Третий после США и России

О ядерном потенциале Китая без занижений и преувеличений

В настоящее время Китайская Народная Республика – единственное из пяти официально признанных по Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 года государств – обладателей ЯО, которое не предоставляет о нем никакой официальной информации. В политико-пропагандистских целях Пекин утверждает, что ядерные силы КНР малочисленны и несопоставимы с аналогичным потенциалом таких членов «ядерной пятерки», как Соединенные Штаты и Российская Федерация. Однако судя по всему, в китайском ядерном арсенале может насчитываться до 1800 боезарядов.

Распространенные в среде экспертного сообщества количественные оценки этого арсенала колеблются в весьма широком диапазоне: от 240–300 до 10 000 ядерных боеприпасов (ЯБП). Попробую сформулировать свое заключение относительно ядерной мощи нашего соседа.

Цифры, близкие к реальности

Китай располагает развитой военной атомной промышленностью, полностью самодостаточной для обеспечения серийного выпуска всего спектра ЯБП: от авиабомб до головных частей (ГЧ) ракет различного предназначения. В Поднебесной имеются две практически самостоятельные группы предприятий – северная и южная, каждая из которых включает заводы по изготовлению специальных расщепляющихся материалов, компонентов ядерных боеприпасов и сборке ЯБП. В северную группу входят четыре производственных центра. Они находятся в Баотоу (автономный район Внутренняя Монголия), Кукунор (провинция Цинхай), Ланьчжоу и Юймынь (оба в провинции Ганьсу). В южной группе три таких центра: в Гуанъюань, Эбянь и Цзытун (все в провинции Сычуань).


Коллаж Андрея Седых

Оценка производственных мощностей китайских заводов, поставляющих специальные расщепляющиеся материалы (с учетом реальных сроков запуска в эксплуатацию), показывает, что по состоянию на 2011 год данные предприятия могли наработать до 40 тонн оружейного урана и около 10 тонн оружейного плутония. Этого достаточно для изготовления порядка 3600 ЯБП (1600 урановых и 2000 плутониевых).

Вполне вероятно, если придерживаться практики других государств, входящих в «ядерную пятерку», что далеко не весь наработанный оружейный ядерный материал используется в Китае для выпуска боеприпасов. Складские запасы такого материала могут составлять половину и более от его произведенного количества. Если исходить из подобного допущения, то в ядерном арсенале Поднебесной, вероятно, насчитывается 1600–1800 ЯБП. Из них для оперативного развертывания может быть предназначено, по оценке, 800–900 единиц, остальные – для длительного хранения и в очереди на утилизацию после истечения установленных сроков эксплуатации.

Бесспорно, приведенные расчеты являются прикидочными и не претендуют на полную достоверность, но, как представляется, они все же значительно ближе к реальности, чем те, которые упомянуты в начале статьи.

Разной мощности и различного назначения

Что касается номенклатуры ЯБП, которые производит военная атомная промышленность Китая, то она следующая: авиабомба Б-4 (несколько модификаций мощностью от пяти до 20 килотонн каждая) для истребителя-бомбардировщика «Цян-5» и других тактических ударных самолетов, авиабомба Б-5 (мощностью до двух мегатонн) для дальнего бомбардировщика «Хун-6» (лицензионный вариант советского дальнего бомбардировщика Ту-16), моноблочная ГЧ (две модификации мощностью до двух мегатонн каждая) для баллистической ракеты средней дальности (БРСД) «Дунфэн-4» (DF-4) и межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) «Дунфэн-5А», моноблочная ГЧ (мощностью до 500 килотонн) для МБР «Дунфэн-31», ГЧ с отделяемой боеголовкой (мощностью до 300 килотонн) для МБР «Дунфэн-31А», моноблочная ГЧ (две модификации мощностью до 350 килотонн каждая) для БРСД «Дунфэн-21, -21А» и баллистической ракеты подводной лодки (БРПЛ) «Цзюйлан-1», моноблочная ГЧ (несколько модификаций мощностью от пяти до 20 килотонн каждая) для оперативно-тактических ракет (ОТР) «Дунфэн-15, -15А, -15Б» и «Дунфэн-11, -11А», а также для крылатой ракеты наземного базирования (КРНБ) «Дунхай-10» (DH-10), моноблочная ГЧ (мощностью до 500 килотонн) для БРПЛ «Цзюйлан-2».

Перспективная разработка – создание разделяющейся головной части с боевыми блоками (боеголовками) индивидуального наведения на цель (РГЧ ИН). Эта ГЧ предназначена для модифицированных МБР «Дунфэн-5А» и «Дунфэн-31А», а также недавно принятой на вооружение БРПЛ «Цзюйлан-2». Предположительно экспериментальные образцы РГЧ ИН могли быть изготовлены в 2011 году и начата их летная отработка.

Авиационный компонент

Состоит из стратегической авиации (СА), в состав которой входят дальние бомбардировщики «Хун-6», и тактической авиации (ТА), представленной истребителями-бомбардировщиками «Цян-5» и другими ударными самолетами, прототипом которых является российский многофункциональный истребитель (МЦИ) Су-30.

В боевом составе СА находится около 60 бомбардировщиков «Хун-6» и еще примерно столько же содержится в режиме складского хранения. Максимальная дальность полета бомбардировщика «Хун-6» с одной термоядерной бомбой Б-5 на внутренней подвеске – около 5800 километров. Всего для этих самолетов выделяется до 120 авиабомб Б-5.

В боевом составе ТА насчитывается в общей сложности более 300 истребителей-бомбардировщиков «Цян-5» и других ударных самолетов, сертифицированных для выполнения ядерных задач. Максимальная дальность полета этих самолетов с одной атомной бомбой Б-4 – 1400–2000 километров. Всего для ТА выделено 320 авиабомб Б-4.

Таким образом, общие запасы предназначенных для оперативного развертывания авиабомб Б-4 и Б-5 – 440 единиц. В мирное время они хранятся на авиабазах, отдельно от самолетов.

Наземный компонент

Состоит из стратегических ракетных войск и ракетных комплексов сухопутных войск Народно-освободительной армии Китая (НОАК).

Стратегические ракетные войска представлены так называемой второй артиллерией НОАК. Они имеют шесть ракетных баз.

В Шэньянском военном округе развернута 51-я ракетная база, в состав которой входят три ракетные бригады, вооруженные грунтовым мобильным ракетным комплексом с двухступенчатой твердотопливной БРСД «Дунфэн-21» (с дальностью стрельбы до 2000 километров). Всего 28 пусковых установок (ПУ). Боезапас – до 35 ракет и 35 ядерных ГЧ.

В Нанкинском военном округе развернута 52-я ракетная база. В ее составе семь ракетных бригад, из них две вооружены грунтовым мобильным ракетным комплексом с двухступенчатой твердотопливной БРСД «Дунфэн-21А» (с дальностью стрельбы 2800–3000 километров), две другие – грунтовым мобильным ракетным комплексом с твердотопливной ОТР «Дунфэн-15, -15А, -15Б» (с дальностью стрельбы до 600 километров) и еще три – грунтовым мобильным ракетным комплексом с твердотопливной ОТР «Дунфэн-11А» (с дальностью стрельбы до 300 километров). Всего 84 ПУ (24 с БРСД «Дунфэн-21А», 24 с ОТР «Дунфэн-15, -15А, -15Б» и 36 с ОТР «Дунфэн-11А»). Боезапас для ПУ с БРСД «Дунфэн-21А» составляет до 30 ракет и 30 ядерных ГЧ. ОТР «Дунфэн-15, -15А, -15Б» и «Дунфэн-11А» могут оснащаться как осколочно-фугасной, так и ядерной головной частью. В хранимый для этих ОТР боекомплект ГЧ могут входить в общей сложности до 30 ядерных.

В Чэндуском военном округе развернута 53-я ракетная база, в состав которой входят две ракетные бригады, вооруженные грунтовым мобильным ракетным комплексом с БРСД «Дунфэн-21, -21А». Всего – 24 ПУ. Боезапас – до 30 ракет и 30 ядерных ГЧ.

В Цзинанском военном округе развернута 54-я ракетная база. В ее составе три ракетные бригады: первая вооружена шахтным ракетным комплексом с двухступенчатой жидкостной МБР «Дунфэн-5А» (с дальностью стрельбы до 12 000 километров), вторая – шахтным и наземным ракетным комплексом с жидкостной БРСД «Дунфэн-4» (с дальностью стрельбы до 5200 километров) и третья – грунтовым мобильным ракетным комплексом с трехступенчатой твердотопливной МБР «Дунфэн-31» (с дальностью стрельбы до 8000 километров). Всего – 24 ПУ (6 с МБР «Дунфэн-5А», 6 с БРСД «Дунфэн-4» и 12 с МБР «Дунфэн-31»). Боезапас – до 28 ракет и 28 ядерных ГЧ.

В Гуанчжоуском военном округе развернута 55-я ракетная база, в состав которой входят две ракетные бригады, вооруженные шахтным ракетным комплексом с МБР «Дунфэн-5А», и одна ракетная бригада, вооруженная шахтным и наземным ракетным комплексом с БРСД «Дунфэн-4». Всего – 17 ПУ (12 с МБР «Дунфэн-5А» и 5 с БРСД «Дунфэн-4»). Боезапас – до 20 ракет и 20 ядерных ГЧ.

В Ланьчжоуском военном округе развернута 56-я ракетная база в составе двух ракетных бригад: одна вооружена грунтовым мобильным ракетным комплексом с БРСД «Дунфэн-21А», другая – грунтовым мобильным ракетным комплексом с трехступенчатой твердотопливной МБР «Дунфэн-31А» (с дальностью стрельбы до 12 300 километров). Всего – 30 ПУ (12 с БРСД «Дунфэн-21А» и 18 с МБР «Дунфэн-31А»). Боезапас – 35 ракет и 35 ядерных ГЧ.

В общей сложности в стратегических ракетных войсках развернуто 207 ПУ (48 с МБР, 99 с БРСД и 60 с ОТР). Боезапас для этих установок составляет 238 ракет и 208 ядерных головных частей.

Что касается сухопутных войск, то они имеют два типа грунтовых мобильных ракетных комплексов, которые могут производить пуски ракет как с обычной, так и с ядерной ГЧ: первый оснащен твердотопливной ОТР «Дунфэн-11» (дальность стрельбы – до 300 километров), второй – КРНБ «Дунхай-10» (дальность стрельбы – 1500–2000 километров).

Количество развернутых ПУ с ОТР «Дунфэн-11» составляет порядка 100 единиц, а с КРНБ «Дунхай-10» – до 350 единиц (по другим данным – до 500 единиц). В хранимом для этих ракет боекомплекте ГЧ может насчитываться в общей сложности до 150 ядерных.

Таким образом, в наземном компоненте ядерных сил КНР может быть предназначено для развертывания около 360 ядерных головных частей. В мирное время большая часть из них хранится отдельно от ракет, но не все, как это утверждается некоторыми экспертами на основе утечек в СМИ (по всей видимости, санкционированных китайскими властями).

Исходя из факта организации непрерывного боевого дежурства в ракетных бригадах, вооруженных грунтовыми мобильными ракетными комплексами с МБР «Дунфэн-31, -31А», следует предполагать, что эти комплексы содержатся в готовности к немедленному применению с санкции руководства страны. А это означает, что к ракетам, находящимся на ПУ в транспортно-пусковом контейнере (ТПК), пристыкованы ядерные ГЧ. Если бы китайцы поступили по-другому, то они не были бы теми прагматиками, которых признает весь мир.

И еще об одном факте, связанном с возведением в центральных провинциях Китая развитой системы подземных тоннелей, в которых может размещаться крупногабаритная военная техника. Наличие таких тоннелей наводит на предположение, что в них может находиться определенное количество резервных мобильных пусковых установок с баллистическими и крылатыми ракетами, а также ЯБП. По меньшей мере этот аспект не следует игнорировать, когда речь идет об оценке ядерной мощи КНР.

Морской компонент

Включает два типа подводных лодок атомных с ракетами баллистическими (ПЛАРБ): одна лодка типа «Ся» с 12 двухступенчатыми твердотопливными БРПЛ «Цзюйлан-1» (с дальностью стрельбы до 2400 километров) и две лодки проекта 094 с 12 трехступенчатыми твердотопливными БРПЛ «Цзюйлан-2» на каждой. Дальность стрельбы этой БРПЛ составляет до 8000 километров.

Строительство ПЛАРБ типа «Ся» и производство БРПЛ «Цзюйлан-1» прекращено в 90-х годах. Запасы ядерных ГЧ для БРПЛ «Цзюйлан-1» оцениваются в 15 единиц.

Строительство ПЛАРБ проекта 094 ведется с 2001 года. Всего предполагается построить не менее четырех лодок этого проекта (по другим данным – не менее пяти).

Введенные в боевой состав ВМС КНР две ПЛАРБ проекта 094 привлекаются к боевому патрулированию в прилегающих к Китаю морях. Их суммарный боезапас оценивается в 30 БРПЛ «Цзюйлан-2» и 30 ядерных ГЧ.

Ныне в морском компоненте ядерных сил КНР развернуто 36 моноблочных БРПЛ «Цзюйлан-1, -2», боекомплект ядерных головных частей для которых оценивается в 45 единиц.

Перспективы

Как представляется, вектор развития ядерных сил КНР в решающей мере будет определяться внешними факторами. В частности, тем, какой облик обретет в конце концов глобальная система ПРО, создаваемая США вкупе с их союзниками, а также состоянием арсеналов ЯБП и средств их доставки соседей Поднебесной, прежде всего Индии. Определенное влияние окажут и перспективы решения застарелой тайваньской проблемы.

Пока же о будущем ядерных сил КНР приходится судить исходя из той скупой неофициальной информации, которой располагает экспертное сообщество.

В соответствии с планами развития СА производятся модернизация существующих и серийное производство новых модификаций дальних бомбардировщиков «Хун-6». Они оснащаются новым прицельно-навигационным оборудованием и будут иметь расширенный состав вооружения, включая крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) с ядерной ГЧ. Прототипом этой КРВБ является существующая КРНБ «Дунхай-10».

В совершенствовании наземного компонента ядерных сил акцент сделан на оснащении существующих и перспективных баллистических ракет РГЧ типа «Мирв» (РГЧ ИН.Прим.ред.) и средствами преодоления ПРО. Наряду с этим ведется разработка двух новых твердотопливных баллистических ракет: БРСД типа «Дунфэн-25» и МБР типа «Дунфэн-41». БРСД типа «Дунфэн-25» создается на базе первой и второй ступеней МБР «Дунфэн-31» с оснащением ее РГЧ с тремя боеголовками индивидуального наведения на цель. Предполагается, что дальность стрельбы этой ракеты составит до 4000 километров. Она призвана заменить устаревшую БРСД «Дунфэн-4». МБР типа «Дунфэн-41» конструируется как универсальная ракета, предназначенная для развертывания на двух типах мобильного ракетного комплекса – грунтового и железнодорожного базирования. По имеющейся информации, она будет оснащена РГЧ с 6–10 боеголовками индивидуального наведения на цель.

Основные усилия в развитии морского компонента ядерных сил направлены на ускорение и повышение качества строительства ПЛАРБ проекта 094, обретение экипажами этих лодок навыков управления лодкой и обеспечения всех режимов ее плавания в океанской зоне. Одновременно модернизируется БРПЛ «Цзюйлан-2» с оснащением ее РГЧ ИН. Кроме того, завершается создание необходимой инфраструктуры для базирования ПЛАРБ на острове Хайнань (Южно-Китайское море).

Это неизбежно

Проведенный анализ свидетельствует, что ядерный потенциал Китая явно недооценивается. Он существенно выше, чем это принято считать в западном экспертном сообществе. Уже сейчас КНР является третьей после США и России державой, которая, несомненно, обладает техническими и экономическими возможностями, позволяющими при необходимости быстро нарастить ее ядерную мощь.

Это означает, что надо обязательно принимать во внимание китайский фактор при рассмотрении возможности заключения любого следующего российско-американского соглашения по дальнейшему ограничению и сокращению ядерных вооружений. Настало время для вовлечения КНР в многосторонние переговоры по ядерному разоружению. Без этого, как представляется, вряд ли удастся придать дополнительный импульс данному процессу.

Виктор Есин,
генерал-полковник в отставке, кандидат военных наук, профессор Академии военных наук РФ

Опубликовано в выпуске № 17 (434) за 2 мая 2012 года

Нравится

Комментарии
В статье не хватает информации о системе принятия решений об ядерном ударе и системе управления ядерным арсеналом КНР. А ведь устойчивость системы управления и связи, обеспеченная резервными и рассредоточенными системами принятия решений и надежная система СПРН являются не менее важным звеном системы сдерживания, нежели количественный и качественный состав носителей ядерного оружия. Хотя в случае КНР такого рода информации практически нету в открытых источниках, в отличии от США и СССР/РФ. http://www.armscontrol.ru/start/rus/basics/us-c3-1.htm
А где же Макаров, Рогозин или Лавров? Это ведь посерьезнее ПРО в Европе.
Добавить комментарий

Фото неделиФотоархив HD
15 апреля, Москва. Заседание попечительского совета Российского географического общества .
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц

 

 

  • Должна ли Россия поддержать всеми возможными способами Юг и Юго-восток Украины в случае обострения ситуации

Новости на сегодня