Версия для печати

Пасха... в погонах

Чмутов Виктор
Только-только закончилась Московская битва. Фашистские орды отброшены на сотни километров от столицы. Освобождено много городов и поселков Подмосковья. А война идет, обстановка на фронте остается по-прежнему напряженной. Но, несмотря на это, защитники столицы празднуют... великий праздник Пасхи. 2 апреля 1942 г. из Ульяновска в столицу пришло Пасхальное послание патриаршего местоблюстителя митрополита Московского и Коломенского Сергия: "Праздник Пасхи празднуем мы, а небо над нами все еще покрыто тучами, страна наша все еще терпит лютое нашествие фашистов. Но тьма не победит света, хотя на время и заслонила его. Тем более не победить фашистам, возымевшим дерзость вместо креста Христова признать своим знаменем языческую свастику. Не забудем слов - "Сим победиши". Не свастика, а крест призван возглавить нашу культуру, наше христианское жительство. Да возрадуемся:, празднуя победу Христову над адом и смертью вовеки и во временной жизни здесь, на земле, - победу креста Христова над свастикой".


В НОЧЬ СВЕТЛОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ В МОСКВЕ БЫЛ ОТМЕНЕН КОМЕНДАНТСКИЙ ЧАС


Только-только закончилась Московская битва. Фашистские орды отброшены на сотни километров от столицы. Освобождено много городов и поселков Подмосковья. А война идет, обстановка на фронте остается по-прежнему напряженной. Но, несмотря на это, защитники столицы празднуют... великий праздник Пасхи. 2 апреля 1942 г. из Ульяновска в столицу пришло Пасхальное послание патриаршего местоблюстителя митрополита Московского и Коломенского Сергия: "Праздник Пасхи празднуем мы, а небо над нами все еще покрыто тучами, страна наша все еще терпит лютое нашествие фашистов. Но тьма не победит света, хотя на время и заслонила его. Тем более не победить фашистам, возымевшим дерзость вместо креста Христова признать своим знаменем языческую свастику. Не забудем слов - "Сим победиши". Не свастика, а крест призван возглавить нашу культуру, наше христианское жительство. Да возрадуемся:, празднуя победу Христову над адом и смертью вовеки и во временной жизни здесь, на земле, - победу креста Христова над свастикой".
{{direct_hor}}

Благотворительный молебен об освобождении г. Дмитровского-Орловского, февраль 1943 г.
Фото из архива ''ВПК''
5 апреля 1942 г. Православная церковь праздновала самую раннюю Пасху. Вопрос о полуночных службах остро стоял во всех православных приходах Москвы. Если службы под пятницу и субботу Страстной седмицы допускали некоторые изменения при установлении времени их свершения, то пасхальная не в саму полночь светлого Воскресения потеряла бы свое значение. Православные москвичи, жившие в осадных условиях, остро переживали этот факт. Но... неожиданно для всех в субботу, 4 апреля, утреннее радио передало сообщение о разрешении комендантом Москвы свободного движения в столице в ночь на 5 апреля. Восторгу москвичей, самые заветные ожидания которых сбылись, не было предела.

Интересны воспоминания Николая Моршанского, свидетеля празднования Пасхи в Елоховском соборе: "На улице Баумана, около собора, оживленный людской рокот и большой, вытянувшийся и опоясавший громадное церковное строение хвост... У многих не хватило ни усилий, ни времени, чтобы приготовить все для освящения пасхального дня. Стоит женщина с караваем обыкновенного белого хлеба, купленного в магазине. Рядом с ней седовласый старец держит в салфетке десяток сухарей. Рядом стоит семилетняя девочка с куском серого пшеничного хлеба с воткнутой в него свечкой. Священник благословляет и этот смиренный пасхальный хлеб, хлеб войны".

"Город отвык выходить на улицу в этот поздний час, и даже в большие государственные праздники соблюдается строгий режим военного времени, ведь тянутся силы врага, его тяжелые бомбовозы, - так описывает события апреля 1942 г. житель столицы Андрей Стрешнев. - Но в эту ночь, может быть, на одну только ночь в году, разрешено ходить по всему городу всю ночь напролет, ибо по древнему русскому обычаю в пасхальную ночь весь город открыт народу, двери церквей раскрыты настежь. И по глухим переулкам Замоскворечья, оступаясь о груды неубранного снега, люди идут к заутрене.

Сейчас, в эту пасхальную ночь войны, так тесно в церкви, что нет возможности протиснуться вперед. Пасхальная заутреня еще не началась, а запоздавшие уже не могут сами отнести и зажечь свечи перед теми образами, к которым лежит сердце. Верующие передают свечи и просят:

- Зажгите Воскресению, другую - князю Владимиру, третью - Ольге.

- Зажгите одну Воскресению, другую - князю Невскому.

Близится час Воскресения Христа, и священник обращается к верующим:

- Братья! Город наш окружен тьмой, тьма рвется к нам на вражеских крыльях. Враг не выносит света, и впервые наше Светлое воскресение мы встречаем впотьмах. Тьма еще стоит за порогом и готова обрушиться на всякую вспышку света. Мы сегодня не зажжем паникадил, не пойдем крестным ходом, как бывало испокон веков, окна забиты фанерой, двери глухо закрыты, но свечи, которые у каждого в руках, храм озарят светом... Воинство наше - мужья, братья, и сыновья, и дочери - в этот час стоит на страже нашей страны против сил тьмы. Храните в себе свет, веруйте в победу. Победа грядет, как Светлое воскресение".

Вместе с другими верующими Андрей Стрешнев понял тогда, что день Воскресения близок. Что воинство не допустит германскую тьму в нашу светлую жизнь, что с нами вместе и святой благоверный великий князь Александр Невский, и святой равноапостольный великий князь Владимир, и преподобный Сергий, и древние воины, и древние просветители - все прошлое и все настоящее нашего народа, слитые воедино.

Любопытна информация члена группы по спецработе в Москве "Серафима" от 13 апреля 1942 г.: "Жительница столицы Екатерина Кучинская с радостью передает, что в церковь стало ходить столько народу, что просто нет места, где стать человеку. Молодежь, ученые, артисты, военные и другие - все поняли: за грехи наши приходится переживать столько страданий русским людям, и Сталин тоже понял, что без Бога не победит, и дал указание во всех церквях всю пасхальную неделю молиться за всех погибших и живых воинов, чтобы во всех церквях служили молитвы Александру Невскому. Без этой молитвы русские не побеждали. Наконец, люди русские поняли и возвращаются к вере Господней".

По документам круглого стола, проведенного в Москве в 1995 г. на тему "Религиозные организации СССР в годы Великой Отечественной войны", указано на большое количество военнослужащих, присутствовавших в 1942 г. на Пасхальной заутрене - свыше 500 человек. Например, в Казанской церкви (село Коломенское) было 50 военных, в церкви Александра Невского (пос. Бирюлево) - 275, в Троицкой церкви города Подольска - 100.

После Пасхи в 1942 г. Митрополит Сергий обратился к архипастырям, пастырям и приходским общинам всей Русской православной церкви с призывом внести пожертвования на сооружение танковой колонны. "Пусть, - писал он, - наша церковная колонна понесет на себе благословение Православной нашей церкви и ее неумолкаемую молитву об успехе русского оружия".

Высокий духовный подъем, вызванный празднованием Пасхи 1942-го, способствовал сбору средств не только на танковую колонну имени Дмитрия Донского, но и на авиационную эскадрилью имени Александра Невского, на помощь раненым воинам и семьям погибших.

Обратим внимание на докладную записку №1730 от 5 апреля 1942 г. "О прохождении службы в церквях в связи с религиозным праздником Пасхи по г. Москве и Московской области", направленную начальником Управления НКВД г. Москвы и Московской области старшим майором госбезопасности М.И. Журавлевым.

"В ночь с 4 по 5 апреля, а также утром 5 апреля 1942 г. в связи с религиозным праздником Пасхи во всех действующих церквях г. Москвы и Московской области проходило богослужение.

Основной состав верующих, присутствующих на богослужениях, - женщины в возрасте 40 лет и старше. Количество верующих, посетивших церкви г. Москвы, колебалось примерно от 1000 до 2500, кроме отдаленных церквей.

...В церквях Московской области количество верующих, присутствующих на богослужениях, колебалось примерно от 200 до 1000 человек, за исключением некоторых церквей.

...Всего по Московской области в 124 действующих церквях присутствовало на богослужениях около 85 000 человек".

А вот высказывания очевидцев и участников тех далеких пасхальных событий: "Вот все говорят, что советская власть притесняет верующих и церковь, а на деле получается не так: несмотря на осадное положение, разрешили совершать богослужение, ходить по городу без пропусков, а чтобы народ знал об этом разрешении, объявили по радио. Если бы было такое положение в Германии, разве этот изверг Гитлер разрешил нам ночью ходить без пропусков и свободно молиться? Конечно, нет" (Кузьмина, домохозяйка, проживает в Филях).

"Боже мой, наш Сталин разрешил нам ходить всю ночь под Пасху. Дай ему Бог здоровья. Это ведь нужно же все помнить, даже о нас, грешных" (Ревина М.И., проживает по Покровской улице, д. 6).

"Господи! Какой сегодня радостный день! Правительство пошло навстречу народу и дало Пасху справить. Мало того, что разрешили всю ночь по городу ходить и церковную службу служить, еще дали сегодня сырковой массы, масла, мяса и муки. Вот спасибо правительству!" (Никитина, проживает по Ленинградскому шоссе, д. 55).

Были и другие мнения: "Я очень удовлетворен тем, что наша пасхальная заутреня состоялась в обычное, положенное время. Очевидно, согласие власти на разрешение хождения по улицам в эту ночь вызвано общественным мнением наших союзников, но и тут все же полностью наша власть не пошла навстречу Церкви, так как она не дала хоть на одну ночь электричество в храмы. Неужели это было так трудно и неисполнимо? Ведь храмы все затемнены, и свет не мог бы проникнуть на улицу. Особенно же меня возмущает появление в святом алтаре наших храмов каких-то фотографов. Помилуйте, на что же это похоже! Это же ведь не театр. Теперь заведомые безбожники стоят у престола Божия со своими "лейками". Все это, конечно, делается для наших союзников, чтобы показать им полное благополучие нашей Церкви. Все это в конечном итоге смешно" (Розен, профессор-хирург).

"Я раньше говорил и сейчас скажу, что с наступлением весны нас немцы разобьют, и не существовать у нас советской власти. Наши правители уже почувствовали, что им недолго осталось царствовать, вот они и стали подделываться к массе. Слышали, вчера комендант г. Москвы объявил, что в связи с нашим праздником разрешается ходить и после 12 часов ночи. Это много значит, но это они сделали не по своей охоте, а на них из-за границы нажимают. Но все равно народ им ни в чем не верит" (Беликов Е.Е., колхозник. Мытищинский район).

"Надо было объявить это дней за 4-5, а то за несколько часов. Это милостивое разрешение, очевидно, последовало через давление заграничных государств, но ни в коем случае не по инициативе советского правительства" (Сурская A.M., домохозяйка, г. Перово).

"В церкви Петра и Павла (г. Москва) 4 апреля с.г. во время вечерней службы Савицкая Анна Ивановна, жена белого офицера, судимая в 1938 г. по ст. 58 УК, заявила: "Немцы в дни Пасхи особенного ничего делать не будут, так как не захотят помешать верующим хорошо отпраздновать Пасху, а вот после Пасхи они дадут жару коммунистам".

"В Коломенском, Орехово-Зуевском и Малоярославецком районах в ночь с 4 на 5 апреля с.г. активными церковниками были организованы нелегальные моления..."

Вот так в трудное военное время более 60 лет назад началось возрождение духовной жизни России. Наше Отечество выстояло и победило фашистскую чуму. Верится, что и сегодня при поддержке Русской православной церкви Россия будет православной страной со всемирной миссией.

Виктор ЧМУТОВ

Опубликовано в выпуске № 15 (82) за 27 апреля 2005 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...