Сатановский Евгений

Проверка миром

Ситуация в Сирии на рубеже 2016–2017 годов приобрела неожиданный для Запада оборот. Взятие Алеппо, достигнутая под патронатом России и Турции договоренность о перемирии (многократно нарушенная боевиками), подготовка к переговорам в Астане перечеркнули усилия Катара и Саудовской Аравии в свержении президента Асада.

Агентура безвластия

Разгром джихадистов в сирийском Алеппо и повторное взятие Пальмиры боевиками запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ) ставят вопрос о том, какие угрозы со стороны радикальных исламистов существуют за пределами Ближнего Востока, в том числе в России и странах ЕС.

Наводчики из Вашингтона

11 декабря боевики запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ) вытеснили из Тадмора, исторической Пальмиры, войска Асада и во второй раз захватили этот провинциальный город мирового исторического значения, не столь важный стратегически, если не учитывать расположенного неподалеку перекрестка дорог, ведущих в том числе к осажденному несколько лет ИГ Дейр-эз-Зору с его НПЗ и базой ВВС.

Новая ближневосточная реальность

Ситуация в Сирии показывает международное сообщество в его подлинном виде, таким, как оно есть. Картина получается некомплиментарная ни для ООН, ни для «великих держав», ни для их региональных союзников – Турции, Катара и Саудовской Аравии. Россия при этом демонстрирует не только упорство и последовательность на дипломатической арене, где она противостоит серьезному давлению, но и военное мастерство, заставляющее считаться с ней потенциальных противников.

На входе в Африку

Ситуация в Магрибе и Северной Африке в целом в огромной мере зависит от Алжира – единственного светского государства региона, устоявшего под напором «арабской весны».

Новые берега Залива

На наших глазах, похоже, формируется новый Ближний Восток. Саудовская Аравия, слабея и тратя колоссальные средства на агрессивную политику в Йемене и Сирии, где борется с иранским влиянием, может лишиться значительной поддержки США.

Клан кланом вышибают

Ближний и Средний Восток, Африка остаются регионами, нестабильность которых оказывает влияние на остальной мир – от проблемы беженцев до распространения терроризма, являющегося основным инструментом радикального ислама в борьбе за власть на международной арене.

Нешелковый путь Пакистана

Пакистан – стратегический противник Индии, сосед Ирана и Афганистана, партнер Китая и монархий Персидского залива – государство с высоким уровнем внутренней нестабильности и значительным – внешних угроз. Напряженность в отношениях с Индией возросла до такой степени, когда эксперты обсуждают возможность обмена ядерными ударами. Возрастают внутренние вызовы режиму и противостояние между военными и гражданскими властями.

Неустойчивые компромиссы

Конфликты в арабском Машрике – от Египта до Ирака, в Судане и на Африканском Роге привлекают основное внимание СМИ. Между тем происходящее к западу от этого региона – в Магрибе столь же важно для безопасности расположенной по соседству Европы. Рассмотрим идущие там процессы, опираясь на работы эксперта ИБВ А. А. Быстрова.

Маневры на подступах к трону

Саудовская Аравия (КСА) – наиболее непримиримый противник Башара Асада. У Катара и Турции есть в Сирии запасные варианты действий и пути отхода. У саудовцев нет. И дело даже не в том, что зачистка Восточного Алеппо от боевиков «Аль-Каиды», под каким бы названием эта патронируемая Управлением общей разведки (УОР) КСА структура ни выступала, а также неизбежная после этого операция в провинции Идлиб, ее главном оплоте, означают конец наиболее острой фазы сирийской гражданской войны.

Страницы

Фото неделиФотоархив HD
Танковый биатлон 2017

Владимир Литвиненко
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц