Версия для печати

Теория общевойскового боя

Ионин Георгий
В полемике о целесообразности существования тех или иных видов и родов Вооруженных Сил, их задачах и способах выполнения задач некоторые эксперты забывают, что победа в любой войне может быть достигнута только тогда, когда территорией противника овладеют Сухопутные войска. Их роль и место в современных Вооруженных Силах по-прежнему важны и незаменимы. В Общевойсковой академии ВС РФ, готовящей офицеров с высшим военным образованием для этого вида ВС, проводится большая работа по осмыслению тактики общевойскового боя, развитию его теории.


ТРЕБУЕТ ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЯ, РАЗВИТИЯ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ


В полемике о целесообразности существования тех или иных видов и родов Вооруженных Сил, их задачах и способах выполнения задач некоторые эксперты забывают, что победа в любой войне может быть достигнута только тогда, когда территорией противника овладеют Сухопутные войска. Их роль и место в современных Вооруженных Силах по-прежнему важны и незаменимы. В Общевойсковой академии ВС РФ, готовящей офицеров с высшим военным образованием для этого вида ВС, проводится большая работа по осмыслению тактики общевойскового боя, развитию его теории.
{{direct_hor}}
ПРЕВОСХОДЯЩИЙ ИЛИ ЗНАЧИТЕЛЬНО ПРЕВОСХОДЯЩИЙ ПРОТИВНИК

В основных положениях доклада президента Академии военных наук генерала армии М.А. Гареева на конференции АВН, проведенной 15 марта с.г., опубликованных в "ВПК", сказано: "Никто не может объяснить, откуда это взялось, но в теории считалось и поныне считается, что для отражения наступления противника достаточно иметь в 2-3 раза меньше сил, чем для наступления", т.е. обороняющийся может отразить удар в 2-3 раза превосходящего противника. И что опыт войн не подтвердил это положение. Говоря о начале Великой Отечественной войны, приведены такие слова: "...Наши стрелковые дивизии... были не в состоянии противостоять ударам... противника, который на направлении своих ударов создавал 5-6 кратное превосходство в силах и средствах". И далее: "За время войны не было ни одной успешной оборонительной операции, проведенной значительно меньшими силами, чем у наступающего противника, т.е. против значительно превосходящего противника"... "Возможно отражение атак превосходящих сил противника в тактическом звене", но не в оперативно-стратегическом.

Трудно полемизировать с выдающимся ученым и настоящим профессионалом в военной области М.А. Гареевым, но хотелось бы высказать свое мнение по затронутому вопросу. Может быть, это редакционная неточность, но в этих строках не просматривается разница между превосходящим и значительно превосходящим противником, хотя различия между этими понятиями существенные.

Цель основного вида обороны - позиционной - отразить наступление превосходящего противника, нанести ему существенные потери, удержать важные районы местности и тем самым создать благоприятные условия для перехода в наступление. Проведенные многочисленные исследования и расчеты с использованием ЭВМ показывают, что боевые возможности современных войск в обороне позволяют надежно отразить наступление в 2, а иногда (в благоприятных условиях) и в 3 раза превосходящего противника путем прочного удержания занимаемых оборонительных рубежей (позиций), проведением контратак и контрударов при его вклинении в оборону. При этом, определяя боевые возможности соединений и частей в обороне, исследователи учитывали не только соотношение сторон в вооружении и военной технике, но и подготовленность командиров и штабов, личного состава и моральный дух войск, а также условия местности, метеорологической обстановки и другие факторы. Американцы, например, считают, что их войска в обороне способны отразить наступление в 3 раза превосходящего противника. Поэтому считается, что противник, имеющий 2-3-кратное превосходство, является превосходящим, и, ведя позиционную оборону, войска смогут отразить его наступление, т.е. остановить в пределах обороняемой полосы. Такой вывод подкрепляется сильными сторонами обороны.

Позиционная оборона организуется и ведется на большинстве направлений, и прежде всего там, где потеря территорий недопустима. Способность достижения ее решительной цели обусловливается прежде всего предельным использованием боевых возможностей войск, а также тем, что обороняющийся имеет ряд сильных сторон, заключающихся в следующем.

В обороне войска могут более эффективно, чем в наступлении, использовать защитные свойства местности и осуществлять фортификационное оборудование районов, позиций, рубежей, занимаемых войсками. Известно, что даже простейшие инженерные сооружения снижают потери в личном составе и боевой технике от ядерного оружия почти в 3 раза, а от обычного, воздействующего на обороняющегося огнем с закрытых огневых позиций, - в 5-7 раз и более. Кроме того, все огневые средства, расположенные в соответствующих фортификационных сооружениях, используются в 2-3 раза эффективнее, чем аналогичные средства наступающего, который нередко располагается и перемещается на местности открыто.

Обороняющийся выбирает место для боя, т.е. выгодные в тактическом отношении рубежи, позиции и районы местности, имеет возможность эффективно осуществлять маскировку, скрывать истинное и показывать ложное, лучше изучить местность и заблаговременно подготовить маневр войсками, огнем и ударами.

Сильной стороной обороняющихся войск остается возможность широко применять различные заграждения, особенно минно-взрывные, для борьбы прежде всего с танками и другими бронированными машинами. Эти сильные стороны обороны и возросшие боевые возможности обороняющихся войск создают предпосылки для отражения наступления превосходящих, а не значительно превосходящих сил противника.

Вместе с тем необходимо учитывать и сильные стороны наступающего: он свободен в выборе места и времени нанесения ударов, у него инициатива и способность на главных направлениях (участках прорыва) создавать значительное превосходство в силах и средствах (превышающие 2-3-кратное), т.е. наступающий может превосходить обороняющиеся войска в 4-6 раз и более.

Очевидно, учитывая это, Полевой устав армии США рекомендует для достижения цели наступления на направлении главного удара создавать не менее чем 6-кратное превосходство над обороняющимся в силах и средствах. Для отражения наступления в подобных условиях необходимо добиться такого положения, чтобы в динамике обороны указанное соотношение было снижено и не превышало 2-3:1 в пользу наступающего и чтобы в результате он не мог продолжать наступление. Это может быть достигнуто прежде всего нанесением противнику максимальных потерь, а также наращиванием усилий обороны за счет ударов авиации, маневра огнем артиллерии с соседних участков, а также войсками из глубины и с не атакованных противником направлений (атакованных незначительными силами).

В годы Великой Отечественной войны наши войска намного уступали противнику в маневренности. Он упреждал в маневре резервов как из глубины, так и войск с других направлений. В силу этого, а также негатива в оперативности управления войсками, ослаблялось противодействие наступающему - противник прорывался на большую глубину, а оборона не достигала своих целей. Теперь же картина изменилась, маневренность наших войск не уступает любому возможному противнику. Достигнуты также и некоторые положительные сдвиги в управлении войсками. Это позволяет достигать целей обороны в борьбе с превосходящими силами противника, а также со значительно превосходящими, но при временной потере части территории, т.е. ведением действий по принципам маневренной обороны, о сущности которой будет сказано ниже.

И наконец, если вести оборону не меньшими силами, чем у наступающего, значит не достигнуть одной из целей извечного ее предназначения - для экономии сил и средств на второстепенных (менее важных) направлениях, создавая превосходство над противником на главных направлениях и условия для перехода своих войск в наступление.

О ДИСКУССИЯХ

В докладе М.А. Гареева вполне справедлива критика уровня развития теории военного искусства в области обороны. "Если... вы взглянете на современные теоретические положения, боевые уставы, академические учебники, то увидите, что построение обороны далеко не в полной мере учитывает весь тот горький опыт, который был приобретен не только во время Великой Отечественной войны, но и опыт обороны Джелалабада и Хоста в Афганистане, 6-й десантной роты в Чечне". Аналогичные высказывания ученого были и прежде в его многочисленных трудах.

Учитывая это, а также изменения в средствах вооруженной борьбы и то, что военная наука не стоит на месте, в высших военно-учебных заведениях и научных коллективах постоянно ведутся дискуссии по новым и спорным вопросам военного искусства. Большая работа проводится и в Общевойсковой академии ВС РФ, особенно на кафедре тактики. Заметно активизировалась эта работа при новом начальнике кафедры, кандидате военных наук, доценте полковнике Ю.В. Калинине.

Импонируют положительные выводы дискуссий по вопросам совершенствования боевых порядков и оперативного построения войск, разработки более активных и решительных способов оперативно-тактических действий, в том числе в вооруженных конфликтах, соотношения понятий боевые и тактические действия, развития видов всестороннего, в том числе боевого, обеспечения и др. При этом, если вполне обоснованные выводы не согласуются с требованиями устава, то они, чтобы не противоречили ему, преподносятся в учебном процессе в качестве ближайших перспектив развития тактики и оперативного искусства.

Но, к сожалению, нередки и не вполне обоснованные предложения по "развитию способов ведения боевых действий и уточнению военной терминологии", они зачастую уводят в сторону от истины. Хотелось бы акцентировать внимание читателей на некоторых из них.

О МАНЕВРЕННОЙ ОБОРОНЕ

Один из исследователей, не оставшийся без поддержки, предложил в современных условиях возрастания боевых возможностей войск активизировать маневренную оборону. Наряду с последовательным удержанием эшелонированных в глубину оборонительных рубежей (позиций) внедрить и новый способ: сосредоточив основные силы во вторых эшелонах, завлечь противника в глубину своей обороны и затем разгромить его контратаками и контрударами и восстановить ранее занимаемое положение. Объективна ли такая рекомендация? Думается, что нет. Это обусловлено тем, что она противоречит сущности маневренной обороны, ее цели и не отвечает как условиям, в которых применяется этот вид обороны, так и ее характерной черте - временной потери территории.

Цель маневренной обороны поэтому менее решительна. За счет временной потери части территории она должна выиграть время и сохранить силы. При этом противнику наносятся не максимальные потери, а просто потери, не удерживаются важные районы местности, а противник последовательно сдерживается на обороняемых эшелонированных в глубину рубежах (позициях), в том числе и короткими контратаками и контрударами, проводимыми с ограниченными целями.

Маневренная оборона применяется при значительном превосходстве противника, т.е. в условиях, когда обороняющаяся сторона по своим боевым возможностям не способна вести позиционную оборону.

Таким образом, по мнению автора, предложение активизации маневренной обороны нереально. Решительные контратаки при значительном превосходстве противника, как правило, не проводятся даже в позиционной обороне, которая более устойчива и намного активнее, чем маневренная. Это еще раз подтверждает, что упомянутая рекомендация близка к авантюре.



О ТАКТИЧЕСКОМ ВОЗДУШНОМ ДЕСАНТЕ

Вызывает недоразумение предложение о расширении целей предназначения тактического воздушного десанта (ТВД) - для быстрого маневра сил и средств на угрожаемые направления. Это надо понимать так, что часть или подразделение перевозится, а не десантируется, на воздушном транспорте, высаживается на своей территории и затем своими действиями усиливает наши войска на угрожаемом направлении. Разве это десант? Скорее это подходит под понятие некоего аэромобильного резерва.

ТВД - общевойсковое подразделение (часть), десантированное, т.е. переброшенное воздушным транспортом и высаженное в тылу противника для выполнения боевых задач. Вот в чем его предназначение, а то, что упомянуто выше, не имеет отношения к ТВД и представляет собой быстрый маневр сил и средств, осуществленный воздушной переброской.

ОБ ОГНЕВОМ ПОРАЖЕНИИ

Более года в научных коллективах идет дискуссия по вопросу огневого поражения противника, особенно по его периодизации в обороне и в наступлении.

В годы Великой Отечественной войны, да и в послевоенный период вплоть до наших дней периодами огневого поражения в обороне были: огневое воспрещение выдвижения и развертывания противника, огневое отражение его атаки, огневая поддержка обороняющихся войск в глубине и огневое поражение противника при проведении контратак. В отдельных случаях предусматривалось проведение огневой контрподготовки. В наступлении - огневые обеспечение выдвижения войск, подготовка и поддержка атаки, сопровождение наступающих войск в глубине.

Отдельные исследователи, в т. ч. и офицеры, занимающие руководящие посты, предлагают сократить число периодов огневого поражения до двух как в обороне, так и в наступлении. В обороне предлагается назвать их "огневая подготовка отражения наступления противника" и "огневая поддержка обороняющихся войск"; в наступлении - "огневая подготовка наступления" и "огневая поддержка наступающих войск". При этом огневая подготовка отражения наступления противника, как утверждают упомянутые исследователи, заканчивается с выходом противника на рубеж перехода в атаку, а огневая подготовка наступления - с выходом наших войск также на рубеж перехода в атаку.

На первый взгляд, кажется неплохо. И уменьшение числа периодов огневого поражения приемлемо, но названия первых периодов в обоих видах боевых действий (общевойскового боя) сомнительны, в том числе и по смыслу. Они не вполне увязаны с действиями общевойсковых частей и подразделений. Необходимо выяснить, когда же начинается наступление (наступательный бой) и оборона (оборонительный бой).

С массовым внедрением в войска огнестрельного оружия, а также применением танков и авиации важную роль в наступлении стал играть огонь, подготовляющий атаку. Наступательный бой включал и включает огонь, удар (имеется в виду удар войсками) и маневр. Он может начинаться с выдвижением войск из глубины или из положения непосредственного соприкосновения с противником. Не только огонь, предшествующий атаке, но и даже выдвижение с определенного момента также является составной частью наступления. Да это подтверждается и названием одного из способов наступления - наступление с выдвижением (а не после выдвижения) из глубины.

Оборонительный бой, в свою очередь, начинается не с переходом противника в атаку, а гораздо раньше, например, при его наступлении из положения непосредственного соприкосновения с обороняющимися войсками, с огневой подготовки атаки. В самом деле, как только противник начнет огневую подготовку, обороняющиеся будут наносить удары авиацией по наиболее важным объектам, артиллерия - поражать его огневые средства, вступят в борьбу средства, выделенные для стрельбы прямой наводкой, и частично будет вестись огонь из стрелкового оружия дежурных средств. Аналогичная картина и при наступлении противника с выдвижением из глубины.

Следовательно, огневое поражение противника вплоть до перехода его в атаку или с выходом его на рубеж перехода в атаку неправомерно именовать периодом огневой подготовки отражения наступления. Ведь огневая подготовка отражения наступления должна вестись до начала наступления, как и подготовка любых действий проводится до их начала. В данном же случае уже идет наступление противника. Этот период, по нашему глубокому убеждению, нужно именовать "огневая подготовка отражения атаки". Тогда все становится на свои места.

Возможна ли огневая подготовка отражения наступления? Да, возможна, но только в оперативном масштабе - проведением огневой контрподготовки, которая должна упредить начало огневой подготовки атаки, проводимой противником, т.е. до начала его наступления.

Что касается предлагаемого названия второго периода огневого поражения противника в оборонительном бою - "огневая поддержка обороняющихся войск", то думается, что оно справедливо, если считать его содержанием огневое отражение атаки, огневое поражение противника в глубине обороны, а при проведении контратаки - огневую подготовку контратаки и огневую поддержку контратакующих войск.

Наступление (наступательный бой) наших войск, исходя из приведенных выше рассуждений, начинается не с выходом наступающих на рубеж перехода в атаку, а с началом огневой подготовки атаки. Если это не так, то просматриваются понятие "рубеж перехода в наступление" и знак равенства между этими рубежами. Однако упомянутое понятие надуманное, его нет ни в одном словарном или ином источнике, это еще раз является свидетельством того, что название первого периода огневого поражения противника - огневая подготовка наступления - некорректно. Этот период, как подтверждается опытом Великой Отечественной войны и послевоенной теорией наступления, должен именоваться как "огневая подготовка атаки", которая является не началом, а составной частью наступления (наступательного боя).

В заключение следует напомнить непреложную аксиому: "В споре рождается истина". Сам факт ведения дискуссий, высказывания учеными различных точек зрения по вопросам развития оперативного искусства и тактики (общевойскового боя) весьма положителен и говорит о том, что военная наука не стоит на месте, учитывает в своем развитии реалии сегодняшнего дня.

Георгий ИОНИН
кандидат военных наук, профессор,
Герой Российской Федерации, полковник в отставке

Опубликовано в выпуске № 21 (88) за 15 июня 2005 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц