Версия для печати

Семь лет из жизни маршала

Николай Огарков стремился превратить Генштаб в настоящий «мозг армии»
Гареев Махмут

Обычно когда заходит речь об исторических личностях такого масштаба, как Н. В. Огарков, перечисляются отзывы авторитетных людей или рассказывают, каким хорошим в обращении с людьми был человек. Николай Васильевич обладал на редкость спокойным и выдержанным характером. Но о любом руководителе, в том числе о начальнике Генштаба, можно объективно судить только по делам. По тому, что реально удалось сделать для повышения боеспособности и боеготовности Вооруженных Сил и системы стратегического управления войсками (силами).

Обычно когда заходит речь об исторических личностях такого масштаба, как Н. В. Огарков, перечисляются отзывы авторитетных людей или рассказывают, каким хорошим в обращении с людьми был человек. Николай Васильевич обладал на редкость спокойным и выдержанным характером. Но о любом руководителе, в том числе о начальнике Генштаба, можно объективно судить только по делам. По тому, что реально удалось сделать для повышения боеспособности и боеготовности Вооруженных Сил и системы стратегического управления войсками (силами).

Будучи по натуре новатором, реформатором, Огарков еще на должности начальника штаба, командующего войсками округа провел ряд опытных учений с целью практической проработки вопросов совершенствования оргструктуры и методов работы командования и штабов оперативно-стратегического и оперативного звеньев.

Пост начальника Генерального штаба ВС СССР Огарков занял в 1977 году и проработал во главе высшего органа военного управления семь лет. Как же он показал себя на этом посту?

Совершенствование оргструктуры

Как начальник Генерального штаба Николай Васильевич Огарков стал инициатором крупных преобразований в стратегическом звене управления. Он считал, что в условиях, когда стратегические задачи решаются совместными усилиями различных видов ВС и планирование операции осуществляется не по видам ВС, а по совместно решаемым стратегическим задачам, Генштаб и главкоматы видов ВС должны выступать как единый орган стратегического управления Вооруженными Силами.

Николай Васильевич Огарков
Фото: ИТАР-ТАСС

Самым большим недостатком нашего Генштаба в некоторые периоды было то, что он в значительной мере работал на себя, а не в интересах подчиненных войск. В соответствии с этим в нем были выдвинуты на первый план функции и подразделения сбора различных сведений в ущерб задачам и подразделениям, которые призваны заниматься организаторской работой по выполнению поставленных задач, оперативной подготовкой и руководством службой войск. С учетом этого при реорганизации Генштаба Огарков стремился уточнить функциональные обязанности и оргструктуру и внутри управлений, направлений и отделов.

Важной инициативой Огаркова оказалось объединение ВВС и ПВО. Поскольку в современных условиях потенциальными противниками особое значение в начале войны придается проведению воздушных операций и без них наступление сухопутных войск в некоторых армиях и не мыслится, в общей системе вооруженной борьбы решающее значение приобретают активные согласованные действия всех видов Вооруженных Сил по разгрому средств воздушного нападения противника. С учетом того, что эта задача становится главной и составляет основное содержание всех видов операций, она не может возлагаться только на Войска ПВО. Это обстоятельство должно было найти отражение и в новой оргструктуре Вооруженных Сил.

Именно поэтому предлагалось, чтобы общевойсковые органы управления стратегического и оперативного звеньев имели в своем непосредственном подчинении средства воздушно-космической обороны и осуществляли разгром воздушного противника с привлечением всех имеющихся сил и средств, а не только Войск ПВО. Преобразование нужно не потому, что недооценивается ПВО, а потому, что она приобретает чрезвычайно важное, доминирующее значение.

Намеченные Огарковым реформы системы ВВС-ПВО в последующем были пересмотрены, но не потому, что не оправдали себя. Просто они саботировались некоторыми должностными лицами ВПК и главкомата ПВО и не проводились в жизнь исходя из узковедомственных интересов.

Никакая самая совершенная оргструктура сама по себе не сработает, если она настойчиво не внедряется и систематически не отлаживается. В конце концов сама объективная реальность в последние годы вновь востребовала создания единой системы ВВС и ПВО, которая существует во всех ведущих армиях мира. Ее нужно осваивать и совершенствовать с учетом современных требований.

Поучительные учения

Одна из больших заслуг маршала Огаркова – это воссоздание и дальнейшее развитие форм и методов оперативной подготовки. После ухода с должности министра обороны Г. К. Жукова в методике проведения оперативных учений был допущен большой откат назад. Некоторые заслуженные командующие войсками округов, флотов, не говоря уже о главкомах видов ВС, всячески противились проведению с ними учений под руководством старших начальников. Они добились, например, того, что фронтовые учения проводили сами командующие округов по своим разработкам, заранее зная обстановку в войсках своих и противника, что снижало их поучительность и полезность. Трудно было объяснить, почему командир батальона или полка должен систематически тренироваться в управлении войсками в боевой обстановке, а для командующего фронтом или должностных лиц главкоматов видов ВС, Генштаба, имеющих более сложные обязанности, это не нужно.

В. Г. Куликов, Н. В. Огарков, С. Ф. Ахромеев, В. И. Варенников добились перелома в этом отношении и возобновилась практика проведения полноценных учений с органами управления оперативно-стратегического и оперативного звеньев. Многие учения приобрели исследовательский характер, там проверялись и прорабатывались новые проблемные вопросы стратегии и оперативного искусства. Особенно поучительными были учения «Запад-81», «Дозор-86», «Восток-84», «Осень-88» и др.

Без преувеличения это был период наибольшего подъема и расцвета методики оперативной подготовки.

В последующем с учетом печального опыта 1941 года было признано необходимым, чтобы и Генштаб совместно с главными штабами видов ВС систематически тренировался в выполнении своих обязанностей. Но в связи с этим органы, занимавшиеся оперативной подготовкой, пришлось вывести из состава Главного оперативного управления, оперативных управлений штабов видов ВС и подчинить непосредственно начальникам Генштаба, штабов ВС. Иначе основные управления Генштаба, главные штабы видов ВС, действуя на учениях и тренировках по своим разработкам, с открытыми картами, полноценной учебы иметь не могли. Все это понимают, но как в прошлом, так и теперь мало кому хочется попадать в положение обучаемого. А за это на войне приходится тяжело расплачиваться.

Кстати, впервые за послевоенные годы Огарков остро поставил вопросы более экономного и эффективного обеспечения обороноспособности страны. Он выступил категорически против неоправданного «закапывания в землю» больших средств по линии гражданской обороны, форсирования строительства авианосцев и некоторых других излишеств, которые в принципе были нужны, и крупные авианосцы нам тоже бы пригодились, но при непомерно больших оборонных расходах в стране и наличии других, более острых потребностей надо было от чего-то отказываться. У Генштаба того времени было много и других начинаний, которые далеко не всех устраивали.

Без лицемерия и лукавства

В своей практической и научной деятельности Николай Васильевич Огарков, как и другие министры обороны и начальники Генштаба, столкнулся с соотношением политики и военной стратегии.

В советское время сталинское положение о главенствующей, диктаторской роли политики по отношению к военной стратегии было излишне догматизировано и жестко регламентировано. Хотя было ясно, что стратегия, подчиняясь политике, и сама оказывает на нее соответствующее обратное влияние, как и стратегия, будучи главенствующей относительно тактики, не может не учитывать тактические соображения, обстановку на поле боя. Такое абсолютизированное представление о политике до сих пор дает о себе знать.

Всякое управление начинается с определения целей и задач. Поэтому важнейший вывод в том, что войскам, направляемым в зону конфликта, руководством страны должны ставиться четкие и определенные задачи без всякого лицемерия и лукавства. 22 июня 1941 года Сталин в директиву Генштаба о приведении войск в боевую готовность добавил такие слова: «Но не предпринимать никаких действий, могущих вызвать политические осложнения». Если сам правитель не знает, война это или нет, как может командир полка вести бой и думать о политических последствиях?

Направляя войска в Афганистан, поставили задачу – выполнять интернациональный долг, но не только солдаты и офицеры, даже очень большие начальники понимали его по-разному.

По Чечне в 1994 году в распоряжении правительства было сказано – разоружить бандформирования, хотя войскам предстояло действовать против хорошо организованной и вооруженной дудаевской армии. Такая неопределенность постановки задач пагубно влияет на действия войск.

Отсутствие особого правового режима в зоне конфликта ставит командование и личный состав в неопределенное и затруднительное положение, в то время как бандформирования действуют без ограничений. Поэтому и политику при всей ее главенствующей роли нельзя превращать в самоцель.

Для того чтобы как-то минимизировать однобокие действия политиков, и для улучшения взаимодействия между основными ведомствами, занимающимися оборонными вопросами, Николай Васильевич добивается создания «пятерки», в которой вместе с офицерами Генштаба работали специалисты других ведомств по анализу военно-политической обстановки и выработке решений по оборонным вопросам.

Оперативно-стратегические идеи

Будучи первым заместителем и начальником Генштаба, Огаркову пришлось много заниматься переговорным процессом по ограничению стратегических и обычных вооружений. Для решения этих вопросов была создана специальная комиссия Политбюро ЦК КПСС. Основным рабочим органом по подготовке предложений был Генштаб, который твердо придерживался принципа равенства и одинаковой безопасности сторон. Это привело к заключению в 1972 году Договора по ПРО и Временного соглашения о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений. В 1979 году удалось подписать фундаментальный документ – Договор ОСВ-2, который, однако, в последующем не был ратифицирован из-за того, что наша страна начала делать односторонние уступки американцам, а последние выдвигали все новые и новые неприемлемые требования.

Николай Васильевич Огарков большое внимание уделял военно-научной работе как по оперативно-стратегическим вопросам, так и в области развития вооружения и техники. Особенно настойчиво он занимался разработкой и внедрением новых средств автоматизации управления войсками. За достижения в этой области ему в 1981 году была присуждена Ленинская премия. Он положил начало созданию в Генеральном штабе Центра оперативно-стратегических исследований, который в последующем возглавил один из замечательных организаторов науки генерал-полковник В. В. Коробушин. Центру стратегических исследований удалось установить тесные связи с Академией наук СССР, что способствовало большей целеустремленности и согласованности научно-исследовательских работ в оборонной сфере.

Под руководством Огаркова впервые в истории нашей страны удалось разработать пятитомник «Основы подготовки и ведения операций», где были изложены важнейшие новые положения теории военного искусства и оперативно-стратегические основы советской Военной доктрины. Прогрессивные, новаторские идеи, заложенные в этих документах, приходилось отстаивать в упорной борьбе с весьма влиятельными людьми, не приемлющими ничего нового.

Маневры 1981 года, к подготовке и проведению которых Огарков приложил особенно много творчества, сил и энергии, были посвящены отработке и показу руководящему составу ВС СССР и армий Варшавского договора того, как на практике должны претворяться в жизнь новые оперативно-стратегические идеи.

Впервые на этих маневрах армейским и фронтовым операциям был придан воздушно-наземный и воздушно-морской характер. Возникали совершенно новые проблемы обороны, которая должна быть способна противостоять наступлению противника, отражая его массированные удары на суше, с воздуха и различных направлений.

От соединений и частей требовались максимально возможная степень самостоятельности и инициативы в решении боевых задач и высокая маневренность. В связи с этим по инициативе Огаркова вносились существенные изменения и в оргструктуру войск. Николаю Васильевичу пришлось проявить большую настойчивость, чтобы убедить руководящий состав в необходимости пересмотра тезиса о ненужности особых, более подвижных группировок войск в Советской армии.

Жуковский набор

Творческая активность Огаркова порождала как приверженцев, так и врагов, скрытых и явных. Особенно много последних было в военно-промышленном комплексе и среди связанных с ним работников ЦК КПСС, в некоторых видах ВС.

Справедливости ради следует сказать, что не все новации Николая Васильевича оказались убедительными и жизненными. Так, увлеченный идеей подготовки к глобальной войне, он настоял на создании главкоматов на важнейших стратегических направлениях. На их создание, обустройство, строительство пунктов управления ушли большие средства. Но нельзя было их превращать еще в одно промежуточное звено стратегического управления Вооруженными Силами. От этого оперативность управления только снижалась. Они могли принести пользу только при использовании главкоматов направлений как составной части Ставки ВГК или, иначе говоря, как представителей Ставки на ТВД, но в отличие от периода прошлой войны на более совершенной основе – со своими пунктами и средствами управления, заранее подготовленными и слаженными оперативными группами.

Нежизненной оказалась предпринятая попытка формирования подразделений по годам службы. Это усложнило комплектование, поддержание боевой готовности войск, но проблему неуставных взаимоотношений не решило.

Огарков возглавил Генштаб в сложное, переломное время, когда в связи с достигнутым нами стратегическим паритетом потенциальные противники начали отходить от установок на глобальную ядерную войну и делать ставку на то, чтобы теснить социалистический лагерь путем развязывания локальных войн, конфликтов, подрывных действий изнутри. В связи с этим он снова обратился к урокам Второй мировой войны.

Николай Васильевич смело поставил вопрос о бессмысленности дальнейшего наращивания ядерных вооружений. Он пришел к выводу, что появление в 1945 году и быстрое совершенствование в последующем ядерного оружия, обладающего невероятной силой поражения, по-новому поставили вопрос о целесообразности войны как средства достижения политической цели.

Огарков одним из первых в мире сделал вывод, что всеобщую ядерную войну невозможно выиграть. Но его начинания в этом и ряде других вопросов не нашли полной поддержки. В руководящих политических и военных кругах слишком много было людей, которые считали, что на всякий случай ничего не надо менять и все оставить как есть.

В 1984 году Николай Васильевич Огарков был освобожден от должности начальника Генштаба и назначен главнокомандующим войсками Западного направления. И на этой должности он увлеченно и самоотверженно работал.

Автору этих строк довелось учиться в Академии Генерального штаба вместе с Огарковым. Этот набор в академию был назван жуковским, так как впервые после войны осуществлен прием слушателей без вступительных экзаменов. По приказу министра обороны Г. К. Жукова на учебу зачислили в основном офицеров из войск – командиров и начальников штабов дивизий и лишь несколько человек – из Центрального аппарата МО. Это было самое молодое послевоенное поколение генералов и офицеров, призванных, с одной стороны, умело использовать и передавать войскам опыт Великой Отечественной войны, с другой – быть устремленными в будущее и осуществлять крупные преобразования в Вооруженных Силах, фактически возглавить революцию в военном деле в связи с появлением ракетно-ядерного, радиоэлектронного оружия и других новых средств вооруженной борьбы.

Учились в те годы самоотверженно и пытливо, всецело погружаясь в процесс добывания знаний. И среди этих незаурядных людей особо выделялся Огарков своим умом, отменной памятью и способностью творчески воспринимать новые проблемы военного искусства. Таким он и остался в истории.

Махмут Гареев,
генерал армии, президент Академии военных наук

Опубликовано в выпуске № 48 (465) за 5 декабря 2012 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Гость
Гость
06 декабря 2012
Ну просто зачитываюсь военно-теоретическими трудами и мемуарами Огаркова, да и Ахромеева. Какие великие были генштабисты... Куда там до них каким-то Редигеру, Сухомлинову, Поливанову, Куропаткину, не говоря уже о Милютине. Даже Шапошников им в подметки не годится (в этом плане).
Аватар пользователя Капитан Железный
Капитан Железный
06 декабря 2012
Гостю - мой респект.
Аватар пользователя Сергей Петропавловский
Сергей Петропавловский
14 декабря 2012
Купил книгу Евгения Весника (актер, артист театра). После войны, он прошедший её, постоянно был собутыльником у великих маршалов. Задает вопрос одному "Как войну выиграли?". Ответ: "А хрен его знает". Об этом же пишет "самый" главный шпион Суворов -Резун. И вот Гареев как то уходит от темы - по вооружению СССР к войне готовы были. А дальше..."А хрен его знает". Сейчас сдали Габайдулинскую РЛС, показали РЛС в Армавире. Маленькая, но якобы более мощная. Хорошо, а с прикритием ПВО как? Я догадываюсь: "а ХРЕН ЕГО ЗНАЕТ? Шрифт крупный выскочил, может и правильно... А, к событиям по поводу читки отчета Путина. В нем "Мы забываем про Русских..". Сегодня с утра - новый документ по поводу недопустимости в сводках указания национальности (по МВД). Вчера специально смотрел - сплошной Кавказ - например за паршивые дензнаки 20 млн.рублей убили человека, водителя ранили и было их 8 человек!
Аватар пользователя Сергей Петропавловский
Сергей Петропавловский
21 декабря 2012
М.А. Гареев. Хороший человек...Но...лукавит. Нам сколько лет говорили - к войне не готовы были. И что? Готовы были лучше немцев. Так ведь просрали (это Сталин сказал). Я удивляюсь - на протяжении 20 лет у всех историков военных враг нумер Один - Суворов -Резун. Да... гад он. но что интересно он ведь противоречит Западным историкам и получается - уехав "туда" все-таки Наш? А Вы то чьи, тогда? В общем плохо Мы воевали. Нашей Русской крови потратили море. А теперь про это окраинные республики забывают... Ну как то Костя Федотов...
Аватар пользователя Гость
Гость
06 декабря 2012
Ну просто зачитываюсь военно-теоретическими трудами и мемуарами Огаркова, да и Ахромеева. Какие великие были генштабисты... Куда там до них каким-то Редигеру, Сухомлинову, Поливанову, Куропаткину, не говоря уже о Милютине. Даже Шапошников им в подметки не годится (в этом плане).
Аватар пользователя Капитан Железный
Капитан Железный
06 декабря 2012
Гостю - мой респект.
Аватар пользователя Сергей Петропавловский
Сергей Петропавловский
14 декабря 2012
Купил книгу Евгения Весника (актер, артист театра). После войны, он прошедший её, постоянно был собутыльником у великих маршалов. Задает вопрос одному "Как войну выиграли?". Ответ: "А хрен его знает". Об этом же пишет "самый" главный шпион Суворов -Резун. И вот Гареев как то уходит от темы - по вооружению СССР к войне готовы были. А дальше..."А хрен его знает". Сейчас сдали Габайдулинскую РЛС, показали РЛС в Армавире. Маленькая, но якобы более мощная. Хорошо, а с прикритием ПВО как? Я догадываюсь: "а ХРЕН ЕГО ЗНАЕТ? Шрифт крупный выскочил, может и правильно... А, к событиям по поводу читки отчета Путина. В нем "Мы забываем про Русских..". Сегодня с утра - новый документ по поводу недопустимости в сводках указания национальности (по МВД). Вчера специально смотрел - сплошной Кавказ - например за паршивые дензнаки 20 млн.рублей убили человека, водителя ранили и было их 8 человек!
Аватар пользователя Сергей Петропавловский
Сергей Петропавловский
21 декабря 2012
М.А. Гареев. Хороший человек...Но...лукавит. Нам сколько лет говорили - к войне не готовы были. И что? Готовы были лучше немцев. Так ведь просрали (это Сталин сказал). Я удивляюсь - на протяжении 20 лет у всех историков военных враг нумер Один - Суворов -Резун. Да... гад он. но что интересно он ведь противоречит Западным историкам и получается - уехав "туда" все-таки Наш? А Вы то чьи, тогда? В общем плохо Мы воевали. Нашей Русской крови потратили море. А теперь про это окраинные республики забывают... Ну как то Костя Федотов...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц