Версия для печати

«Бог войны» XXI века

Ракетно-артиллерийское вооружение должно развиваться под бесконтактные войны
Артамонов Игорь Рябцев Роман

Асимметричным ответом России на новые вызовы может стать развитие тактического ядерного оружия ракетных войск и артиллерии (РВ и А) малой и сверхмалой мощности («ВПК», № 15). К решению этой и других задач в целях создания современных РВ и А должны быть привлечены ведущие специалисты ОПК, военные теоретики, практики государственного и военного строительства.

Асимметричным ответом России на новые вызовы может стать развитие тактического ядерного оружия ракетных войск и артиллерии (РВ и А) малой и сверхмалой мощности («ВПК», № 15). К решению этой и других задач в целях создания современных РВ и А должны быть привлечены ведущие специалисты ОПК, военные теоретики, практики государственного и военного строительства.

К числу организационных проблем развития отечественного ракетно-артиллерийского вооружения (РАВ) относятся задачи комплектования Вооруженных Сил, обучения личного состава и широко обсуждаемое определение перспективного облика армии. В связи с этим хочется отметить, что наименования и структура войсковых формирований (бригады – полки – дивизии, округа или стратегические направления и т. п.) большее значение имеют в мирное время. При их боевом применении в рамках концепции сетецентрической войны, то есть преимущественно в бесконтактных операциях, перспективные средства поражения будут оперативно объединяться во временные огневые (ударные) контуры, куда могут входить как целые подразделения (батарея состоящих на вооружении самоходных гаубиц со штатными средствами автоматизации управления и обеспечения), так и отдельные огневые средства, управление которыми возможно в удаленном режиме (перспективная гаубица и пусковая установка высокоточного ракетного комплекса).

Быстрота и самосинхронизация

Сетецентрическая война – ведение боевых действий в едином информационном пространстве, позволяет перейти от войны на истощение к более скоротечной и более эффективной форме, для которой характерны два основных принципа: быстрота управления и самосинхронизация.

Основные преимущества ведения боевых действий в едином информационном пространстве:

Возрастает роль оружия избирательного поражения или имеющего ограниченные зоны поражения
  • повышение эффективности управления разнородными силами и средствами в условиях отсутствия непрерывной линии боевого соприкосновения войск;
  • возможность применять вооруженные формирования в качестве единой гибкой пространственно-распределенной разведывательно-ударной (огневой) системы (РУС);
  • ведение разведывательно-ударных (огневых) действий в реальном масштабе времени с образованием родовых, межродовых, межвидовых и смешанных временных разведывательно-ударных (огневых) контуров, расширение возможностей по наведению ВТО различных типов и базирования;
  • создание основы для применения в войсках роботизированной военной техники путем ее модульного подключения.

 

Выполнение требований концепции ведения боевых действий в едином информационном пространстве предусматривает разработку и использование комплекса технологий, в том числе сетевых, обеспечивающих формирование информационно-управляющей инфраструктуры системы, а также методик создания схем наведения ВТО. Их можно достаточно условно разделить на следующие группы технологий:

  • связи и телекоммуникаций как основы создания средств высокоскоростной бесперебойной связи и передачи данных, обеспечивающих доведение разведывательных (включая видовую), картографических и метеорологических сведений, информации управления и целеуказания со скоростью, соответствующей масштабу реального или близкого к этому времени, по единому для всех оконечных потребителей протоколу;
  • предварительной обработки, накопления и распределения данных, информационной работы и управления разведкой, топогеодезического и метеорологического обеспечения, а также унифицированных форматов представления информации. Эти средства формируют программно-техническую основу информационно-управляющей инфраструктуры сетецентрической системы ВС РФ;
  • комплексной обработки разнородных, поступающих от источников различных видов разведки данных: анализа, обобщения разведывательной информации и поддержки принятия решений при оценке противника, прогнозировании его действий и планировании разведки в интересах эффективного применения ВТО и других средств поражения;
  • управления разнородными силами и средствами, выполняющими различные функциональные задачи и принадлежащими видам и родам войск МО и других силовых структур, в интересах достижения основных целей войсковой группировки;
  • обеспечения информационной безопасности в условиях информационного противоборства, ведения РЭБ;
  • подготовки полетных заданий и эталонной информации для высокоточных средств поражения, использующих рельефометрические системы наведения;
  • формирования радионавигационных полей, а также навигационных полей другой физической природы;
  • наведения средств поражения, включая стабилизируемые вращением, движущиеся с ускорением и перспективные гиперзвуковые, по данным различных навигационных систем;
  • создания автономных головок самонаведения для боеприпасов ВТО, в том числе радиолокационные, инфракрасные, оптические, комбинированные и т. п.;
  • математического моделирования боевых действий и важнейших процессов применения вооружения, других поддерживающих и обеспечивающих методик.

 

Система перспективных исследований и разработок

Разработка всех перечисленных технологий должна вестись в основном в рамках ФЦП развития ОПК России, а также других федеральных и комплексных целевых программ, в тесной увязке с предлагаемыми Минэкономразвития национальными технологическими платформами, которые являются новым инструментом развития инновационных технических проектов, в том числе оборонной направленности.

«Бог войны» XXI века
Коллаж Андрея Седых

К сожалению, национальные технологические платформы ориентированы в основном на бизнес-проекты, частно-государственное партнерство и без тесного взаимодействия с научными организациями Министерства обороны и прямого государственного финансирования высокорискованных проектов оборонной направленности не позволят достичь даже современного уровня военных технологий, не говоря уже о лидерстве в этой области.

Ситуация усугубляется тем, что до последнего времени отсутствовал орган, осуществляющий координацию военных исследований, фундаментальных изысканий, прикладных разработок в данном направлении. Новое руководство МО и ОПК приняло решение о создании Фонда перспективных исследований при Военно-промышленной комиссии и Главного управления по инновационным разработкам Министерства обороны, в рамках которых намечено организовать разработку прорывных технологий вооруженной борьбы, создание долгосрочной концепции развития РАВ и ее реализацию через соответствующие федеральные и целевые программы, национальные технологические платформы и другие инструменты.

Вместе с тем уровень развития отечественной экономики и объективное состояние отечественных Вооруженных Сил делают проблематичным выполнение в установленные сроки всех планов ГПВ-2020 по переходу на новые принципы построения ВС согласно концепции ведения боевых действий в едином информационном пространстве. В то же время имеется возможность поэтапного построения перспективной структуры современной армии. В настоящее время российскими, в том числе военными учеными проведено достаточно исследований, подтверждающих возможность поэтапного перехода основной ударной силы СВ ВС РФ – ракетных войск и артиллерии к созданию РУС для достижения превосходства над противником в огневом противоборстве.

Поэтому на первом этапе предлагается путем незначительной доработки уже существующих и разрабатываемых в ОКР современных образцов ВВСТ сформировать и предложить в ГОЗ поставочные комплекты вооружения для оснащения артиллерийских формирований всех звеньев управления, которые отвечают требованиям, предъявляемым к боевым системам реального времени. Будет реализована задача создания интегрированных боевых ракетно-артиллерийских систем.

Применительно к имеющейся организационно-штатной структуре артиллерийские, реактивные, противотанковые дивизионы путем незначительной доработки ВВСТ преобразовать в разведывательно-огневые модули целевого назначения, которые должны отражать главное содержание боевого предназначения артиллерии армии: контрбатарейную борьбу, поражение выдвигающихся резервов (колонн), поражение радиоэлектронных средств, уничтожение выдвигающихся и прорвавшихся танков, в том числе с возможностью применения тактического ядерного оружия.

В РАРАН имеются развернутые предложения по построению аналогичных разведывательно-ударных и разведывательно-огневых комплексов СВ и ВВС. В их числе разведывательно-ударный комплекс (РУК) оперативного назначения с авиационными средствами РТР и дальнобойными наземными средствами поражения, РУК оперативно-тактического назначения на базе высотных средств радиолокационной разведки, тактический РУК, использующий вертолетный комплекс радиолокационной разведки, хорошо зарекомендовавший себя в ходе учений «Кавказ-2012». Реализация этих предложений при условии параллельного решения вышеперечисленных технологических и других проблем под единым руководством позволит перейти к реальному построению сетецентрической структуры РВ и А снизу – от отдельных перспективных образцов через их объединение в разведывательно-ударные (огневые) комплексы (модули) к ведению разведывательно-ударных действий в едином информационном пространстве всеми видами ВС и Вооруженными Силами в целом.

Совместные усилия

Тенденции развития ракетно-артиллерийского вооружения достаточно очевидны: снижение роли ствольного вооружения при возрастании значения ракетного, уменьшение массогабаритных характеристик, автоматизация всех процессов боевого применения, вплоть до создания дистанционно управляемых, роботизированных и полностью автономных комплексов, вытеснение обычных боеприпасов высокоточными (то есть управляемыми средствами поражения и прежде всего с элементами искусственного интеллекта), появление РАВ на новых физических принципах.

Можно спрогнозировать увеличение количества локальных вооруженных конфликтов, контртеррористических операций и других силовых действий с привлечением РАВ на своей территории или в районах размещения мирного населения, где возрастает роль оружия избирательного поражения или имеющего ограниченные зоны поражения (так называемого малоинвазивного). Близкая по смыслу проблема – разработка боеприпасов, безопасных в обращении (повышенной стойкости к ударам, нагреву, агрессивным средам и т. п.).

В общем случае эта задача поражения любого опасного «элементарного» объекта противника сводится к уничтожению (повреждению) материальной части (технических средств) и/или выведению из строя (навсегда или на определенное время) личного состава, осуществляющего применение этого средства. Предлагаемый переход к системному, комплексному применению перспективного высокоточного РАВ в рамках сетецентрической концепции ведения боевых действий потребует уточнения и детализации требований к степени и порядку поражения типовых целей.

В заключение необходимо отметить, что создание современных ракетных войск и артиллерии, ВС РФ в целом в соответствии с принципами ведения разведывательно-ударных (огневых) боевых действий в едином информационном пространстве потребует решения многофакторной, межвидовой и военно-политической проблемы (особенно учитывая предлагаемую концепцию тактического ядерного сдерживания силами и средствами РВ и А), к которому должны быть привлечены ведущие специалисты ОПК, военные теоретики, практики государственного и военного строительства.

Совместными усилиями всех заинтересованных сторон необходимо разработать программу поэтапного перехода системы РАВ на новые принципы построения, разработки и оснащения всех видов Вооруженных Сил перспективными системами вооружения, дополняющую, а в необходимых случаях и корректирующую действующие национальные, федеральные, комплексные целевые программы и ГПВ. При реализации такой программы важна скоординированность мероприятий федеральных органов исполнительной власти и военного управления, ОПК, научно-исследовательских организаций Минобороны, Академии наук и высшей школы. Роль научного координатора таких работ могла бы взять на себя Российская академия ракетных и артиллерийских наук.

Игорь Артамонов,
действительный член РАРАН, доктор технических наук
Роман Рябцев,
советник РАРАН, кандидат технических наук

Опубликовано в выпуске № 16 (484) за 24 апреля 2013 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя strannick
strannick
23 апреля 2013
Артиллерия и ракетные войска СВ, как средство асимметричного ответа на создаваемый штатами флот космических гиперзвуковых ударных систем? Запредельно. В связи с этой концепцией припоминается. как где-то в 70-х гг. в одном американском военном журнале я прочёл: "Русские до сих пор применяют артиллерию так, словно никогда не слышали о существовании тактической авиации". Мне запомнилось.
Аватар пользователя Иван Осечкин
Иван Осечкин
29 апреля 2013
Веровали бы вы лучше в антисемитизм...
Аватар пользователя Александр Попов
Александр Попов
07 мая 2013
Собственно артиллерия традиционная - это оружие самообороны воинских частей, ну как пистолет у офицера. А действительная артиллерия и тактические ракеты должны лупить как тамагафки на сверхдальние расстояния, чтобы бомбить всю территорию СШП (ну а кто нынче враг?). Здесь вопрос в средствах наведения, у СШП авианосцы и множество "аваксов" на них, а у нас дуля в кармане... Наверняка вражины пульнут по нашим стартовым площадкам РВСН, и важным коммуникациям тучами высокоточных тактических ракет, и нам можно будет ответить только тем же, то есть тучами наших тактических "искандеров", достающих до любого района СШП. Применять несколько уцелевших ракет РВСн против полностью сохранившегося ядерного арсенала врага будет безрассудно, наши несколько ракет скорее всего собьют ПРО, а нас разнесут в клочья в ответном ударе и нас же обвинят в развязывании ядерной войны. Флот нужно строить, эсминцы с искандерами и ПРО, авианосцы с Миг-31, Миг-34, с "аваксами"..., так как всю космическую навигацию уничтожат в первую очередь.
Аватар пользователя Mr. Truth
Mr. Truth
22 мая 2013
Первый и третий комментарии разят запредельным идиотизмом. Ствольная Артиллерия против крылатых ракет это просто надо додуматься до такого. Дивизион это огневое средство маневровой бригады. У американцев в бригадах что томагавки или самолеты вместо гаубиц? Идиотизм наших "экспертов" поражает лучше чем артиллерийский или удар. Никогда никакие средства дальнего воздействия не вытеснят артиллерию... Ни ракетную, ни ствольную.
Аватар пользователя strannick
strannick
23 апреля 2013
Артиллерия и ракетные войска СВ, как средство асимметричного ответа на создаваемый штатами флот космических гиперзвуковых ударных систем? Запредельно. В связи с этой концепцией припоминается. как где-то в 70-х гг. в одном американском военном журнале я прочёл: "Русские до сих пор применяют артиллерию так, словно никогда не слышали о существовании тактической авиации". Мне запомнилось.
Аватар пользователя Иван Осечкин
Иван Осечкин
29 апреля 2013
Веровали бы вы лучше в антисемитизм...
Аватар пользователя Александр Попов
Александр Попов
07 мая 2013
Собственно артиллерия традиционная - это оружие самообороны воинских частей, ну как пистолет у офицера. А действительная артиллерия и тактические ракеты должны лупить как тамагафки на сверхдальние расстояния, чтобы бомбить всю территорию СШП (ну а кто нынче враг?). Здесь вопрос в средствах наведения, у СШП авианосцы и множество "аваксов" на них, а у нас дуля в кармане... Наверняка вражины пульнут по нашим стартовым площадкам РВСН, и важным коммуникациям тучами высокоточных тактических ракет, и нам можно будет ответить только тем же, то есть тучами наших тактических "искандеров", достающих до любого района СШП. Применять несколько уцелевших ракет РВСн против полностью сохранившегося ядерного арсенала врага будет безрассудно, наши несколько ракет скорее всего собьют ПРО, а нас разнесут в клочья в ответном ударе и нас же обвинят в развязывании ядерной войны. Флот нужно строить, эсминцы с искандерами и ПРО, авианосцы с Миг-31, Миг-34, с "аваксами"..., так как всю космическую навигацию уничтожат в первую очередь.
Аватар пользователя Mr. Truth
Mr. Truth
22 мая 2013
Первый и третий комментарии разят запредельным идиотизмом. Ствольная Артиллерия против крылатых ракет это просто надо додуматься до такого. Дивизион это огневое средство маневровой бригады. У американцев в бригадах что томагавки или самолеты вместо гаубиц? Идиотизм наших "экспертов" поражает лучше чем артиллерийский или удар. Никогда никакие средства дальнего воздействия не вытеснят артиллерию... Ни ракетную, ни ствольную.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...