Версия для печати

Точка отсчета

Уткин Александр
Массу вооруженных людей, объединившихся в единое целое ради защиты родной земли от нападения недругов или, наоборот, с целью похода на соседние племена, народы и страны, или поднявших знамя восстания против либо собственных, либо пришлых угнетателей, можно назвать и ратью, и войском, и полчищем, и ордой. Но лишь под словом "армия" все мы ныне без исключения понимаем четкую военную организацию с упорядоченной системой комплектования, обучения и воспитания, снабжения и финансирования. Армия для всех нас - неотъемлемый силовой институт государства, без которого оно не сможет обойтись ни сегодня, ни в обозримом будущем...

Российская армия - наследница стрелецких полков Ивана Грозного.
Фото Леонида ЯКУТИНА


1 ОКТЯБРЯ - ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ


Массу вооруженных людей, объединившихся в единое целое ради защиты родной земли от нападения недругов или, наоборот, с целью похода на соседние племена, народы и страны, или поднявших знамя восстания против либо собственных, либо пришлых угнетателей, можно назвать и ратью, и войском, и полчищем, и ордой. Но лишь под словом "армия" все мы ныне без исключения понимаем четкую военную организацию с упорядоченной системой комплектования, обучения и воспитания, снабжения и финансирования. Армия для всех нас - неотъемлемый силовой институт государства, без которого оно не сможет обойтись ни сегодня, ни в обозримом будущем...
{{direct_hor}}
Долгое время и в нашей стране, и за ее пределами считалось аксиомой: в конце XVII в. военное дело в России находилось в полном упадке, а потому только благодаря гению и трудам Великого Петра получила страна регулярную армию, созданную, по сути, якобы на пустом месте. "Солдаты, более способные на грабеж, чем на битву", - так пренебрежительно отозвался о московских ратниках немец Пуффендорф, приезжавший на Русь в семнадцатом столетии.

Однако вот другое свидетельство. Принадлежит оно Я. Рейтенфельсу, прибывшему в Россию с целью сблизить с ней Рим и прожившему в Москве с 1671-го по 1673 г. "Об отважных деяниях русских подробно и последовательно рассказывают не только их собственные, но и иноземные летописи..., - пишет заморский гость. - Я не буду говорить здесь о давних, равно как и о новейших, военных походах русских..., в которых они сражались весьма храбро. Поистине, они нисколько не ставши менее отважными и по сю пору, так усердно поддерживают войною свою прежнюю славу, что кажется, питаются боевыми стычками и более занимаются суровыми военными делами, нежели златоносными мирными занятиями... При таких обстоятельствах русские, даже в мирное время, содержат более 100 000 войска. Большая часть его несет службы в пограничных городах, в виде охраны, много войска расположено постоянными лагерями на границах. Пятнадцать тысяч из них, называемые опричниками (автор, конечно, ведет речь о стрельцах - А.У.), отправляют караульную службу в Москве, охраняя царя. Почти все они женаты, и дети, рожденные ими, получают от царя ежегодное вспомоществование, дабы воспитанные таким образом наставлениями и примером отцов, молодые солдаты со временем могли бы заменить отцов.

Главная сила русских заключается в пехоте... почти постоянно пребывает в Москве много отрядов той могущественной конницы, состоящей из дворян, которая по одному знаку царя может выставить более 100 000 вооруженных... Третий род войска - двоякосражающиеся, обучены по немецкому образцу конной и пехотной боевой службе, и их ставят на одну доску с лучшими войсками, где бы то ни было (речь идет о полках "нового строя", появившихся еще в 1630-е гг., в царствование первого Романова - Михаила Федоровича - А.У.)...

В случае же крайней необходимости царь обыкновенно призывает к оружию десятого, седьмого, иногда даже и третьего человека из всего числа подданных, а также набирает несметное количество солдат из калмыков и татар...

Военную дисциплину, главное условие для успешного ведения войны, русские поддерживают столь строгими законами, что во время похода им никогда не приходится прибегать к наказаниям, кроме разве что это случится по достижении ими неприятельской страны, или же наказывать слегка за небольшие проступки..."

Эти наблюдения иноземца, касающиеся военной организации Русского государства в предпетровскую эпоху, уместно дополнить кратким, но весьма показательным рассказом о тактике действий российского войска в успешном для него сражении при реке Тясьмине в 1678 г. Здесь русская пехота защищалась от турецкой и татарской конницы, находясь в плотных боевых порядках, окруженных рогатками. Отбив вражеские атаки, русские перешли в контрнаступление: на противника двинулись пехотные полки, построенные в каре, в интервалах между ними шла кавалерия. Перед строем передвигались орудия. Первые шеренги солдат несли заранее собранные рогатки...

Так или почти так, замечу, сражались с турками и татарами и западноевропейские армии. Следовательно, на солидной основе, на крепком фундаменте строил Петр I военную организацию создаваемой им взамен Московского царства Российской империи. Собственно, именно при нем и утвердился в нашем Отечестве термин "армия", подразумевающий под собой вооруженные силы страны, вместо ранее принятого "войско". При этом сам неутомимый и энергичный преобразователь Руси отнюдь не считал себя первопроходцем по части проведения коренных перемен в ратной сфере. В Воинском уставе 1716 г. он писал: "Понеже всем известно, коим образом отец наш (царь Алексей Михайлович - А.У.)... в 1647 году начал регулярное войско употреблять..." Значит, и сын "Тишайшего" государя признавал, что еще за 50 с лишним лет до издания его указа "О приеме на службу в солдаты из всех вольных людей" 8 ноября 1699 г. - дня, который до настоящего времени принято считать датой создания регулярной русской армии, - уже располагала Отчизна регулярной военной силой.

Думается, также не только ее пороки и недостатки, выявившиеся в ходе Крымских походов князя Василия Голицына в 1687-м и 1689 г., Азовских походов 1695-го и 1696 г., возглавлявшихся молодым царем Петром Алексеевичем, и не поездки последнего по Западной Европе явились поводом к началу строительства новой русской армии. Мятеж московских стрелецких полков 1698 г. вновь, как и в 1682 г., доказал: в государстве существует агрессивная вооруженная оппозиция, от которой надо избавляться (в 1705 г. Астраханское восстание подтвердило обоснованность этих опасений); противопоставить ей надо воинов, никак не связанных, в отличие от стрельцов и тогдашних солдат, ни материальными, ни родственными узами с населением крупных городов...

Нет, не дата создания петровской армии есть день рождения регулярных Вооруженных Сил России. Нельзя его относить и на первую половину XVII в. С полным на то основанием речь в данном случае нужно вести о XVI столетии. Ибо даже такой поклонник Петра и отнюдь, мягко говоря, не любитель московской старины, как автор известного труда "История русской армии" Антон Керсновский признавал: "Регулярное войско - стрельцы - было у нас заведено при Иоанне Грозном". Следовательно, надо брать за "точку отсчета" 1 октября 1550 г., когда Иваном IV был издан приговор (указ) "Об испомещении в Московском и окружающих уездах избранной тысячи служилых людей". Они составили командное ядро будущих формирований. Первыми головами (командирами) стрелецких приказов (полков) были назначены Григорий Пушечников, Дмитрий Ржевский, Иван Черемисинов, Василий Прончишев, Федор Дурасов, Яков Бундов.

Затем последовал "того же лета" (опять-таки 1550 г.) указ о создании шести стрелецких полков по 500 человек в каждом. К концу XVI в. их численность возросла до 25 тыс. бойцов. Комплектовалось стрелецкое войско из вольных ("охочих") людей, свободных крестьян и посадских. Служба была пожизненной, постоянной и наследственной. Стрельцы находились на государственном обеспечении, получая от казны хлебное и денежное жалованье, жили в особых слободах, имели свой двор и приусадебный участок, могли заниматься ремеслом и торговлей. У этих воинов было однотипное вооружение (пищали, сабли и бердыши), единообразная одежда (длинные кафтаны и отороченные мехом шапки, у каждого полка - свой цвет), они периодически проходили боевую подготовку. В стрелецком войске ввели постоянную штатную организацию - полк-сотня-десяток, единый орган управления - Стрелецкий приказ.

Первое боевое крещение стрельцы получили при отражении набега крымского хана Девлет-Гирея на Тулу в июне 1552 г. В составе "царева полка" Ивана IV они выступили на помощь осажденному гарнизону русской крепости. Стрелецкие полки участвовали в походе на Казань в том же 1552 г., отличились в 1555 г., когда снова на Русь пожаловал со своими грабителями-нукерами Девлет-Гирей...

Однако - и в этом суть дела - вслед за учреждением стрелецких полков при Иване Грозном были предприняты следующие шаги по пути военной реформы. Произошло выделение "наряда" (артиллерии) в самостоятельный род войск. Служба пушкарей также стала постоянной. В 1556 г. появляется "Уложение о службе", законодательно закрепившее основные принципы существования поместной конницы в течение последующих 150 лет. Согласно им дворяне и так называемые "дети боярские" (мелкие феодалы, подвластные боярам и князьям) должны были являться на службу "людными, конными и оружными". С каждых 100 четвертей (50 десятин) пахотной земли надлежало выставлять одного ратника с оружием, на лошади, имеющего запас фуража и продовольствия.

В 1571 г. царь Иван IV утвердил "Боярский приговор о станичной сторожевой службе", разработанный выдающимся военачальником того времени князем Михаилом Воротынским. По сути, это был и первый русский воинский устав, вообще, и первый в России устав для конницы, в частности.

Таким образом, при Грозном самодержце был осуществлен комплекс мер, положивших начало организации в Российском государстве постоянного войска, обладавшего элементами регулярного устройства (пребывание на службе в мирное и военное время, централизованное управление, сложившаяся организация и система комплектования, постоянное государственное содержание, периодическая боевая подготовка, однотипное вооружение, единая форма одежды). Жизненность сложившейся в ту пору военной системы подтвердили испытания временем. Принципы организации постоянного войска были использованы в XVII в. при формировании полков "нового строя" - солдатских, драгунских, рейтарских, распространяя воинскую повинность на все более широкие социальные слои населения: горожан и крестьян. И не только принципы: кадром для самых боеспособных пехотных полков допетровской эпохи - 1-го и 2-го Московских выборных - стали, в частности, лучшие московские стрельцы.

Кстати, и Петр I после подавления бунта в 1698 г. распустил ("скасовал") лишь московских стрельцов. В то же время лучших из них в военном отношении он определил в солдатские полки. Стрелецкий полк верного царю Леонтия Сухарева стал источником пополнения Преображенского и Семеновского полков. Немногие сегодня знают и то, что, несмотря на свою неприязнь к стрелецкому воинству, Петр все же сохранил его в качестве гарнизонных частей в пограничных городах. И не были стрелецкие полки ликвидированы на пороге восемнадцатого столетия: некоторое их число просуществовало до конца первой четверти этого века, пережив первого российского императора.

Естественно, и военная организация Ивана Грозного не родилась вдруг и в одночасье из ничего, на пустом месте в 1550 г. Достаточно вспомнить хотя бы, как была проведена русскими кампания против крымского хана в 1555 г. Тогда до Москвы дошла весть о том, что крымские татары собираются напасть на союзных ей адыгов на Северном Кавказе. Было решено быстро собрать отряд из дворян, детей боярских, конных стрельцов и казаков, бросить его через Дикое поле и обрушиться на крымские кочевья на Мамай-луге (близ нынешнего Запорожья), чтобы заставить хана повернуть вспять. Возглавил поход 13 тыс. воинов боярин Иван Васильевич-большой Шереметев.

По пути он узнал от своих разведчиков, что Девлет-Гирей идет вовсе не на адыгов, а на Русь. Воевода немедленно послал гонцов в Москву, а сам направился вдогонку за 60-тысячной ратью, включавшей крымских татар и турок. Шереметеву удалось настичь и разгромить обоз врага, захватить богатые трофеи и несколько десятков тысяч запасных лошадей. Добыча была отправлена под охраной 6 тыс. ратников в ближайшие русские крепости. С остальными 7 тыс. воинов Иван Васильевич продолжил преследование неприятеля. Между тем хан проведал от своих шпионов, что в Москве известно о его набеге и навстречу ему идут войска. Поскольку фактор внезапности был утерян, Девлет-Гирей решил вернуться восвояси. В результате крымско-турецкие полчища и отряд Шереметева, равно неожиданно друг для друга, столкнулись у урочища Судбищи (ныне территория Орловской области).

Не растерявшись, Шереметев бросил своих воинов в атаку на неприятеля, растянувшегося на марше, и первоначально имел успех, основательно потрепав его головные части (например, изрядно пострадала ханская гвардия). Бой, завязавшийся в полдень, длился до наступления темноты. Однако ночью Девлет-Гирей из допросов пленных выяснил, сколь незначительными силами противник преградил ему дорогу, а потому наутро, когда подтянулось все войско, сделал все, чтобы смести шереметевский отряд с лица земли. Русские были смяты натиском десятикратно превосходящего врага, но не побежали, а отошли в ближайшую дубраву, огородились засеками и заняли круговую оборону. До вечера татары и турки при поддержке огня из пушек и пищалей тщетно штурмовали наспех сооруженное укрепление. Поскольку вот-вот могли подойти полки из Москвы, хан повелел продолжать отступление, оставив в покое воинов раненого Шереметева...

О чем говорит, приведенный выше эпизод? О том, что располагала Русь высоко боеспособными войсками и до середины XVI в. Ведь всего за пять лет, минувших после 1550 г., так инициативно действовать, умело драться не научишься. Безусловно, прав был Антон Керсновский, написавший в своем исследовании: "Дружинники Святослава, обещавшие "сложить свои головы, где голова его ляжет", храбрые жители Козельска - "злого города" Батыя, венденские пушкари, предпочтившие смерть плену, сергиевские иноки, смольняне и псковичи, целовавшие крест сидеть до конца, - вот от кого произошли по прямой линии полтавские драгуны, цорндорфские фузилеры, Рымникские чудо-богатыри!"

В этой цепочке, конечно, не хватает стрельцов, солдат полков "нового строя". От них, подчеркну еще раз, пошло развитие регулярной русской армии - армии Советской - Вооруженных Сил Российской Федерации, день рождения которых страна наша вправе ежегодно отмечать 1 октября, не отменяя при этом прочие воинские праздники, обозначающие вехи на славном ратном пути Отечества.

Кто-то, конечно, сославшись на эти дни ратной славы России, будет утверждать, что прибавление к их ряду излишне. Полагаю, они не правы. Ибо, наконец-то, у нас появится дата, одинаково знаменательная для людей разных политических взглядов, объединенных, однако, едиными чувствами, без которых нет и не может быть подлинного российского гражданина, - любовью к Отчизне, уважением к ее прошлому, деятельным состраданием к настоящему, верой в ее лучшее будущее.

Александр УТКИН

Опубликовано в выпуске № 38 (55) за 6 октября 2004 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...