Версия для печати

Как уйти от пропасти

Необходимо срочно создать систему аналитического обеспечения национальной безопасности России
Доронин Александр Селиванов Александр Тобачук Игорь Абросимов Николай Гармаш Александр Найман Евгений Никонов Анатолий Фаличев Олег

Как мы уже сообщали («ВПК», № 16, 2013), в Общественной палате состоялся «круглый стол»  на тему «Экономика, оборона и безопасность: аналитическое обеспечение управления и контроля». В нем приняли участие представители администрации президента, Совета Федерации, Счетной палаты, ФСО и Минобороны. Продолжаем публикацию прозвучавших на этом мероприятии выступлений.

Как мы уже сообщали («ВПК», № 16, 2013), в Общественной палате состоялся «круглый стол» на тему «Экономика, оборона и безопасность: аналитическое обеспечение управления и контроля». В нем приняли участие представители администрации президента, Совета Федерации, Счетной палаты, ФСО и Минобороны. Продолжаем публикацию прозвучавших на этом мероприятии выступлений.

Где профессионалы

Четыре года назад мы проводили на базе Академии экономической безопасности МВД межведомственную конференцию «Аналитическая разведка в противодействии и профилактике коррупции». Интерес всех ведомств был очень большой. Конференция с успехом проходила два года подряд. После чего вуз ликвидировали в ходе реформы МВД.

Эта академия готовила экономистов-аналитиков, которые занимаются криминалистическими экспертизами мошенничества, других противоправных действий. Теперь мы не знаем, как бороться с экономической преступностью. Остались ли в МВД профессионалы, имеющие профильное экономическое образование, в том числе аналитическое?

Как уйти от пропасти
Коллаж Андрея Седых

Во взаимодействии с академией мы пытались организовать подготовку оперативного и следственного состава в сфере анализа и применения аналитических технологий. В коммерческих организациях уровень подготовки служб безопасности значительно выше, чем у сотрудников государственных структур. Как и уровень доступа коммерческих структур к информационным порталам. Сейчас приходится консультировать коллег, потому что у меня есть официальный доступ к ФНС, Госстату и еще ряду организаций. Действующий сотрудник может получить его только по запросу.

Наглядный показатель нашего планирования вообще и образовательных программ в частности – отсутствие механизма внедрения наработанного опыта. Шесть лет назад налоговая инспекция составила 106 признаков фирм-однодневок. Многие коммерческие структуры взяли на вооружение эти признаки и создали автоматизированную систему проверки на их основе: заносишь название фирмы и тут же получаешь ее экспертную оценку. Что мешает государству в ходе конкурсов ввести предварительную оценку этих фирм? 50 процентов жуликов сразу отсеются. У всех еще на слуху скандалы в Минобороны, МВД, когда крупные контракты выигрывала фирма-однодневка, которая в лучшем случае являлась передаточным звеном, в худшем – получала деньги и вообще исчезала.

Серьезная проблема – подготовка преподавателей. В середине 90-х люди поголовно стали уходить из научно-исследовательских и учебных организаций в коммерцию. Остались или зеленая молодежь, или люди, близкие к пенсионному возрасту. А скоро преподавать вообще будет некому.

Множество хороших начинаний тормозит и проблема авторского права. Выходит хорошая новая книга и тут же выкладывается в Интернет. Пока мы этот вопрос не решим, у специалистов не будет желания писать новые учебники. А без реализации человеческого потенциала все мощные информационные системы не будут эффективны.

Александр Доронин,
кандидат экономических наук

 

Нужна стратегия развития

В свое время Научно-исследовательский центр МВД России, связанный с экономической безопасностью, обеспечивал всю научную экспертную работу в этой сфере. Два подразделения, в состав которых входили всего 30 человек, обслуживало министерство численностью полтора миллиона.

Сегодня нет и этого центра. 10 человек в НИИ – весь интеллектуальный костяк по обеспечению проблем экономической безопасности. Еще раньше ликвидировали Академию налоговой полиции, на базе которой создавалась Академия экономической безопасности, также уничтоженная.

Исследователей, научных работников, глубоко занимающихся коррупцией, терроризмом, в МВД единицы. За год появляется всего три – пять серьезных исследований (диссертаций). Специальных подразделений нет, как нет и специалистов-аналитиков. Попытка несколько лет назад поставить в Академии ФСБ вопрос о подготовке аналитиков, вызвал шок у ее руководства. Они не знали, как решить задачу подготовки в течение двух лет 800 аналитиков.

С 2005 года работал Институт повышения квалификации госслужащих в рамках Российской академии государственной службы (РАГС) при президенте России. В связи с присоединением РАГС к Академии народного хозяйства институт ликвидирован. На одной из его кафедр читался 72-часовой пилотный курс по преподаванию аналитики. Курс повышения квалификации прошли в этом вузе около 700 человек – сотрудники и руководители аналитических подразделений всех ведомств, включая ФСО, Государственную думу, Совет Федерации, военные ведомства. Здесь проходили научные конференции, в которых принимали участие не только слушатели, но и научные работники. К 2011 году конференции по аналитическому обеспечению государственного управления, а затем и по научному, экспертно-аналитическому, информационному обеспечению начали собирать огромные аудитории – до 700 человек.

Идея Всероссийской научно-практической конференции, которая родилась в стенах Общественной палаты России, органическая и нужная для государства. Надо всячески поддерживать такие мероприятия, потому что для аналитического сообщества это единственный способ общаться и каким-то образом профессионально взаимодействовать.

От аналитики необходимо переходить к серьезным стратегическим управленческим задачам, и общественная инициатива тут крайне важна. Рано или поздно придется ответить на вопрос: почему в военных вузах уничтожены все научные и учебные подразделения, связанные с планированием и прогнозированием?

Мы говорим о стратегическом развитии, притом что в стране осталось буквально несколько специалистов, которые занимаются теорией развития. Соответствующих кафедр нет ни в МГУ, ни в подразделении Института философии. Китайцы, используя мировые разработки теории развития 50-летней давности, создают свою теорию модернизации. У нас был собственный опыт, а сейчас его нет.

Речь идет не только о возобновлении аналитической работы, а обо всем комплексе научного, экспертно-аналитического и информационного обеспечения видов управления, в том числе ситуационных центров в интересах стратегического управления, выстраивания экспертизы стратегически-управленческих решений.

Инициатива усиления аналитики в России пошла не сверху, а снизу и вышла на уровень Общественной палаты. Она должна быть не просто всячески поддержана, но и преобразована в постоянно действующий рабочий орган. Такая структура может взять на себя задачи в том числе общественного, экспертного заключения тех или иных проектов, их обсуждения, без решения которых то, что случилось с Саяно-Шушенской ГЭС, может показаться цветочками.

Александр Селиванов,
доктор философских наук, профессор

 

Какой продукт производить

Создание когнитивных центров, систем аналитической поддержки – вещь, безусловно, полезная. Но какой же продукт должна производить эта «фабрика мысли»? И почему он не востребован, а сама она неэффективна?

На мой взгляд, бесперспективно создавать механизм межведомственной комиссии. Нужна не меж-, а надведомственная комиссия. Необходимо выстраивать архитектуру, которая даст возможность сформировать не единое, а сегментированное пространство иерархической структуры, где каждый уровень позволяет видеть низ, но низ не может видеть верх. Компрессия информации в такой структуре на самом верху достигает своего предела, а фактический руководитель получает вариантность решений и последствий. У нас создан специальный фонд перспективных исследований. Мне кажется, это одна из его задач.

Игорь Тобачук,
генеральный директор ООО «Технологии информационных сетей», кандидат военных наук

 

Ошибиться нельзя

Главная задача Общественной палаты – обеспечить транспарентность, то есть открытость всех тех проблем, которые существуют в области аналитического обеспечения принятия решений высшим политическим и военно-политическим руководством.

Совет безопасности обсуждает сегодня чрезвычайно важную проблему, связанную с прогнозированием деятельности нашей страны до 2020–2030 годов. Пока никаких рекомендаций нет. На что опереться, каким образом выстроить систему, чтобы общество приняло все высказанные предложения? Это задача чрезвычайной важности. На основании этого прогноза будет выстроен и законопроект по стратегическому планированию, управлению государством. И ошибиться нельзя, иначе мы снова окажемся на грани чрезвычайных ситуаций. Пока мы идем к пропасти, и Общественная палата должна подсказать высшему руководству России, как увести страну от ее края.

Николай Абросимов,
советник аппарата Совета безопасности, доктор экономических наук, профессор

 

Требуется свой интернет

Существуют четыре основных направления, которые реализуются за рубежом в области улучшения аналитического обеспечения высших должностных лиц государства.

Первое – имитационное моделирование, когда решения практически по всем политическим вопросам принимаются на основании математических моделей, четко выверенных, апробированных и имеющих практическую направленность. Достаточно четко, например, прогнозируется рост цен на нефть и бензин после ЧП и военных действий.

Второе – стандартизация системы сбора первичной информации – от бюллетеней врачей до сбора информации о состоянии воздуха в городах. И только после этого – ввод стандартизированной информации в общую систему баз данных.

Третье – лица, принимающие решения, имеют практический доступ к первичной информации, начиная от процессов производства и заканчивая, допустим, строительством объектов и распределением госресурсов.

Четвертое – создание собственной сети Интернет, независимой от мировой Сети и способной обеспечить решение задач военно-технического строительства в случае кризисной ситуации.

 

Не идеализировать Запад

Сейчас мы ведем работы по развитию системы ГАС ГОЗ с использованием первичной информации, которая собирается для создания системы стратегического планирования и управления. Многое в ее развитии будет зависеть от нового Закона о стратегическом планировании, который принят во втором чтении.

С нашей точки зрения, сегодня необходимо не столько создание ситуационных центров разных модификаций, сколько использование клауд-компьютерных технологий с определенным доступом к базам, широкой дискуссией экспертов по разным вопросам в рамках тех же когнитивных центров.

Мы часто идеализируем то, что происходит в США, на Западе. Но если бы у них все было так хорошо, они вряд ли влетели бы в нынешний кризис. Вся экономика Запада оказалась в ситуации глубокого понятийного кризиса. Вопрос не в противостоянии коммерсантов и некоммерсантов, а в том, что же делать миру и России в частности?

С одной стороны, мы говорим, что либеральные идеи загнали экономику в угол, с другой – имеем Госплан. Очевидно, и то, и другое приводит к не очень хорошим результатам.

Отпускать на ГОЗ 20 триллионов рублей без контроля и прогноза по меньшей мере нерационально, а то и преступно. Именно с этого и начинается коррупция. Не когда «спилили» и «откатили», а когда заложили, чтобы потом «распиливать» и «откатывать». Вместо борьбы с коррупцией у нас идет имитация удара по хвостам. И эффект будет нулевым: «Кто не спрятался, я не виноват, а остальным – как повезло».

Безусловно, нужен разворот в сторону независимой экспертизы. Необходима выработка экспертным сообществом рекомендаций на общей базе, которую можно достаточно оперативно развернуть. А независимость экспертов обеспечивается очень просто: их работа должна оплачиваться, стоить денег. Не может быть никакой имущественной и прочей ответственности, связи с тем, чью работу они оценивают. И наконец, все экспертные заключения могут быть проверены экспертным сообществом, которое надо сформировать, предъявив к экспертам определенные требования: прежде всего эксперт не имеет права участвовать в проектах, которые он оценивает.

Евгений Найман,
первый вице-президент Российского общества оценщиков, кандидат технических наук

 

Троянский конь оборонного сервиса

До 1996 года бюджетный классификатор, определяющий стратегию расходов, был построен по задачам, которые решают Вооруженные Силы. Сегодня он построен по оргштатной структуре и отношения между руководством ВС, командующими округов, видов, родов войск и представителями Минфина нередко заканчивались ничем – денег нет. Эта проблема до сих пор не снята. Хотя еще в 1997-м Борис Ельцин принял решение выделять на финансирование, оснащение и развитие Вооруженных Сил 3,5 процента от ВВП. До 2011-го ни разу не подошли к этому показателю. Взять поставки ВВТ в ВС в период с 1994 по 2002 год. В 1994-м произошло резкое падение спроса на ВВТ внутри страны. Стоял вопрос о выживании оборонных заводов. Спасибо представителям Генштаба, нашим красным директорам, которые предложили путь экономической конверсии и экспорта ВВТ. Только это позволило удержать материальную базу на необходимом жизненном уровне.

Лишь в 2003-м ГОЗ и экспорт примерно выравнялись. В 2007–2011 годах наблюдался вялотекущий процесс с не очень высокой динамикой роста. В 2011-м перешли к ГПВ-2020, что подарило надежду, и, похоже, новый ФЗ № 371 о федеральном бюджете на 2013-й и последующие плановые годы изменит тенденцию.

Не могу не сказать и об аутсорсинге. Слушатели Франции, Швеции, Швейцарии, других государств, которые у нас учатся, недвусмысленно говорят: «Оборонсервис» – это очень опасно для Вооруженных Сил».

Понятно, что у аутсорсинга есть и положительные стороны. Однако за минувшее время стало окончательно ясно: без науки и крепкой законодательной базы процесс экономического обеспечения строительства Вооруженных Сил может превратиться в открытый грабеж государственных средств. Эти слова произнес еще 150 лет назад подполковник Аничков, преподаватель, профессор кафедры военной администрации Николаевской академии Генерального штаба, который изучал всю систему поставок ВВТ, провианта и финансового обеспечения ВС.

Сравните, как американцы берегут свою армию, сколько человек они посадили на электрический стул за экономические преступления. Там передачей функций ВС на аутсорсинг занимается рабочая группа конгресса по аутсорсинговой приватизации, в ее составе все директора военно-промышленных компаний, представители Минобороны, всех видов и родов войск, эксперты частного экономического сектора. Даже сама постановка вопросов здесь – это почти научная задача. Как и весь алгоритм действия группы.

В США есть два понятия – аутсорсинг и приватизация. Министерство обороны не включает приватизацию в аутсорсинг. Почему? Потому что аутсорсинг берет на себя функции поддержки отдельных структурных подразделений, а приватизация забирает активы. Мы же пошли по пути приватизации.

В административно-бюджетном управлении США разработан так называемый циркуляр А-76 конгресса, где в деталях прописаны процедуры, обязательные для выполнения федеральными ведомствами перед передачей на аутсорсинг функций госструктур. Он предусматривает сравнение государственных и частных цен по функциям, требующим занятости 10 и более служащих. Цены частного сектора сравниваются не с реальными, а с предлагаемыми государственными ценами на основе применения наиболее эффективной организации.

Наконец, передача в аутсорсинг разрешается только тогда, когда цена частного сектора меньше государственного гарантированно на 10 процентов. А для того чтобы частная компания пробилась к обслуживанию ВС, по требованиям этого циркуляра ей надо два – четыре года доказывать свою состоятельность.

У нас общество расколото на два по-разному мыслящих класса – государственники и коммерсанты. Мы друг друга не понимаем. Экономические методы, которые используют коммерсанты, очень агрессивны, зачастую морально нечистоплотны и поэтому государственный люд несет одно поражение за другим. Думаю, Общественная палата поддержит предложение вернуться к принятию закона о государственно-частном партнерстве. Он у нас был обозначен, но повис в воздухе так же, как и закон о государственной промышленной политике. Кроме того, необходима разработка механизма государственной частной модернизации. Наша экономическая система застряла на полпути от плана к рынку. У нас и плана нет, и рынок никуда не годится.

Пора с единых позиций обсуждать и такие понятия, как война, политика, экономика. Сегодня в российских войсках лишь 10 процентов новой техники. Критический показатель в мировой практике – 60 процентов. Укомплектованность личным составом – 70 процентов. Это тоже критический показатель, который означает, что мы теряем навыки, умение воевать.

Анатолий Никонов,
доктор экономических наук, профессор ВАГШ
Подготовил Олег Фаличев

Опубликовано в выпуске № 19 (487) за 22 мая 2013 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Гость
Гость
21 мая 2013
Г-н ДОРОНИН задаёт вопрос - почему до сих пор не приняты меры к ликвидации фирм-однодневок. Да потому, что они до сих пор являются основным методом распила бюджета крупнейшими (и помельче) чиновниками РФ. А глобальные мечтания г-на ГАРМАША не вызывают ничего, кроме усмешки. Единственный нормальный материал - выступление профессора НИКОНОВА.
Аватар пользователя Троечник
Троечник
03 июня 2013
Так и хочется воскликнуть "ТоварЫшшИ УчёныИ, доценты с кандидатами, бросайте свои опыты, едрит и ангидрит ... садитесь на полуторки - в смоленщину, тамбовщину ! А Гамма-излучение денёк повременит !". "Теперь мы не знаем, как бороться с экономической преступностью" - сетует Александр Доронин. А зачем с ней бороться - кто дал такое указание, по какому праву ? Давайте лучше создавать "когнитивные структуры...выстраивать архитектуру, которая даст возможность сформировать не единое, а сегментированное пространство иерархической структуры" прислушаемся к мудрейшим советам Эксперта Гармаша, или заключениям профессора Никонова - " В 1994-м произошло резкое падение спроса на ВВТ внутри страны". Да уж лучше не скажешь - "спрашивали, спрашивали ВВТ воины и вдруг ... произошло резкое падение" как бы само по себе, а не усилиями того же Е.Б.Н. и его окружения. Да разворовывалось в ОПК все с таким азартом, что ни в сказке сказать ни пером описать ... А вы собрались на бой с коррупцией, господа, после 20-летнего грабежа. Поздно спохватились. Было это уже все на Руси - например ГУБЭП - главупр. по борьбе с экономическими Последствиями... Но кто будет сторожить самих сторожей ? Вот вопрос (библейский).
Аватар пользователя Гость
Гость
21 мая 2013
Г-н ДОРОНИН задаёт вопрос - почему до сих пор не приняты меры к ликвидации фирм-однодневок. Да потому, что они до сих пор являются основным методом распила бюджета крупнейшими (и помельче) чиновниками РФ. А глобальные мечтания г-на ГАРМАША не вызывают ничего, кроме усмешки. Единственный нормальный материал - выступление профессора НИКОНОВА.
Аватар пользователя Троечник
Троечник
03 июня 2013
Так и хочется воскликнуть "ТоварЫшшИ УчёныИ, доценты с кандидатами, бросайте свои опыты, едрит и ангидрит ... садитесь на полуторки - в смоленщину, тамбовщину ! А Гамма-излучение денёк повременит !". "Теперь мы не знаем, как бороться с экономической преступностью" - сетует Александр Доронин. А зачем с ней бороться - кто дал такое указание, по какому праву ? Давайте лучше создавать "когнитивные структуры...выстраивать архитектуру, которая даст возможность сформировать не единое, а сегментированное пространство иерархической структуры" прислушаемся к мудрейшим советам Эксперта Гармаша, или заключениям профессора Никонова - " В 1994-м произошло резкое падение спроса на ВВТ внутри страны". Да уж лучше не скажешь - "спрашивали, спрашивали ВВТ воины и вдруг ... произошло резкое падение" как бы само по себе, а не усилиями того же Е.Б.Н. и его окружения. Да разворовывалось в ОПК все с таким азартом, что ни в сказке сказать ни пером описать ... А вы собрались на бой с коррупцией, господа, после 20-летнего грабежа. Поздно спохватились. Было это уже все на Руси - например ГУБЭП - главупр. по борьбе с экономическими Последствиями... Но кто будет сторожить самих сторожей ? Вот вопрос (библейский).

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...