Версия для печати

Синдром «Оборонсервиса» и ОПК

Существующая система управления госсобственностью способствует процветанию казнокрадов
Елюшкин Валерий

Уровень казнокрадства в «Оборонсервисе» и ряде государственных компаний, похоже, переполнил чашу терпения власти. Но иначе и быть не могло: сегодня деятельность госкомпаний не является прозрачной даже для государства.

Уровень казнокрадства в «Оборонсервисе» и ряде государственных компаний, похоже, переполнил чашу терпения власти. Но иначе и быть не могло: сегодня деятельность госкомпаний не является прозрачной даже для государства.

Получение информации о хозяйственной и финансовой деятельности госкомпаний представляет реальную проблему. В декабре прошлого года бывшая глава Минэкономразвития заявила: «У нас отсутствуют санкции к директорам государственных компаний за нераскрытие информации». Чего больше в этом заявлении руководителя ведомства, в ведении которого находится государственная собственность, – лукавства или некомпетентности?

При таком отношении собственника к своему имуществу казнокрадство в «Оборонсервисе» просто не могло не расцвести. При этом в сходных условиях находится и ОПК. Организационно-правовая форма, механизмы функционирования, а также менеджмент здесь строятся аналогично. Для казнокрадства созданы все условия.

Синдром «Оборонсервиса» и ОПК
Коллаж Андрея Седых

Прежде всего в зоне риска находятся интегрированные структуры, которые образовались путем сбора разнородных активов. В результате некоторые из них не нужны для создания профильного вида вооружения. В этой связи и возникает проблема эффективности использования активов, которая может решаться по-разному.

Общественная палата отмечала наличие существенных проблем в деятельности управляющих настроек интегрированных структур. Компенсировать последствия неэффективного управления топ-менеджмент может только путем продажи имеющихся активов. Где еще, не зарабатывая, взять деньги на выплату заработной платы работникам или на инвестиции в развитие? Продаются при этом активы непрофильные, но приносящие прибыль.

Если провести инвентаризацию сделок с имуществом государственных компаний за последние годы и проследить, куда делись деньги, возможно, в ОПК обнаружится не один «Оборонсервис».

В этой связи возникает вопрос: если для контроля расходов бюджетных средств у нас есть Счетная палата, то кто контролирует использование и эффективность государственной собственности? Как показала история с «Оборонсервисом», Росимущество неспособно данным вопросом заниматься. Не пора ли разобраться с содержанием и эффективностью деятельности топ-менеджмента и механизмами влияния на это государственных органов?

Интегрированные структуры ОПК – это не благотворительные организации и не доходное место для околовластных личностей. Это субъекты экономики, которые должны оцениваться по вкладу не только в обороноспособность, но и непосредственно в экономику.

Попытки ввести такие показатели для топ-менеджмента своих руководящих надстроек в интегрированных структурах предпринимаются. Судя по доступной информации, это более похоже на имитацию оценки. Оценивается исполнительность, а не достижение конкретного экономического или технологического результата. Может, поэтому эти надстройки сегодня сосредоточиваются исключительно на формировании корпоративных бюджетов, пытаясь взять под свой контроль финансовые потоки и не неся при этом ответственности за наполнение этих бюджетов?

С другой стороны, Росимущество также устанавливает свои показатели, но они далеки от тех, что используются в мировой практике для оценки собственниками деятельности своих компаний.

Вместо того чтобы оценивать компании по объемам и качеству продукции, прибыльности и рентабельности, доле рынка, уровню капитализации и т. п., Росимущество устанавливает показатели, которые обеспечивают только получение больших премий топ-менеджерам. Главным образом это рентабельность по чистой прибыли. То, что она получена от продажи активов и может сопровождаться увеличением стоимости продукции и снижением ее качества, а также оттоком квалифицированных кадров, во внимание не принимается. Так же, как и то, что темпы создания современного вооружения отстают от существующего на него спроса.

Проблема объективной оценки эффективности деятельности топ-менеджмента государственных компаний становится еще более критичной в условиях, когда государство, серьезно инвестирующее их развитие, прилагает усилия по переводу российской экономики если не в шестой, то по крайней мере в пятый технологический уклад.

Положение еще более осложнится необходимостью контроля эффективности инвестиций по критериям экономики этих укладов, что будет определяться новыми для интегрированных структур ОПК показателями. К ним относятся конкурентоспособность, эффективность применяемых моделей и стратегий бизнеса, риски и отдача от инвестиций, инвестиционная привлекательность и стратегическое доверие к компании со стороны инвесторов, социальные ожидания общества от результатов деятельности компаний и вклада в создание благосостояния и качества жизни, в том числе персонала компании.

Существуют риски, что огромные инвестиции, которые государство собирается вложить в развитие ОПК, уйдут в песок по причине неготовности государства освоить механизмы контроля их реальной эффективности.

Отдельный вопрос – размер зарплаты руководства государственных компаний, который вызывает возмущение общества и власти. Профессиональные и результативные управленцы необходимы, в том числе и в ОПК. Такие специалисты не могут стоить дешево. Однако в мировой практике их зарплата сбалансирована со всеми участниками создания добавленной стоимости и не становится причиной социальной напряженности.

Размеры же заработной платы топ-менеджмента в интегрированных структурах ОПК, по данным общественных организаций, многократно превышают зарплату производственного персонала. При этом сохранение тенденции повышения средней заработной платы рассматривается как достижение.

В то же время при высокой заработной плате топ-менеджмента интегрированных структур его функции и реальная результативность не идут ни в какое сравнение с директорами входящих в их состав дочерних организаций – предприятий ОПК. Эти люди постоянно находятся между молотом и наковальней. С одной стороны – добывание необходимых объемов заказов и исполнение принимаемых обязательств, в том числе и по так называемым откатам. При этом выполняя обязательства по «откатам», они балансируют на грани экономического преступления. С другой – над ними постоянно висит угроза увольнения из-за неспособности обеспечить специалистов своего предприятия работой и достойной зарплатой. И это одна из основных причин дефицита современных и эффективных управленцев.

В этих условиях директора отдельных предприятий добиваются результатов, которые позволяют поддерживать существующий оптимизм по состоянию ОПК. Однако эти результаты порой не только не обеспечены, но иногда и получены вопреки деятельности управленцев интегрированных структур.

Может, поэтому деятельность управляющих надстроек интегрированных структур ОПК признается собственником эффективной, несмотря на то, что реальное положение дел в некоторых из них просто удручающее, а понятие «эффективный менеджер» в инженерно-технической среде становится практически ругательным. И в этом кроется еще один фактор социальной напряженности.

Ответственные за управление развитием экономики страны фактически признают непрозрачность и неуправляемость государственных компаний, что позволяет топ-менеджменту интегрированных структур ОПК и дальше находиться вне интересов государства, которое отдает свою собственность на откуп частным лицам и взваливает на себя все их неэффективные затраты.

Источник существующих проблем интегрированных структур ОПК не только в недостатке действительно эффективных топ-менеджеров, но и в отсутствии механизмов, позволяющих сбалансировать общие интересы.

Как только будут созданы современные механизмы оценки и мотивации для интегрированных структур ОПК, «эффективные менеджеры» начнут исчезать сами. Такие механизмы в мировой практике известны.

Эффективной модернизации промышленности и перевооружения армии ожидать не приходится до тех пор, пока во главу угла не будут поставлены компетентность топ-менеджмента ОПК и готовность собственника к оценке эффективности его деятельности.

От синдрома «Оборонсервиса» необходимо избавляться, пока модернизация промышленности и армии только разворачивается. Необходима уверенность в том, что триллионы будут потрачены не зря.

В Общественной палате в настоящее время развернута подготовка к общественным слушаниям по противодействию коррупции в сфере ОПК, в ходе которых, как ожидается, будут даны ответы на все болезненные вопросы.

Валерий Елюшкин,
член экспертного совета Общественной палаты РФ, генерал-майор, доктор технических наук

Опубликовано в выпуске № 10 (478) за 13 марта 2013 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя strannick
strannick
12 марта 2013
АВТОРУ. Готов был бы подписаться под каждым Вашим словом, если бы Вы его, это слово, договорили до конца. То, что Вы не рискнули сказать Вашему читателю - и "Оборонсервис", и ОПК не что иное, как структурные элементы единой системы под названием "РФ ЗАО Инкорпорейтед". Ситуация в них - калька с ситуации в государственной структуре, и уже поэтому надеяться на какие-то изменения в них не приходится.
Аватар пользователя полковник
полковник
12 марта 2013
На самом деле Росимущество от собственности Оборонсервиса было отодвинуто, смотрите постановление Правительства от 29.12.2008 № 1053. Согласно ему Смердюков решение вопросов о распоряжении собственностью Минобороны оттяпал себе (с разрешения ВВП), а что случилось дальше вы все видите (но не все видите, а процентов 5, или меньше).
Аватар пользователя strannick
strannick
12 марта 2013
ПОЛКОВНИКУ. А вот Вы и поделитесь, коллега.
Аватар пользователя HZ66
HZ66
17 марта 2013
Рынок - плохо, но еще хуже когда рыночные механизмы не действуют. Во всем мире разработка, производство и, особенное, продажа военной техники является наиболее непрозрачной и коррумпированной областью экономики. Просто в России это довели до "совершенства", когда громадные бабки успешно осваиваются, а результат с гулькин ...
Аватар пользователя strannick
strannick
12 марта 2013
АВТОРУ. Готов был бы подписаться под каждым Вашим словом, если бы Вы его, это слово, договорили до конца. То, что Вы не рискнули сказать Вашему читателю - и "Оборонсервис", и ОПК не что иное, как структурные элементы единой системы под названием "РФ ЗАО Инкорпорейтед". Ситуация в них - калька с ситуации в государственной структуре, и уже поэтому надеяться на какие-то изменения в них не приходится.
Аватар пользователя полковник
полковник
12 марта 2013
На самом деле Росимущество от собственности Оборонсервиса было отодвинуто, смотрите постановление Правительства от 29.12.2008 № 1053. Согласно ему Смердюков решение вопросов о распоряжении собственностью Минобороны оттяпал себе (с разрешения ВВП), а что случилось дальше вы все видите (но не все видите, а процентов 5, или меньше).
Аватар пользователя strannick
strannick
12 марта 2013
ПОЛКОВНИКУ. А вот Вы и поделитесь, коллега.
Аватар пользователя HZ66
HZ66
17 марта 2013
Рынок - плохо, но еще хуже когда рыночные механизмы не действуют. Во всем мире разработка, производство и, особенное, продажа военной техники является наиболее непрозрачной и коррумпированной областью экономики. Просто в России это довели до "совершенства", когда громадные бабки успешно осваиваются, а результат с гулькин ...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц