Версия для печати

Воздушно-космический театр военных действий

Понятийная чехарда не позволяет завершить формирование полноценных войск ВКО
Криницкий Юрий

Последние два десятилетия Вооруженные Силы России пребывали в состоянии практически непрерывных спонтанных реорганизаций. Зачастую они инициировались не профессионалами и преследовали ведомственные интересы. Усердие «новаторов» направлялось на реализацию амбиций одного вида войск за счет подавления интересов другого. А отсутствие цельной военной идеологии обороны государства создавало благоприятные условия для такой борьбы. В результате долгое время за бортом реформ оставались вопросы обеспечения воздушно-космической безопасности страны.

Последние два десятилетия Вооруженные Силы России пребывали в состоянии практически непрерывных спонтанных реорганизаций. Зачастую они инициировались не профессионалами и преследовали ведомственные интересы. Усердие «новаторов» направлялось на реализацию амбиций одного вида войск за счет подавления интересов другого. А отсутствие цельной военной идеологии обороны государства создавало благоприятные условия для такой борьбы. В результате долгое время за бортом реформ оставались вопросы обеспечения воздушно-космической безопасности страны.

Желающих укрепить свое положение в новом, существенно усеченном по боевому и численному составу облике ВС РФ было много. Одним из итогов этого «дележа» и «вычитания» стала ликвидация Войск ПВО как вида. Заодно произошло «умножение на ноль» системы противовоздушной обороны государства.

Разделили по-братски

Свою долю от «приватизации» Войск ПВО в 1998 году получили Военно-воздушные силы, принявшие в свой состав противовоздушный сектор, и Ракетные войска стратегического назначения, получившие ракетно-космическую составляющую. Не остались обиженными и Сухопутные войска – созданные армии ВВС и ПВО хоть и были включены в организационную структуру ВВС, но оперативно подчинялись общевойсковому военачальнику. Позднее Космические войска забрали у РВСН и замкнули на себя системы предупреждения о ракетном нападении, противоракетной обороны и контроля космического пространства. Впрочем, это не решило проблему обеспечения воздушно-космической безопасности России.

Наконец, на высшем военно-политическом уровне произошло осознание степени и реальности угроз, исходящих из воздушно-космического пространства. Итогом этого стало создание в 2011 году нового рода войск – Войск ВКО. И немедленно возобновилась борьба за их поглощение. При этом активно используется терминология, позволившая разрушить Войска ПВО, а также с ВВС и военными академиями «поработать».

Непонятная терминология

Поэтому настало время разобраться с самим понятием «воздушно-космическая сфера вооруженной борьбы». К сожалению, сегодня некоторые ученые и военачальники ставят знак равенства между сферами вооруженной борьбы и физическими средами обитания. Они говорят: есть земля, вода и небо. Иногда третью область расширяют за счет ближнего космоса и заявляют о воздушно-космическом пространстве. Дальше просто: все, что в бою движется по твердыне, относят к наземной сфере, что плавает (ходит) по воде и под водой – к морской, летает или зависает над поверхностью Земли – к воздушно-космической.

Воздушно-космический театр военных действий
Фото: Леонид Якутин

Земная поверхность является естественной средой обитания людей. Поскольку здесь было что делить, человечество сразу же превратило место своего проживания в наземную сферу вооруженной борьбы. Более пятнадцати тысяч известных войн прошли именно там. Менялись оружие и способы его применения. Сохранялось неизменным одно: объект поражения находился на суше. Это и есть главный признак того, что военные действия ведутся в наземной сфере.

Освоение акваторий также сопровождалось баталиями. Корабли воевали друг с другом. Это морская сфера вооруженной борьбы. И ее главный признак – нахождение объекта поражения в водной среде.

Морская и наземная сферы схожи между собой. И их определенный «перехлест» понятен. Нередко военно-морские силы применялись в интересах уничтожения наземных объектов противника и наоборот – с земли велся огонь по кораблям. Стали привычными словосочетания «морская пехота», «морская авиация» и «береговая артиллерия». Показателен и тот факт, что армейская авиация большую часть времени относились к Сухопутным войскам.

Так насколько принципиально, в какой вид (род) войск организационно включены те или иные силы и средства?

Здесь кроется ключевое заблуждение тех, кто относит любой самолет или ракету к воздушной (воздушно-космической) сфере вооруженной борьбы только потому, что они летают. Если с ними соглашаться, то всех стреляющих бойцов надо причислять к ней – снаряды и пули тоже летают.

Но воздушная сфера возникла тогда, когда в воздухе стали действовать не просто объекты, а цели, которые можно было уничтожить.

Когда в небе появились первый аэростат и разведывательный аэроплан, условия их полета позволяли применить противооружие. Однако освоение воздушной сферы шло достаточно бурно. В период Первой мировой войны противник использовал одиночные или малые группы самолетов. Для борьбы с ними создавались отдельные подразделения и части воздушной (противовоздушной) обороны. Но уже в ходе Второй мировой войны для отражения массированных налетов оперативных структур люфтваффе в Войсках противовоздушной обороны территории страны (ПВО ТС) были созданы оперативные и даже оперативно-стратегические организационные структуры. В СССР формировались фронты ПВО, состоящие из армий. А во второй половине ХХ столетия силы и средства воздушного нападения вышли на уровень самостоятельного решения стратегических задач. Противник мог все цели войны достичь применением ядерного оружия, доставленного по воздуху или через космическое пространство. В качестве контрмеры таким действиям была разработана целая стратегическая операция по отражению воздушно-космического нападения. Для ее проведения создали стратегические группировку и систему ПВО страны. Это уже были не вспомогательные действия второстепенного плана, а целая война в самостоятельной сфере вооруженной борьбы. И по аналогии с континентальными и океанскими театрами военных действий (ТВД) следовало оперировать такой военно-стратегической и военно-географической категорией, как воздушно-космический ТВД.

Оборона против воздуха и космоса

В структуре Войск ПВО уже находились средства, применяемые против целей в космосе. Это была система воздушно-космической обороны. И сфера вооруженной борьбы по праву называлась воздушно-космической.

В отличие от наземной и морской в воздушно-космической сфере изначально присутствовала асимметрия. Большинство средств воздушного (воздушно-космического) нападения применяется по наземным и морским объектам. А значит, любой самолет, крылатая или баллистическая ракета являются представителями наземной и морской сфер вооруженной борьбы. Они взлетают, запускаются с земли (корабля) и действуют по наземным (морским) объектам. Исключение составляют сопровождающие их истребители, предназначенные для поражения воздушных целей, и перспективные боевые космические аппараты, создаваемые для «снятия» с орбит себе подобных.

Вот это и есть самое трудное для понимания, но так необходимое положение, без теоретического осмысления которого дальнейшая дискуссия бессмысленна.

Одним из упреков высокопоставленных руководителей ВВС в адрес Войск ВКО является существование понятий «противовоздушная» или «воздушно-космическая оборона»: «…сам термин «оборона против воздуха и космоса» у многих вызывает непонимание. Противотанковая, противодесантная, противолодочная, противоминная, противопожарная, противосамолетная и противоракетная – тут как бы все ясно без лишних слов, но как можно обороняться от неба и космоса? Может, создать войска противонебесной обороны? Абсурд!» (из статьи «О судьбе ВВС откровенно» в № 48, 2012, газеты «ВПК»).

К терминам цепляются, когда нет аргументов по существу. А завершающие слова цитаты звучат нетактично по отношению к тем, кто создавал Войска ПВО ТС в начале Великой Отечественной войны и их развивал после Победы.

Понятия часто являются договорными. Можно было бы Войска ПВО (Войска ВКО) назвать и как-то иначе, лишь бы не извратить суть. В военном искусстве издавна применяется «операция», но хирурги не возражают против такого «плагиата».

Но термин «противовоздушная (воздушно-космическая) оборона» все-таки верен, так как означает защиту от всех сил и средств противника, находящихся в воздухе (космосе). Иначе бы пришлось выделять в самостоятельные категории противосамолетную, противокрылаторакетную, противобаллистическую и прочие обороны.

Любое вооружение, применяемое в наземной и морской сферах, перемещается по воздуху, а некоторые его виды пересекают космическое пространство. Главное в том, что оно лишь перемещается по воздуху для действий по наземным и морским объектам. Эту всеобщую особенность использования воздушного (воздушно-космического) пространства очень многие не понимают и отождествляют любые перемещения вооружения с ведением вооруженной борьбы. Специалисты от ВВС своими заблуждениями в том, что их авиация ведет боевые действия в воздушно-космической сфере, лишь запутывают решение важнейших вопросов оборонного строительства.

Трезвый взгляд

И здесь важно разобраться в основных факторах, влияющих на результаты и последствия применения оружия. Их два – поражающая мощь и дальность применения.

Первый фактор изменялся как по линии увеличения разрушающей способности (больший калибр и тротиловый эквивалент, ядерное оснащение головной части), так и в целях улучшения точностных характеристик. Долгое время вооружение создавалось для борьбы между вооруженными силами противоборствующих сторон. Противостояние оружия с оружием и боевыми объектами противника имело вспомогательное и необязательное значение. Создание в ХХ веке ядерного и высокоточного неядерного оружия привело к возможности уничтожения армии, а также государственной инфраструктуры и населения вражеской страны. При этом сделать это можно даже без воздействия на группировки вооруженных сил. Теперь есть возможность агрессию не только отразить, но и предотвратить угрозой ответного поражения всей инфраструктуры нападающего. Поражающая мощь оружия позволяет ориентировать политику не на победу в неизбежной крупномасштабной войне, а на ее предотвращение. И это уже проверено историей. Если цена Победы в Великой Отечественной войне – огромные людские и материальные потери, то холодная война, включая Карибский кризис, обошлась без разрушений и человеческих жертв.

Для гарантированного предотвращения агрессии силы сдерживания должны обладать потенциалом, достаточным для нанесения неприемлемого ущерба. Кроме того, на силы отражения возложена задача не допустить подобного урона своей государственной, экономической инфраструктуре и своим стратегическим наступательным силам. Первое условие реализуют исключительно наступательные ударные силы: дальняя авиация ВВС, баллистические ракеты РВСН и ВМФ. Поскольку они нацелены на объекты, находящиеся на земле и в море, то по вышеоговоренной классификации они относятся к наземной и морской сферам вооруженной борьбы. Второе решают силы, обнаруживающие и уничтожающие примененные противником средства. Поскольку они будут доставляться по воздуху и через космос, то роль сил отражения агрессии играют Войска ВКО – единственные войска, относящиеся к воздушно-космической сфере вооруженной борьбы. Часть сил ПВО, находящаяся в составе СВ и ВМФ, истребительная авиация ВВС выполняют задачи прикрытия, что не имеет прямого отношения к отражению стратегической воздушно-космической агрессии. Впрочем, их успешное применение по назначению косвенно способствует достижению этой цели.

Фактор дальности действия оружия позволяет увеличить зону досягаемости и количество объектов, которые могут быть поражены. Особенно ярко он проявляется через время доставки. Относительно долгое пребывание оружия в полете открывает совершенно новые возможности для борьбы с ним специально созданным противооружием. Находящиеся в воздухе средства противника могут рассматриваться как воздушные объекты для поражения. Космические аппараты, размещающиеся на орбитах, будут подвергаться огневому, радиоэлектронному и прочему воздействию достаточно продолжительное время. Перспективные воздушно-космические самолеты и гиперзвуковые летательные аппараты станут объектами поражения на всех участках полета. Таким образом, воздушно-космическое пространство уже театр военных действий, в пределах которого находится множество объектов воздействия для оружия ВКО подобно тому, как на континентальном ТВД имеются свои цели поражения, а на океанском ТВД – свои.

На время отражения воздушно-космической агрессии обороняющаяся сторона становится инициативной, организуя и ведя борьбу с «избегающим» поражения противником, летящим на назначенные ему наземные (морские) объекты. Именно противооружие ВКО полноценно применяется в воздушно-космической сфере, как и в наземной среде это делает «сухопутное» оружие (даже если оно находится в море или в воздухе). А войска, применяющие его, являются полноценными силами третьей сферы вооруженной борьбы. Подчеркнем – ударная, транспортная и другая авиация ВВС к этим действиям и к воздушно-космической сфере никакого отношения не имеет.

Ударное наступательное, в том числе авиационное, остается самым дальнобойным из всех видов наземного (морского) оружия. К воздушно-космической сфере вооруженной борьбы оно причисляется исключительно по недоразумению и по ведомственным, престижным, корыстным и прочим мотивам.

Непонимание этого сегодня мешает всем, в том числе и специалистам ВВС. В частности, это уже приводило к объединению в одну операцию ударных действий бомбардировочной и штурмовой авиации, ракетных войск и артиллерии (в наземной сфере) с маневрами войск и сил ПВО по отражению воздушного нападения (в воздушной сфере). Из этого ничего не вышло. Первые применяются по объектам на территории противника, поэтому начало авиационных и артиллерийских ударов можно спланировать заблаговременно, а нанести в любое время. Вторые используются над своей территорией, начало и продолжительность их оборонительных действий строго «привязаны» к деятельности самого воздушного противника. Это две совершенно разные операции.

Невыученные уроки

Никакой цели открыть Америку автор статьи не преследовал. Теория организации вооруженной борьбы в воздушно-космической сфере полно и доступно раскрыта в восьми книгах недавно ушедшего из жизни Ивана Ерохина, профессора Военной академии воздушно-космической обороны им. Г. К. Жукова. Одна из них так и называется «Воздушно-космическая сфера и вооруженная борьба в ней» (2008).

К сожалению, никто из реформаторов не захотел даже прочесть то, что доступно написано, и разобраться в том, что давно известно. Поэтому продолжают ломать копья, изобретать велосипед и заниматься перетягиванием каната, в роли которого уже несколько десятилетий выступают войска, предназначенные для отражения самой опасной – воздушно-космической агрессии. А время не прощает промедлений.

Юрий Криницкий,
кандидат военных наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 5 (473) за 6 февраля 2013 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя strannick
strannick
05 февраля 2013
Автору. По-моему, все неясные и спорные моменты в этом вопросе объясняются абстрактным военно-географическим подходом - поисками границ между воздушным и космическим пространством (особенно намутил по этому поводу профессор Рог ещё в 90-х). Вы предлагаете иной подход - идёте, насколько я понял, от средств поражения целей. Но в любом случае, где бы ни проводить границу между пространствами. средства поражения в обоих будут разными, так что и этот подход я не могу признать вполне верным. На мой взгляд, прояснить данную проблему можно только исходя из задач. Воздушно-космическая ОБОРОНА - сам термин указывает на то, что исходным элементом являются средства нападения, а они являются специфическими для космического и для воздушного пространств. "Перспективные воздушно-космические самолёты" пока не появились, и не появятся, пока для них не будет создана силовая установка принципиально нового типа. Следовательно. ВКО есть объединение ПВО, ведущей борьбы в атмосфере, и ВКО, ведущей борьбу в космическом пространстве. Известное смешение функций, конечно, есть - с космическими средствами борьбу можно вести не только в космосе или после их входа в атмосферу, но и при взлёте, при нахождении на базах МБР и космодромах, даже в процессе их производства на заводах. Ну и что? Всё равно, исходя из задачи, это будет борьбой с космическими средствами,т. е. ВКО. Поэтому ПВО и ВКО должны быть структурно независимыми и объединяться только через структур разведки, целеуказания и целераспределения. попросту говоря, определяющую, космическая ли цель перед нами или нет. Появление воздушно-космических летательных аппаратов, конечно, изменит это положение, но ведь тогда коренным образом изменятся и средства поражения - будут доведены до ума лазерные и волновые установки, которым тоже будет всё равно - наносить удары в воздушном или космическом пространстве. А пока вернёмся к суровой действительности и будем исходить из задач прикрытия своей территории от принципиально разных классов целей.
Аватар пользователя Юрий Криницкий, автор статьи
Юрий Криницкий, автор статьи
05 февраля 2013
Уважаемый Странник ! В принципе, все верно. О ньюансах бы поспорил, но ведь главная идея статьи не в пространстве (или границе, раздляющем воздушную и космическую сферы). Смысл в том, что булыжник тоже летает по воздуху. Но он - не средство борьбы в воздушной (оставим в покое космическую) сфере вооруженной борьбы. И он не объект, подлежащий поражению (от булыжника можно увернуться, спрятаться, но целиться в него другим булыником глупо). Можно убить того, кто бросает этот камеь (пускает стрелу из лука и т.д.). А он стоит на земле. Чем бы мы не "валили" этого метателя (стрелка) - мы действуем в наземной сфере. И это принципиально. Вот если некий объект (самолет или др.) находится в воздухе и оттуда может бросить нам на голову кирпич (бомбу, УРС и т.д.) и этот объект для нас является мишенью (может быь уничтожен, потому что у нас есть такое оружие, которое для этого применяется), то мы ведем борьбу (в этом эпизоде, этим оружием) в воздушной сфере. Если такую позицию принять, то никогда действия фронтовых штурмвиков, уничтожающих танки на земле, не замешают в кучу с действиями ЗРС, уничтожающего самолеты в воздухе. А сейчас даже белорусских партизан пытаются включить в систему ВКО только потому, что они могут блокировать военный аэродром в тылу супостата... В любом случае, спасибо за внимание к моим материалам (да уже и не первый раз) ! Удачи, чем бы Вы не занимались.
Аватар пользователя Сергей Покладов
Сергей Покладов
06 февраля 2013
Уважаемый Странник пишет о структурной независимости ПВО и ВКО. Не очень себе это представляю. Еще более затруднительно представить их объединение ТОЛЬКО через структуры разведки, целеуказания и целераспределения. Задачи разведки, ЦУ и ЦР фактически выполняют автоматизированные системы управления. И что получится? АСУ определила, что объект воздушный - отдала его ПВО, определила, что объект космический - отдала его ВКО? К чему такая градация? Запутать себя и врага. Но ведь скорее он запутает нас. Представьте себе, что в ударе принимают участие гиперзвуковые летательные аппараты, действующие на границе воздушного и космического пространства. Сейчас он в воздухе, спустя некоторое время в космосе, затем - опять в воздухе? И кому отдать целеуказание в этом случае - ПВО или ВКО? Итог - воздух и космос, как справедливо показал автор, являются единым театром военных действий. И воевать на этом театре должны единые Войска воздушно-космической обороны.
Аватар пользователя Artyom
Artyom
06 февраля 2013
... на грешную землю спуститесь ... пока Вы разбираетесь с научными подходами и применением терминологии космическая составляющая ВВКО делает "своё дело" ... не боеготовы большинство радилокационных подразделений РТВ, боевые расчёты ПУ авиации КП (ПН), сегодня не понимают какую задачу выполняют ... и для чего они вообще нужны ... комиссия за комиссией из штаба ВВКО прямо заявляет офицерам ПУ авиации, что они НИКОМУ не нужны ... это что ..? ... тоже входит в планы создания ВВКО ..? ... когда отделом по взаимодействию с Авиацией штаба бригады руководит бывший офицер ИАС, а в этот отдел на ключевые должности назначают вчерашних курсантов ... ИА не является инструментом командира соединения ПВО для её применения в качестве средства решения задач по ПВО... Самая подходящая структура для ВВКО - это четырхродовая составляющая (середины 80-х гг) ЗРВ, ИА, РТВ, КВ (в составе ККП,ПРО,СПРН, двух-трёх полигонов Плесецк, Восточный (когда отстроят)) и системы управления от КП подразделения до КП вида ВС т.е ЦКП ВВКО (ЦОК-ЗАРЯ) ... с соответствующими штабами и службами ... А во главе - Командир и не важно кто ОН лётчик, офицер ЗРВ,РТВ,КВ ... понимание должно быть, что это единое целое - Вид ВС РФ ... и не надо адаптировать никакие модели типа NORAD к российской системе обороны воздушно-космического пространства ... НО дело то на самом деле в другом, как когда то определённые "функционеры" от ВПВО (кот сегодня с умными выражениями лиц заседают в парламентских комиссиях по совершенствованию ВКО), именно прос....ли ККП,ПРО,СПРН и их бросили в РВСН, где их просто умножили на "ноль", так и сейчас во главу воздушно-космической ОБОРОНЫ ...!!! ... почему то встали выходцы из тех же РВСН ... есть над чем подумать!
Аватар пользователя Юрий Криницкий, автор статьи
Юрий Криницкий, автор статьи
06 февраля 2013
Artyom, вот как раз об этом моя статья в журнале ВКО №1 за 2013 год
Аватар пользователя АлександрI
АлександрI
06 февраля 2013
Мне представляется, что только идиоты могли "просрать", а точнее уничтожить Войска ПВО (ЗРВ, РТВ, РЭБ, ИА ПВО). Развитие средств вооруженной борьбы в воздухе и космосе со временем заставило бы влиться в этот вид ВС войска РКО (СПРН, ПРО, ККП), а затем и КВ (полигоны, спутники различного назначения). Оставалось лишь изменить ПВО на ВКО, и было бы всем "счастье" - без ельцинских маразматических загогулин... PS. Какие деньжищи остались бы целыми! А так все как всегда в Росии, через бодьшую Ж..У.
Аватар пользователя kupcigor
kupcigor
10 февраля 2013
Трезво, грамотно и по-существу. Так держать, уважаемый Юрий Владимирович!
Аватар пользователя strannick
strannick
16 февраля 2013
АВТОРУ. Спасибо за доброе слово, но в Вашем ответе содержится очередная порция неясности. Почему партизанский отряд не может быть средством ВКО? Тем более, что имеется и прецедент - я имею в виду известное похищение с польского полигона в 1944 г. боеголовку V2. Разве это не мероприятие боевого обеспечения ПРО, если уж не ВКО? Специально подготовленный отряд вполне может быть средством ВКО, более того, им может быть и подкупленный саботажник в сборочном цеху космических аппаратов. Ещё раз призываю Вас перейти к критерию по задачам. Кстати, израильтяне сейчас на полном серьёзе решают задачу сбивания летящих... ну, если и не булыжников. то примитивных РС, но почему-то не называют это ВКО.
Аватар пользователя strannick
strannick
16 февраля 2013
ARTIOM'у. Вы правы во всём. кроме одного. Не должна ВКО быть "видом ВС", т. е. не должна иметь административных функций. Она должна быть представлена стратегическим командованием, сформированным из боеготовых и поставленных на боевое дежурство частей и соединений других видов ВС и родов войск. А управление и боевое слаживание - ну. так ведь пишут же нам всё время об успехах связи, принципе сетецентризма и прочих вкусняшках (вкусняшках для промышленности, естественно)? Вот пусть и доказывают на практике, что способны создавать разнородные группировки и командовать ими.
Аватар пользователя Олег
Олег
04 февраля 2014
Очень хорошая статья, все правильно.
Аватар пользователя strannick
strannick
05 февраля 2013
Автору. По-моему, все неясные и спорные моменты в этом вопросе объясняются абстрактным военно-географическим подходом - поисками границ между воздушным и космическим пространством (особенно намутил по этому поводу профессор Рог ещё в 90-х). Вы предлагаете иной подход - идёте, насколько я понял, от средств поражения целей. Но в любом случае, где бы ни проводить границу между пространствами. средства поражения в обоих будут разными, так что и этот подход я не могу признать вполне верным. На мой взгляд, прояснить данную проблему можно только исходя из задач. Воздушно-космическая ОБОРОНА - сам термин указывает на то, что исходным элементом являются средства нападения, а они являются специфическими для космического и для воздушного пространств. "Перспективные воздушно-космические самолёты" пока не появились, и не появятся, пока для них не будет создана силовая установка принципиально нового типа. Следовательно. ВКО есть объединение ПВО, ведущей борьбы в атмосфере, и ВКО, ведущей борьбу в космическом пространстве. Известное смешение функций, конечно, есть - с космическими средствами борьбу можно вести не только в космосе или после их входа в атмосферу, но и при взлёте, при нахождении на базах МБР и космодромах, даже в процессе их производства на заводах. Ну и что? Всё равно, исходя из задачи, это будет борьбой с космическими средствами,т. е. ВКО. Поэтому ПВО и ВКО должны быть структурно независимыми и объединяться только через структур разведки, целеуказания и целераспределения. попросту говоря, определяющую, космическая ли цель перед нами или нет. Появление воздушно-космических летательных аппаратов, конечно, изменит это положение, но ведь тогда коренным образом изменятся и средства поражения - будут доведены до ума лазерные и волновые установки, которым тоже будет всё равно - наносить удары в воздушном или космическом пространстве. А пока вернёмся к суровой действительности и будем исходить из задач прикрытия своей территории от принципиально разных классов целей.
Аватар пользователя Юрий Криницкий, автор статьи
Юрий Криницкий, автор статьи
05 февраля 2013
Уважаемый Странник ! В принципе, все верно. О ньюансах бы поспорил, но ведь главная идея статьи не в пространстве (или границе, раздляющем воздушную и космическую сферы). Смысл в том, что булыжник тоже летает по воздуху. Но он - не средство борьбы в воздушной (оставим в покое космическую) сфере вооруженной борьбы. И он не объект, подлежащий поражению (от булыжника можно увернуться, спрятаться, но целиться в него другим булыником глупо). Можно убить того, кто бросает этот камеь (пускает стрелу из лука и т.д.). А он стоит на земле. Чем бы мы не "валили" этого метателя (стрелка) - мы действуем в наземной сфере. И это принципиально. Вот если некий объект (самолет или др.) находится в воздухе и оттуда может бросить нам на голову кирпич (бомбу, УРС и т.д.) и этот объект для нас является мишенью (может быь уничтожен, потому что у нас есть такое оружие, которое для этого применяется), то мы ведем борьбу (в этом эпизоде, этим оружием) в воздушной сфере. Если такую позицию принять, то никогда действия фронтовых штурмвиков, уничтожающих танки на земле, не замешают в кучу с действиями ЗРС, уничтожающего самолеты в воздухе. А сейчас даже белорусских партизан пытаются включить в систему ВКО только потому, что они могут блокировать военный аэродром в тылу супостата... В любом случае, спасибо за внимание к моим материалам (да уже и не первый раз) ! Удачи, чем бы Вы не занимались.
Аватар пользователя Сергей Покладов
Сергей Покладов
06 февраля 2013
Уважаемый Странник пишет о структурной независимости ПВО и ВКО. Не очень себе это представляю. Еще более затруднительно представить их объединение ТОЛЬКО через структуры разведки, целеуказания и целераспределения. Задачи разведки, ЦУ и ЦР фактически выполняют автоматизированные системы управления. И что получится? АСУ определила, что объект воздушный - отдала его ПВО, определила, что объект космический - отдала его ВКО? К чему такая градация? Запутать себя и врага. Но ведь скорее он запутает нас. Представьте себе, что в ударе принимают участие гиперзвуковые летательные аппараты, действующие на границе воздушного и космического пространства. Сейчас он в воздухе, спустя некоторое время в космосе, затем - опять в воздухе? И кому отдать целеуказание в этом случае - ПВО или ВКО? Итог - воздух и космос, как справедливо показал автор, являются единым театром военных действий. И воевать на этом театре должны единые Войска воздушно-космической обороны.
Аватар пользователя Artyom
Artyom
06 февраля 2013
... на грешную землю спуститесь ... пока Вы разбираетесь с научными подходами и применением терминологии космическая составляющая ВВКО делает "своё дело" ... не боеготовы большинство радилокационных подразделений РТВ, боевые расчёты ПУ авиации КП (ПН), сегодня не понимают какую задачу выполняют ... и для чего они вообще нужны ... комиссия за комиссией из штаба ВВКО прямо заявляет офицерам ПУ авиации, что они НИКОМУ не нужны ... это что ..? ... тоже входит в планы создания ВВКО ..? ... когда отделом по взаимодействию с Авиацией штаба бригады руководит бывший офицер ИАС, а в этот отдел на ключевые должности назначают вчерашних курсантов ... ИА не является инструментом командира соединения ПВО для её применения в качестве средства решения задач по ПВО... Самая подходящая структура для ВВКО - это четырхродовая составляющая (середины 80-х гг) ЗРВ, ИА, РТВ, КВ (в составе ККП,ПРО,СПРН, двух-трёх полигонов Плесецк, Восточный (когда отстроят)) и системы управления от КП подразделения до КП вида ВС т.е ЦКП ВВКО (ЦОК-ЗАРЯ) ... с соответствующими штабами и службами ... А во главе - Командир и не важно кто ОН лётчик, офицер ЗРВ,РТВ,КВ ... понимание должно быть, что это единое целое - Вид ВС РФ ... и не надо адаптировать никакие модели типа NORAD к российской системе обороны воздушно-космического пространства ... НО дело то на самом деле в другом, как когда то определённые "функционеры" от ВПВО (кот сегодня с умными выражениями лиц заседают в парламентских комиссиях по совершенствованию ВКО), именно прос....ли ККП,ПРО,СПРН и их бросили в РВСН, где их просто умножили на "ноль", так и сейчас во главу воздушно-космической ОБОРОНЫ ...!!! ... почему то встали выходцы из тех же РВСН ... есть над чем подумать!
Аватар пользователя Юрий Криницкий, автор статьи
Юрий Криницкий, автор статьи
06 февраля 2013
Artyom, вот как раз об этом моя статья в журнале ВКО №1 за 2013 год
Аватар пользователя АлександрI
АлександрI
06 февраля 2013
Мне представляется, что только идиоты могли "просрать", а точнее уничтожить Войска ПВО (ЗРВ, РТВ, РЭБ, ИА ПВО). Развитие средств вооруженной борьбы в воздухе и космосе со временем заставило бы влиться в этот вид ВС войска РКО (СПРН, ПРО, ККП), а затем и КВ (полигоны, спутники различного назначения). Оставалось лишь изменить ПВО на ВКО, и было бы всем "счастье" - без ельцинских маразматических загогулин... PS. Какие деньжищи остались бы целыми! А так все как всегда в Росии, через бодьшую Ж..У.
Аватар пользователя kupcigor
kupcigor
10 февраля 2013
Трезво, грамотно и по-существу. Так держать, уважаемый Юрий Владимирович!
Аватар пользователя strannick
strannick
16 февраля 2013
АВТОРУ. Спасибо за доброе слово, но в Вашем ответе содержится очередная порция неясности. Почему партизанский отряд не может быть средством ВКО? Тем более, что имеется и прецедент - я имею в виду известное похищение с польского полигона в 1944 г. боеголовку V2. Разве это не мероприятие боевого обеспечения ПРО, если уж не ВКО? Специально подготовленный отряд вполне может быть средством ВКО, более того, им может быть и подкупленный саботажник в сборочном цеху космических аппаратов. Ещё раз призываю Вас перейти к критерию по задачам. Кстати, израильтяне сейчас на полном серьёзе решают задачу сбивания летящих... ну, если и не булыжников. то примитивных РС, но почему-то не называют это ВКО.
Аватар пользователя strannick
strannick
16 февраля 2013
ARTIOM'у. Вы правы во всём. кроме одного. Не должна ВКО быть "видом ВС", т. е. не должна иметь административных функций. Она должна быть представлена стратегическим командованием, сформированным из боеготовых и поставленных на боевое дежурство частей и соединений других видов ВС и родов войск. А управление и боевое слаживание - ну. так ведь пишут же нам всё время об успехах связи, принципе сетецентризма и прочих вкусняшках (вкусняшках для промышленности, естественно)? Вот пусть и доказывают на практике, что способны создавать разнородные группировки и командовать ими.
Аватар пользователя Олег
Олег
04 февраля 2014
Очень хорошая статья, все правильно.
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц