Версия для печати

О новом облике военной медицины и его последствиях — часть II

Необходима корректировка программы модернизации системы военно-медицинского обеспечения
Анжулов Владимир Гайдар Борис Никитин Александр Кокоткин Иван Синопальников Игорь Быков Игорь

Завершаем публикацию выдержек из выступлений участников прошедших 13 ноября в Общественной палате Российской Федерации слушаний на тему «Состояние и перспективы развития военной и ведомственной медицины. Актуальные проблемы и пути решения». На слушаниях обсуждено состояние военной медицины и обозначен круг проблем в этой области, сложившихся в ходе формирования нового облика Вооруженных Сил. Соответствующие рекомендации по исправлению создавшегося положения будут направлены руководству страны. К сожалению, о перспективах развития военной медицины согласно второй части заявленной темы никто не говорил. Всех волновал лишь один вопрос: как возродить систему медицинского обеспечения Вооруженных Сил?

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Завершаем публикацию выдержек из выступлений участников прошедших 13 ноября в Общественной палате Российской Федерации слушаний на тему «Состояние и перспективы развития военной и ведомственной медицины. Актуальные проблемы и пути решения». На слушаниях обсуждено состояние военной медицины и обозначен круг проблем в этой области, сложившихся в ходе формирования нового облика Вооруженных Сил. Соответствующие рекомендации по исправлению создавшегося положения будут направлены руководству страны. К сожалению, о перспективах развития военной медицины согласно второй части заявленной темы никто не говорил. Всех волновал лишь один вопрос: как возродить систему медицинского обеспечения Вооруженных Сил?

Нужны решительные, бескомпромиссные меры

Три с половиной года назад в стенах Общественной палаты прошли слушания по проблемам медицинского обеспечения военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей.

Группой экспертов проведена огромная работа, проанализированы материалы слушаний и выработаны рекомендации, которые были направлены президенту России, в правительство, Минздрав и Минобороны. Итоги их выполнения наводят на крайне грустные раздумья.

О новом облике военной медицины и его последствиях — часть II
Коллаж Андрея Седых

Органы управления военно-медицинской службы в Главном военно-медицинском управлении (ГВМУ) и военных округах в результате реформирования как по численности, так и по организационно-штатной структуре не в состоянии качественно решать возложенные на них задачи. Исключительно низкие штатно-должностные категории офицеров медицинской службы в войсковом звене и лечебно-профилактических учреждениях, небольшие оклады резко снизили авторитет и привлекательность профессии военного врача, создали повод для оттока их в лечебные учреждения гражданского здравоохранения и других органов исполнительной власти, где законом предусмотрена военная служба.

Укрупнение военных госпиталей на базе главного, центральных и окружных госпиталей, отсутствие штатных главных специалистов в ГВМУ и округах не позволяют оказывать методическую помощь и осуществлять контроль качества в лечебно-профилактической работе в войсковом звене и лечебно-профилактических учреждениях.

Продолжается сокращение в военно-лечебных учреждениях. Планируется уменьшение численности персонала на 20 и более процентов. Снизился уровень качества диспансерной работы. Ликвидированы учебные заведения для подготовки военных врачей в Саратове, Самаре и Томске, а также прекращен набор слушателей в течение трех лет в Военно-медицинскую академию и крайне ограничен набор для Минобороны (порядка 50 человек в 2012 году). Все это не позволяет качественно проводить укомплектование врачами войскового звена и лечебно-профилактических учреждений. И с каждым годом этот вопрос будет только усугубляться.

Выведение из подчинения ГВМУ санаторно-курортного комплекса, высокие цены на санаторные путевки (в последние два года повышение проводилось дважды), изменение регламента работы домов отдыха и санаториев (перевод на сезонную работу) значительно снизили роль санаторно-курортного лечения в общей системе сохранения и укрепления здоровья военнослужащих, лиц в отставке и запасе, ветеранов и членов их семей.

Создан Департамент по санаторно-курортному обеспечению, где нет ни одного врача, упразднены санаторно-отборочные комиссии, понятий «показания» и «противопоказания» по направлению в те или иные санатории в настоящее время практически не существует. Дороговизна, не лучший сервис, переведение большинства процедур на платную основу – все это приводит к тому, что многие ветераны и военнослужащие просто не в состоянии поехать на санаторно-курортное лечение. Не едут, соответственно вывод напрашивается о нерентабельности санаториев. И следующий этап – это закрытие их. А после закрытия – естественно, продажа.

Уровень медицинского обеспечения военнослужащих и членов их семей, лиц, уволенных с военной службы, кому согласно федеральному закону предусмотрено оказание медицинской помощи силами военно-медицинских учреждений, значительно снизился.

Это малая часть, отражающая горькие итоги так называемых реформ в военной медицине. Даже этого достаточно, чтобы понять – состояние нашей военной медицины довольно грустное. Поэтому надо решительно и незамедлительно остановить не оправдавшие себя преобразования.

Целесообразным может быть создание нового института – аппарата советников, куда должны привлекаться ныне здравствующие, пребывающие в расцвете сил наши уважаемые патриархи военной медицины, чьи знания и опыт, а также нерастерянное чувство патриотизма будут крайне полезны в сложившейся нелегкой обстановке в военной медицине.

Если сдача позиций осуществлялась внутриведомственными решениями, то восстановление будет сложнее. Оно может быть достигнуто только решительными, бескомпромиссными мерами военного ведомства во главе с новым командованием и при активной поддержке высшего руководства страны.

Владимир Анжулов,
председатель правления Фонда поддержки ветеранов и офицеров военно-медицинской службы

 

Возродить инкубатор врачей военной и экстремальной медицины

Профессорско-преподавательский состав Военно-медицинской академии (ВМА), ее сотрудники и пациенты, депутаты Государственной думы и Законодательного собрания Санкт-Петербурга, общественность города на Неве неоднократно выражали тревогу и обеспокоенность по поводу планируемого переезда ВМА из центра города к его границам.

Наши страхи возникают не только из-за того, что Минобороны не может ничего четко и внятно объяснить. Проблема в сохранении медицинского, научно-педагогического, культурно-исторического и гуманитарного наследия академии.

Не следует забывать, что в течение года в клиниках ВМА проходят стационарное и амбулаторное лечение более 200 тысяч жителей города, включая льготный контингент Минобороны и действующих военнослужащих.

На данный момент академия располагается на территории, к которой ведут все транспортные коммуникации города. Даже водный транспорт может быть использован для доставки пациентов, в том числе и по «скорой помощи». Это место, куда одинаковое плечо (порядка 17–18 километров) эвакуации для каждого больного из любой точки города.

Перевод ВМА на северную границу города, за 32 километра от его исторического центра аргументируется тем, что там кольцевая дорога, Приморское шоссе и трасса «Скандинавия». Но льготный контингент Минобороны по этим дорогам на джипах не ездит, а садится на общественный транспорт.

Само пятно застройки предусматривает разрушение мемориального исторического аэродрома. Здесь летал знаменитый русский авиатор Нестеров, с него самолеты отправлялись бомбить Берлин в конце июня 1942 года. Там учились летать 32 Героя Советского Союза, пять дважды Героев и один трижды Герой.

Выводить нужное городу медицинское учреждение на его окраину абсолютно нецелесообразно. Сама идея строительства нового медицинского центра стоимостью согласно информации компании-застройщика около 100 миллиардов рублей перекликается со схемой реализации объектов недвижимости Минобороны. Планируемых для этого средств при адекватном финансировании по статьям на капстроительство, текущий и капитальный ремонт (около 300 миллионов рублей в год) ВМА хватит на 320 лет.

Предложенная прежним руководителем ГВМУ Александром Белевитиным в июле 2010 года концепция развития ВМА вне исторических стен после детального изучения специалистами академии и экспертами представляется примитивной и несостоятельной. В таком виде будущая площадка для обучения не будет соответствовать государственным стандартам образования и не может быть аккредитована и лицензирована как военное учебное заведение. Обучать там военных врачей станет просто невозможно.

Кроме того, исторически на протяжении всего времени своего существования ВМА готовила врачей не только для военного ведомства, но и для всех силовых структур. И в царской России, и в советской России, и в России нынешней. Это МВД, МЧС, ФСБ и ФСО.

Очевидно также, что многие врачи и другие медицинские специалисты, прежде всего преподаватели, откажутся переезжать на другую территорию. Это приведет к абсолютно невосполнимым и непрогнозируемым потерям в сферах науки, лечебной и образования курсантов.

Мы благодарны президенту России за обещание не продавать исторические здания, занимаемые академией. Для всех здравомыслящих людей с патриотическими взглядами это очевидно. Однако из высказывания руководителя Департамента образования Минобороны Екатерины Приезжевой следует, что в сохраненных зданиях будут размещены представительская часть, музеи, архивы и научно-исследовательские библиотеки. Но для этих подразделений нужно всего два-три здания из более ста имеющихся.

Аргументы относительно проблем с размещением новой аппаратуры в стенах старых корпусов ВМА – абсолютная фантазия. Все современное медицинское оборудование достаточно компактно и без проблем устанавливается в существующих исторических зданиях, построенных с большим запасом прочности.

В течение полутора лет во исполнение программы президента России по переоснащению ВМА установлено новейшее диагностическое и лечебное оборудование на сумму 7,8 миллиарда рублей.

По программе празднования трехсотлетия Петербурга и при подготовке к проведению 36-го Всемирного конгресса военных врачей в 2005 году решением правительства РФ было выделено и освоено еще около трех миллиардов рублей, благодаря чему восстановлена территория исторического центра академии, а все здания реконструированы.

На сегодня комплекс лучевой диагностики, операционные залы, палаты реанимационные и интенсивной терапии, а также около половины помещений для размещения больных и персонала приведены в полное соответствие с мировыми стандартами. Несомненно, эту работу нужно продолжить и довести реконструкцию до конца. Для этого необходимо систематическое финансирование текущего капитального ремонта и строительства в объеме не менее 300 миллионов рублей в год.

Однако уже несколько последних лет на данные статьи денег не выделяется, равно как и на «боевую подготовку курсантов и слушателей». Академия хронически не финансируется в полном объеме. Перевод в статус казенного учреждения – мероприятие, убийственное для ВМА, потому что исключает возможность зарабатывать и тратить на свои нужды денежные средства.

Сегодня базовая зарплата медперсонала в среднем в полтора-два раза ниже, чем в медицинских учреждениях города. Сокращаются не самым оптимальным образом военные должности на кафедрах. На протяжении пяти лет нет полноценного набора курсантов. Три года назад на военно-медицинскую службу приняты 53 девушки и пять парней.

В ходе афганской войны погибли 16 выпускников ВМА, в последующий период при исполнении служебных обязанностей в боевой обстановке – 12 военных врачей. Зачем мы женщин засовываем в такие рамки деятельности?

Хочется надеяться, что совместными усилиями нам удастся возродить ВМА как инкубатор врачей военной и экстремальной медицины для всех силовых структур.

Борис Гайдар,
генерал-лейтенант медицинской службы, начальник Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова (2000–2007)

 

Единую концепцию развития медицинскому обеспечению Вооруженных Сил

Вопросы медицинского обеспечения военнослужащих, членов их семей и военных пенсионеров в соответствии с указаниями генерального прокурора, главного военного прокурора находятся постоянно в поле зрения военных прокуроров.

В текущем году проведено более полутора тысяч целевых прокурорских проверок, связанных с применением законодательства в этой сфере. По требованиям военных прокуроров к различным видам ответственности привлечены более 150 должностных лиц. Большая часть приходится на Минобороны, но ситуация в других войсках и воинских формированиях не лучше.

Документы прокурорского реагирования, в том числе относительно сокращения медицинских учреждений, изменения их организационной структуры, направлялись в адреса Минобороны и ГВМУ.

Не всегда к нашим предложениям прислушивались. Но там, где требовалось принятие мер прокурорского реагирования, мы действовали вне зависимости от реакции, а в соответствии с законом. На сегодня есть судебные решения и дела в производстве. Наиболее резонансные из них – закупка по завышенным ценам медицинского оборудования.

Имели место факты приобретения аппаратуры для уже развалившихся зданий медучреждений. Поэтому она стоит годами и не используется. В частности, для госпиталя Бурденко было закуплено очень хорошее оборудование. Но из-за того, что в Минобороны не выделили финансовые средства под капитальное строительство, оно оставалось невостребованным несколько лет. Претензии предъявляют начальнику госпиталя, который ежегодно направляет заявки, ставит вопрос об этом, а он не решается. Происходит это потому, что в оборонном ведомстве нет лица, курирующего капитальное строительство. Отвечал за это, а также за расквартирование и ЖКХ начальник департамента с приставкой врид, у которого «капиталка» на 20-м или на 25-м месте.

В первую очередь, на наш взгляд, необходимы разработка и принятие мер по реализации единой концепции развития военной медицины в рамках проводимого реформирования Вооруженных Сил. На сегодня ничего подобного нет, а происходит дробление медицины на отдельные направления.

Результаты надзорных проверок свидетельствуют о том, что необходима четко выстроенная система медицинского обеспечения службы в армии. С момента призыва гражданина или заключения контракта военная медицина должна сопровождать его постоянно. Военнослужащему нужно четко знать – государство о нем заботится и если есть необходимость, он будет помещен в санаторий на реабилитацию, а когда уйдет на пенсию, у него сохранится право на медицинское обслуживание.

Второй момент – в 17 субъектах РФ военных медицинских учреждений нет, а в 30 они на таком расстоянии, что никакой военный пенсионер туда не доедет. Но на местном уровне обеспечиваются плохо. Причина в том, что не везде Министерство обороны и территориальные органы здравоохранения своевременно заключили соглашения об оказании медицинской помощи и порядке взаиморасчетов. Все это тормозит реальное выполнение обязательств государства перед пенсионерами. Поэтому в срочном порядке нужно провести инвентаризацию заключенных соответствующих соглашений между Минобороны и местными учреждениями здравоохранения в целях ликвидации этого нормативного пробела.

Третье – необходимо вернуться к прежним организационно-правовым формам функционирования военно-медицинских учреждений. Ссылки на закон, предписывающий преобразовать их в федеральные казенные предприятия, несостоятельны. Он предусматривает несколько форм существования, в том числе те, в которых они ранее пребывали, – федеральные бюджетные учреждения (ФБУ).

Преобразование происходило для того, чтобы убрать возможность использования финансовых потоков в целях приобретения лекарств и направлять их исключительно в федеральный бюджет. При форме ФБУ все это можно выстроить. Однако необходимо усилить контроль. На сегодня в Министерстве обороны прежняя фининспекция разобрана, а нынешняя контрольно-финансовая инспекция практически не работает.

Таким образом, целесообразно оставить прежнюю форму существования медицинских учреждений, усилить контроль и дать им возможность оказывать услуги для получения дополнительных денег. Опять-таки все это в рамках единой концепции развития медицинского обеспечения в Вооруженных Силах.

Александр Никитин,
генерал-майор юстиции, начальник управления Главной военной прокуратуры

 

Скорая медицинская помощь будет оказана в любом случае

К полномочиям Минздрава относится в том числе выработка госполитики в отношении ветеранов войн. В Российской Федерации функционируют 64 госпиталя ветеранов войн, из них один находится в ведении Минздрава – в Национальном медико-хирургическом центре имени Н. И. Пирогова, 46 работают в рамках системы обязательного медицинского страхования (ОМС). В 43 госпиталях есть поликлиники, которые обслуживают более 145 тысяч ветеранов на дому.

Мы отмечаем недогруз койки в госпиталях ветеранов войн. К примеру, в 2010 году работа койки составила 331 день, в 2011-м – 329. На диспансерном учете на 1 января текущего года состоят 279 916 участников и 89 785 инвалидов Великой Отечественной войны (ВОВ). Диспансерный осмотр прошли приблизительно 97 процентов ветеранов и инвалидов ВОВ. На курс лечения были направлены 20 566 участников и 9875 инвалидов ВОВ.

В рамках реализации 323-го федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» Минздравом разработан проект приказа в части допризывной молодежи. Предполагается, что подростки будут проходить углубленный медицинский осмотр, в том числе в интересах подготовки к службе в Вооруженных Силах, в 7 и 10 лет, а начиная с 14 – ежегодно.

Кроме того, с 1 января 2013 года в соответствии с законом об обязательном страховании скорая медицинская помощь у нас начнет оказываться по программе ОМС, в которой военнослужащие не участвуют. Но согласно действующему законодательству они подлежат обслуживанию и оказанию скорой помощи во всех учреждениях вне зависимости от организационно-правовой формы. Соответственно если это «скорая» оборонного ведомства, то помощь будет оказана за счет средств Минобороны, а если субъекта Российской Федерации или муниципального образования, то за счет субъекта.

В связи с этим Минздрав России в сентябре утвердил методические рекомендации, которые в октябре разосланы в субъекты. Планируется еще проведение дополнительных совещаний с органами управления здравоохранением и с фондами ОМС по этому вопросу. Ветеранским организациям и представителям Минобороны целесообразно провести встречи с военными пенсионерами и военнослужащими, на которых нужно разъяснить, что скорая медицинская помощь им будет оказана в любом случае вне зависимости от отсутствия полиса обязательного медицинского страхования.

Минобороны, в частности ГВМУ, и Минздравом проведена большая работа по уточнению права на получение ряда льгот, которые предоставлены Законом о статусе военнослужащих. После сокращения сети военно-медицинских учреждений увеличилось количество обращений к нам относительно зубопротезирования военных пенсионеров. Понятно, что если военно-медицинская организация в 700 километрах от места проживания, то никто туда зубы лечить не поедет.

Из Минобороны в правительство передан согласованный с Минздравом новый проект 911-го постановления в части получения военнослужащими и военными пенсионерами медицинской помощи в гражданских лечебных учреждениях с последующим возмещением оборонным ведомством затрат, которые не входят в программу государственных гарантий субъектов, где проживает военный пенсионер.

Иван Кокоткин,
начальник отдела Департамента организации медицинской профилактики, скорой, первичной медико-санитарной помощи и санаторно-курортного дела Минздрава России

 

Болевая точка – войсковая медицинская служба

Сегодня самой болевой точкой военной медицины является состояние войсковой медицинской службы. Ранее была отлаженная полковая система – медицинский пункт, медицинский батальон, госпиталь. Сейчас мы перешли на бригадную систему, в которой основные функции медобслуживания возложены на медицинскую роту. Однако по существующему штату она не в состоянии оказывать квалифицированную помощь. Более того, ни одна из них не лицензирована, то есть военная медицина находится вне правового поля.

Кроме того, непонятно, что это новое формирование будет делать в военное время, так как специальные методические указания не разработаны. То есть войсковое звено к ведению боевых действий не готово. ГВМУ физически не может этим заниматься.

Далее – потеряна система управления. Берем Дальневосточный округ, стратегическое командование. Рота в городе, где-то в Кяхте, как к ней добраться – непонятно.

ГВМУ также сейчас по своим штатным структурам неспособно руководить военно-медицинским обеспечением войск. Статус начальника медицинской службы понижен.

Ликвидированы аппараты медицинских служб видов Вооруженных Сил. Например, в авиации раньше была отлаженная система, были лица, отвечающие за безопасность полетов. Кто сейчас отвечает? Никто. Авиационных врачей сокращают, ставят гражданских, которые не хотят работать. Остается фельдшер, который штампует – годен к полету. Это до первых случаев.

Игорь Синопальников,
генерал-лейтенант медицинской службы, заслуженный врач России, доктор медицинских наук

 

Управление, кадры и военно-медицинская наука

Мне гораздо легче сравнивать, на чем мы остановились и что теперь получилось. Я ушел в тот период, когда затевалась эта реформа. У меня была длительная беседа с министром обороны, и мы друг другу сильно не понравились, разошлись во взглядах.

В любой сложной саморазвивающейся системе есть так называемые узловые моменты – реперные точки. Да, конечно, нужна концепция, но какая. Развития? Да нет. Мы сегодня определялись, до какого плинтуса докатились и на каком уровне остановились.

Историческая аналогия просматривается одна – Версальский договор, Первая мировая война, Германия. Что же потом они сохранили и что восстанавливали? Управление, кадры, подготовка кадров. Еще одна составляющая – военно-медицинская наука. Она тоже разнесена до основания.

Поэтому когда начнем вырабатывать концепцию восстановления и развития медицинского обеспечения Вооруженных Сил, прежде всего мы должны разобраться с этими понятиями. На их восстановление понадобится пять – семь лет.

До начала реформирования в составе медицинской службы были 21 400 офицеров. Сейчас – чуть больше пяти тысяч. Нарушена вся преемственность, вся цепочка подготовки, уничтожены институты и осталась единственная, чудом сохранившаяся Военно-медицинская академия. То есть платформа имеется.

И когда мы будем разрабатывать концепцию, нам надо прежде всего разрабатывать эти узловые моменты. Еще раз повторюсь: управление, кадры, подготовка кадров и военно-медицинская наука.

Важно, чтобы эти слушания вылились в конкретные документы, в конкретные дела и конкретное начало работы.

Игорь Быков,
генерал-полковник, начальник Главного военно-медицинского управления Минобороны России (2004–2007)

 

Окончание читайте в следующем номере.

Опубликовано в выпуске № 48 (465) за 5 декабря 2012 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Александр Лунин
Александр Лунин
04 декабря 2012
Ранее широко обсуждалась возможность внедрения территориальной системы медицинского обеспечения всех структур совместно в военное время. Видимо она была отвержена вместе с мобилизационной моделью системы обороны. Но ведь для любой модели медицинского обеспечения в военное время или при масштабных ЧС понадобится значительные резервы военно-медицинских кадров, в связи с чем прошу обращаю ваше внимание на сложившуюся ситуацию с военным обучением в системе гражданских медицинских ВУЗов. Кафедры военной и экстремальной медицины в медицинских ВУЗах были ликвидированы в 2007 году. Выпускаемые сейчас врачи и провизоры, являясь военнообязанными, военной подготовки в гражданских медицинских ВУЗах не получают, сбров и стажировок не проходят и не становятся офицерами запаса. Действующие федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОСы) для студентов медицинских ВУЗов не содержат в себе элементов военно-медицинской подготовки, а имеют лишь предмет "Безопасность жизнедеятельности (БЖД)" типовое наполнение которого не содержит в полной мере навыков и умений, позволяющих выпускнику выполнять должностные обязанности военного врача и провизора в военное время. Нет в новых ФГОСах для студентов медиков и специальных предметов - военной токсикологии, радибиологии и медицинской защиты, управления деятельностью мед.службы, организации и тактики мед.службы, организации обеспечения медицинским имуществом и техникой. Отсутствует взаимосвязь со смежными дисциплинами - военно-полевой хирургией, военно-полевой терапией и военной эпидемиологией. Имеющиеся офицеры запаса более ранних годов выпуска также не имеют возможности проходить переподготовку по своим военно-учётным специальностям на военных кафедрах ВУЗов. При этом во многих медицинских ВУЗах сохранился преподавательский состав бывших кафедр военной и экстремальной медицины, который имеет необходимые методические навыки, практический опыт и в состоянии в короткие сроки восстановить работу военной кафедры, что не потребует дополнительных расходов - требуется только поддержка Министра Обороны. При такой модели офицеры запаса медицинской службы могут быть выпущены уже летом 2013 года. Обучаясь с января 2013 года на воссозданных кафедрах ВиЭМ, годные по состоянию здоровья и требованиям допуска к гос.тайне выпускники ВУЗа должны будут пройти войсковую стажировку (сборы) за счёт средств Министерства Обороны Российской Федерации, где освоят предметы, содержащие сведения служебного пользования и примут военную присягу. После этого они сдают экзамены комиссии Министерства обороны (округ, военком, госпиталь)и могут быть аттестованы военными комиссариатами в качестве офицеров. Требуется лишь содействие должностных лиц округов и военных комиссариатов в организации и проведении войсковых стажировок(сборов) и аттестации офицеров запаса медицинской службы для присвоения первого офицерского звания.
Аватар пользователя Александр Лунин
Александр Лунин
04 декабря 2012
Ранее широко обсуждалась возможность внедрения территориальной системы медицинского обеспечения всех структур совместно в военное время. Видимо она была отвержена вместе с мобилизационной моделью системы обороны. Но ведь для любой модели медицинского обеспечения в военное время или при масштабных ЧС понадобится значительные резервы военно-медицинских кадров, в связи с чем прошу обращаю ваше внимание на сложившуюся ситуацию с военным обучением в системе гражданских медицинских ВУЗов. Кафедры военной и экстремальной медицины в медицинских ВУЗах были ликвидированы в 2007 году. Выпускаемые сейчас врачи и провизоры, являясь военнообязанными, военной подготовки в гражданских медицинских ВУЗах не получают, сбров и стажировок не проходят и не становятся офицерами запаса. Действующие федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОСы) для студентов медицинских ВУЗов не содержат в себе элементов военно-медицинской подготовки, а имеют лишь предмет "Безопасность жизнедеятельности (БЖД)" типовое наполнение которого не содержит в полной мере навыков и умений, позволяющих выпускнику выполнять должностные обязанности военного врача и провизора в военное время. Нет в новых ФГОСах для студентов медиков и специальных предметов - военной токсикологии, радибиологии и медицинской защиты, управления деятельностью мед.службы, организации и тактики мед.службы, организации обеспечения медицинским имуществом и техникой. Отсутствует взаимосвязь со смежными дисциплинами - военно-полевой хирургией, военно-полевой терапией и военной эпидемиологией. Имеющиеся офицеры запаса более ранних годов выпуска также не имеют возможности проходить переподготовку по своим военно-учётным специальностям на военных кафедрах ВУЗов. При этом во многих медицинских ВУЗах сохранился преподавательский состав бывших кафедр военной и экстремальной медицины, который имеет необходимые методические навыки, практический опыт и в состоянии в короткие сроки восстановить работу военной кафедры, что не потребует дополнительных расходов - требуется только поддержка Министра Обороны. При такой модели офицеры запаса медицинской службы могут быть выпущены уже летом 2013 года. Обучаясь с января 2013 года на воссозданных кафедрах ВиЭМ, годные по состоянию здоровья и требованиям допуска к гос.тайне выпускники ВУЗа должны будут пройти войсковую стажировку (сборы) за счёт средств Министерства Обороны Российской Федерации, где освоят предметы, содержащие сведения служебного пользования и примут военную присягу. После этого они сдают экзамены комиссии Министерства обороны (округ, военком, госпиталь)и могут быть аттестованы военными комиссариатами в качестве офицеров. Требуется лишь содействие должностных лиц округов и военных комиссариатов в организации и проведении войсковых стажировок(сборов) и аттестации офицеров запаса медицинской службы для присвоения первого офицерского звания.
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц