Версия для печати

Рядом с Адольфом Гитлером

Миронов Виктор
Ольга Константиновна Книппер-Чехова, пожалуй, одна из самых загадочных женщин ХХ столетия. Ученица русской школы театрального искусства, она стала популярнейшей актрисой фашистской Германии и добилась особого расположения самого Гитлера. Между тем имеются предположения, что наша соотечественница была глубоко законспирированным агентом советской разведки. Об этой уникальной личности, жизнь которой со временем обросла легендами и мифами, появилось множество публикаций, в том числе основанных на рассекреченных документах из архивного фонда госбезопасности. Однако выводы авторов порой диаметрально противоположны.

Ольга Чехова и Адольф Гитлер на приеме у рейхсминистра Риббентропа. 22 мая 1939 г.
Фото из книги ''Повседневная жизнь Берлина при Гитлере''


КЕМ БЫЛА ОЛЬГА ЧЕХОВА - АГЕНТОМ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ ИЛИ АВАНТЮРИСТКОЙ?


Ольга Константиновна Книппер-Чехова, пожалуй, одна из самых загадочных женщин ХХ столетия. Ученица русской школы театрального искусства, она стала популярнейшей актрисой фашистской Германии и добилась особого расположения самого Гитлера. Между тем имеются предположения, что наша соотечественница была глубоко законспирированным агентом советской разведки. Об этой уникальной личности, жизнь которой со временем обросла легендами и мифами, появилось множество публикаций, в том числе основанных на рассекреченных документах из архивного фонда госбезопасности. Однако выводы авторов порой диаметрально противоположны.
{{direct_hor}}
"В январе 1933 г. Гитлер становится рейхсканцлером, а доктор Йозеф Геббельс - рейхсминистром народного просвещения и пропаганды. Изменившиеся нравы этого третьего рейха дают о себе знать необычным приглашением: в один прекрасный день мама сообщает мне на студию по телефону, что меня ждут во второй половине дня на приеме у господина министра пропаганды. Будет фюрер, он же рейхсканцлер.

Как только собираюсь покинуть студию, навстречу спешит надутый чиновник Министерства пропаганды и везет меня, как есть, - непереодетой - на Вильгельмштрассе. По дороге мне удается лишь купить розу в петлицу, чтобы предстать на правительственном чаепитии не совсем уж "голой".

Перед помещением, в котором сервирован чай, стоит Гитлер в цивильном. Он тотчас же заговаривает о моем фильме "Пылающая граница", премьера которого состоялась только что. Гитлер осыпает меня комплиментами.

Мое первое впечатление о нем: робкий, неловкий, хотя держит себя с дамами с австрийской любезностью; ничего "демонического", завораживающего или динамичного. Поразительно, почти непостижимо его превращение из разглагольствующего зануды в фанатичного подстрекателя, когда он оказывается перед массами.

Геббельс, как всегда покрытый ровным кварцевым загаром, рассыпает шутки направо и налево. Внешне обойденный природой, с трудом передвигающийся, маленький человек явно наслаждается министерским постом и возможностью собрать вокруг себя деятелей культуры". Так в своих мемуарах, вышедших в 1973 г. в ФРГ под интригующим названием "Мои часы идут иначе", актриса Ольга Чехова описывала свою первую встречу с руководителями фашистской Германии. В начале 30-х гг. карьера актрисы стремительно шла в гору.

ЭТА ОБАЯТЕЛЬНАЯ "АВАНТЮРИСТКА"

Как же русская актриса Ольга Чехова оказалась в Германии? В 1897 г. в пригороде Петербурга в семье инженера путей сообщения, обрусевшего немца Константина Леонардовича Книппера родилась девочка. Малышку нарекли Ольгой. С детских лет она поражала окружающих своей красотой, умом, самообладанием. Оля страстно увлеклась театром, да так, что родителям ничего не оставалось делать, как в 1914 г. отправить ее в Москву к родной тетке - знаменитой актрисе МХАТа Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой, жене великого писателя. Девочка быстро освоилась в театральном мире первопрестольной, стала играть в нашумевших пьесах "Вишневый сад", "Три сестры", "Гамлет", поставленных мэтром Мельпомены Станиславским. Наблюдая за поведением племянницы, видя, как она легко и ловко вживалась в образ завсегдатая московской богемы, знакомилась с известными и начинающими актерами, художниками и искусствоведами, Ольга Леонардовна ласково называла ее "авантюристкой".

Так случилось, что в юную актрису влюбился племянник Антона Павловича Чехова, Михаил. Когда молодые люди поженились, Ольге было 17, Михаилу - 23 года. В 1916 г. у них родилась дочь, которую, по традиции, тоже назвали Ольгой. Однако брак молодых людей оказался недолгим, через год семья Чеховых распалась.

Ольга Константиновна рассталась с мужем, оставив себе его громкую фамилию и дочь. А с Михаилом и его новой семьей сохранила добрые отношения.

После развода Ольга завела роман с офицером австро-венгерской армии Фридрихом Яроши. По другим источникам, любовная интрижка вспыхнула между ними уже в Германии. Но подобные расхождения не принципиальны - Ольгу Чехову, как красивую и умную женщину, всегда окружала куча поклонников. В январе 1921 г. актрисе удалось получить у Луначарского разрешение на поездку в Европу "для поправки здоровья и продолжения театрального образования". Так она оказалась в Германии. Тогда ей было только 23 года. Никто, в том числе и сама Ольга, не мог предположить, что она сможет побывать на родине лишь после войны, пару месяцев просидев на конспиративной квартире НКВД в Москве, почти не выходя на улицу.

Вспоминая позже тот период своей жизни, Ольга Чехова писала: "Те годы научили меня различать главное и второстепенное". Главным для нее был, конечно, театр и все, что связано с актерским искусством. В Германии она дебютировала в фильме "Замок Фогелед" (1921). Премьера завершилась шумным успехом обаятельной иностранки. Затем последовали съемки в "Хороводе смерти" - и снова невероятно благоприятная реакция немецкой публики. Наверное, именно такой успешный актерский дебют Ольги Чеховой в Германии явился главной причиной того, что она решила остаться в этой стране. В 1923 г. она принимает немецкое подданство.

В 1929 г. Ольга Константиновна сыграла со своим первым мужем Михаилом главную роль в фильме "Глупец из-за любви". В начале 30-х ее признавали и любили, ее хотели видеть на экране как можно чаще, и продюсеры охотно использовали славу новой кинозвезды. Среди самых известных фильмов с ее участием "Маскарад", "Мир без маски", "Зачем вступать в брак", "Красивые орхидеи"... - всех не перечесть.

"ПЕРЕД ПРОПАСТЬЮ РУССКИЕ БУДУТ СОЛИДАРНЫ КАК НИКОГДА"

После приема у Геббельса, комплиментов Гитлера популярность Ольги Чеховой выросла до немыслимо пугающих высот. Ее регулярно приглашали на приемы руководители третьего рейха. По рекомендации Геббельса она в 1936 г. была удостоена почетного звания "государственная актриса Германии".

"Всех иностранцев, что приезжали в Берлин, вели ко мне в театр, как в зверинец", - иронизировала она в мемуарах. Вот еще одна зарисовка Ольги Чеховой о высокопоставленной тусовке: "...Государственный прием в честь Муссолини. Улицы, примыкающие к Дому искусств, перекрыты. После трапезы гости расходятся по различным залам. Меня просят перейти в маленький салон, куда направляется и Муссолини с небольшой частью своего окружения.

Гитлер снова разглагольствует о якобы феноменальных немецких открытиях, о синтетическом чулочном волокне и подобных "интересных" вещах. Я пью крепкий кофе в обществе Муссолини и графа Чиано. Мы говорим о немецком и русском театре. В ходе беседы с Муссолини слетает вся его деланная сановность, и он оказывается образованным и начитанным собеседником. О политике не говорится ни слова".

В 1938 г. нацисты формируют известную военно-политическую ось "Берлин-Рим-Токио". Риббентроп устраивает в театре прием по случаю приезда в Германию японской и итальянской делегаций. Чехова сидит в первом ряду, справа от нее - Гитлер, слева - Геринг, дальше - другие члены германского правительства и дипломатического корпуса. Снимаются кадры кинохроники, фотографии на следующий день публикуются в газетах многих стран и, естественно, во всех германских.

Черная кошка недоверия и подозрительности лишь однажды пробежала между Чеховой и ее высоким покровителем. Через месяц после нападения нацистской Германии на Советский Союз у Геббельса состоялся прием, на котором праздновалось предстоящее взятие Москвы. Неожиданно для всех присутствующих рейхсминистр обратился к русской актрисе: "У нас эксперт из России - фрау Чехова, - сказал Геббельс. - Не думаете ли вы, что эта война будет окончена еще до зимы и Рождество мы отметим в Москве?

- Нет, - ответила я спокойно.

Геббельс холодно:

- А почему нет?

- Наполеон убедился в том, каковы русские пространства.

- Между французами и нами огромная разница, - снисходительно улыбнулся Геббельс. - Мы пришли в Россию как освободители. Клика большевиков будет свергнута новой революцией!

- Новая революция не состоится, герр министр, перед пропастью русские будут солидарны как никогда.

Геббельс чуть наклонился вперед и холодно бросил:

- Интересно, мадам, значит, вы не доверяете немецкому военному могуществу? Вы предсказываете русскую победу?

- Я ничего не предсказываю, герр министр. Просто вы мне задали вопрос - будут ли наши солдаты к Рождеству в Москве, и я высказала мое мнение. Оно может быть и верным, и ошибочным.

Геббельс долго смотрит на меня подозрительно. Устанавливается продолжительное молчание..."

Инцидент с рейхсминистром пропаганды (по версии американского исследователя жизни фашистской верхушки Джона Толанда, этот знаменательный диалог завел с актрисой Гитлер) не повлек за собой никаких негативных последствий для Чеховой. Она продолжала очаровывать всех своей красотой, талантом, а также милым, мягким акцентом. "Нам крепко повезло, что в Берлине в нашем распоряжении есть такие дамы, как актрисы Лил Даговер, Ольга Чехова и Тиана Лемниц", - говорил Гитлер. (Цитируется по книге Генри Пиккера "Застольные разговоры Гитлера, 1941-1942 гг.".)

Так ли было на самом деле или Чехова восстановила эту сцену в наиболее выигрышном для себя свете, сказать трудно. Но точно известно, что она категорически отказывалась от выступлений в военных репортажах с восточного фронта. Выступая по радио, она пела исключительно лирические песни, а не патриотические. И много гастролировала.

Наконец наступила весна 1945 г., советские войска вошли в Берлин. С тех пор в жизни Ольги Константиновны произошли странные события, которые в дальнейшем и дали ход различным предположениям и версиям о связях актрисы с советскими разведывательными органами и даже о ее принадлежности к глубоко законспирированному подразделению разведки. Настолько засекреченному, что о нем знали лишь единицы.

"ЕЕ СЛЕДУЕТ ОТПУСТИТЬ..."

Началось все 29 апреля с банального задержания "государственной звезды Германии" сотрудниками контрразведки "СМЕРШ" 1-го Белорусского фронта. Ведь всем было известно о ее связях с гитлеровскими главарями. Но контрразведке "СМЕРШ" фронта лишь раз удалось допросить кинозвезду. Уже 30 апреля начальник управления контрразведки "СМЕРШ" фронта генерал-лейтенант А. Вадис направляет протокол допроса в Москву начальнику главного управления контрразведки "СМЕРШ" Абакумову. И, как он пишет: "Вместе с этим направляется ЧЕХОВА Ольга Константиновна, 1897 года рождения, :по профессии - киноактриса". На Лубянке было принято решение: на самолете вывезти Чехову в Москву и держать :на конспиративной квартире.

В Москве Чехова чувствовала себя неуютно. "С 1-го мая я нахожусь в запертой комнате. Для чего?" "Я кажусь себе игрушкой, которую нашли на дороге. Ее подобрали, но никто не знает, что с ней теперь делать. Играть нет времени, а бросить не хочется". "Неутешителен вид из окна на фабрику с разбитыми стеклами. За что я здесь страдаю? Почему?", - так писала Чехова. Далее в дневнике появилась следующая запись: "12.VI. Сегодня ночью я должна, наконец, ехать в третий раз к генерал-полковнику "Х". У меня такое впечатление, что он не знает, что со мной делать. Меня доставили сюда по политическим "подозрениям". Я в этом уверена. Как это комично!" Через пару дней Чехова записала: "В 2 часа ночи была у генерал-полковника. В 3 часа поехали по тихой Москве и направились за город. Восход солнца, сказочно красиво... Сообщили также, что мне неоднократно делали пластические операции, а я это скрываю. Зачем ведутся эти интриги?".

Правда, при этом Ольга Константиновна отмечала, что все офицеры и обслуживающий персонал были обходительны, вежливы и внимательны к ней: "Меня здесь балуют и выполняют все мои желания. Прислали лучшего парикмахера, вино, продукты: икру, лимоны и т.д. Достаточно было одного моего намека, что Оля (дочь Чеховой, оставшаяся в Берлине), может быть, нуждается в продуктах, как все уже урегулировали. У меня есть радиоприемник, цветы, духи, лучшие книги".

Согласитесь, что это больше похоже на описание жизни отдыхающего в санатории, чем на скудный быт арестанта. Идет первый послевоенный май, все по карточкам, а тут :икра, лимоны. Да и назвать сотрудников контрразведки "СМЕРШ" (а кто еще мог ее окружать?) обслуживающим персоналом вряд ли кто-нибудь тогда осмелился.

Интерес спецслужбы концентрировался в основном вокруг взаимоотношений актрисы с первыми лицами третьего рейха. Отчеты об Ольге Чеховой направлялись в адрес уже упоминавшегося начальника главного управления контрразведки СМЕРШ, комиссара госбезопасности 2 ранга Абакумова В.С., далеко не последнего человека в системе спецслужб. В своих объяснениях Чехова подтверждала, что неоднократно бывала в качестве гостьи на приемах в Министерстве пропаганды Германии и встречалась с Гитлером, Геббельсом, Герингом, Риббентропом и другими. Однако эти мероприятия носили сугубо официальный характер, на них были дипломаты, ученые, литераторы, актеры. Чехова объяснила, что в Германии многие из зависти к ней как к знаменитости или из желания скомпрометировать ее в глазах русских могут сделать заявление о наличии у нее близких отношений с Гитлером или кем-либо другим из его окружения, однако таких связей у нее с этими лицами не было. В своем дневнике, который Ольга Константиновна вела в Москве на немецком языке, она сделала следующую запись: "Сообщения, которые обо мне распространяются, достойны романа. Видимо, получены сведения, что я была близка с Гитлером. Боже мой, я много над этим смеялась. Каким образом и почему ведутся эти интриги?".

Оперативной сотруднице контрразведки, проживавшей вместе с Чеховой в квартире под видом работницы "Интуриста", Ольга Константиновна заявила, что и в Германии ее будут стараться оклеветать. Слова эти, как мы вскоре убедимся, во многом оказались пророческими.

Сторонники версии о принадлежности Ольги Чеховой к разведке однозначно утверждают, что тогда в Москве талантливая актриса "просто играла" с органами госбезопасности, чтобы не расшифровать свой статус законспирированной разведчицы-нелегала. Якобы все, что она заносила в личный дневник, явно было рассчитано на людей из СМЕРШа. Однако если предположить, что такой спектакль действительно был лишь сыгран по сценарию Чеховой, то с полной уверенностью можно сказать, что она обладала поистине нечеловеческим, гениальным даром перевоплощения. Как говорится, верится с трудом.

Для подтверждения этой версии ее сегодняшние апологеты обычно приводят выдержки из книги Серго Берии под названием "Мой отец Лаврентий Берия". Вот что, в частности, писал автор: "Меня нисколько не удивляет, что органы госбезопасности бывшего Союза, а ныне России, не смогли подтвердить причастность Ольги Чеховой к деятельности советской разведки. Наверняка таких документов нет. Объяснение простое: мой отец ни тогда, в сорок пятом, ни позднее решил ее не раскрывать. Случай, должен сказать, довольно типичный. По картотекам органов не проходили - знаю это совершенно точно - сотни фамилий. Отец считал, что "настоящего нелегала через аппарат пускать нельзя..." Чехова была связана с моим отцом много лет". Далее Серго Берия указывал, что это была общепринятая система советской стратегической разведки (справедливости ради отметим, что в истории советской внешней разведки не было такого образования, и этот факт ставит под сомнение и весь его "логичный" рассказ), которую в течение 15 лет возглавлял Л.П. Берия. В главном разведуправлении НКВД-МГБ-КГБ велся учет, "бухгалтерия", что нередко вело к провалам ценных агентов. Например, достаточно было оказаться в одной из зарубежных резидентур предателю, и вся агентурная сеть попадала в руки противника.

По словам Серго Берии, когда его отец узнал, что задержана немецкая актриса Ольга Чехова, он поинтересовался у Абакумова, что тот собирается с ней делать и есть ли компрометирующие эту женщину материалы. СМЕРШ какими-либо данными для ареста Чеховой не располагал. "В таком случае, - сказал Лаврентий Берия, - ее следует отпустить, пусть уезжает в Германию...".

МАТА ХАРИ ПО-СОВЕТСКИ

Итак, 30 июня 1945 г. Ольга Чехова была возвращена в Берлин. Спустя две недели уже упоминавшийся генерал-лейтенант А. Вадис докладывал в Центр, что Чехова вместе с семьей и принадлежащим ей имуществом была переселена из местечка Гросс-Глинике, в котором долгое время проживала ранее, в восточную часть Берлина - Фридрихсхаген, где поселена в дом 2 по улице Шпрее.

В этой докладной записке далее говорилось: "После переселения непосредственно нами и через военного коменданта были удовлетворены следующие просьбы Чеховой: произведена уборка и частичный ремонт дома; отремонтированы две принадлежащие ей автомашины; снабжена продуктами питания в размере двухмесячных пайков; на всю семью выданы продовольственные карточки; организовано снабжение молоком; приобретен уголь для отопления; вручено 5 тыс. марок; выставлена охрана в составе 3 человек... Чехова выражает глубокое удовлетворение нашей заботой и вниманием".

Если она не работала на советскую разведку, то что это за отдых в Москве, почему ее отпустила контрразведка, почему СМЕРШ благоустраивает ее быт в Германии? Если исходить из версии о том, что Ольга Чехова - разведчица, то непонятно такое показное расположение к ней советских властей. Даже если контрразведке намекнули, что актриса выполняет ответственные задания разведывательного характера, то как Москва намеревалась использовать в дальнейшем ее возможности после такой немыслимой "засветки"? Нонсенс. Отчего переселили ее в советскую оккупационную зону, где она находилась вдали от потенциальных источников развединформации? Ответов нет.

Дыма без огня не бывает. Ситуация вокруг артистки буквально взорвалась: 14 октября 1945 г. английская газета "Пипл" поместила обширную публикацию журналиста Вилли Фришауэра о Чеховой под заголовком "Шпионка, которая овладела Гитлером". Статья была написана в авантюрном жанре захватывающего детективного романа, будто автор неотлучно находился на острие сюжетной линии: "Адольф Гитлер медленно шел к женщине, для которой он устроил этот прием. Улыбаясь по-овечьи и протягивая к ней руки, он поцеловал ее руку, прежде чем она вскинула ее для приветствия и сказала голосом, почти таявшим от теплоты: "Хайль, мой фюрер". Или вот такой пассаж: "Ольга, порывшись в своей шикарной сумочке, доставала позолоченную записную книжечку и украшенный бриллиантами карандашик и начинала записывать сложные просьбы, которые ее умоляли передать фюреру. Случайно, помогая ей сесть в машину, шофер Ольги выхватывал у нее из рук записную книжку, и по дороге она шептала через окошко: "Это был Вендлин сегодня ...промышленник ...хочет контракта на подземный завод ...сообщил мне подробности строительства и мощность ... у меня все это записано". Шофер вежливо кивал головой. И пока Ольга выступала на сцене в театре, он исчезал в ночи, отправляя маленькую книжечку в первый этап пути в Москву".

При этом автора ничуть не смущало множество неточностей и откровенной неправды. Он смело писал, что Чехова родилась в Польше, что за свою шпионскую деятельность была награждена орденом Ленина, что за заслуги перед Советским Союзом ей подарили замок и т.д. Тем не менее, публикация достигла цели. Вслед за ней в ряде немецких газет появились аналогичные статьи, в которых Чехова представала в образе эдакой советской Мата Хари, демонической обольстительницы, под самым носом у Гитлера одурачившей гестапо.

Не реагировать на развернувшуюся кампанию шпиономании стало невозможно. Через каналы Информбюро советской военной администрации Чехова выступила с опровержением домыслов: "1. Я никогда не получала такой высокой награды, к тому же лично от Сталина. Я до сих пор не имела чести познакомиться с генералиссимусом. В связи с 75-летием орден получила Ольга Чехова, вдова Антона Чехова, которая является моей тетей. 2. В штаб-квартиру фюрера я ни разу не входила и не знала даже, где она находилась. Гитлера я видела только на официальных встречах и почти не разговаривала с ним. Поэтому всякие просьбы военных и промышленных кругов в связи с моим влиянием на Гитлера - немыслимы. 3. Неверно также, что мой шофер в последние дни войны был арестован гестапо. Уже в течение 6 лет я не имела шофера. Этого шофера я не могла больше иметь потому, что доктор Геббельс с целью пропаганды четыре года тому назад отобрал автомашину, чтобы народ видел, что и видные люди также могут ходить пешком".

Многие газеты опубликовали эти опровержения и принесли Чеховой извинения по поводу появления в печати "сенсационных выдумок". А сама актриса занялась восстановлением своей прервавшейся карьеры. Помогала слава кинозвезды, ее непреходящая популярность. Как она вспоминала: "Некоторые просили мою фотографию на память, за нее я получала от французов белый хлеб и вино, от русских - водку, сахар и крупу, от американцев - сигареты. Блок сигарет дороже золота на черном рынке".

Налаживалась и личная жизнь Ольги Константиновны. Рядом с ней неизменно находился и проживал под одной крышей красивый блондин, чемпион по легкой атлетике Альберт Зумзер, который был почти на два десятка лет моложе своей пассии. Вместе с Чеховой жили ее дочь Ольга Михайловна с мужем Вильгельмом Рустом и их дочерью Верой, а также домработница.

Перебравшись в западный сектор Берлина, Ольга Чехова вновь стала играть в театре, сниматься в кино, однако годы брали свое. Последний раз она вышла на театральную сцену в 1964 г., когда ей было уже 67 лет. Из кинематографа ушла на 10 лет раньше. В 1966 г. в авиакатастрофе неожиданно погибает ее дочь Ольга. С тех пор все заботы актрисы были связаны с внучкой Верочкой, которая по стопам бабушки посвятила себя служению Мельпомене. Ольга Чехова однажды решилась на рискованный шаг - продала дом, переехала в Мюнхен и открыла косметический салон. "Не ботинки надо чистить в первую очередь, а кожу. От нее зависят уверенность в себе и жизненные силы", - часто говорила она в то время. "Ольга Чехова косметик гезельшафт" поставлял на рынок различные кремы, лосьоны, мыло, предоставляя хозяйке вполне приличное существование.

Часто бывает, что такие неординарные люди, как Ольга Чехова, прожившая интересную, полную триумфа и драматизма жизнь, рано или поздно тянутся к перу. Вышедшую в 1973 г. в Мюнхене книгу мемуаров знаменитой актрисы "Мои часы идут иначе" ждали с большим нетерпением. Будет ли, наконец, раскрыта тайна, связанная с Ольгой Константиновной последние 40 лет? Последует ли определенный ответ на мучивших многих исследователей вопрос: была ли она все-таки причастна к разведке? Уже в предисловии издания страсти читателей были возбуждены до предела: "Бесчисленное количество людей знало меня, принимало участие в моей судьбе, даже разделило ее, меня любили, восхищались, критиковали. Пересуды расцветали пышным цветом. И вот теперь из этой книги все могут узнать, какой она была на самом деле - моя жизнь".

Однако ожидания не оправдались, ни слова о шпионских делах, ни одного намека о связях с разведкой и органами госбезопасности. Тайна сохранилась.

Ольга Чехова умерла в 1980 г. от рака мозга, унеся в могилу то, что она не хотела открывать при жизни. А будет ли когда-нибудь разгадана ее тайна?

В ЖЕНЩИНЕ ДОЛЖНА БЫТЬ ЗАГАДКА

Новая волна интереса к личности Ольги Константиновны Книппер-Чеховой поднялась уже в конце 1990-х гг. с появлением на книжных прилавках воспоминаний видных руководителей разведки, а также вслед за рассекречиванием касающихся ее документов, хранившихся в архиве органов госбезопасности. Снятые с грифа секретности материалы мало что прояснили, а вот мемуары дали пищу для очередных споров о достоверности версии принадлежности актрисы к разведке.

Например, в книге "Спецоперации" генерал-лейтенант разведки НКВД Павел Судоплатов писал: "У нас существовал план убийства Гитлера, в соответствии с которым Радзивилл (польский князь, который использовался Москвой в качестве агента влияния в Берлине) и Ольга Чехова должны были с помощью своих друзей среди немецкой аристократии обеспечить нашим людям доступ к Гитлеру. Группа агентов, заброшенных в Германию и находившихся в Берлине в подполье, полностью подчинялась боевику Игорю Миклашевскому, прибывшему в Германию в начале 1942 г.". Далее автор указал, что "Ольга Чехова, бывшая жена племянника знаменитого писателя, была близка к Радзивиллу и через родню в Закавказье связана с Берией. Она поддерживала регулярные контакты с НКВД".

Что же касается Миклашевского, то его история не подтверждается никакими документальными данными. Чемпиона СССР по боксу Игоря Миклашевского, сотрудничавшего с органами госбезопасности, в декабре 1941 г. под видом перебежчика переправили в Германию. Ему дали задание "убрать" своего дядю, актера Всеволода Блюменталь-Тамарина, который в немецких пропагандистских радиопередачах призывал русских солдат дезертировать. После совершения акта ликвидации Миклашевский получил приказ связаться с актрисой Ольгой Чеховой. Такая встреча якобы произошла в 1942 г. Агент передал в Москву донесение, что покушение на Геринга легко выполнимо. Но санкции на это не получил. На Лубянке готовились также планы по физическому устранению Гитлера, однако в 1943 г. Сталин отказался и от этой операции, мотивируя свое решение тем, что, лишившись фюрера, нацистское руководство пойдет на заключение сепаратного мирного договора с союзниками за спиной Советского Союза.

По свидетельству Павла Судоплатова, очередной контакт с Ольгой Чеховой был осуществлен в 1953 г. уже после смерти Сталина с помощью Зои Рыбкиной-Воскресенской, возглавлявшей в 50-е гг. немецкий отдел советской внешней разведки. Правда, документального подтверждения этот факт также не имеет. Как писал автор, доложить Берии о "возобновлении контакта" он не успел, поскольку 26 июня 1953 г. Лаврентий Павлович был арестован и в дальнейшем расстрелян. То есть, убедительных доказательств того, что Чехова поддерживала "регулярную" связь с разведкой, не существует.

Новые откровения не вносят ясность в существо дела. Была ли сама Ольга Чехова в полной мере осведомлена о намерениях в отношении нее советской разведки? И насколько реально было использовать в шпионских целях актрису русского происхождения и с русской фамилией, бывавшей на званых обедах вместе с высшими чинами нацистской верхушки? Все эти вопросы остаются без ответа.

В начале 1990-х гг. судьбой Ольги Чеховой интересовался ее двоюродный брат Владимир Книппер. Он обратился к Леониду Шебаршину - тогдашнему начальнику Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка) с просьбой уточнить некоторые детали, связанные с деятельностью родственницы. Однако, как выяснилось, спецслужба располагала лишь информацией о ввозе Чеховой в 1945 г. в Москву и протоколами ее допросов. И все.

Владимир Книппер рассказал о любопытном факте: "Однажды в смутное послевоенное время Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой позвонил какой-то военный и сообщил, что привез из Берлина посылку. В ней оказались роскошные туалеты. К посылке прилагалось письмо Олечки Чеховой, дочери Ольги Константиновны, с просьбой сообщить, как идут гастроли мамы в Художественном театре, играет ли она в "Трех сестрах". Ольга Леонардовна была потрясена. Она попросила Качалова узнать подробнее о гастролях Ольги Чеховой в нашей стране. Тот связался по телефону со знакомым генералом и через некоторое время получил ответ, который поверг всех в еще большее смятение: "Об Ольге Чеховой я ничего не знаю, и больше не звоните, забудьте о ней".

Исследователь жизни Ольги Чеховой журналист Михаил Кубеев буквально за два года до смерти актрисы побывал на одном из приемов в посольстве СССР в ГДР. Среди приглашенных оказалась и "звезда с легендарной биографией". На русском языке с заметным акцентом она, худая брюнетка с загорелым лицом, рассказывала обступившим ее женам дипломатов о своих новых омолаживающих кремах. Но журналиста, естественно, интересовало другое - он хотел докопаться до истины. В самом деле, почему бы этой милой старушке на закате жизни не выложить всю правду, развеять мифы, годами копившиеся вокруг нее? Однако его попытки "раскрутить" Ольгу Константиновну так и не привели к успеху. О прошлом ни слова, твердила она.

Как подчеркнул в одной своей публикации кинокритик Юрий Безелянский, Ольга Константиновна Книппер-Чехова была прежде всего актрисой, любовь к театру и кино она пронесла через всю жизнь. "

Виктор МИРОНОВ

Опубликовано в выпуске № 3 (70) за 26 января 2005 года

Аватар пользователя Аноним
Аноним
18 декабря 2013
Достоверность данной статьи смущает со 2 главы.С каких пор г.Гюмри в Армении (Александрополь во времена Российской Империи) стал пригородом Петербурга?Даже если спутать с Ольгой Леонардовной Чеховой-Киппер (родственницей и женой А.П Чехова), то тоже не вытанцовывается-уж больно далековато от Ленинградской области.
Аватар пользователя Аноним
Аноним
18 декабря 2013
Достоверность данной статьи смущает со 2 главы.С каких пор г.Гюмри в Армении (Александрополь во времена Российской Империи) стал пригородом Петербурга?Даже если спутать с Ольгой Леонардовной Чеховой-Киппер (родственницей и женой А.П Чехова), то тоже не вытанцовывается-уж больно далековато от Ленинградской области.

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц