Версия для печати

Предвоенные игры

Собирался ли Сталин напасть на Гитлера, или как Марк Солонин сам себя опроверг
Соколов Борис

Известный историк Марк Солонин в своих последних публикациях выявил материалы оперативных игр 1941 года, проводившихся советским военным руководством для того, чтобы уточнить сценарий будущей войны («Неизвестная «игра» мая 41-го», «Игры 41-го года - часть 1», «Игры 41-го года - часть 2»). Честь ему и хвала за этот архивный подвиг!

Известный историк Марк Солонин в своих последних публикациях выявил материалы оперативных игр 1941 года, проводившихся советским военным руководством для того, чтобы уточнить сценарий будущей войны («Неизвестная «игра» мая 41-го», «Игры 41-го года — часть I», «Игры 41-го года — часть II»). Честь ему и хвала за этот архивный подвиг!

Однако, как заметили уже в своих многочисленных комментариях читатели газеты «ВПК», фактически Солонин склоняется к выводам, опровергающим его прежние утверждения о том, что в июле 1941 года Сталин планировал напасть на Гитлера. Исследователь, судя по всему, допускает, что в последние предвоенные недели Сталин, осознав наконец, сколь мощным противником является вермахт, задумался об обороне и решил встретить врага на своей территории, а затем, отразив первый немецкий удар, сильным контрударом разгромить противника и вторгнуться в Европу.

Гипотеза ошибочна

Солонин пишет: «С января по июнь 1941 года сценарий оперативных «игр» претерпевает вполне отчетливые изменения: численность войск «восточных» становится все меньше и меньше, задачи и успехи – все менее и менее амбициозными. От наступления на Будапешт до контрударов под Вильнюсом и Белостоком... Оценка боеспособности собственных войск остается неизменно высокой... При численном равенстве сил с противником Красная армия успешно наступает – да, медленно, проходя «всего лишь» по 10 километров в день, но наступает. При двукратном численном превосходстве «восточные» разносят «западных» в пух и прах. При двукратном численном превосходстве противника «восточные» упорно обороняются, переходя временами к подвижной обороне. Прорвать же фронт «восточных» удается лишь тогда, когда «западные» имеют 3–4–5-кратное численное превосходство в пехоте и подавляющее – в танках; впрочем, и в этих случаях прорыв означает не «начало понятной вам катастрофы», а неизбежный в ближайшие дни сокрушительный контрудар Красной Армии на соседнем, неизбежно ослабленном участке фронта противника» («Игры 41-го года — часть II»).

Предвоенные игры

Солонин также указывает, что на предвоенных играх и полевых поездках отрабатывалась главным образом тема «Оборонительная операция фронта и армий в условиях наступления крупных сил противника при незавершенном сосредоточении своих войск; проведение контрудара с форсированием речной преграды» («Игры 41-го года — часть I»). А осторожное предположение исследователя звучит так: «Очертания линии фронта на картах «майской игры» явно свидетельствуют... первый удар нанесли немцы, продвинулись на 50–100 километров в глубь советской территории, и лишь после этого их окружают и громят в трех «котлах» – у Алитуса, Люблина и Каменец-Подольска...

Сталин действительно не согласился с разработчиками майских «Соображений» (то есть с Василевским, Ватутиным, Жуковым и Тимошенко)... Сталин не просто «отверг», а предложил альтернативный вариант. Именно этот вариант и был проверен в ходе стратегической «игры» 20–24 мая...

Предположим, что сценарий начала войны (назовем его для пущей зыбкости «вариант Сталина») заключался в следующем: Красная Армия начинает и в течение 15 дней завершает стратегическое развертывание, причем развертывание в целом производится в рамках схемы, отработанной с августа 1940 по май 1941 года... В какой-то момент (или в ходе развертывания, или в ближайшие несколько дней по его завершении, но скорее первое, чем второе) в Ставке Гитлера принимают вполне прогнозируемое для такой ситуации решение («Ни в коем случае не давать инициативы действий советскому командованию, упредить противника и атаковать Красную Армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания»). И вот после этого происходит все то, что мы видим сегодня на слегка пожелтевших картах «майской игры». Почему и зачем Сталину пришла в голову идея отдать Гитлеру сомнительную честь нарушения советско-германского Договора о ненападении (а заодно с этим потерять и серьезные тактические преимущества первого удара)? Может быть, потому, что он, наученный горьким опытом декабря 1939 года (неудавшаяся попытка «освободить Финляндию от белофинских маннергеймовских банд»), понял уже, что главное для победы в войне – это «ярость благородная», и для того чтобы она «вскипела, как волна», имеет смысл предоставить право первого выстрела противнику...» («Неизвестная «игра» мая 41-го»).

Думаю, что эта гипотеза Солонина ошибочна. И вот почему. Майский план превентивного удара – это реальный план развертывания войск, он постепенно выполнялся вплоть до 22 июня 1941 года, когда утратил всякий смысл. Игры же, с документами которых знакомятся не четверо, как в случае с майскими «Соображениями», а как минимум десятки исполнителей, носят чисто этюдный характер. По их результатам вносятся определенные коррективы в план, но кардинально он меняется редко. Поскольку никакого другого, более позднего плана, отличающегося от майского плана превентивного удара, найти пока не удалось, остается предположить, что он оставался в силе. А согласно этому плану, как известно, предполагалось не допустить немецкие войска на советскую территорию и ударить первыми.

Вот как формулировались конкретные задачи:

«а) главный удар силами Юго-Западного фронта нанести в направлении Краков, Катовице, отрезать Германию от ее южных союзников;

б) вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении на Варшаву, Демблин с целью сковывания варшавской группировки и овладеть Варшавой, а также содействовать Юго-Западному фронту в разгроме люблинской группировки;

в) вести активную оборону против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии, Румынии и быть готовыми к нанесению ударов против Румынии при благоприятной обстановке».

Однако даже Западный фронт согласно этому плану должен был сначала обороняться и лишь потом наступать на Варшаву. О его действиях говорилось следующим образом:

«Западный фронт... Задачи:

  • упорной обороной на фронте Друскеники, Остроленка, прочно прикрыть Лидское и Белостокское направления;
  • с переходом армий Юго-Западного фронта в наступление ударом левого крыла фронта в направлениях на Варшаву и Седлец, Радом разбить Варшавскую группировку и овладеть Варшава, во взаимодействии с Юго-Западным фронтом разбить Люблинско-Радомскую группировку противника, выйти на р. Висла и подвижными частями овладеть Радом».

 

Таким образом, война должна была начаться наступлением Юго-Западного фронта (ЮЗФ) в направлении Краков, Катовице. Остальные фронты должны были в начале войны обороняться. Очевидно, Тимошенко и Жуков предполагали, что противник, перейдя в наступление на других фронтах, попытается отвлечь советские войска с юго-западного направления.

В тех играх, материалы которых опубликовал Солонин, события развиваются в полном соответствии с майским планом. Войска будущих Западного и Северо-Западного фронтов сначала обороняются, а потом наносят контрудары.

Исполнители, не посвященные во все детали плана начала войны, разумеется, недоумевали, как это хорошо показал Солонин, почему немецкие войска, наступающие в глубь советской территории, вдруг внезапно останавливались. Но Тимошенко, Жуков и другие генералы, знакомые с майским планом, резонно полагали, что после того как обозначится успех Юго-Западного фронта, немецкое командование вынуждено будет остановить наступление и перебросить против ЮЗФ силы с других фронтов.

Другое дело, что если бы Красной армии действительно удалось упредить вермахт и ударить первой, то германское командование наверняка действовало бы иначе. Примерно так, как оно поступило во время советского наступления на Харьков в мае 1942 года. Тогда командование группы армий «Юг» позволило войскам Юго-Западного фронта достаточно близко подойти к Харькову на фронте 6-й немецкой армии, а затем нанесло удар группой Клейста против Южного фронта под основание Барвенковского выступа и окружило наступающую группировку. Поскольку вопреки тому, что считали в советском Генштабе, наиболее значительные силы у немцев летом 1941 года были не в группе армий «Юг», а в группе армий «Центр». Поэтому в случае начала наступления Юго-Западного фронта германское командование скорее всего не стало бы пытаться силами группы армий «Центр» вторгнуться в Литву и Белоруссию, а ограничившись обороной на границе против Западного фронта и позволив главным силам ЮЗФ вторгнуться в Южную Польшу, основные силы группы армий «Центр» сосредоточило бы для контрудара с севера с целью уничтожения войск Юго-Западного фронта. И только после выполнения этой задачи можно было бы ожидать вторжения всех трех германских групп армий на советскую территорию. Командование же Красной армии, полагая, что ударом на Краков, Катовице сможет разгромить основные силы немцев на Восточном фронте, не ожидало контрударов с севера по ударной группировке, надеясь, что Западный и Северо-Западный фронты надежно свяжут противостоящие им войска противника, что лишь облегчало задачу немцев.

Как мы знаем, Солонину удалось найти материалы игр ряда военных округов, но только не самого мощного – Киевского. Думаю, что это объясняется просто. Материалы игр будущего Юго-Западного фронта наверняка до сих пор остаются под грифом «Секретно». По всей видимости, в этих играх тоже была ритуальная фраза о том, что немецкие войска вторглись на советскую территорию. Однако реальный ход боевых действий скорее всего начинали проигрывать лишь с того момента, когда советские войска, отбросив неприятеля к границе, переносили боевые действия на территорию Польши. И нет ничего удивительного, что во время игр, проводившихся в военных округах, все советские войска оказывались полностью отмобилизованными, а самолеты – готовы к немедленному вступлению в бой. Раз войну должен был начинать Киевский округ, то остальные округа тоже должны были быть к войне полностью готовыми, хотя в первые военные дни им надо было решать оборонительные задачи.

Кстати сказать, довольно распространено мнение, что поскольку майский план превентивного удара представляет собой рукопись со значительным слоем правки, в таком виде никак не мог докладываться Сталину. Однако все дело в особой секретности документа, исполненного в единственном экземпляре. Чтобы переписать его набело, Василевскому или Ватутину мог потребоваться целый день, а время не ждало. Тем более что сам текст документа Сталину вполне могли сообщить устно. А вот что ему наверняка показывали, так это карты с таблицами сил и средств, приложенные к плану. Вот на картах могли сохраниться даже какие-то резолюции Сталина.

Рассчитывали победить

Мы убедились, Солонин сделал правильный вывод о том, что в ходе игр советское командование значительно преувеличивало боеспособность своих войск. Но это как раз и доказывает, что Тимошенко, Жуков и Сталин не так уж и опасались вермахта и рассчитывали победить его в ходе нескольких наступательных операций. Если даже при численном равенстве сил Красная армия, как предполагали, будет без труда наступать по 10 километров в день, а при двукратном превосходстве – легко уничтожит врага, то чего же бояться. Сначала уничтожаем главные силы немцев на юго-западе, затем оккупируем Верхне-Силезский и Моравский промышленные районы, потом ударом на север окружаем и во взаимодействии с Западным и Северо-Западным фронтами ликвидируем оставшиеся немецкие войска в Польше и Восточной Пруссии. А после этого Германия может смело капитулировать. Такие оценки боеспособности не могли быть пропагандой, поскольку на их основе проходили все игры и делался расчет сроков боевых действий.

Реальность войны, как мы знаем, была более печальной, поскольку вермахт по боеспособности наголову превосходил Красную армию. В 1941–1942 годах гитлеровцы успешно наступали, делая и по 30–40 километров в сутки, при общем советском превосходстве в людях и технике. А начиная с 1943 года, когда превосходство СССР значительно возросло, немцы успешно оборонялись при советском превосходстве в людях и технике в два-три раза. Лишь с середины 1944 года, когда после высадки союзников в Нормандии общее советское превосходство в людях и боевых частях стало почти семикратным, а в боевой технике – еще более внушительным, Красная армия смогла окружить и довольно быстро уничтожить значительные группировки противника, хотя и понесла при этом большие потери. Но понимание того, что вермахт сильнее Красной армии, если и пришло к Сталину и его генералам, то никак не раньше середины войны. А в 41-м советские войска были обречены на разгром, независимо от того, кто успел бы начать войну первым.

Опубликовано в выпуске № 1 (469) за 8 января 2013 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя ged
ged
09 января 2013
"Исполнители, не посвященные во все детали плана начала войны, разумеется, недоумевали, как это хорошо показал Солонин, почему немецкие войска, наступающие в глубь советской территории, вдруг внезапно останавливались. Но Тимошенко, Жуков и другие генералы, знакомые с майским планом, резонно полагали, что после того как обозначится успех Юго-Западного фронта, немецкое командование вынуждено будет остановить наступление и перебросить против ЮЗФ силы с других фронтов."------- Данная гипотеза мне весьма симпатична, поскольку позволяет не считать высшее военное советское командование идиотами, надеющимися на «авось». Правда, остается открытым вопрос по материалам игр Кивеского округа. Судя по грамм января 1940-го – Красная Армия там планировала начать стратегическое наступление с рубежей, уже находящихся на территории противника. А как она вышла к этим рубежам?
Аватар пользователя Владимир
Владимир
01 марта 2013
Именовать шулера-кочегара Солонина "известным историком"?! Да ещё и полемизировать с ним?! Тут г-н Соколов, мягко говоря, посадил в полное гуано уже себя.
Аватар пользователя Костромич Митя
Костромич Митя
10 марта 2013
Вот так всегда. Придет какой Владимир, расскажет про гуано. Как специалист. Гуано - родная стихия того Владимира. Кто лучше всех знает по гуано? Правильно. Само гуано. Нет бы на вопрос ответить: "Красная Армия там планировала начать стратегическое наступление с рубежей, уже находящихся на территории противника. А как она вышла к этим рубежам?". Зачем? Гуано только про гуано думает. Думает, что и все другие... Ну, а что гуано еще думать может?
Аватар пользователя Леонид
Леонид
14 мая 2013
Для меня первоисточник-"Воспоминания и размышления" Жукова. Он там описал эту штабную игру накануне Войны.Войсками "синих" руководил Жуков и разгромил "красных", т.е. Красную Армию...ч.т.д. Аллес Капут!Сталин был недоволен победой синих...и т.д. читайте сами...
Аватар пользователя ged
ged
09 января 2013
"Исполнители, не посвященные во все детали плана начала войны, разумеется, недоумевали, как это хорошо показал Солонин, почему немецкие войска, наступающие в глубь советской территории, вдруг внезапно останавливались. Но Тимошенко, Жуков и другие генералы, знакомые с майским планом, резонно полагали, что после того как обозначится успех Юго-Западного фронта, немецкое командование вынуждено будет остановить наступление и перебросить против ЮЗФ силы с других фронтов."------- Данная гипотеза мне весьма симпатична, поскольку позволяет не считать высшее военное советское командование идиотами, надеющимися на «авось». Правда, остается открытым вопрос по материалам игр Кивеского округа. Судя по грамм января 1940-го – Красная Армия там планировала начать стратегическое наступление с рубежей, уже находящихся на территории противника. А как она вышла к этим рубежам?
Аватар пользователя Владимир
Владимир
01 марта 2013
Именовать шулера-кочегара Солонина "известным историком"?! Да ещё и полемизировать с ним?! Тут г-н Соколов, мягко говоря, посадил в полное гуано уже себя.
Аватар пользователя Костромич Митя
Костромич Митя
10 марта 2013
Вот так всегда. Придет какой Владимир, расскажет про гуано. Как специалист. Гуано - родная стихия того Владимира. Кто лучше всех знает по гуано? Правильно. Само гуано. Нет бы на вопрос ответить: "Красная Армия там планировала начать стратегическое наступление с рубежей, уже находящихся на территории противника. А как она вышла к этим рубежам?". Зачем? Гуано только про гуано думает. Думает, что и все другие... Ну, а что гуано еще думать может?
Аватар пользователя Леонид
Леонид
14 мая 2013
Для меня первоисточник-"Воспоминания и размышления" Жукова. Он там описал эту штабную игру накануне Войны.Войсками "синих" руководил Жуков и разгромил "красных", т.е. Красную Армию...ч.т.д. Аллес Капут!Сталин был недоволен победой синих...и т.д. читайте сами...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц