Версия для печати

Военная составляющая в борьбе с терроризмом

Валентинов Олег
21 сентября состоялась пресс-конференция председателя Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктора Озерова. Она была посвящена анализу произошедших в Беслане трагических событий. Поэтому ее тему обозначили достаточно конкретно - "О неотложных мерах по противодействию терроризму и законодательных предложениях Совета Федерации по обеспечению безопасности граждан и укреплению национальной безопасности России".


СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ РФ ДОЛЖЕН СТАТЬ АНТИКРИЗИСНЫМ ЦЕНТРОМ


21 сентября состоялась пресс-конференция председателя Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктора Озерова. Она была посвящена анализу произошедших в Беслане трагических событий. Поэтому ее тему обозначили достаточно конкретно - "О неотложных мерах по противодействию терроризму и законодательных предложениях Совета Федерации по обеспечению безопасности граждан и укреплению национальной безопасности России".
{{direct_hor}}
Виктор Озеров далеко не новичок в военном деле. Сам немало послужил в Вооруженных Силах, знает цену человеческой жизни. Чувствовалось, что с недавнего заседания СФ, рассматривавшего проблему борьбы с терроризмом, он пришел предельно отмобилизованным.

- Последние события в России, унесшие сотни жизней, остро поставили на повестку дня вопрос противодействия чуме ХХI века - терроризму, - обратился к собравшимся сенатор. - От этого во многом зависит суверенитет и территориальная целостность нашего государства, уверенность людей в завтрашнем дне, а в конечном счете - отношение к власти.

Действительно, это, возможно, последняя точка отсчета, за которой для всех нас, граждан России, началась другая жизнь, полная тревоги и неопределенности, подчеркнул Озеров. Никто уже никому не гарантирует, что завтра, скажем, в вагоне метро не взорвется очередная бомба. И чем все это обернется для государства, во многом зависит от эффективности сегодняшних решений руководства страны - президента, правительства РФ, Федерального Собрания. Ибо они в первую очередь отвечают за надежность нашей системы национальной безопасности. Что это могут быть за решения?

Как отметил Виктор Озеров, на закрытом заседании СФ в течение 3,5 часов выступали директор Федеральной службы безопасности Николай Патрушев, министр внутренних дел Рашид Нургалиев, генеральный прокурор РФ Владимир Устинов. Не всем можно поделиться из сказанного ими. Но что касается организационных мер, то они были заявлены еще в обращении Владимира Путина к российскому народу и в Указе президента от 13 сентября с.г. о неотложных мерах в борьбе с терроризмом. Важнейшая из них - создание органов управления кризисными ситуациями, которые могли быть образованы, правда, гораздо раньше. Но события на Дубровке, к сожалению, ничему не научили наше общество и государство в целом. А к предложениям Совета Федерации, направленным тогда в соответствующие инстанции, так никто и не прислушался. Решения же, принятые второпях после событий в Ингушетии, как и уровень взаимодействия силовых структур пока оказались недостаточными.

Российские сенаторы считают, что сегодня назрела необходимость создать Антикризисный центр, которым в перспективе мог бы стать Совет безопасности РФ. Но сегодня он, убежден Виктор Озеров, остается безликим, не обладает необходимыми властными полномочиями и пока никак не проявил себя. Чтобы изменить ситуацию, требуется принять соответствующий федеральный закон. В Конституции России отчасти были прописаны функции СБ. Однако ей уже более 10 лет, и сама жизнь диктует внесение соответствующих поправок. Что касается регионального уровня, то там должны быть образованы группы быстрого реагирования (они могут называться и по-другому). Такие группы в ряде субъектов РФ уже начали создаваться. В них войдут представители всех силовых структур, а координация действий будет возложена на внутренние войска.

Обстоятельства требуют быстрее закончить и реорганизацию, которая началась в ряде силовых ведомств некоторое время назад. Прежде всего это касается Федеральной службы безопасности. Ей переподчинили пограничные войска (ФПС). Но процесс инвентаризации пограничных застав и системы охраны Государственной границы длится уже более года, а конца ему не видно. К тому же это совпало с выходом Указа президента России о реорганизации самой ФСБ. В результате около 50 % ее офицеров сегодня находятся в подвешенном состоянии, не переназначены на новые должности. Что это такое, никому объяснять не надо.

Не закончена реорганизация и паспортно-визовой, иммиграционной служб. Они давно нуждаются в коренных переменах, и сейчас, наконец, подготовлен пакет законопроектов, которые должны расставить многие точки над i. Необходима также разработка Концепции национальной безопасности и Закона о безопасности Российской Федерации. Много правовых закорючек в организации деятельности агентурной сети наших спецслужб. В некоторых СМИ, кстати, об этом говорится с долей сарказма. Но только дилетанты могут думать, что подобная работа заключается лишь в оплате тех, кто "стучит". Увы, той агентуры, которая когда-то была, уже нет, а новая создается годами. Но и сейчас есть люди, которые, рискуя жизнью, все же поставляют ценную информацию. Только за последние 1,5 года благодаря этому удалось своевременно предотвратить около 200 (!) террористических актов, спасти жизнь сотням людей...

Свежим взглядом надо, видимо, взглянуть и на Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы, особенно те их статьи, которые связаны с расследованием дел по совершению или угрозе совершения террористических актов, считает Виктор Озеров. Сегодня, скажем, вновь встал вопрос о Буданове, правильности вынесенного предложения о его помиловании. "Я не хочу давать оценку этому решению,- отметил Озеров. - Зайду с другой стороны. С точки зрения уголовного права, кем был Буданов: участником боевых действий, которого надо судить по законам военного времени, или командиром войсковой части, расквартированной на территории одного из субъектов Российской Федерации, со всеми вытекающими отсюда последствиями?" Словом, каждый принимаемый сейчас в стране закон должен быть рассмотрен еще и через призму влияния его на национальную безопасность России. В особом ряду финансовые меры. Трудно представить, что средняя заработная плата в Министерстве внутренних дел около 4,5 тыс. руб., а денежное довольствие военнослужащих ФСБ не превышает 9 тыс. Но это так. Понятно, суммы эти никак не соответствуют степени опасности и риска, которым подвергается человек в погонах, ведущий с террористами борьбу не на жизнь, а насмерть.

Отвечая на вопрос "ВПК" о том, какая роль в борьбе с терроризмом отводится Министерству обороны РФ, председатель Комитета СФ по обороне и безопасности сказал, что это задача не только специальных войск. Недавно в Риме и Москве прошли международные конференции, посвященные этой проблеме. Их вывод однозначен: без военной составляющей в борьбе с терроризмом трудно продвигаться вперед. Однако статус, порядок использования Вооруженных Сил должен быть законодательно закреплен и четко прописан. Такая задача сейчас поставлена не только перед Минобороны и Генштабом. "В перечне тех 40 законов, которые у меня уже есть в портфеле и внесены в Государственную Думу, есть закон и "О статусе Вооруженных Сил при участии в антитеррористической операции", - отметил Виктор Озеров. - Надеюсь, это разрешит многие противоречия".

Олег ВАЛЕНТИНОВ

Опубликовано в выпуске № 37 (54) за 29 сентября 2004 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц