Сатановский Евгений

Сказки Шахерезады для Красного Дракона

На Ближнем и Среднем Востоке (БСВ) ключевые партнеры Китая – Саудовская Аравия, Турция, Иран и Пакистан. Они ценят, что он в отличие от Запада не стремится изменить их образ жизни и политическую систему. КНР в регионе – потенциальный противовес США и конкурент ЕС. Пекин в Магрибе и Сахеле, Машрике и Иране, Пакистане и Афганистане, Турции и Израиле играет только по собственным правилам, не вступает в альянсы, преследует прагматичные интересы, ведет открытую экономическую и скрытую военно-политическую экспансию с дальним прицелом.

Краш-тест двух цивилизаций

За исключением Турции и Ирана все государства Ближнего и Среднего Востока (БСВ) – в прошлом колонии, протектораты и мандатные территории, сохранившие с бывшими европейскими метрополиями экономические, политические и военные связи. Каковы же сегодня результаты этих очень непростых отношений?

Давняя игра: поле прежнее, лидеры меняются

«ВПК» продолжает публикацию материалов видного отечественного эксперта-политолога, посвященных анализу обстановки на пространстве от Атлантики до Индийского океана и границ Китая.

Пусть и велики издержки

В большинстве процессов, идущих на Ближнем и Среднем Востоке, участвуют внешние игроки, главным из которых является Запад, а ведущей страной – Соединенные Штаты. Впрочем, как известно, интересы США глобальны, что неоднократно подчеркивалось в их доктрине национальной безопасности.

Ныне «утопленник №1»

Уничтожение Усамы бен Ладена, ставшее поводом для всенародного ликования в Соединенных Штатах, вызывает немало вопросов. Оставим в стороне предположения о том, что основателя и главаря «Аль-Каиды» никто не убивал или, напротив, он давным-давно погиб, но Пентагон, ЦРУ и Белый дом скрывали это из каких-то соображений – например, чтобы оправдать присутствие американских войск в Афганистане.

Исламистский Коминтерн плюс мусульманское великодержавие

Традиционное для профессиональных организаций и ведомств «практическое востоковедение» рассматривает Ближний и Средний Восток (БСВ), ограничивая себя географическими рамками в лучшем случае всего региона, а иногда и какой-либо его части. Между тем процессы, идущие на исламской периферии – на Балканах, в Африке, Закавказье, Центральной, Южной и Юго-Восточной Азии, не менее важны для понимания происходящего на пространстве БСВ, чем деятельность сетевых исламистских структур, активных и в мусульманском мире, и за его пределами. Экономическая и политическая роль новых исламских игроков часто преуменьшается. Тем не менее она растет, как растет и их значение для обеспечения международной безопасности.

В одних – смута, в других – тревожное ожидание

Американская ближневосточная военно-политическая доктрина не случайно рассматривает Афганистан и Пакистан как единое целое – АфПак. Тесно связанные исторически, эти государства представляют собой очаг нестабильности мирового значения. «Крестовый поход против международного терроризма» провалился в Афганистане. Сегодня обстановка в регионе (по сравнению с той, что была десять лет назад) значительно осложнилась за счет роста наркопроизводства, расширения зоны оперативной деятельности террористических организаций на Пакистан и Индию и ослабления ядерного Пакистана с возможной дезинтеграцией его в среднесрочной перспективе.

Все началось с Туниса — часть III

События, разворачивающиеся на протяжении последних месяцев на Ближнем и Среднем Востоке (БСВ), позволяют оценить расклад сил, соперничающих за влияние в регионе, и пересмотреть устоявшиеся теоретические концепции, далеко не все из которых нашли подтверждение на практике. В нашей стране они застали врасплох все научные школы: приверженцы академического подхода (восходящего к классическому российскому востоковедению), военно-политической идеологии (опирающейся на теории советских времен) и неолиберальной догматики западного толка оказались не готовы к происходящему. Утешением может служить то, что соответствующие европейские и американские исследовательские центры и профильные ведомства продемонстрировали такую же некомпетентность.Уделив в предшествующих разделах представленной читателю статьи внимание странам арабского мира, оценим происходящее за его границами. Именно там сосредоточены внешние центры влияния, не менее, а может быть, и более центров собственно арабских важные для понимания того, что за волнения, мятежи и гражданские войны разворачиваются сейчас на наших глазах по всей исламской «дуге нестабильности», распространяясь на Африку и дестабилизируя Европу.

Все началось с Туниса — часть II

Как и во все предшествующие эпохи, ближневосточные «центры силы» во втором десятилетии XXI века соперничают между собой, «великие державы» в расширенном составе продолжают очередной раунд «Большой игры», международные организации реализуют в регионе масштабные проекты, значительная часть которых направлена на обеспечение финансирования этих организаций, не имея отношения к реальным проблемам Ближнего и Среднего Востока (БСВ), а революции, мятежи, гражданские войны и межгосударственные конфликты разворачиваются своим чередом.

Все началось с Туниса — часть I

Начальная фаза операции «Одиссея. Рассвет» по «принуждению к миру» ливийского лидера Муамара Каддафи позволяет не только проанализировать в первом приближении соотношение сил и тактику государств, движений и международных организаций, действующих на Ближнем и Среднем Востоке (БСВ), но и оценить текущую российскую политику на этом пространстве с точки зрения соотношения амбиций и возможностей отечественных ведомств и организаций. Те руководители ведомств и организаций, которые проникнуты понятной, хотя и малопродуктивной ностальгией по советским временам, полагают разумным пытаться к ним вернуться, соперничая с Западом на всех возможных направлениях и оперативно откликаясь на любые предложения правящих режимов БСВ о военно-техническом сотрудничестве, экономической помощи и строительстве или аренде в регионе опорных баз. При этом зачастую игнорируется не только текущая ситуация, но и опыт прошлого. Парадоксальным образом лоббисты такого подхода совпадают в этом со своими идеологическими противниками, полагающими СССР «империей зла». Проблема в том, что автоматическое присвоение исламскому миру статуса союзника России в будущем противостоянии с Западом, характерное для конца «нулевых», столь же далеко от политического реализма, как слепое следование в фарватере западной политики, свойственное первой половине 90-х.

Страницы

Фото неделиФотоархив HD
Донбасс сегодня

Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц