Две беды военнои топографии – кадры и коррупция

Технологическую революцию в картографическом деле в России отменил кризис начала 90-х годов. Что теперь?

Коррупция, низкие темпы перевооружения, непоследовательность реформирования, нехватка квалифицированных кадров – к своему двухсотлетнему юбилею военная топография в России подошла с тем же перечнем проблем, что и вся Российская армия.

Резкое снижение объемов финансирования армии в начале 90-х годов и последовавшие кадровые сокращения сильно отразились и на возможности военно-топографической службы осуществлять текущую работу, и на планах переоснащения. Первой пострадала наиболее трудоемкая и соответственно финансово затратная часть работы топографов – обновление карт.

Необратимые процессы старения

Согласно советским инструкциям обновление карт наиболее важных обжитых районов должно проводиться с периодичностью шесть-восемь лет. На прочие – 10–15 лет. Огромные размеры страны не позволяли выдерживать эти нормы даже в советское время. Регулярно обновлялись только карты приграничных районов Советского Союза. К качеству их обновления предъявлялись строгие требования. Контроль, помимо проводивших работы топографических частей военного округа, осуществляли Военно-топографическое управление Генштаба и штабы пограничных округов, входивших в состав КГБ СССР. Тщательному картированию подвергались и районы базирования и возможных боевых действий заграничных контингентов Советской армии: Группы советских войск в Германии, Центральной (Чехословакия), Северной (Польша) и Южной (Венгрия) групп войск. Качество этих карт до сих пор высоко оценивается профессионалами.

Сейчас любой желающий может приобрести хоть уже устаревшие, но официально все еще секретные советские топографические карты через Интернет

Обновление карт внутренних районов страны проводилось с периодичностью в лучшем случае раз в 10 лет. В советское время к ним относилась вся территория европейской части России, кроме Калининградской области и участка границы от Финского залива до Баренцева моря, и весь Северный Кавказ, включая, например, территорию Чечено-Ингушской АССР. Что же касается труднодоступных удаленных районов, то обновление крупномасштабных топографических карт по ним выполнялось только по отдельным приказам Генштаба. При этом, по оценкам специалистов, ежегодное старение топографической карты масштаба 1:50 000 составляет до трех процентов, а ее несоответствие местности за 10–15 лет может достигать 40 процентов. Недостаток финансирования в 90-е годы привел к тому, что плановое обновление карт было приостановлено.

Кризис военной топографии наглядно проявился уже через несколько лет после развала СССР – в ходе войны в Чечне.

Туристская схема для военных действий

К началу чеченской войны 1994–1996 годов войска располагали картой территории республики масштаба 1:50 000 – основной рабочей карты для офицеров тактического звена. Она была составлена по результатам обновления карт, проведенного в период 1982–1984 годов. Следующее обновление было запланировано на 1992–1994-й. По понятным причинам (общий финансовый кризис и переход Чеченской Республики под контроль сепаратистов) оно не было проведено.

С подробными планами населенных пунктов ситуация была еще хуже. Имевшийся в Генштабе план города Грозного масштаба 1:5000 был составлен в 1979 году. На нем отсутствовало множество ключевых объектов, построенных позднее, включая здания Государственного банка, комплекс зданий Чеченского пединститута, дорожной развязки на площади Октябрьской (Минутка) и др. В ходе штурма за эти объекты разгорелась ожесточенная борьба. В результате наиболее актуальным картографическим материалом в распоряжении российских войск по городу Грозному стала туристская схема города, выпущенная в 1987 году.

Конечно, высокие потери, понесенные федеральной группировкой при штурме города, объясняются массой причин, в первую очередь общей недооценкой сил противника, слабой боевой подготовкой российских войск, ошибками при планировании операции. Однако части потерь удалось бы избежать при наличии в войсках современных карт. По мере того как территория республики переходила под контроль федеральных сил, военными топографами было выполнено обновление карт масштаба 1:50 000 территории Чеченской Республики. Оно было завершено к середине 1996 года. Благодаря этой работе в ходе второй чеченской войны 1999–2009-го претензий к качеству карт у войск было существенно меньше.

Топографы уходят «на гражданку»

Помимо плановых обновлений карт было свернуто и техническое перевооружение топографической службы. Разработанные для нужд военных геоинформационные системы хотя и прошли испытания, на вооружении в 90-е годы не появились. Такая же участь постигла автоматизированные топографические комплексы.


Коллаж Андрея Седых

Наиболее амбициозный проект – созданная изначально для военных нужд система ГЛОНАСС официально принята в эксплуатацию 24 сентября 1993 года с орбитальной группировкой из 12 спутников. В декабре 1995-го спутниковая группировка была развернута до штатного состава – 24 аппарата. Однако помимо нехватки финансирования сказался и технический недостаток советских спутников – низкий ресурс. К 2001 году число работающих спутников сократилось до шести и система утратила возможность эффективно функционировать. По сути ГЛОНАСС предстояло разворачивать заново. О внедрении спутниковых навигационных приборов в войсках речь уже не шла – средств на налаживание их массового производства и закупку армией не было. Главной для топографической службы стала кадровая проблема.

Низкий уровень заработной платы вызвал быстрый отток высококлассных специалистов в гражданскую сферу. К концу 90-х военно-топографическая служба в России практически утратила способность обеспечить армию современной картографической информацией.

В противовес военной гражданская картография в России развивалась все эти годы вполне успешно благодаря росту потребности рынка в картографической продукции. Появление частной собственности на недвижимость вызвало рост потребности в кадастровых крупномасштабных планах населенных пунктов. Развитие сетей сотовой связи повлекло за собой необходимость перевода в цифровой формат и частичного обновления карт масштаба 1:100 000 на всю более или менее обжитую территорию страны для планирования развития сети базовых станций.

«Портативный» захват рынка

В связи со стагнацией программы ГЛОНАСС российский рынок захватили портативные навигационные приборы на базе американской системы GPS. Для создания навигационных карт к ним в 2005–2011 годах были переведены в цифровой формат карты масштаба 1:25 000 всех населенных пунктов, а также составлены дорожные графы практически на всю автодорожную сеть страны. Возрос спрос и на создание других видов современной картографической продукции – цифровых ортофотопланов, трехмерных моделей местности и др. Соответственно запросам рынка произошло техническое перевооружение гражданских компаний. Во-первых, были адаптированы для гражданских нужд изначально разработанные для военных геоинформационные системы (ГИС), такие как «Панорама». За 90–2000-е годы ГИС «Панорама» без всяких государственных инвестиций претерпела значительную эволюцию и сегодня практически не уступает по возможностям лучшей ГИС западной разработки ERDAS. На вооружение геодезических компаний поступило современное оборудование: высокоточные спутниковые геодезические приборы Javad GNSS, фототеодолиты, лазерные дальномеры, электронные тахеометры, лазерные сканирующие устройства, цифровые аэрофотокамеры высокого разрешения, гиперспектральные камеры, тепловизоры и др. Гражданские компании получили возможность закупать космические снимки высокого разрешения у западных поставщиков. Техническое же оснащение военно-топографической службы Вооруженных Сил осталось на уровне в лучшем случае 80-х годов.

Это привело к тому, что возможности гражданских частных картографических компаний в части создания современных цифровых карт и трехмерных моделей местности существенно обошли возможности военно-топографической службы. Такое положение вещей поставило вопрос о направлении дальнейшего развития военной топографии.

Чисто российский вариант

Развитие военной топографии могло идти несколькими путями. Либо ценой существенных финансовых затрат военно-топографическая служба реставрируется до своего советского уровня, то есть с тысячами занятых военнослужащих, выполняющих весь комплекс работ по топографическому и картографическому обеспечению Вооруженных Сил. Либо развитие идет по принципам, принятым в армиях западных стран, когда военное ведомство заказывает у гражданских частных компаний карты и их регулярное обновление. Военно-топографические подразделения армии при этом занимаются работой только непосредственно с военной информацией. К ней относятся нанесение на карты тактической и оперативной информации, топогеодезическая привязка артиллерии и ракетных войск, топогеодезическая подготовка мест базирования войск, подготовка специальных карт. В итоге выбран третий, чисто российский вариант – производство картографической продукции для силовых структур сосредоточит в своих руках специально созданная государственная корпорация.

У руководства Министерства обороны, судя по всему, не было какой-то выраженной позиции по вопросу картографического обеспечения. Определяющей для принятия такого решения стала позиция чиновников Федерального агентства геодезии и картографии (Роскартография), вошедшего в 2009 году в состав Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии. Эта структура, ведущая свою историю от Главного управления государственной съемки и картографии НКВД СССР, производит выдачу лицензий на осуществление картографической деятельности. Несмотря на то, что частные компании в настоящий момент обладают всеми возможностями для обеспечения армии качественными картами по доступной цене, госструктурам удалось, используя имеющиеся у них рычаги, удержать в своих руках производство карт для Вооруженных Сил.

Первым рычагом стала секретность топографических карт.

По секрету всему свету

До сих пор любая топографическая карта масштаба 1:50 000 и крупнее является секретной. Компания, работающая с этими картами, обязана (помимо лицензии от Роскартографии) получить лицензию ФСБ на работы с документами, составляющими государственную тайну. Для ее получения компания должна иметь в своем составе первый отдел, контролирующий доступ к картам. Утеря карты масштаба 1:50 000 и крупнее является составом преступления, предусмотренного статьей 284 УК РФ «Утрата документов, содержащих государственную тайну», наказание за это до трех лет лишения свободы (в советское время аналогичная статья предусматривала до семи лет тюрьмы). В современной России есть ряд прецедентов, когда эта статья была применена. При этом топографические карты всей территории СССР хранились в штабах военных округов, расположенных за пределами России, например Прикарпатского и Киевского. После 1991 года необходимости соблюдать секретность на карты ставших иностранными территорий у руководства Украины и Белоруссии не было и топографические карты всей территории России появились в свободной продаже за рубежом. Сейчас любой желающий может приобрести хоть уже устаревшие, но официально все еще секретные советские топографические карты через Интернет.

Еще более забавная ситуация сложилась с космическими снимками высокого разрешения. В нашей стране любой космический снимок с разрешением более 10 метров считался секретным. Для того чтобы использовать его в России, компания, закупив такой снимок у западного (!) поставщика, должна была заказать в ФСБ процедуру его «рассекречивания». Абсурдность существующего положения вещей стала всем очевидна с запуском в феврале 2005 года проекта Google Maps. В открытом доступе появились цветные снимки с разрешением до нескольких метров ранее совершенно секретных объектов вроде пункта базирования подводных лодок Западная Лица. Стоит отметить, что во всех западных странах применяется не площадная, а объектовая секретность: запрещается свободное распространение крупномасштабных топографических карт и снимков строго определенных объектов – военных баз, полигонов, стоянок кораблей, районов военных действий. Некоторое время в профессиональной среде обсуждался вариант отмены секретности на топографические карты масштаба 1:50 000 и крупнее. Однако чиновники настояли на сохранении секретности всех топографических карт. Это позволило им сохранить в своих руках финансовый поток, генерируемый выдачей лицензий на осуществление картографической деятельности и работу с секретными документами. Разумеется, частные компании, работающие в сфере картографии, за годы своего существования нашли массу способов обхода этих ограничений, однако в целом сохранение института секретности остается главным фактором, сдерживающим развитие частной картографии.

Оседлать поток средств

Вторым рычагом стал административный ресурс – чиновникам удалось убедить руководство страны в том, что карты, поставляемые частными компаниями на рынок, являются недостаточно точными, а передача производства топографических карт в частные руки угрожает безопасности страны. Характерный пример – ситуация с навигационными картами для глобальной навигационной системы ГЛОНАСС. В начале апреля 2010 года председатель правительства РФ Владимир Путин провел совещание по вопросу картографического обеспечения ГЛОНАСС, где обрушился с критикой на картографическую отрасль. Премьер потребовал у членов правительства разобраться, почему так медленно идет создание цифровых карт. При этом составители доклада для Путина упустили из виду, что создание навигационных карт для пользователей приемников GPS территории страны идет вполне успешно. К настоящему времени сетью дорожных графов покрыта практически вся территория страны, проблемы есть только с насыщением навигационных карт точечной информацией. Однако стремление государственных структур оседлать поток средств, выделяемых правительством на создание навигационных карт, в конечном итоге победило.

Результатом усилий чиновников стало появление указа президента Российской Федерации от 12 марта 2012 года № 296 об образовании открытого акционерного общества «Роскартография» со стопроцентным пакетом акций у государства. ОАО создается на базе ФГУП «Московское аэрогеодезическое предприятие» путем вливания в его состав 32 других предприятий картографо-геодезической отрасли, включая аэрогеодезические предприятия, экспериментальный оптико-механический завод, картографические фабрики. Объявленное приоритетное направление деятельности ОАО «Роскартография» – осуществление им геодезической и картографической деятельности в интересах органов государственной власти Российской Федерации, а также в целях обеспечения обороноспособности и безопасности государства. Судя по всему, новая структура монополизирует производство картографической продукции в интересах силовых структур и прежде всего Вооруженных Сил.

Геоинформационные системы нового поколения

Что касается собственно Военно-топографической службы, то в ходе реформы армии она была преобразована в Топографическую службу Вооруженных Сил Российской Федерации. В ее структуру входят Военно-топографическое управление Генштаба, топографические службы четырех военных округов и топографические службы родов войск. Начиная с середины прошлого десятилетия идет медленными темпами перевооружение топографической службы. Первостепенный вопрос – оснащение службы современными геоинформационными системами.

ГИС нового поколения представляют собой многофункциональные программные комплексы, при помощи которых можно создавать цифровые многослойные карты любого масштаба, работать с растровыми и векторными изображениями, конвертировать карты из одного формата в другой, создавать базы данных. Они поддерживают как западную WGS84, так и российские (СК-42 и СК-95) системы координат. В настоящее время основной для топографической службы является ГИС «Интеграция» разработки ОАО «НИИТП». При этом на рынке гражданской картографии большей популярностью пользовались ГИС серии «Карта» разработки ЗАО «КБ «Панорама». Некогда ГИС «Карта» являлась гражданской производной от ГИС «Интеграция», однако за годы существования в условиях рынка и конкуренции с западными ГИС претерпела большую эволюцию и превзошла по функциональным возможностям военную ветвь. В 2009 году МО была принята на вооружение ГИС «Карта 2005» компании ЗАО «КБ «Панорама», а в 2011-м сертификацию прошел ее модифицированный вариант – «Карта 2011». Стоит отметить, что разнообразие геоинформационных систем, используемых Вооруженными Силами (так, Управлением навигации и океанографии МО РФ принята на вооружение ГИС «Нева»), является очевидным недостатком, поскольку усложняет обучение личного состава их использованию.

Восстановление ГЛОНАСС

Большое значение для топографической службы должен иметь ввод в эксплуатацию глобальной навигационной системы ГЛОНАСС. В августе 2001 года с целью восстановления функционирования ГЛОНАСС была принята федеральная целевая программа «Глобальная навигационная система», согласно которой полное покрытие территории России навигационными сигналами планировалось обеспечить уже в начале 2008 года, а всего земного шара – к началу 2010-го. Развертывание системы столкнулось с рядом технических и организационных трудностей, однако по итогам «пятидневной войны» ее финансирование было увеличено.

К концу 2010 года численность группировки спутников была доведена до 26 и система начала устойчиво функционировать. По сравнению с американской системой GPS ГЛОНАСС обладает низким ресурсом космических аппаратов и меньшей точностью позиционирования. Устранить эти недостатки призвано третье поколение спутников ГЛОНАСС «Глонасс-К», разработанное ОАО «Информационные спутниковые системы» имени академика М. Ф. Решетнева». От спутников предыдущих серий они отличаются гарантийным сроком активного существования 10 лет, уменьшенной массой и установкой аппаратуры международной системы спасания терпящих бедствие КОСПАС-Sarsat. Первый такой спутник был запущен 26 февраля 2011-го. Успешное в целом развертывание орбитальной группировки омрачают медленные темпы внедрения навигационных приборов в войсках. Массовое производство портативных приемников пока не развернуто. Вероятно, более или менее массовое поступление планшетных компьютеров в войска следует ожидать после ввода в строй завода по их производству, строительство которого ведет в Зеленограде корпорация «Роснано».

Важным этапом технического перевооружения топографической службы стало создание в январе 2012 года в Южном военном округе (город Кореновск Краснодарского края) первого в Российской армии Центра геопространственной информации и навигации. Он был образован на базе нескольких частей топографической службы ЮВО по результатам анализа опыта «пятидневной войны» 2008-го. В задачи центра входят всестороннее топогеодезическое и картографическое обеспечение войск, контроль состояния радионавигационного поля спутниковых навигационных систем ГЛОНАСС. Он оснащен всеми ключевыми техническими новинками военной топографии – комплексами геоинформационного моделирования «Виолит-М», подвижной цифровой топографической системой «Волынец», подвижным навигационно-геодезическим комплексом «Томпак». Центр в Кореновске является экспериментальным и опыт его эксплуатации Министерство обороны планирует использовать при создании аналогичных центров в других военных округах. Однако при их комплектовании и оснащении неизбежно скажутся две ключевые проблемы Российской армии – кадровая и коррупционная.

Плоды и жертвы военной реформы

В ходе реформы военного образования Санкт-Петербургское высшее военно-топографическое командное училище, на протяжении полутора столетий готовившее военных геодезистов и топографов, сначала было преобразовано в филиал Военно-инженерного университета с двумя факультетами – геодезическим и топографическим. В 2006 году вуз был разжалован до уровня факультета топогеодезического обеспечения и картографии Военно-космичесой академии имени А. Ф. Можайского. Стоит отметить, что потребность Министерства обороны в специалистах была меньше числа выпускников и училище готовило больше специалистов для гражданской картографии, чем военной. В этой связи понижение его статуса выглядит логичным.

Куда больше вопросов вызывает судьба другой жертвы военной реформы – 27-го Центрального НИИ МО РФ, профильного научно-исследовательского института военной топографии. Сначала Минобороны приняло решение вывести институт из Москвы в Подмосковье, а освободившиеся здания и территорию реализовать на рынке якобы для закупки квартир для офицеров. Многие квалифицированные сотрудники НИИ не захотели перебираться из столицы, уволились из института и быстро трудоустроились в гражданских компаниях. А несколько позднее последовал приказ министра обороны РФ от 24 мая 2010 года, согласно которому в результате реорганизации 29-й НИИ МО РФ вошел в качестве структурного подразделения (научно-исследовательского центра) в 27-й Центральный НИИ МО РФ.

В результате проведенных мероприятий уникальный научно-исследовательский институт с семидесятилетней историей по сути был свернут до уровня отдела. Какие последствия для военно-топографической службы будут иметь эти преобразования, пока неясно, но очевидно, что с вопросом обеспечения себя высококлассными специалистами служба явно не справляется. Частные компании гражданской картографии и недавно образованное ОАО «Роскартография» имеют большие финансовые возможности по их привлечению.

Рост финансирования военной топографии неизбежно вызвал и увеличение злоупотреблений этим финансированием. В мае 2010-го Московский гарнизонный военный суд вынес приговор высокопоставленным сотрудникам 29-го научно-исследовательского института Министерства обороны России – его начальнику генерал-майору Николаю Конону, начальнику финансово-планового отдела подполковнику Валерию Говоркову и начальнику одного из отделов института полковнику Рифату Мухудинову. Они признаны виновными по статье «Мошенничество, совершенное в особо крупном размере». С 2003 по 2006 год Конон и его подчиненные заключили 15 фиктивных договоров на выполнение работ в интересах института общей стоимостью свыше пяти миллионов рублей. Но фактически эту работу выполняли штатные сотрудники института. Кроме того, генерал Конон с 2003 по 2007-й давал указания о перечислении денежных средств на счета фирм-однодневок. За четыре года было похищено более 18 миллионов рублей. До настоящего времени Конон является одним из немногих российских генералов, осужденных за коррупцию.

Таким образом, отвечая на вопрос, сможет ли военно-топографическая служба стать современной высокотехнологичной структурой, конечно, надо рассчитывать на успех армейской реформы в целом. И все-таки корень всех сегодняшних проблем военной топографии России – в вопросах кадров и управления финансовыми ресурсами.

Сергей Денисенцев,
эксперт Центра анализа стратегий и технологий

Опубликовано в выпуске № 15 (432) за 18 апреля 2012 года

Нравится

Loading...
Комментарии
Я бы в заголовке заменил "кадры" на "некомпетентность" руководителей.
Сергей, Отличная статья. Грустная и обидная до слез. Профессионально сталкиваюсь со всем этим почти каждый день. Думаю, что вы мягко прошлись по этому ворью. "Удалось убедить руководство страны"... Как это печально звучит. Профукать невероятный и уникальный ресурс, равных которому не было ни у кого в мире....
По некоторым вопросам автор не владеет информацией. ERDAS - это название компании, а не ГИС. И сравнивать продукты компании ERDAS c "Панорамой" некорректно. Они в первую очередь являются средствами фотограмметрической обработки, подготовки растровых данных для ГИС и т.д.
Да просрали всё... Лейиенант, инженер-картограф...Честь имею...
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Торжественные мероприятия, посвященные 75-летию подвига героев-панфиловцев (16.11.2016 г., Дубосеково, Волоколамский р-н)

 

 

Константин Чуприн
Алексей Балиев
Алексей Балиев
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц