Версия для печати

"Искандер" раздора

Литовкин Виктор
Российские ракеты могут помочь укрепить мир на Ближнем Востоке. Скандал, поднятый на прошлой неделе некоторыми СМИ по поводу возможных поставок в Сирию российского оперативно-тактического комплекса "Искандер-Э", потихоньку затихает. Эту информацию, которая была названа в прессе причиной охлаждения отношений между Россией и Израилем и послужила поводом для предупреждения госдепартамента США о потенциальных санкциях против Москвы, уже опровергли официальный представитель МИД РФ Александр Яковенко и министр обороны РФ Сергей Иванов.


РОССИЯ ДОЛЖНА РАЗВИВАТЬ ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО С ИЗРАИЛЕМ


Российские ракеты могут помочь укрепить мир на Ближнем Востоке. Скандал, поднятый на прошлой неделе некоторыми СМИ по поводу возможных поставок в Сирию российского оперативно-тактического комплекса "Искандер-Э", потихоньку затихает. Эту информацию, которая была названа в прессе причиной охлаждения отношений между Россией и Израилем и послужила поводом для предупреждения госдепартамента США о потенциальных санкциях против Москвы, уже опровергли официальный представитель МИД РФ Александр Яковенко и министр обороны РФ Сергей Иванов.
{{direct_hor}}
"Никаких переговоров о возможных поставках ракетного комплекса "Искандер" с Сирией не ведется, - заявил во время визита в США руководитель военного ведомства России и тут же добавил, что "эти ракеты не подпадают ни под какие ограничения или обязательства, и каких-либо ограничений на поставки их в зарубежные страны не наложено".

"Искандер-Э" (экспортный вариант оперативно-тактического комплекса, созданного на Коломенском КБ машиностроения под руководством главного конструктора Олега Мамалыги), как известно специалистам, стал наследником знаменитой системы ОТР-23 "Ока" (или, как ее называли на Западе, SS-23 Spider ("Паук"), несправедливо уничтоженной в конце 80-х гг. ХХ в. по Договору по ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Он обладает многими уникальными возможностями. В частности, предназначен для скрытной подготовки и нанесения эффективных ракетных ударов по малоразмерным и площадным целям (ракетным комплексам, РСЗО, дальнобойной артиллерии, авиации на аэродромах, командным пунктам и узлам связи, важнейшим объектам промышленной инфраструктуры, по базам и арсеналам террористов). Дальность пуска ракеты "Искандер-Э" лежит в пределах 50-280 км, что не попадает под экспортные ограничения, которые начинаются с дальности в 300 км. Стартовая масса ракеты - 3800 кг, вес боеголовки в неядерном снаряжении (кассетной, осколочно-фугасной и проникающей) - 480 кг, что тоже не противоречит международным экспортным правилам. Двигатель твердотопливный. Система управления автономная, инерциальная, комплексируемая с оптической головкой самонаведения. Шасси колесное, повышенной проходимости. На пусковой - две ракеты. Боевой вес пусковой установки - 40 000 кг. В боевой расчет входят - всего 3(!) человека. Диапазон температур, в которых может применяться система, от минус 50 до плюс 50.

И еще одна существенная деталь - ракета комплекса изготовлена с применением технологии "Стелс", что делает ее невидимой для радаров противника. Кроме того, она выдерживает маневренные перегрузки в пределах 20-30 ед., на которые не способна ни одна противоракета, а значит, становится неуязвимой для любой системы ПРО и ПВО.

Оперативно-тактический комплекс "Искандер-Э", или SS-26, и это тоже не секрет для специалистов, создавался специально для экспорта в страны Ближнего и Среднего Востока. Отсюда и название. В переводе с арабского это имя Александра Македонского, великого полководца древнего мира (356-323 гг. до н.э.), завоевавшего Египет, Персию, Месопотамию, почти всю Малую, Среднюю и Центральную Азии вплоть до Западной Индии и до сих пор пользующегося огромным уважением в этих краях. Может ли поставка такого комплекса странам данного региона нарушить сложившееся здесь соотношение сил? Ответ, на мой взгляд, может включать два прямо противоположных утверждения - и да, и нет. Да, если создаст решающее преимущество какой-либо из конфликтующих сторон. Нет, если будет поставлен на паритетных основах всем странам, имеющим в той или иной степени напряженные отношения со своими соседями. В том числе и: Израилю.

Понимаю, эта идея выглядит странной, если не сказать, дикой. От нее нигде не будут в восторге: ни в Тель-Авиве, ни в Вашингтоне, ни, в частности, в Москве - в организациях, занимающихся экспортом продукции военного назначения. Ясно, почему. Израиль никогда не покупал российскую (и советскую) военную технику, хотя она ему хорошо известна, и ее отдельные образцы до сих пор стоят на вооружении его сухопутных войск. И не только там. Сначала она поступала в Израиль из СССР в конце 40-х - начале 50-х годов прошлого века на безвозмездной основе, потом в качестве трофея во время войны с Египтом, Сирией и Ливаном. В годы резкого охлаждения отношений с Москвой (за ее одностороннюю поддержку арабских государств) об официальных поставках советского оружия Тель-Авиву не могло быть и речи. Вашингтон, который, по разным оценкам, предоставляет Израилю кредиты от 4 до 7 млрд. долл. на закупку своего же американского оружия, тоже будет не в восторге даже от намека о самых незначительных поставках российской боевой техники Тель-Авиву своего главного конкурента на мировых оружейных рынках. Ну, а в Москве, как мне представляется, не считают возможным это делать из чисто коммерческих соображений. Один из представителей "Рособоронэкспорта" как-то заявил мне на принципах анонимности: "Израильский рынок очень ограничен, страна не может закупить у нас большой партии вооружений, но из-за этого мы можем потерять арабский рынок, который приносит нам достаточно ощутимую прибыль". Считаю, что такой подход сильно устарел и высказанная идея, если подумать, не такая уж дикая и невыполнимая. Конечно, и в Дамаске, и в Бейруте, и даже в Тегеране, Триполи, Амане и Каире, да и в других столицах арабского востока вряд ли будут в восторге от перспективы поставок российского оружия в Израиль, и на какое-то время наше военно-техническое сотрудничество с ними может приостановиться. Но только на время. С другой стороны, давайте поразмыслим: а так ли важно и, главное, коммерчески выгодно российскому оборонному комплексу зависеть от переменчивого мнения руководства того или иного государства? Почему нам не следовать примеру тех же Соединенных Штатов, которые не всегда церемонятся с самолюбием даже своих стратегических партнеров? Например, поставляют боевую технику Пакистану и не скрывают своего желания вести активное военное сотрудничество и с Индией.

В некоторых регионах мира так поступает и Россия. Наши боевые самолеты летают и в Эфиопии, и в Эритрее. Наши танки и боевые машины пехоты есть в КНДР и в Южной Корее. На Кипре и в Турции - Т-80 и БТР. Истребители - в Перу и Эквадоре. Там же, в странах Латинской Америки, часто конфликтующих между собой, есть наши вертолеты, ЗРК и другое оружие. Другое дело, что Россия, поставляя в эти государства свою боевую технику, никогда не нарушает международных санкций и всегда придерживается важнейшего принципа - не создавать серьезного тактического преимущества той или иной стороне конфликта, строго следит за тем, чтобы оружие не попало в руки непредсказуемых элементов. Можем мы так действовать и на Ближнем Востоке? Думаю, да.

Если, предположим, оперативно тактический комплекс "Искандер-Э" будет стоять на вооружении армии Израиля и какой-либо еще арабской страны, то вряд ли кто-то из "горячих голов" того или иного государства осмелится или захочет нарушить стратегическое равновесие. "Искандер", обладающий высочайшей точностью и боевой эффективностью, в этом случае, по моему мнению, будет представлять "оружие сдерживания агрессии". Разве это плохо? Приведу такой аргумент: у Россия и США есть МБР, которые, кстати, сегодня не нацелены друг на друга. Что этот факт мешает странам сотрудничать друг с другом по большинству мировых проблем? Уверен, что нет.

Нельзя исключить, что возможные поставки "Искандера-Э" Тель-Авиву укрепят и расширят и военно-техническое сотрудничество Израиля и России. Мы уже вместе поработали над боевым вертолетом "Эрдоган" для турецкого тендера, сотрудничаем в оснащении российских самолетов дальнего радиолокационного дозора и наведения А-50 израильскими локаторами для поставок в Дели. В ВВС Индии летают российские многофункциональные истребители Су-30МКИ, где на борту стоит и израильская аппаратура. Не исключено, что подобные приборы могут появиться и на корабельных истребителях МиГ-29К, которые Россия сейчас делает по заказу индийских ВМС и на модернизированном для Индии авианесущем крейсере "Адмирал Горшков"...

Словом, простора для совместного приложения сил между Израилем и Россией в области ВТС бесконечно много. Эта задача облегчается и тем обстоятельством, что в оборонном комплексе Тель-Авива трудится не меньше половины выпускников наших МАИ, МЭИ, <Бауманки> и других ведущих институтов и университетов. Мы можем с ними говорить на одном языке. Вместе модернизировать советскую боевую технику, поставленную за рубеж в прошлые годы. Как показывает опыт, односторонняя модернизация без опоры на российский интеллектуальный потенциал и авторское право наносит серьезный ущерб и той, и другой стороне. Главное - избавиться от устаревших подходов и догм, которые не позволяют нам сделать решительный прорыв в совместном военно-техническом сотрудничестве.

Виктор ЛИТОВКИН
военный обозреватель РИА "Новости"

Опубликовано в выпуске № 2 (69) за 19 января 2005 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц