и полным кавардаком в дивизионах....Б.Самойлов когда смог получить доступ туда, куда только исследователи попадают - в Архив, тогда и написал рассказ для книги 4 ГУ МО. А то, что он сделал это в этом году ещё раз - так это совсем не к юбилею, думаю. Просто эта тема с 2009 года (фильм "Последний полёт Гарри Пауэрса") очень активно обсуждается в сети и обсуждение это задело и его. Задело и не оставило в стороне. Самойлов же не предлагает пересмотра работы комиссии. Она (комиссия) сделала своё дело, люди (участники) получили награды, правда ещё до того, как комиссия в чём либо разобралась... Чего пересамтривать? Всё останется как есть. Б.Самойлов, как и многие другие офицеры и солдаты 5-го зрдн 37-й зрбр были не просто "задвинуты", но ещё и вообще вычеркнуты в этой истории. Борис Константинович высказал своё мнение, попытался его доказать - не более того. Главная цель - это то, что теперь не профессиональные исследователи тоже заинтересуются и тоже будут искать доказательства или наоборот - противоречия. И в конце концов будут хотя бы знать, что был в этой истории ещё и такой дивизион... В той же селе Полдневая, к примеру, никогда никто не сомневался (до сих пор!!!), что "шпиёна" сбили с Филлиповки...
Сергей Ганин, Владимир Коровин, Александр Карпенко, Ростислав Ангельский Отрывок статьи из журнала «Техника и вооружение» за 2002-2003 гг. Цитата...."Напротив, уничтожение 1 мая 1960 г. под Свердловском самолета U-2, пилотировавшегося Френсисом Гарри Пауэрсом, получило огромный пропагандистский резонанс, тем более что при этом удалось поймать американскую администрацию на явной дезинформации относительно якобы случайного нарушения советских воздушных рубежей. Разумеется, при этом скромно умалчивалось о некоторых нюансах, связанных с полетом U-2. Так, еще до поддета к Свердловску нарушитель был обстрелян одним из находившихся на его пути ЗРК С-75 при приближении к дальней границе зоны пуска. Однако отрабатывая, по-видимому, плановый разворот на заданном маршруте, Пауэре вышел из зоны поражения. Вполне вероятно, что Вы, Владимир, один из авторов этой статьи. В ней тоже (из материалов Серова - узнавал у редактора источник) есть упоминание о "некоторых скромностях" в истории. Однако авторы - исследователи тоже почему-то не стали вникать в детали, хотя и намекнули, что как-то не совсем логично "умалчивается некоторые нюансы" в деле.... Хотя можно было бы поинтересоваться, почему так? Посмотреть на кальки с планшетов в Архиве, удивиться маневренности самолёта U-2, который согласно нарисованному маршруту выделывает такое, на что разве МиГ-29 способен. И задуматься, как так могло получиться, что 2-й зрдн (Воронов) вроде, как стрелял вдогон цели (об этом пишет и Самсонов В.Н. ("Кто сбил Пауэрса" - участник событий), но обломки U-2 упали чуть ли не на позицию дивизиона, а то и с недолётом. Никто из исследователей не стал, почему-то исследовать причину неувязок, которые 50 лет опутывали эту историю. А в 2002 году ещё многие участники, которые были в 1960 молодыми лейтенантами, были живы.
Сергей Борисович… Я ждал, что Вы откликнитесь на мой комментарий. В первую очередь потому, что уже давно внимательно читаю Ваши публикации, посвященные этой теме. Но залезать в около историческую кашу, которая уже не одно десятилетие окружает события, связанные с уничтожением самолета Пауэрса, желания особо не возникало. Хотя мне довелось лично и немало пообщаться и с П.Н. Кулешовым и с Г.С. Легасовым. Удалось задать им массу вопросов на эту тему и практически всегда получать в ответ – сомнений в том, кто сбил Пауэрса, перед ними никогда не возникало. Это дивизион Воронова. Одновременно с этим, они всегда подчеркивали, что гораздо больше времени и сил в дни работы комиссии у них отнял вопрос о том, как и почему сбили самолет Сафронова. Довелось мне познакомиться и с И.Ф. Цисарем, который еще до НВО, летом 1998 года написал такое же письмо в «Неделю», и никак не отреагировал на мое предложение пообщаться на эту тему с тем же Г.С. Легасовым. Результат – крупнокалиберный газетный залп в НВО с четырьмя подписями. Несмотря на то, что он служил в дивизионе Воронова, хотя и не находился там в момент, когда сбивали Пауэрса. Общался я на эту тему и с А.И. Докучаевым, первым пропахавшим эту благодатную ниву для будущих исследователей. Но вернемся к статье. Весь ее доказательный смысл сводится к тому, что существует разнобой в документах. Время, дальность, высота, параметр… А какому событию удавалось этого избежать? Но ведь, для того, чтобы однозначно что-либо утверждать в подобном случае, полученные цифры надо анализировать не на пальцах (один фрагмент упал сюда, а не туда – сбитый У-2 вовсе не падал кирпичом), а с привлечением всех имеющихся современных средств. Вспомните кино про И. Ментюкова, показанное по ТВ-6, там фигурировала целая тетрадь с расчетами и формулами «пролета с обдуванием». И что, это что-нибудь доказало? Однако самое главное, что из статьи не вытекает главного – кому и зачем понадобилось отодвигать «на обочину» дивизион Новикова? В чем смысл этого действа? Желание сохранить первоначальное мнение? Извините, но на прошедшего войну генерала П.Н. Кулешова, ушедшего через несколько лет с поста зам. Главкома из-за несогласия с руководством, это совсем не похоже. А насчет жителей села Полдневая, «которые никогда не сомневались»… Несложно представить, 1 мая 1960 года рядом с селом стартует ракета, огонь, грохот. А через несколько дней на всю страну сообщают, что был сбит самолет-шпион… Ну конечно нашей ракетой!
Владимир... Конечно можно было бы удивиться, если бы Кулешов или Легасов стали противориечить сами себе и своим выводам. Даже спустя десятилетия. Я разговаривал с Вороновым по телефону в прошлом году. Живёт в Туапсе. Он сам утверждает, что не стрелял "вдогон".... Но Легасов в своих воспоминаниях пишет - цитата "Воронов затеял длительные переговоры с КП своей бригады, пытаясь уяснить обстановку - где же цель, кого обстреливать? Тем временем три ракеты его дивизиона вышли на режим готовности к пуску. У-2 приближался и вот-вот мог выйти из зоны поражения дивизиона и стать недосягаемым. Стрельбовой радиолокатор и три ракеты, следя за уходящей целью, развернулись почти на 180 градусов. В результате две ракеты оказались расположенными позади радиолокатора. Дивизионная автоматика, как ей и положено, заблокировала их старт, потому что теперь, взлетая, они огненным факелом своих двигателей могли поразить антенну радиолокатора" http://www.pseudology.org/Abel/Powers1960.htm. В карточках стрельб совсем иные данные в отношнии Воронова. Впрочем они другие и в отношении Новикова. 50 лет утверждается факт, что сбит вдогон одной, первой же ракетой.... Но вот кто стрелял вдогон? Такие сильные нестыковки поневоле наводят на мысль, что как-то не совсем всё логично. Почему они и зачем? Легасов и Кулешов правильно сказали, что их куда больше волновал вопрос - "Как и почему сбили Сафронова".... За такое....Кого-то бы наказали, думаю. Но никого не наказали, однако. Всё гладко получилось и виноватых нет... Кроме разнобоя в документах, ещё столько разнобоя во всём остальном.... Многое мог бы сказать Э. Фельдблюм, - но он на просьбу помочь разобраться в ситуации испуганно-грозно написал лишь: "Кто санкционировал и позволил лезть в это дело?" Всё - больше он не отвечает. Из статьи Самойлова не вытекает главного - кому и зачем понадобилось отодвигать "на обочину" зрдн Новикова... Не вытекает, потому что это на виду. Уже 1-го доложили Бирюзову о том, что сбил Воронов. (Новиков не мог, - вдогон не стреляют и не сбивают. Не было такого метода стрельбы тогда в ПС). 2 мая Бирюзов докладывает Министру Обороны. 2-го и Комисия только начинает работу. Результат её по вопросу кто сбил уже предрешён - Бирюзов с извинениями пойдёт к Малиновскому, - дескать не прав был... Сбил не Воронов, а Новиков.... Такое возможно? Если возможно, Малиновский мог бы задать Бирюзову вопрос - "Если Новиков в 8.46 сбил первой же ракетой - как получилось, что 57-я зрбр произвела 7 пусков ракет и в итоге сбила свой истребитель"? Что делать с командирами бригады за такую "войну"? В истории зрдн Новикова просто лишний - его стрельба вдогон и (возможное) попадание всё портит... Для этого в документах он стрелял куда угодно, по кому угодно, но только не вдогон... И однозначно мазал.
Командир 19-го корпуса ПВО полковник Савинов сунулся было (он на КП 37-й зрбр был в тот день, но в работу не вмешивался). Савинову нарисовали карту, где Новиков обстрелял Ментюкова. Савинов почему-то согласился...??? Выходит, что Су-9,идя на посадку, находился почти над аэродромом на высоте 19600 со скоростью 200м/сек. Вопрос закрыт. В докладах нигде не пишется о том, что Новиков обстрелял Су-9. Нужно было "выручать" и самим "выбираться".... Вот и всё объяснение тому, что кому-то было зачем-то нужно Новикова "забыть". Вы - исследователь... Думаю, на такие "казусы" натыкались не раз.... Стал бы фронтовик Кулешов подставлять фронтовика Бирюзова? А фронтовик Бирюзов идти оправдываться перед фронтовиком Малиновским? Фронтовиками были, кстати, и Новиков и Воронов - тогда много было фронтовиков в армии. Сами подумайте - если было признать "удачей" стрельбу Новикова - что тогда нужно было делать с остальными, которые в течении почти 40 минут вели "беспощадную" войну с тем, чего уже небыло в воздухе, как единого целого....
Либо свои мысли, а если их нет - то книжки, статьи перечитать...
Наверно самая интересная публикация в "ВПК" за последнее время. Я по крайне мере попытаюсь её сохранить для своего внука! Что сейчас нужно предпринять Путину-Медведеву - наградить всех кто не был отмечен в наградах! И не важно, кто ранее получил награды - главное Задача была выполнена. И еще раз отметить, что летчик Сафронов не зря поплатился жизнью. А время такое было! Кой хрен потащил У-2 наперерез всего СССР?
М.Р. Воронов на вопрос о дивизионе у Полдневой интересно ответил (довелось по телефону поговорить), что:-" И слава Богу, что из-за каого-то сержантика в Уфалейском дивизионе произошёл срыв сопровождения - иначе сбили бы Су-9". Т.е. Воронов только при "разборе полётов" узнал, что до него U-2 уже был обстрелян. Там же он узнал и о результате стрельбы этого Уфалейского (???) дивизиона. Самсонов В.Н. (автор статьи "Кто сбил Пауэрса") тоже в телефонном разговоре долго не мог понять, о каком дивизионе я говорю, а когда понял, тоже сказал, что если бы Су-9 не успел выйти из зоны поражения - был бы сбит. Так же Самсонов подтвердил тот факт, что Воронов стрелял вдогон, что 2 ПУ попали в угол запрета. А на мой вопрос "Почему так получилось, что Воронов стрелял вдогон, а обломки самолёта упали даже с недолётом до его позиции"?, ответил, что:-" Если не знаете, как и что было - не лезте в эту историю. Вы ничего в ней не понимаете".... Вот и весь разговор. Когда-то, году в 2004, наверно, слышал историю, как полковник Савинов, который только стал командиром 19-го корпуса ПВО, но жил ещё в Кыштыме, на каком-то собрании "оттянул" Новикова - "Мне лампасы со дня на день пришивать, а тут вы со своим самолётом. Не хочу я лезть в эту драку". Судя по тому, что он вроде "влез", но его "убедили" в обстреле Су-9, и Савинов быстро согласился - понятна причина его согласия.... За награды "дрались"... И "драка" была серьёзная. О сбитом Сафронове никто не вспоминал даже.... Грустно.
И все-таки у Вас, Сергей Борисович, бенефис. Уже предложения о награждениях начались. Но, поверьте, это только начало. Впереди, будут и предложения о фильмах, а может и сериалах. И пусть теперь нервно курят на балконах другие… Просмотрел все ваши комментарии. Да, я действительно вместе с коллегами делал упоминаемый Вами материал для «Техники и вооружения», и насчет того, почему мы не стали вникать глубже в возводимый сегодня Вами в абсолют эпизод, ответ простой – а во что вникать? В документы, хранящиеся в архиве? В них, что тогда, что сейчас (приводимых в комментируемой статье) написано одно и то же. Вкратце (без дискуссий о неувязках) - ракета стартовала, но цель не сбила. Взяться за поиск докладов особистов насчет разговоров и настроений в 37-й зрбр после уничтожения самолета-шпиона? Поездить вокруг Екатеринбурга, поузнавать в деревнях, помнят ли они старт той ракеты? Вы же, Сергей Борисович, как и автор этой статьи, в это время курили на балконах, в ожидании, когда, наконец, будет можно… А не упоминать этот ракетный старт нам казалось неправильным – ведь впервые в СССР по воздушному противнику была выпущена ракета. Насчет того, почему мы не удивились маневренности У-2 – а вам не доводилось видеть аналогичные проводки этого аппарата? Ведь с июля 1956 по апрель 1960 их накопилось больше двух десятков. И уж там, каких только выкрутасов не было. Недаром Дементьев и Микоян за две недели до истории с Пауэрсом заявляли Хрущеву, что таких самолетов не может быть. Тем не менее, дискуссий об их компетентности сегодня никто не ведет. Насчет Ваших разговоров с Вороновым и Фельдблюмом – не всем удается полвека с лишним выдерживать вселенскую славу, с выездами в части, к пионерам, с телевидением и радио, с десятками, а то и сотнями пересказов одного и того же момента в их жизни. Они честно заслужили право на отдых.
Но вернемся к статье. Как я понимаю, Вы взялись активно представлять автора, и поэтому сможете ответить исследователям как «на 53-й секунде (наведения) выдалась команда К-3…». Из характеристик75-го комплекса известно, что наведение начиналось на 5-6 секундах полета. Итого, к 53 сек наведения, ракета уже летела на пассиве - топливо в маршевой ступени должно было закончиться. А в этом варианте 75-го ни о каком наведении на пассиве еще не было речи, а его максимальная дальность поражения составляла 34 км (в принципе, ее зависимость представляла собой фигуру, напоминающую парус, с максимумом в диапазоне 10-20 км по высоте). Далее, «было отчетливо видно, как ракета догнала цель, появилось белое облачко …а затем вниз полетели обломки самолета со шлейфом черного дыма». Это У-2-то, который не каждый вылетавший на его перехват летчик видел, было отчетливо видно на 20-км высоте и с 50-км дальности? Это У-2-то дал шлейф черного дыма в стратосфере? Как, по-вашему, должна была действовать «комиссия Кулешова», когда в ее распоряжение попали данные о пуске дивизиона Новикова на дальность 36 км (а цифру около 50 км в другом документе можно отнести к условной точке встречи с удаляющейся по криволинейной траектории целью), увенчавшимся поражением цели, да еще вдогон? Мне кажется, что П.Н. Кулешов, как председатель комиссии по госиспытаниям первого варианта 75-го, должен был сильно обрадоваться – ракета улетела в полтора раза дальше, чем рассчитывали и получали на испытаниях. А в это время, фрагментами сбитого У-2 усеяны все окрестности вокруг дивизиона Воронова. По-вашему же выходит, что видя это, П.Н. Кулешов вместе с коллегами начал проявлять фронтовую солидарность, организовывать внесение корректив и неувязок в документы, не опасаясь, что какой-нибудь изыскатель со временем докопается до истины. При этом никто из них не озаботился перебазированием фрагментов упавшего У-2, чтобы они «упали» для лучшего совпадения с принятой первоначально точкой зрения, о которой уже доложено наверх. А в дальнейшем, никто из них не предпринял никаких мер, чтобы подготовленные тогда отчеты никогда не попали в архивы, а если бы и попали, то добраться до них вряд ли кому удалось. При желании, подобные примеры можно раскопать. Аналогично и насчет идеи о том, что «40 минут вели беспощадную войну». Вряд ли имело такое уж большое значение, какова была длительность этой войны – 30 или 40 минут. И если бы в ее итоге не сбили Сафронова, о ней бы наглухо забыли.
А в заключение, еще одна история, относящаяся к ПВО того времени, к вопросу о пятнах на Солнце. О ней пару раз мелькало в «Ударной силе», но я процитирую книгу об академике М.Ф. Решетнёве. «В это время (1963 год) предприятие понесло тяжелую утрату. Самолет, летевший рейсом Москва-Красноярск, был по ошибке сбит под Казанью ракетой ПВО. Среди пассажиров лайнера погибли шесть сотрудников КБ-10 и завода… Решетнёв прилетел из Москвы накануне и очень переживал эту трагедию, как и весь коллектив…» Эта тема, пока еще не нашла своего изыскателя, наверное он еще курит на балконе.
Мне думается, под ником Сергей и его Ай-пи - целый коллектив трудится. Такая разносторонняя и суперактивная и суперсамолюбивая личность... Такого не бывает.
Владимир - меня бенефис не интересует. Гонорары тоже - мне есть, чем зарабатывать на хлеб. И я ничего не поджидал и не выжидал. Просто сильно удивился, посмотрев фильм "Прерванный полёт Гарри Пауэрса". Стал интересоваться что пишут, почему так пишут, кто пишет и удивился ещё сильней. Я не профессиональный исследователь, как Вы - мне просто стала жутко интересна эта история. Кроме того, я не ракетчик и поэтому чтоб "сбить грушу" я просто трясу её ствол. На шум появляются люди, способные помочь разобраться в ракетных делах. Мне остаётся только собирать информацию и перепроверять её у других ракетчиков. Вы ошибаетесь - я не думал даже представлять автора статьи. У него своя точка зрения, как участника, хотя про "чёрный шлейф" конечно сильно. Вы сами его достаточно представили. Насчёт Ваших вопросов про 53-ю секунд и далее я могу ответить встречным вопросом про стрельбу Воронова вдогон и про ПУ в запрете (сразу две!) что даже Легасов подтвердил.
Моя балдеть! Этот сергей как-то писал, еще до нового года о своей службе на ПЛАРБ. Начинал ракетчиком - лейтенантом. Я его за язык не тянул. А с памятью пока неплохо. Завралась кучка людей, под ником сергей.
Так что, как видите, вопросов уйма. Мне интересно получить на них ответы - хобби такое. Вам, как исследователю всё понятно и ясно, но я не исследователь и у меня много вопросов. У меня нет такого доступа к информации, как у Вас, поэтому мне остаётся "околачивать груши", привлекая шумом желающих обсудить, разобраться и выяснить как-то. Тёзка М правильно подметил насчёт активности. Не ошибся и с "коллективом", в который и Вы влились на время. И самолюбие ещё помехой никому не было. Не буду утверждать, что лично Кулешов способствовал такой невнятности в документах, которые нашлись в Архиве МО. Но кто-то это сделал для чего-то. Уже более 50 лет событию, а в его официальную версию не верят очень многие ракетчики. Почему? Вам не интересно, почему не верят? В конце концов, у меня такое чувство, что я Вас чем-то задел ненароком. Даже не думал - что Вы? Я просто не исследователь - увлёкся вот. Интересно очень. Не погибший Сафронов не даёт покоя (насчёт него как раз всё понятно), а не погибший Пауэрс. Так что Ваш сарказм не к месту. А насчёт самолёта рейсом Москва-Красноярск - наверно курит. Может не родился. А может уже просто "состоялся".
Для Сергея М. Я на ПЛАРБ никогда не служил - даже в глаза не видел их. Как и офицером не был никогда. Так что с памятью у Вас не плохо - согласен. С логикой не важно. Угораздило меня тут именем назваться - подводником стал.
Это феномен! Для сайта! Ничего к последнему Сергею не имею. Но сколько просто "Сергеев" тут? Хоть букву фамилии прицепите!
Сергею. По поводу логики... Тут не всегда довести свою мысль получается. Строгая логика - раздел математики. А кто в ней преуспел? Мне - лично не нравится читать опусы на полстраницы - где своих - личных мыслей и своего опыта на 2 строки.
"Так это ты. Сейчас по-новой просмотрел фото, что ты выложил и получил косвеные подтверждения того что слышал. В 74 возили технику в Улан-Уде на завод и по дороге капитан Емельянов рассказал как сбили Пауэрса. Про свадьбу офицера Дудки, про нулевой азимут, про корридор по которому летел У-2 и что технику на дивизионе только полгода, как развернули. Как пустили ракету по 1-му каналу, по 2-му пуск не прошёл, про 3-й забыли. И стрельба была не на перехват, а вдогон. Поэтому у-2 воронку и разворотили и он ещё дотянул до зоны поражения Свердловского ЗРК, но те сбили нашего перехватчика из Перми. Вроде передал кто-то что все самолёты в воздухе самолёты противника, ну те и ..начали лупить". Это получил в личке на одном из форумов. Автор служил солдатом с 1972 по 1974. Тогда 37-я бригада уже стала 395-м полком. Люди помнили и рассказывали "потомкам".
Вот ракетчиков бы послушать, а не дилетантов. Насколько знаю - С-75 имела БЧ за 100кг и даже, если она подорвалась в 20 м от самолета сделанного не из броневой стали, а из алюминия толщиной до 1 мм - то кирдык вероятностью 100 %.
Вот что я точно знаю - это то, что единственный в мире перехватчик - МИГ-31 сделан из нержавеющей стали. Про SR-71 врать не буду, против кого 31-е были придуманы. Только этих разведчиков амеры уже списали.
>>Коровин Владимир, исследователь Можно уточнить, в какой области вы ведете Ваши исследования? Можно где-то почитать?
Бугру. Насчет уточнения области, читайте "Технику и вооружение", "Аэрокосмическое обозрение" и др. Сергею М. Прочитайте хоть что-нибудь правильное про С-75 и рассеятся ваши размышления о кирдыке с вероятностью 100%. Подрыв в зоне перехвата цели боевой части на ракете,движущейся со скоростью в несколько махов - это сложнейшая задача, о которой на пальцах не имеет смысла беседовать. Удачи.
Я не в курсе какие Коровин Владимир. А вы нам, неучам на пальцах или еще на чем объясните. Махи тут совсем не причем. Есть подрыв ракеты и Пауэрс за пару сек, благодаря бортовой системе радарного оповещения катапультировался, а У-2 в хлам. Если спец - расскажи как над черным морем украинцы ракетой С-200 сбили наш, российский ТУ-154. И никто не понес кары. ё
Борис Константинович. 11 февраля 2012 г. Отвечаю Коровину Владимиру. Не знаю кто Вы и чем Вы занимались в 70-80-е годы, но должны были знать и понимать, кто и как руководил нами и Страной. Много я видел таких, которые теперь выступают как и Вы: почему не "писали на съезд", "не писали докладных", не кричали на каждом углу, не митинговали и пр. В 1984 г. я поделился знаниями участника уничтожения Пауэрса на встрече выпусников КВИРТУ, после чего имел приватную беседу с сотрудниками КГБ СССР, которые посоветовали не заниматься этим, не говорить и не писать об этом никогда Из-за состояния здоровья я только в 2002 году начал подбирать материал по этому событию с целью установления истины. Причиной этому послужило моё ознакомление с некоторыми публикациями в СМИ, ничего общего не имеющими, по моему мнению с действительностью. Вы обвиняете меня в том, что эту информацию назвал "измышлениями и вымыслами", а как можно по Вашему квалифицировать такие заявления, как "стрельба ракетой прицельно в хвост самолёту, чтобы лётчик остался жив" или поклёп на п/п-ка Воронова что "он первой ракетой сбил Сафронова, а второй Пауэрса", или сказки про к-на Меньтюкова и пр.? По поводу Вашего высказывания: "автор не проявлял настойчивого желания восстановить истину".
По поводу Вашего высказывания: "автор не проявлял настойчивого желания восстановить истину". Если Вы считаете, что проявлять настойчивое желание заключается только в том, чтобы круглогодично вступать в полемику с многими оппонентами, то Вы ошибаетесь. После увольнения из армии своими изысканиями (от слова искать) я занимался преимущественно в осенне-зимний период, а летом до глубокой осени отдавался любимому делу на даче, в туристских походах и на пленере. Постоянно следить за выходом всех публикаций на эту тему у меня не было возможности - на даче нет интернета. Я много информации пропустил, но не жалею об этом, так как официальная позиция по этом вопросу мне давно была известна, а читать её интерпретацию различными авторами бессмысленно без появления новой достоверной информации. Кстати обвинять человека заочно, ничего о нём не зная просто неприлично. Сообщаю как "я не проявлял настойчивость": В 1962-67 г.г. я служил вместе с п/п-ком Зихановым К.И. в управлении РТЦ-81 ПРО г. Москвы, который был членом комиссии генерал-полковника Кулешова П.Н. в 1960 году. Ещё тогда и в последствии, когда он стал генерал-лейтенантом и занимал должность заместителя Главкома ВПВО по эксплуатации я спорил с ним о результатах стрельбы 1 мая 1960 года и показывал свои воспоминания, но он не верил и настаивал на том, что "5-ый дивизион 37 бригады стрелял по своему самолёту Т-3, который сделал манёвр и увернулся от нашей ракеты". Мои возражения он не принимал, а о команде К-3 в 5-ом дивизионе он услышал от меня впервые. Мои воспоминания об уничтожении Пауэрса я также передал генерал-лейтенанту Г.С.Легасову и попросил встречи с ним. Не последовало ни ответа, ни приглашения для беседы, несмотря на то, что он несколько раз встречался с Вороновым. В последний год его жизни на встрече ветеранов 4 ГУ МО в доме офицеров Московского округа ПВО на мои вопросы он мне ничего не ответил , не захотел продолжать беседу и отошел от меня. Чего же он боялся? В его последней встрече с Вороновым на телевидении, у Михаила Романовича вырвалась фраза, что "их наградили ещё не разобравшись окончательно в этом событии". Из этого я понял, что они обсуждали мои документы, но промолчали оба. Я искал также встречу с Б.В. Бункиным, написал ему письмо, но встреча не состоялась, очевидно, в связи с его уже плохим самочувствием.
Почему я не вступал в полемику с многочисленными авторами в СМИ? Да потому, что при отсутствии у обеих сторон подлинных материалов эти дискуссии со многими авторами казались мне как " разговор слепого с глухим." Пока Вы обсуждали и обменивались субъективной недостоверной информацией, по существу "переливая из пустого в порожнее", я медленно но верно добивался своей цели - на фактических материалах доказать, что только ракета 5-го дивизиона первой подбила самолёт У-2. Этими документами могли быть только архивные материалы МО. Причём доступ к ним можно было получить только после их рассекречивания (30-45 лет в зависимости от степени секретности). Я обратился в Центральный архив МО в г. Подольске. Мне ответили – надо получить разрешение и Начальника Архивной службы МО. Обратился туда, мне ответили, что надо получить разрешение у Начальника Главного Штаба ВВС. Только 23 марта 2005 года я получил допуск в архив, в котором мне предоставили только часть материалов, хранящихся у них.. И даже эти ограниченные сведения позволили мне укрепиться в своей правоте. Даже один только тезис доклада Главкома ПВО Министру обороны: "А фактически это наблюдались отдельные части уже разрушающегося сбитого самолёта, и доложили, что самолёт, по-видимому подбит, но продолжает движение" (до подхода ракет Воронова и Шелудько) перечёркивает измышления всех предыдущих авторов так досконально описывающих нюансы полёта ракет Воронова и Шелудько со своей точки зрения, а не по фактическим документам. Даже сейчас, когда это стало доступным для всех Вы игнорируете этот тезис доклада, как будто его не было вообще? Вместо того, чтобы разбираться, кто же подбил У-2 до подхода ракет Воронова и Шелудько оппоненты и Вы в том числе ищите малозначительные неточности в моих документах 50-летней давности, не признавая и замалчивание тезис доклада Главкома. Очевидно, что этот тезис ни с какой стороны не вписывается в Вашу устоявшуюся теорию. а поэтому его надо затереть, изъять. В противном случае, если самолёт был подбит не 5-м дивизионом 37 зрбр, а кем то другим , то напрашивается вывод о необходимости найти этого умельца, который до подхода ракеты Воронова так культурно отбил хвост Пауэрсу. Ищите, может быть это сделало НЛО?
В 2005 году я обратился к Министру Обороны РФ с просьбой дать указание научно-исследовательским организациям МО доследовать это событие с целью окончательного установления истины. Ведь, очевидно, во многих архивах (в Центральном МО, Уральском и даже в архивах КГБ ) сохранилось много документов по этому событию. На что получил ответ от главного юриста МО - если я не согласен с выводами комиссии Кулешова, то имею право обратиться в суд (интересно подразумевалось с каким иском?). Я обратился в институт военной истории МО с подобной просьбой и получил ответ: нет финансовых средств для проведения изыскательских работ. Предоставил свои материалы в научный отдел Музея ВС- результат тот же. По просьбе сослуживцев 4 ГУМО, участвующих в создании сборника " 4 ГУМО, Дела и люди" я представил свою статью. Как мне сообщили, генерал-полковник Юрасов Е.С. дал добро на её опубликование. Сборник вышел в свет в количестве 600 экземпляров и поэтому широкой известности не приобрёл. На повторное его переиздание и исправление ошибок, денег не нашлось. (Кстати в моей статье тумблер на пульте офицера наведения был назван неправильно: "Боевая ракета" вместо "Боевая работа" на что и другие мелкие неточности один из оппонентов в интернете поставил под сомнение вообще моё участие в событиях 1 мая 1960г.) Прошло 50 лет со дня уничтожения Пауэрса. Я решил добиться допуска к ознакомлению со всеми материалами по этому событию, хранящимися в архиве МО. Опять был цикл писем и 24 марта 2011 года я получил доступ к ним. Изучив новые материалы, я окончательно убедился в своей правоте. В это время мои друзья показали мне статью Ю.Кнутова и О.Фаличева в 20 номере газеты ВПК за 2010 г. в которой опять первая ракета, поразившая самолёт У-2, приписывалась дивизиону м-ра Воронова М.Р. Поэтому я решил послать опровержение в газету без особой надежды на её опубликование. Но главный редактор решил мою статью опубликовать полностью.
О Вашем злопыхательстве по поводу "свободного художника" сообщаю. Какое имеет значение, чем я занимаюсь после увольнения со службы. К Вашему сведению я уже не "свободный художник", а официальный член Творческого Союза Художников РФ, более 500 работ которого находятся в частных коллекциях граждан РФ и других стран, включая и дальнее зарубежье. Я отставной полковник, а не "бывший", как Вам хотелось бы - бывших не бывает. Я всегда считал, и сейчас считаю, что кем бы я не был в любом событии надо докапываться до истины и настойчиво добиваться этого, тем более, если ты в нём участвовал. Или Вы не согласны с этим и, например, со многочисленными мемуарами наших военноначальников, которые правдиво освещали реальные военные события.? По моему мнению в истории не должно быть белых пятен ("ни на солнце, ни на луне" по Вашему), на то она и история. Наличия белых пятен и отсутствие достоверной информации позволяет недобросовестным журналистам до бесконечности муссировать этот вопрос так, как кому вздумается. Теперь об орденах и медалях. Только ненормальный человек может предполагать и говорить, что моя работа направлена на пересмотр награждения офицеров дивизионов Воронова и Шелудько, наград от государства, которого уже 20 лет как нет? Не вина Воронова и Шелудько, что их наградили сразу "по горячим следам", это стечение известных обстоятельств, возникших 1 мая 1960 г. Таких историй во время воины было много. Мне и моим сослуживцам (если бы они были живы), я уверен, и в голову не пришла бы такая глупая мысль - пересмотр награждения. Чувство обиды и несправедливости – вот причина по которой я по Вашему выражению "поднимаю волну". В мае 1960 года ни один начальник бригады и Армии, как было положено в СА, не соизволил даже приехать в дивизион и сказать простое слово "спасибо за службу" солдатам, сержантам и офицерам 5-го дивизиона 37 бригады даже независимо от результата стрельбы, а просто за выполнение своего воинского долга. Вместо этого п/п-ку Новикову И.И. и замполиту дивизиона на партийном собрании бригады в мае 1960 года устроили грандиозный разнос за то, что он выразил сомнение в правильности подведения итогов стрельб. До сих пор помню выражение их лиц.
И в течение 50 лет ни одно средство массовой информации не упоминало не только о роли дивизиона п\п-ка Новикова И.И. в результатах стрельб, а даже об участии его в событиях 1 мая 1960 года. Ваши оскорбительные намёки на пересмотр мною наград не делает Вам чести. К сведению скажу, что за 32 года службы в Вооруженных Силах я был награждён орденом "За службу Родине в ВС СССР" 3 степени и горжусь этим, а чужих наград мне не надо. Я в своей статье использовал всё, что видел сам, всё что слышал от участников боевого расчёта, всё что лично прочитал в архивных материалах и на этих данных сделал свои выводы без всяких сослагательных предположений. Право каждого согласиться с этим, либо опровергнуть, но только на достоверном фактическом материале. Иначе это будет очередное субъективное измышление.
Борис Константинович. Вполне возможно, что если бы сразу в документах и докладах нигде не был скрыт тот факт, что Новиков стрелял вдогон, Владимир Коровин бы и задумался над историей, а так документы просто не дают такой возможности... Ну и доклад Бирюзова, где он докладывает, что "В момент подхода ракет .... фактически разваливающийся самолёт", конечно мог бы тоже заставить задуматься - а с чего он вдруг разваливается. Ю.Кнутов тоже в переписке много сомнений высказал, даже более того, добавил, о том, что цель уничтожил Воронов, однако предпочёл в итоге "уйти в сторону". Если он сейчас у музее "коней не туда погонит" - его просто не поймут. Музей, в целом, может быть тоже. Другой вопрос - быть не зависимым от общего мнения и от финансирования. Люди попросту даже не знали такого факта, что ещё до Воронова был обстрелян и именно вдогон. Очень часто в рассказах о боевой работе Воронова пишут так, что только фамилию поменять и получится всё, пишут о Новикове, кроме ПУ в запрете и облака помех. Даже Легасов в своих воспоминаниях написал, что Воронов затеял переговоры, Цель прошла параметр и стрелять пришлось вдогон.... Всё это было, но не у Воронова. Те же исследователи получали информацию из документов, бесед с представителями комисии - за что они могли зацепиться?
Человек ещё пацаном стоял в колонне демонстрантов в г.Берёзовске. Что он видел..... "Все происходило в полнейшей тишине. Кто-то из колонны демонстрантов увидел инверсионный след. Да его увидели многие, поскольку ждали команды к движению и скучали, смотря в небо. Как я понимаю, изучив Вашу карту, это был след нашего истребителя. (маршрут Пауэрса на схеме принял за след истребителя. Сергей) След был единственный, никакого другого рядом не наблюдалось. Вдруг на его пути возникло маленькое белое облачко. Дальше инверсионная полоска превратилась в пунктирную линию и исчезла. Буквально через несколько минут восточнее этого следа образовалось еще одно облачко, чуть ниже. На этом «представление» закончилось…" Странно, что он в Берёзовске не видел пуск трёх ракет из Монетного (Шелудько), которые не над городом, конечно прошли.... Но не видел и не слышал. И облачков не видел от взрывов. Стало быть из его рассказа - Первое облачко и из него пунктирный с%D
Первое облачко и из него пунктирный- это первый взрыв. Первым был взрыв ракеты Новикова. Второй - восточней, спустя несколько минут (5-6) взрыв ракеты Воронова.
Борису Константиновичу. Во-первых, Борис Константинович, разрешите выразить благодарность за то, что Вы откликнулись. Без посредников. Странно, что Вы начали свой ответ как бывалый политработник («Много я видел таких…», «злопыхательство»). Конечно, я тоже неправ, назвав Вас «бывшим». Однако насчет «свободного художника» я вынужден процитировать книгу «4 ГУМО. Дела и люди», стр. 581. – «В настоящее время работает свободным художником-живописцем». Но все-таки о деле. Вы не первый человек, который познакомился с архивными материалами по этому вопросу. Мне известно, что в 1997 году перед «Старой квартирой» (встреча с Легасовым и Вороновым) их изучал Г.С. Легасов. Далее, я уже упоминал, о журнале «Мир Авиации», 2-2002, где очень добросовестный человек, Геннадий Серов конспективно описал все перипетии того дня на основании подольских отчетов. У меня есть предчувствие, что Вы с этой публикацией не знакомы. Хотя именно в ней впервые был упомянут и пуск ракеты Вашего дивизиона. В целом же, я согласен с Вами, что относительно подавляющего большинства статей об этом эпизоде не имеет смысла и говорить. Да, меняй фамилию автора, и перепечатывай! Либо в них приводятся перепевы разговоров, которые немало ветеранов выпускают на волю к очередной юбилейной дате. Однако насчет Ментюкова – какие-же это сказки досужих писателей? Он все рассказывал сам, без чьих-либо подсказок. Но все-таки, смотрите, как интересно получается. Вы говорите, что спорили с К.И. Зихановым, но он не верил и возражения не принимал. Вы говорите, что передали воспоминания Г.С. Легасову, а он не захотел с Вами общаться. Не дали хода Вашим материалам институт военной истории и научный отдел Музея ВС. Не обратили какого-либо внимания и на Вашу публикацию в сборнике 4 ГУМО, а смею Вас уверить, что видели ее многие. Насчет встречи с Бункиным? А что Вы ждали от этой встречи? Что он своим авторитетом продвинет это дело? Возможно, но сомнительно. Поэтому трижды прав юрист МО. Но ведь в этом случае придется искать ответы на массу вопросов, привлекать экспертов (не таких как мы, «общественных», а со званиями и степенями), которые точно не пройдут мимо вопросов насчет 53-й секунды наведения и команды К-3, черного шлейфа дыма и др. И где гарантия того, что ситуация юридически не развернется в обратную сторону - армия нередко умеет защищать честь мундира.
Насчет наград, Вы также напрасно на меня обиделись. Я ни на что оскорбительно не намекал, а выразил оценочное суждение. Да и в комментариях я на эту тему уже не в одиночестве. Могу добавить свое оценочное суждение насчет фразы Воронова - о том, что их наградили не разобравшись… Это вовсе не результат его и Легасова знакомства с Вашими материалами - еще Цисарь в своих воспоминаниях весьма живо описал, каким образом пошли списки из их дивизиона на награды. В одном я согласен с Вами на все сто – обмениваться субъективной информацией не имеет смысла без ее благотворного орошения документами. И я рад тому, что мои комментарии (поверьте, я не люблю эти интернетные свалки, как правило, из пустого в порожнее) заставили Вас взяться за клавиатуру и значительно расширить информацию о Ваших поисках и о Вас, человеке поистине незаурядном, болеющем за свое дело. Но, по моему глубокому убеждению, эту информацию следовало предпослать Вашей публикации в ВПК, чтобы десятки тысяч людей знали, видели пример борьбы человека за свое дело. На этом Борис Константинович, я считаю свою миссию комментатора завершенной и желаю, чтобы грядущая дискуссия о Вашем материале дала реальные результаты.
С большим интересом прочитал и первую и вторую части исследований. Мое мнение - В.В. Путину надо обратить на это внимание и наградить все, кто был обойден в наградах. Даже если их нет сейчас в живых. Была серьезная "холодная" война. Ничего не стоило сделать модификацию для ядерных зарядов и сбросить ее используя высотные разведчики (такие подобные ублюдочные планы у США были). Припомнаю еще, как сбили самолет разведчик США с 7 членами экипажа, залетевший во вход Архангельского моря чуть позже. Там тоже высокие начальники самоустранились, и летчик сам принимал решение. И именно его спасло то от наказания, что сбили Пауэрса... Со своей стороны попробую довести это до Натальи Алексеевны Нарочницкой - доверенного лица Путина на выборах. Ведь Горбачев в 1991 году наградил за работы в создании реактивной техники Петропавловского, Лангемака и Клейменова - через 50 лет! Оговариваюсь - Борис Сергеевич Петропавловский, руководитель в течении 2-х лет РНИИ-1 до преждевременной смерти от быстрой пневмонии к моим родственникам никакого отношения не имеет. Просто распростаненную в средине 19 века фамилию давали выходцам из крепостных крестьян по имени святых Петра и Павла ближайшей церкви. Короче - Мы из Тверской губернии, а он из Нижнего Новгорода (губернии). Простите за уход от темы.
Сергею Петропавловскому. Путину нужно на очень многое обратить внимание сейчас, а награды....? Кого награждать, если уже ни участников ни их жён в живых нет. Да и не в наградах дело. Тому же Самойлову Б.К. не награда нужна, а истина - человек просто хочет, чтоб люди (заинтересованные в этой истории люди) знали как всё происходило. Чтоб не было кого-то пятен в этой в истории, потому что история должна был быть в "угоду" курсу Партии, - "Первой ракетой, могучим ударом" и т.д. Так что - стоит ли приплетать Путина? Может сами осилим?
Как-то остановились без итога. Единственный откликнувшийся оппонент прекратил нагонять давление автору статьи. Думаю, что он разумно решил сохранить дееспособность автора для будущих ристалищ. А в чем вопрос? Пауэрса сбили? Сбили! Чем? Замечательной советской ракетой! Кто сбил? 52 года официальная точка зрения гласит – дивизион Воронова. Автор и гоняющий груши по форумам Сергей всеми силами пытаются доказать, что его сбил дивизион Новикова. При этом у обоих явно не хватает технической и исторической подготовки, а также элементарного опыта в подобных делах, чтобы доказать свою версию (чего стоят описанные автором походы по инстанциям!). Нет доказательств и в статье – ни в одном из процитированных ее автором документов нет четкого и однозначного указания на то, что Пауэрса сбил дивизион Новикова. Пытаясь перетянуть одеяло исторической правды на себя, надо анализировать архивную информацию. Как? С привлечением экспертов, раз сами не в силах. Пока же за два с лишним года на замученных (от слова «мутить») Сергеем форумах всю собранную им доказательную базу можно свести к тому, что кто-то помнит, какие-то ветераны ему верят, спецы с курвиметрами когда-то все обмерили. Картина далеко не безобидная. На процессе над Пауэрсом рапорт Воронова был оглашен и приобщен к делу. Уважаемый автор и Сергей, не забивайте груши в свои ворота. Желающие потребовать пересмотра этого дела найдутся быстро (не у нас) – раз, по вашему мнению, был сфабрикован один документ из этого процесса, надо поработать и с другими. Тогда многим станет не до вашей многолетней дискуссии – вдогон или не вдогон.

Страницы

Добавить комментарий

Фото неделиФотоархив HD
Луганский аэропорт

Авторская колонка
Авторская колонка
Авторская колонка
Авторская колонка
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц

 

 

  • Верите ли вы в то, что над Мистралями когда-нибудь будет поднят Андреевский флаг?

Новости на сегодня
Loading...