Версия для печати

НКВД против "Лесных братьев"

Яременко Валерий
В год 60-летия Победы в странах Балтии все чаще и чаще заявляют о себе различные ультранационалистические силы. Они полностью солидаризируются с легионерами СС, которые в свое время воевали на стороне Гитлера против СССР, так и с "повстанцами", которые вели самостоятельную партизанскую войну против советского присутствия в регионе.

В 1941 г. часть литовских граждан оказывала активную помощь вермахту. После освобождения Прибалтики многие из них стали участниками <повстанческих> отрядов.
Фото из книги ''Прибалтийские WAFFEN-SS''


ЛИТОВСКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ ОКАЗЫВАЛИ СОПРОТИВЛЕНИЕ ДО СЕРЕДИНЫ 1950-х гг.


В год 60-летия Победы в странах Балтии все чаще и чаще заявляют о себе различные ультранационалистические силы. Они полностью солидаризируются с легионерами СС, которые в свое время воевали на стороне Гитлера против СССР, так и с "повстанцами", которые вели самостоятельную партизанскую войну против советского присутствия в регионе.
{{direct_hor}}
О чем же говорят документы, которые шесть десятилетий назад под различными грифами секретности поступали в Кремль и на Лубянку? Говорят о многом, и главное - объективно, так как, в отличие от народа, высшие партийные чиновники и чекисты по рангу должны были знать правду и только правду. Их интересовало одно - как идет восстановление советской власти в молодых прибалтийских республиках.

С ПОМОЩЬЮ "ГЕРМАНСКОГО ШТЫКА"

С 1943-1944 гг., с началом освобождения западных районов территории СССР от фашистских войск, берет свое начало активное националистическое повстанческое движение в Прибалтике (и западных украинских областях). Из "общего" повстанческого движения в Прибалтике можно выделить литовское "сопротивление" 1944-1956 гг. как самое масштабное, ожесточенное и организованное.

В июле - августе 1944 г. вслед за войсками 3-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов на территорию Литвы вступили соединения и части войск НКВД. В республике были развернуты 7 погранполков. В их задачу входила очистка прифронтовой полосы и освобожденной территории от "отставших солдат и офицеров германских частей, мародеров, дезертиров, вражеской агентуры, антисоветских элементов и пособников противника". Пограничники столкнулись с отдельными вооруженными выступлениями местного населения, направленными против вновь образованных органов советской власти, некоторых частей и подразделений Красной Армии и войск НКВД. В республике началось "массовое неповиновение", зачастую выливавшееся в убийства "промосковских" активистов, террор и насилие.

Всеми действиями руководил Верховный комитет освобождения Литвы (ВКОЛ - лидеры К. Белинис, А. Гинейтис и П. Шилас). В его подчинении находилась так называемая Литовская освободительная армия (ЛЛА - Lietuvas Laisves Armia). Эти организации возникли в годы присоединения республики к Советскому Союзу и действовали в подполье. С приходом немцев "националисты" легализовались, надеясь на восстановление былой независимости с помощью "германского штыка". Но в 1943 г. оккупационные власти Германии запретили все политические партии в Литве, что вынудило ВКОЛ вновь перейти на нелегальную работу. Тем не менее, около 40 тыс. литовцев поступили на службу в германскую армию, что позволило немецкому командованию сформировать 23 "вспомогательных немецких батальона", действовавших не только на территории собственно Литвы, но и в Италии, Югославии и Польше. Однако немцам так и не удалось сформировать из литовцев соединения и части СС, как это было сделано в Эстонии и Латвии.

МОЖНО ПОМОГАТЬ, НО ОРУЖИЕ НЕ СДАВАТЬ

В период наступления Красной Армии основной задачей ЛЛА стала борьба с отступающими немецкими частями с целью не допустить разграбления государственного имущества республики. Кроме того, руководство "освободительной армии" стремилось вооруженным путем воспрепятствовать захвату польскими подпольными формированиями г. Вильно и Виленской области.

С приходом Красной Армии ЛЛА переориентировалась на пассивную борьбу против органов советской власти. Националистов активно поддерживало местное католическое духовенство. В первый период (с июля по октябрь 1944 г.) выступления повстанцев были слабо организованными, что позволило органам НКВД при содействии отдельных частей Красной Армии только в декабре 1944 г. - январе 1945 г. ликвидировать 23 отряда литовцев (321 чел.) и арестовать 665 чел., уклонившихся от призыва в армию.

Вооруженные отряды ЛЛА носили название "Ванагай". Общее руководство их боевыми действиями осуществлял главный штаб, разделивший территорию Литвы на округа: Вильнюсский, Паневежисский, Шяуляйский и Ковненский. Настоящим "партизанским" краем была Южная Литва, где издавна проживали более бедные слои крестьянства. Каждому округу подчинялись уездные формирования - батальоны или полки. Волостные формирования - роты или батальоны - подчинялись уездным, а деревенские - взвода или роты - волостным. Деревенские подразделения состояли из 2-3 отделений. В их составе находились как бывшие военнослужащие буржуазной литовской армии, рабочие, служащие, крестьяне, студенты и учащиеся, так и священнослужители (капелланы) и бывшие полицейские, служившие в немецких войсках. Вооружены они были оружием немецкого и советского производства. В начальный период движения большинство бойцов носило военную форму литовской армии. В среднем продолжительность их пребывания в отрядах составляла около двух лет, и лишь немногие прошли более чем десятилетний путь борьбы.

Ксендзы в большинстве приходов оказывали материальную и моральную помощь участникам националистических формирований. В ряде мест они становились непосредственными организаторами "сопротивления". К примеру, в 1945 г. органами НКВД ЛССР был арестован настоятель Валькининского прихода Бардишаускас, руководивший местной организацией "Союз литовских партизан"; в 1946 г. был арестован настоятель Гегужинского прихода Рудженис, являвшийся командиром батальона ЛЛА. Всего с августа 1944 г. по январь 1947 г. было арестовано 103 ксендза.

Сомкнувшись с националистами, католическое духовенство около 10 лет вело "подрывную антисоветскую" пропаганду среди местного населения и "лесных братьев", которых с 1944 г. поддерживали и немецкие спецслужбы, забрасывая в тыл действующей Красной Армии диверсионно-подрывные группы, оружие и боеприпасы. Так, с ноября 1944 г. до середины февраля 1945 г. противодиверсионными формированиями Красной Армии и НКВД было уничтожено 4176 диверсантов и бандитов, при этом только в Литве было ликвидировано 4045 человек. В борьбе с ними советские войска потеряли 177 человек, из которых 151 погиб на литовской земле.

В местах дислокации отрядов ЛЛА организовывались комитеты поддержки. Именно они обеспечивали хозяйственную базу формирований и в случае перехода к вооруженной борьбе должны были обеспечивать административную и тыловую службы.

В приказе главного штаба ЛЛА №4 от 10 декабря 1944 г. перед ее командирами ставились, к примеру, следующие задачи: "Объединить все вооруженные силы, действующие в стране, - и уже объединенными силами вести активную подпольную работу против большевистского террора. При падении оккупационного режима и разгроме Красной Армии перейти в открытую борьбу, мобилизуя для этой цели весь народ". В связи с этим предусматривалось: объединение всех дезорганизованных отрядов, принятие ими присяги, установление связи между ними и создание новых отрядов в тех местах, где их еще не было; организация скрытой активной борьбы против НКВД, шпионов и местных сотрудников администрации. Командирам "Ванагай" особо рекомендовалось без указаний штаба не проводить боевых операций против тех частей Красной Армии, которые не имели задач на ведение борьбы против повстанцев. Не разрешалось также без приказа разрушать коммуникации и военное оборудование, если этого не требовала обстановка, связанная с обеспечением непосредственной безопасности соответствующего отряда. Более того, в приказе содержалось требование помогать войскам Красной Армии, вступившим на территорию Литвы, но списки личного состава и руководителей ЛЛА, как и оружие, передавать запрещалось.

ПОДПОЛЬЕ ЛИКВИДИРОВАТЬ

Для выполнения поставленных задач главный штаб дал указание запугивать местную администрацию, милицию и отдельных активистов и держать их в напряжении, чтобы под угрозой смерти они не могли добросовестно выполнять свои обязанности. Убирать следовало только самых убежденных "сторонников Москвы". Главной целью сопротивления руководство ЛЛА определило "борьбу за имущество и жизнь своего народа".

Следуя этим указаниям, формирования Литовской освободительной армии с декабря 1944 г. активизировали боевые действия. Весной 1945 г. общая численность повстанцев достигла 30 тыс. человек. В целом, в послевоенные годы "партизанило" или скрывалось в лесах около 70-80 тыс. человек. Однако, несмотря на все попытки, националистам так и не удалось добиться полной централизации движения (первое крупное совещание командиров повстанческих округов состоялось лишь летом 1946 г., а последнее - в 1949 г.). Движение продолжало носить в основном разрозненный характер, отличалось большой автономией различных отрядов и их независимостью от руководящего центра. Сопротивление выражалось в форме террористических актов по отношению к партийным и советским работникам на местах, пропагандистам и агитаторам, ответственным за проведение коллективизации, рядовым литовцам, заподозренным в сотрудничестве с новыми властями. Не случайно с 1944 г. до окончательного подавления повстанчества (в 1956) в Литве из 25 108 человек убитыми и 2965 человек ранеными, более 23 тыс. человек были литовцами. Свои били своих.

Для ликвидации повстанцев по указанию заместителя наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 2-го ранга С. Круглова в декабре 1944 г. был образован штаб главного руководства во главе с начальником Внутренних войск НКВД Прибалтийского военного округа генерал-майором Головко. Штаб координировал деятельность с командованием тыловых соединений и частей Красной Армии, дислоцировавшихся в республике. Вся территория Литовской ССР была разделена на 9 оперативных секторов. В целях организации и проведения совместных операций и контроля за служебно-боевой деятельностью войск были назначены старшие войсковые начальники. Непосредственными начальниками оперсекторов являлись офицеры госбезопасности и НКВД.

Главную нагрузку в ходе проведения операций против повстанцев несли Внутренние войска. Части Красной Армии выполняли, как правило, вспомогательные функции, в основном привлекаясь для блокирования районов боевых действий.

С начала августа 1944 г. в Литве действовало наиболее укомплектованное и боеспособное соединение войск НКВД - 4-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора П. Ветрова, ранее базировавшаяся на Северном Кавказе и участвовавшая в выселении чеченцев, ингушей и крымских татар. От дивизии ежедневно выделялись розыскно-поисковые и чекистско-войсковые группы, которые прочесывали леса и производили аресты подозреваемых в "бандитизме". Только за июль - декабрь 1944 г. в ответ на 631 "бандпроявление" командованием 4-й дивизии было спланировано и проведено 1243 чекистско-войсковые операции.

Однако войск явно не хватало. Поэтому к борьбе с повстанцами были привлечены и отряды местной самообороны ("истребители"), которые в октябре 1945 г. по постановлению ЦК КПЛ и Совета Министров ЛССР были переименованы в отряды "народных защитников". Сначала они находились в ведении НКВД, а с 1947 г. стали подчиняться органам госбезопасности. Отряды формировались из числа активистов и вооружались в основном трофейным оружием. "Истребители" освобождались от военной службы и получали различные льготы. Их формирования были созданы во всех 300 тогдашних литовских волостях. В каждом отряде насчитывалось примерно по 30 бойцов. Всего по всей Литве их число составляло около 8-10 тыс. Указанные отряды участвовали в боевых операциях совместно с оперативными группами войск НКВД и армии.

Применение жестоких репрессивных мер - взятие заложников, аресты родственников, уничтожение домов и имущества - вынуждали часть населения уходить в леса к повстанцам, зачастую целыми семьями. Значительных масштабов достигло уклонение от призыва в Красную Армию. По данным военного комиссариата Литовской ССР, по состоянию на 1 декабря 1944 г. от призыва уклонились 45 648 чел.

В результате усиления оперативно-боевой деятельности войск, дислоцированных в Литве (по имеющимся данным, около 50 тыс. чел.), за декабрь 1944 - январь 1945 гг. ими была проведена 841 чекистско-войсковая операция, в ходе которых были убиты 27 923 повстанца, захвачено в плен - 4177 чел., сдались Красной Армии - 161 чел., были задержаны войсковыми нарядами - 777 чел., явились добровольно в советские комендатуры - 702 чел. При этом было арестовано 2613 "литовских и польских националистов", поймано более 70 "немецких ставленников, предателей, агентов и шпионов", задержано 46 немецких парашютистов и 189 дезертиров Красной Армии. Число задержанных "уклонистов" от призыва составило 15 170 чел. Было изъято большое количество оружия, боеприпасов и "нелегальной литературы". При этом советские войска потеряли 42 чел. убитыми и 94 - ранеными.

В июне 1945 г. по указанию наркома внутренних дел Л. Берии в Литву "для вскрытия и ликвидации контрреволюционных литовских националистических банд" дополнительно были направлены 4 спецподразделения отдельного отряда особого назначения (ОООН) НКВД-НКГБ СССР. Их личный состав был экипирован в трофейное обмундирование, в том числе и власовцев из Российской освободительной армии (РОА). Вооружение состояло как из советского, так и немецкого оружия, включая ротные минометы, пулеметы, автоматы и гранаты. Каждое подразделение было снабжено подробной информацией о положении в уезде, в котором предстояло действовать. Основной задачей командиров ОООН были "обнаружение и ликвидация формирований националистического подполья, баз и штабов ЛЛА".

29 сентября 1945 г. Л. Берия на основании донесений председателя Бюро ЦК ВКП(б) по Литве М. Суслова и секретаря ЦК КП(б) Литвы А. Снечкуса, а также ряда ответственных представителей госбезопасности СССР представил докладную записку И. Сталину, в которой информировал последнего о том, что в республике в соответствии с решениями Центрального комитета от 15 августа и VII пленума ЦК КП(б) Литовской ССР конфисковано имущество семей повстанцев и их пособников. Далее нарком внутренних дел сообщал, что "бандиты" продолжают "распространять среди населения различные антисоветские измышления". В этой связи он предлагал "разрешить органам НКВД-НКГБ выселить 300 семей (до 900 человек) главарей банд и участников антисоветского подполья из пределов Литовской ССР в лесозаготовительные районы Молотовской и Свердловской областей". И. Сталин ответил согласием. К концу 1949 г. число "выселенных и спецпереселенцев" составило 148 079 человек.

По информации председателя Литовского бюро ЦК ВКП(б), представленной на XI пленуме ЦК КПЛ, уже в январе - октябре 1946 г. "было выслежено и ликвидировано 339 партизанских отрядов и 436 антисоветских организаций, убито и арестовано свыше 10 000 партизан, участников подполья и других антисоветских элементов".

В результате проведения целенаправленных противоповстанческих мероприятий войсками НКВД-НКГБ (при содействии соединений и частей Красной Армии) националистическое движение в Литовской ССР стало ослабевать. К примеру, подразделения 4-й стрелковой дивизии ВВ НКВД участвовали в 1944-1954 гг. в 1764 операциях и имели 1413 боевых столкновений. В ходе них было убито и захвачено в плен 30 596 "бандитов" и собрано 17 968 единиц стрелкового оружия. Части дивизии потеряли при этом 533 человека убитыми и 784 - ранеными.

Националистическое повстанческое подполье не ограничивалось только Литвой - оно имело место в Латвии и Эстонии. Всего в республиках Прибалтики только в 1941-1950 гг. формированиями националистов было совершено 3426 вооруженных нападений, в ходе которых погибли 5155 "советских активистов". Органами государственной безопасности и войсками было ликвидировано 878 "вооруженных банд".

По данным 4-го (секретно-политического) управления МВД СССР, в 1953 г. за границей проживало 800 тыс. литовцев, которые оказывали финансовую и материальную поддержку повстанцам. Число репрессированных граждан составляло 270 тыс. человек. Дестабилизации в республике способствовали насильственная коллективизация и разрушение хуторского хозяйства. Все это нашло детальное обсуждение на одном из совещаний в ЦК КПСС.

В 1952 г. командир повстанцев Южного округа Литвы А. Раманаускас издал приказ о прекращении "партизанской войны". Однако "сопротивление" продолжалось вплоть до 1956 г. Отдельные же "патриоты" вели подпольную борьбу вплоть до середины 60-х гг.

Валерий ЯРЕМЕНКО

Опубликовано в выпуске № 20 (87) за 8 июня 2005 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц