Версия для печати

Маршал, который много улыбался

Ястребов Ярослав
Прошло ровно 15 лет, как в декабре 1991 г. Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич собрались в Беловежской Пуще, чтобы покончить с Советским Союзом. Это решение было принято вопреки высказанной на референдуме воле народа (более 73% населения проголосовали за сохранение СССР). Оставались еще единые Вооруженные Силы, которые могли бы этому противостоять. Однако последний министр обороны Советского Союза маршал авиации Евгений Шапошников был одним из тех, кто обеспечил успех Беловежского сговора. Что этому предшествовало?


КАК ПОСЛЕДНИЙ МИНИСТР ОБОРОНЫ СССР СПОСОБСТВОВАЛ РАЗВАЛУ ГОСУДАРСТВА


Прошло ровно 15 лет, как в декабре 1991 г. Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич собрались в Беловежской Пуще, чтобы покончить с Советским Союзом. Это решение было принято вопреки высказанной на референдуме воле народа (более 73% населения проголосовали за сохранение СССР). Оставались еще единые Вооруженные Силы, которые могли бы этому противостоять. Однако последний министр обороны Советского Союза маршал авиации Евгений Шапошников был одним из тех, кто обеспечил успех Беловежского сговора. Что этому предшествовало?
{{direct_hor}}
Евгений Иванович Шапошников родился 3 февраля 1942 г. на хуторе Большой Лог в Ростовской области. Окончил Харьковское высшее военное авиационное училище, служил летчиком, старшим летчиком, командиром звена истребительного авиаполка в Прикарпатском военном округе. С 1969 г., после учебы в Военно-воздушной академии, был заместителем командира по политической части, командиром истребительного авиаполка. С 1975-го - вновь в Прикарпатском военном округе, где служил заместителем командира, командиром истребительной авиадивизии. Потом - заместитель командующего ВВС ПрикВО, командующий ВВС Одесского военного округа. С 1987 г. - командующий ВВС Группы советских войск в Германии, с 1988 г. - первый заместитель главкома ВВС. В июле 1990 г. назначен главнокомандующим ВВС - заместителем министра обороны СССР. А 23 августа 1991 г. становится министром обороны СССР.

СТАВКА НА ЕЛЬЦИНА

Собственно министром обороны он пробыл всего несколько месяцев - до декабря. Его карьера в это время - череда странных ситуаций. К примеру, он безропотно согласился отдать пост министра вместе с министерством, Вооруженными Силами и вообще всем государством под названием СССР взамен на эфемерную должность главкома Объединенных Вооруженных Сил СНГ. У этих ОВС был даже целый штаб на Ленинградском проспекте. Не было только объединенных сил, потому что все независимые государства быстренько стали строить свои армии, да и вооруженных конфликтов на просторах СНГ хватало. Так что маршалу оставалось только улыбаться, делать бодрые заявления о том, что все будет в порядке. Да с тоской наблюдать, как вместо строительства действительно объединенных ВС СНГ приходится заниматься их похоронами. Так он стал никому не нужным "главнокомандующим".

В 1993 г. создатель Совета безопасности РФ Юрий Скоков был отправлен президентом Борисом Ельциным в отставку. Как утверждают, за отказ визировать указ "Об особом порядке управления страной". Кресло освободилось, и Ельцин вспомнил о Шапошникове. Однако злой рок преследовал нашего героя. Он пробыл на посту секретаря Совета безопасности РФ - страшно сказать - с июня по сентябрь! А заявление об отставке положил на стол Ельцину уже в июле, но "царь Борис" почему-то оттягивал свое решение до сентября, когда отставка все-таки была принята.

В то время команда Ельцина вела уже настоящую подготовку к перевороту. А у Шапошникова, похоже, не выдержали нервы. Кто победит, он, видимо, не мог предугадать. В 1991 г. он поставил на Ельцина. Но теперь почему-то вышел из игры: просто-напросто сошел с корабля накануне боя. Но Ельцин не бросил своего маршала. В октябре 1993 г. зачислил в свое распоряжение в соответствии с положением о прохождении военной службы.

Потом Борису Николаевичу несколько месяцев было не до него, но уже в январе 1994 г. он назначил Шапошникова своим представителем в госкомпании "Росвооружение". Интересно отметить, что в этом же году маршал предпринял попытку вернуться в политику: его избрали заместителем председателя (у Александра Яковлева) Единого движения социал-демократии. Увы, это "движение" ничего серьезного не свершило, так что "политический" шаг экс-министра оказался бесполезным.

"СВАДЕБНЫЙ МАРШАЛ"

С октября 1995 по март 1997 г. Шапошников "возвращается в авиацию" - занимает пост генерального директора авиакомпании "Аэрофлот - российские международные авиалинии". Увы, лавров и тут он не стяжал. Разгоревшийся после его гендиректорства грандиозный скандал довел до суда двух заместителей и главного бухгалтера компании по обвинению в мошенничестве и невозвращении денежных средств в иностранной валюте из-за границы. Маршал проходил по делу как свидетель, оправдываясь тем, что деньгами в компании не распоряжался, хотя по должности имел на это право. Похоже, что он в "Аэрофлоте" был если и не "свадебным генералом", то уж точно "свадебным маршалом".


И в Брюсселе все начиналось с улыбок (председатель Комитета начальников штабов ВС США Колин Пауэл и главком Евгений Шапошников, апрель 1992 г.).
Фото НАТО
Из кресла генерального директора крупной компании Шапошников перебрался на куда более спокойную и безопасную должность. В марте 1997 г. больной Ельцин назначил его своим помощником. Но и после Бориса Николаевича много уже воды утекло. Об экс-министре обороны в последнее время известно мало.

Так что, выходит, у маршала был всего один "звездный час" - 19 августа 1991 г. В 6 утра по телевидению было объявлено о введении чрезвычайного положения и формировании ГКЧП. Шапошников, прибывший утром на службу, позвонил командующему ВДВ Павлу Грачеву. Они обменялись мнениями. И договорились о совместных действиях. Такая версия была озвучена свидетелями Грачевым и Шапошниковым на допросе во время следствия по делу ГКЧП. Представляется, что это не вся правда. Павел Грачев входил в особую группу по подготовке введения чрезвычайного положения, которая работала при КГБ с 7 августа 1991 г. Ельцин и его "демократическая команда" усиленно обрабатывали тех из высшего армейского руководства, кого считали подходящими кандидатурами.

Круг проельцински настроенных военных должен был определиться в своей позиции сразу после 7 августа, как только стало известно о подготовке к введению режима ЧП. Когда поднимается эта тема, часто упоминают о некоей двойственности в поведении на первом этапе "путча" ряда военных, в частности того же Грачева. Но дело в том, что поначалу Янаевым со товарищи подразумевалось, что введение режима ЧП должен поддержать сам президент СССР Михаил Горбачев. А в этом случае ситуация выглядела бы совершенно иначе - введение режима ЧП было бы абсолютно легитимным. Хотя борьба против ГКЧП все равно имела бы место, но события развивались бы по иному сценарию.

Как бы там ни было, Шапошников и Грачев, созвонившись утром 19 августа, уже знали, что Горбачев не поддержал введения режима ЧП. В принципе это могло стать известно еще 18 августа, когда вернулись из Фороса переговорщики от ГКЧП (Болдин, Варенников и другие). Короче говоря, утром 19 августа главком ВВС имел возможность определиться. И он определился. Вот свидетельство Грачева: "Язов мне приказал перебросить два полка Болградской дивизии в Москву, поэтому, сославшись на его приказ, я прибыл в штаб. Тут и позвонил Шапошников: "Как настроение?". Отвечаю: "Мы, ВДВ, никуда ввязываться не будем" - и предложил Шапошникову взаимодействовать вместе. Мы приняли решение посадить Болградские полки на два аэродрома: Чкаловский и Кубинку, причем батальоны разных полков вперемешку. Чтобы труднее было собрать" (Д. Язов, "Удары судьбы").

Александр Коржаков в своей книге "От заката до рассвета" пишет: "Евгений Иванович отказался выполнить приказ путчистов поднять в воздух авиацию и разбомбить Белый дом. Более того, маршал издал собственный приказ, запрещавший вверенным ему Военно-воздушным силам вмешиваться в политический конфликт. Но на этом заслуги Шапошникова перед победившей демократией не заканчивались - он едва ли не самым первым подтвердил указ президента России о запрете КПСС".

Тут, конечно, не без вымысла. Бомбить собственную столицу? На такое не мог пойти никакой ГКЧП. При том, что его члены прекрасно знали: такой шаг не приведет к устранению Ельцина и его команды, ибо под Белым домом располагается шикарное бомбоубежище (ночь с 20 на 21 августа, кстати, именно там Ельцин со своими людьми и провел - был шикарный банкет!). К тому же в двухстах метрах от Белого дома находится посольство США. Дело даже не в том, что бомбометание в таких условиях неизбежно приведет к большим проблемам. Дело в том, что Ельцин с командой при первом подозрении на решительные шаги со стороны ГКЧП мигом оказались бы в объятиях дружественных дипломатов. (Кстати, Коржаков один раз, по его словам, даже попытался вывезти Ельцина в посольство США, но тот отказался.)

Заслуги маршала Шапошникова и без всяких фантазий достаточно велики. Его поведение наверняка влияло на поведение других высших чинов. Да и сам он активно влиял. С другой стороны, уверенность Ельцина со товарищи, что и ВДВ, и ВВС не окажут поддержки ГКЧП, позволяла более четко предугадывать возможные события и планировать свои действия. Лидеры "путчистов" и так-то особой волей к победе не блистали, перепугавшись уже 19 августа собственного поступка. А когда они еще увидели пассивность военных и услышали от них "невозможно", "не получится" и тому подобное, то были полностью деморализованы.

РАСПРАВА НАД АРМИЕЙ

И вот ГКЧП ушел в небытие. Горбачев вернулся в Москву. Они с Ельциным в Кремле вместе проводили новые назначения силовиков союзного уровня. Вообще-то Горбачев это уже сделал, чем вызвал неудовольствие Ельцина, потребовавшего согласовывать с ним кандидатуры, и быстро пошел на попятную. Президент СССР ранее по телефону назначил и.о. министра обороны Моисеева, начальника Генштаба. Утверждают, что новую кандидатуру Ельцину предложил Бурбулис. Он передал Коржакову записку, где утверждал, что есть "очень удачная кандидатура" - главком ВВС Шапошников. Коржаков отдал записку Ельцину и тот, прочитав ее, приказал вызвать Шапошникова в Кремль.

Но раньше него туда прибыл Моисеев. Его накануне вызвал Горбачев... Когда Моисеев вошел в кабинет к президентам, Ельцин в своей обычной грубой манере рубанул: "Скажите ему, что он больше не министр". Горбачев послушно поставил потерявшего должность министра в известность о принятом Ельциным кадровом решении. Моисеев молча и с достоинством выслушал. И так же молча вышел.

После этого к президентам прибыл Шапошников. Вот как описывает процесс назначения нового главы военного ведомства Союза Коржаков: "При встрече я сказал Евгению Ивановичу:

- Вы, наверное, немного удивлены приглашением в Кремль, но скоро поймете, для чего вас столь срочно вызвали.

Шапошников увидел в приемной Моисеева и все понял. Спустя несколько минут был подписан указ о назначении Шапошникова министром обороны СССР.

Тут возникла небольшая проблема - ведь во время путча министром обороны России был назначен генерал Кобец".

Коржаков совершенно справедливо замечает по этому поводу, что установилось "элементарное двоевластие: на одну армию приходилось теперь два законно утвержденных министра обороны - российский и союзный". Но Шапошников только улыбался. Потребовать ликвидации военного ведомства России или подать в отставку? Нет, это ему, видимо, и в голову не пришло. Так развал Вооруженных Сил СССР был утвержден двумя президентами и министром обороны Союза.

Через несколько дней еще раз проявилась верность Шапошникова политической линии. Он начал чистку Вооруженных Сил. 5 сентября 1991 г. министр издал приказ №425. Этим приказом учреждалось создание комиссии, на которую возлагалась задача проверки действий руководства Вооруженных Сил 19-21 августа 1991 г. В эту комиссию вошли генерал армии Константин Иванович Кобец - председатель; генерал-полковник Анатолий Николаевич Клейменов - заместитель председателя; Владимир Валентинович Селезнев; народный депутат СССР Владимир Николаевич Лопатин. Понятно, что посыпались доносы, началось сведение счетов. С замов министра обороны, главнокомандующих видами Вооруженных Сил, командующих войсками военных округов были собраны объяснительные записки. Видимо, новая власть задалась целью унизить высшее военное руководство. Ряд военачальников был уволен из Вооруженных Сил (Язов в своей книге называет такие имена - И. Третьяк, К. Кочетов, И. Мальцев, В.Литвинов).

В то же время нельзя отказать Шапошникову в том, что он старался быть демократичным, доступным министром. Он за руку здоровался с подчиненными, даже и с теми, что были не в высоких чинах. На совещаниях призывал генералов быть доступней, человечней с теми, кем они командуют. Он часто повторял: "Двери моего кабинета для всех открыты". И действительно, он принимал практически всех посетителей - и начальников управлений МО и ГШ, и ветеранов с журналистами, и просителей-жалобщиков... Его рабочий день в то время растягивался на 14-16 часов. Понятно, что эта "демократия" не могла продолжаться долго, и министр обороны здраво рассудил, что неплохо бы для всех двери кабинета и прикрыть.

Между тем Вооруженные Силы быстро деградировали. Было бы несправедливо говорить, что министр обороны не стремился противостоять развалу: военный человек, он стремился исполнять свой долг, как это понимал. Хотя вряд ли создание карательных "комиссий" и организация политических репрессий имеют отношение к долгу солдата. Не говоря уже о том, что политический курс, которому он присягнул, и политические деятели, которым он служил, были способны только на разрушение. Но Шапошников шел под их знаменем довольно бодро, с неизменной улыбкой на лице. Но это был путь в никуда.

Между тем Ельцин проявлял особую прыть в военной политике. Так, 28 октября 1991 г. он объявил об установлении моратория на ядерные испытания в пределах РСФСР в течение года. Таким образом, большая часть территории СССР оказывалась в юрисдикции президента России. Это означало, что РСФСР выходит из-под юрисдикции президента СССР! Хотя вопросы национальной обороны оставались еще именно в его компетенции! И его подчиненного - министра обороны СССР! И что же Горбачев с Шапошниковым? По сути дела - ничего. Хотя это было уже не начало конца. Это было приближение к концу.

Маршал ясно отдавал себе отчет в том, что творится в Советском Союзе. Так, на заседании Государственного совета 4 ноября он выступил против создания армий республик. Вот как пересказывается его выступление на Госсовете в книге "Союз можно было сохранить", изданной "Горбачев-фондом": "Министр обороны маршал Шапошников охарактеризовал ситуацию в Вооруженных Силах как грозившую перерасти в острый внутренний кризис с непредсказуемыми международными последствиями. При всем уважении к намерениям суверенных республик иметь в перспективе свои национальные вооруженные формирования необходимо найти цивилизованные, рациональные пути решения этих вопросов и, главное, избежать того, чтобы мощный современный военный потенциал второй сверхдержавы превратился в объект дележа, беспорядочной национализации и приватизации. Иначе СССР превратится в "конгломерат противоборствующих княжеств", в результате чего его гигантские Вооруженные Силы будут втянуты в политическое противоборство".

Интересно, что Ельцин на этом заседании фактически поддержал Шапошникова: "Поскольку мы пытаемся, несмотря на все трудности, создать новое государство - Союз Суверенных Государств, - оно, безусловно, должно иметь и единую армию - единые Вооруженные Силы...". "По словам Ельцина, необходимая самостоятельность суверенных членов Союза в военной области не должна выходить за рамки ограниченного круга вопросов, относящихся к гражданской обороне, подготовке молодежи к военной службе, страховке от повторения в республиках событий, аналогичных попытке военного путча в Москве в августе 1991 г. Создаваемые для этих целей подразделения национальной гвардии не должны превышать "десяток, два десятка тысяч" человек и вообще "не иметь касательства к армии". Гвардия же, по его мнению, должна создаваться из войск Министерства внутренних дел и наемного контингента. В составе единой армии будущего союзного государства обязательно должны остаться не только стратегические силы - ракеты, авиация и морской флот, - но и другие формирования. Армия, по его словам, составляла настолько целостный, воедино связанный организм, что "резать его по живому" было просто невозможно. Даже республикам, отделившимся от Союза, как считал Ельцин, нельзя позволять по своей воле демонтировать элементы национальной ПВО, размещенные на их территории. "Это же самоубийство будет. Мы не можем этого разрешить".

Шапошников был ставленником Ельцина. И, как представляется, заявление президента РСФСР выражало и точку зрения на решение проблемы министра обороны СССР. Оба видели совместные вооруженные силы именно так. Позиция Шапошникова понятна - таким путем он хотел сохранить Вооруженные Силы СССР. Позиция Ельцина тоже ясна - такие вооруженные силы нового Союза государств обеспечивали бы Москве полное доминирование. Президенты союзных государств были бы бессильными марионетками.

АКТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЫ

Странно только, что ни Ельцин, ни Шапошников не понимали, что Кравчук или Шушкевич вовсе не идиоты: они прекрасно понимают - без национальных вооруженных сил никакая независимость невозможна. Распад СССР неизбежно означал и распад его армии. Однако осенью 1991 г. позиция Ельцина обеспечивала ему преданность министра обороны СССР, а это было важно в условиях конфликта с Горбачевым.

Впрочем, иллюзорность планов Шапошникова и Ельцина стала проясняться достаточно быстро. Уже 11 ноября 1991 г. Звиад Гамсахурдиа объявил о национализации имущества Вооруженных Сил СССР на территории республики. Его примеру последовал 13 ноября президент Молдавии Мирча Снегур. Далее пошло и того веселей: 26 ноября первый чеченский президент Джохар Дудаев ввел запрет на вывод боевой техники, находящейся в Чечне, за пределы республики. После этого начинается постепенно усиливающийся их захват "мирными гражданами".

Положение войск в союзных республиках было исключительно тяжелым. Множились нападения на военных, членов их семей. Расхищалось оружие и военное имущество. А Ельцин продолжал демонстрировать свою приверженность идее сохранения единых вооруженных сил. Правда, в свойственной ему специфической манере. Так, 21 ноября 1991 г. во время визита в ФРГ он заявил, что Россия готова вдвое увеличить зарплаты военнослужащим, причем не только на своей территории, но и по всей стране. То есть Вооруженные Силы, конечно, единые, то есть союзные, но деньги им будет платить Москва. А президенты союзных республик хорошо помнили: кто платит, тот и музыку заказывает.

Это произошло накануне встречи трех президентов в Беловежской Пуще, где был подписан документ, прекративший существование Советского Союза. Существует точка зрения, согласно которой огромное значение имела поддержка Ельцина министром обороны СССР Шапошниковым. И что именно это обеспечило успех Беловежского сговора.

Более того, это убедило и американцев, что Ельцин победит. В США внимательно следили за новым министром обороны СССР и быстро сделали вывод: он вовсе не из команды Горбачева, а из команды Ельцина. Представляется, что данная точка зрения имеет право на существование. Не раз за последние 15 лет звучал вопрос: почему Горбачев не послал военных или чекистов в Беловежскую Пущу или Минск, чтобы они взяли под белы руки Ельцина, Кравчука и Шушкевича, ведь они нарушили закон и фактически совершили акт государственной измены. Да, в Конституции СССР было положение о праве республик на отделение. Оно - яркий пример политической демагогии, не более того. Но оно все-таки было. Однако путь, который для ликвидации всего СССР избрали три президента, был незаконным с точки зрения тогдашнего союзного законодательства. Так почему же Горбачев капитулировал?

Впрочем, кого он мог послать - чекистов? Вот что пишет бывший начальник Аналитического отдела КГБ Н. Леонов о том, что творилось на Лубянке после краха ГКЧП: "22 августа утром вновь объявили общий сбор коллегии. Приехал очередной председатель Комитета госбезопасности В.В. Бакатин. Он извинился за то, что его никто не представляет и он это делает сам в надежде, что возражений не будет. Собравшиеся криво и мрачно ухмыльнулись. Мягким актерским тоном он сказал, что "пришел в КГБ, чтобы его ликвидировать". Дальше он стал успокаивать, что, дескать, никто не собирается развязывать демократический террор, сводить счеты. Пусть, мол, люди нормально трудятся и т.д. Все выслушали молча".

Да, похоже на чекистов Горбачев опереться не мог ни при каких обстоятельствах. Что его на Лубянке, мягко говоря, ненавидят, он не мог не знать. Остаются военные. Но вот закавыка: министр обороны - человек Ельцина и поддерживает его. Таким образом, Горбачев сам себя загнал в изоляцию. Да, у него была куча всяких советников, помощников и прочих болтунов на политические темы. Но послать их со спецзаданием мог только психопат.

Забавно, но Михаил Сергеевич все-таки попытался перетянуть Шапошникова на свою сторону и подтолкнуть его к решительным действиям против тех, кто разваливал Союз, то есть в первую очередь Ельцина. Он в ноябре пригласил министра обороны для беседы с глазу на глаз и намекнул, что военные могли бы навести порядок, а затем отойти в сторону. Шапошников, надо полагать, поразился цинизму президента, который в августе уже предал тех, кто пытался навести порядок, и засадил их в тюрьму. Так что он, со своей стороны, намекнул Горбачеву о "Матросской тишине", в которую попадают за попытки спасения Союза. После этого отношения между министром обороны и президентом СССР окончательно испортились...

Итак, 7 декабря 1991 г. Ельцин вылетел в Минск к Шушкевичу, где они встретились с Кравчуком в Беловежской Пуще. 8 декабря стало известно, что три президента подписали Соглашение о создании СНГ. Горбачев, узнав об этом, позвонил Шапошникову. Как оказалось, министр обороны был вполне в курсе многих деталей свершившегося исторического события. Объяснялось все просто - накануне ему позвонил Ельцин и достаточно детально все разъяснил. Теперь Горбачеву пришлось узнавать все из вторых рук. 9 декабря состоялась встреча Горбачева и Ельцина, в которой участвовал и Назарбаев. В тот же день президент СССР выступил с заявлением. Он отметил, что Соглашение о создании СНГ не соответствует союзной Конституции. Из этого следовало: три президента при подписании соглашения нарушили закон. Но на такие слова у Михаила Сергеевича, конечно же, духу не хватило. Он как обычно ходил вокруг да около и просто предложил созвать Съезд народных депутатов СССР, чтобы обсудить уже имеющийся проект договора о создании Союза Суверенных Государств и... Беловежское соглашение.

В течение декабря процесс распада СССР приобрел лавинообразный характер. Пожалуй, Шапошникову постепенно становилось ясно, что президенты союзных республик не остановятся на создании одних лишь "национальных гвардий". 19 декабря Ельцин объявил о прекращении деятельности союзного МИД. А 21 декабря в Алма-Ате главы 11 республик подписали Декларацию в поддержку Беловежского соглашения: "С образованием Содружества Независимых Государств Союз Советских Социалистических Республик прекращает свое существование".

По требованию Ельцина Шапошников получит пост главнокомандующего ОВС СНГ. Маршал был еще нужен, ибо у СНГ оставалась масса вопросов военного характера, которые следовало решать сообща, для чего требовался единый координационный центр. К примеру, в тот же день 21 декабря в Алма-Ате было подписано Соглашение между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Российской Федерацией и Украиной о совместных мерах в отношении ядерного оружия.

25 декабря Горбачев подписал указ о сложении с себя полномочий президента СССР, а также Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами и передал право на применение ядерного оружия Ельцину. Затем он выступил по телевидению с прощальным словом к согражданам. После этого государственный флаг СССР над Кремлем навсегда был спущен и его место занял триколор России.

Об "отречении" Горбачева "царь Борис" заранее предупредил Шапошникова. Они условились, что вместе поедут к экс-президенту принимать у него "ядерный чемоданчик" вместе с операторами. Кстати сказать, Ельцин подписал соответствующие документы о принятии от Горбачева "ядерного чемоданчика" за несколько дней до этого - видимо, очень спешил. Между тем Михаил Сергеевич отказывался сдать "технические компоненты" управления стратегическими ядерными силами до того, как произнесет перед телекамерами свою прощальную речь.

Как только эта речь была им завершена, Ельцин позвонил Шапошникову и заявил, что поехать к Горбачеву не может, а потому маршалу придется отправляться одному. Маршал выразил сомнение в том, что экс-президент СССР передаст ему одному "ядерный чемоданчик". Но Ельцин был непреклонен. Рассказывают, что как только Шапошников в одиночку отправился к Горбачеву, офицеры дежурной смены Центрального командного пункта Генштаба запустили в народ новую шутку: "При демократах и маршалы будут работать носильщиками".

Волнения Шапошникова были напрасны. Горбачев безропотно подписал необходимые документы, которые немедленно были отправлены к Ельцину. Так завершилась история Вооруженных Сил СССР.

30 декабря 1991 г. государства, вошедшие в Содружество, договорились об образовании Стратегических сил в составе Объединенных Вооруженных Сил Содружества (ОВС СНГ). Позже было принято решение о создании Главного командования ОВС СНГ. Шапошников стал главкомом Объединенных Вооруженных Сил. Казалось, что его планы сбываются. Зато мечты быстро рассеялись. Уже 3 января Киев объявил, что все войска бывшего СССР на Украине, за исключением СЯС, переходят в непосредственное подчинение президенту Украины и министру обороны Украины. Они должны были приводиться к присяге на верность народу Украины. Военнослужащие, которые не желали принимать эту присягу, должны были выехать в другие страны или уволиться в запас. Это мало походило на создание единых сил.

Каждый день приносил новые проблемы. К примеру, первоначально Черноморский флот считался включенным в состав ОВС, но уже 11 января часть этого флота была выведена из ОВС СНГ и передана Украине. Оставшийся ЧФ и Москва, и Киев упорно продолжали подчинять себе. Наконец, в августе 1992 г. Ельцин с Кравчуком договорились. Согласно Крымскому соглашению по ЧФ от 3 августа 1992 г. на переходный период (до 1995 г.) он выводился из состава ОВС СНГ и становился объединенным флотом РФ и Украины.

Вряд ли Шапошников питал иллюзии, что ему удастся полностью реализовать план сохранения единых ВС СНГ. Их распад был ясен даже младшим офицерам. Так, 17 января 1992 г. в Москве прошло Всеармейское офицерское собрание. Собравшиеся в основной своей массе были негативно настроены в отношении руководства. Председательствующий генерал Н. Столяров с большим трудом сумел добиться принятия компромиссных резолюций.

А вскоре уже и сам Ельцин отказался от идеи единых сил и 16 марта издал указ о создании Министерства обороны РФ. Другим указом он объявлял, что с 7 мая 1992 г. вступает в должность главнокомандующего ВС РФ. 20 мая Грачев был назначен министром обороны России. Так мечты о единых силах СНГ были отброшены. До окончательного "развода" оставался всего год.

РОЛЬ СИДЕЛКИ ПРИ УМИРАЮЩЕМ БОЛЬНОМ

В мае 1992 г. в Ташкенте был подписан Договор о разделе ВС (и их вооружения) бывшего Советского Союза. Первыми свою долю получили Украина и Белоруссия - 57 дивизий. Узбекистан получил все войска, находившиеся на его территории, а Казахстан - большую часть. В Киргизии остались только российские пограничники, а в Туркмении было создано совместное российско-туркменское командование.

К лету 1993 г. процесс распада ОВС СНГ зашел уже так далеко, что его фиктивность стала слишком очевидной. 15 июня 1993 г. в Москве состоялось заседание Совета министров обороны стран СНГ. Было решено упразднить должность главнокомандующего ОВС СНГ. Создавалась новая должность - начальник Штаба по координации военного сотрудничества государств Содружества. На нее был назначен генерал-полковник Виктор Самсонов, начальник штаба ОВС. А маршал авиации Евгений Шапошников вновь потерял свое войско и отправился на три месяца в Совет безопасности РФ.

...Ему не повезло не только с карьерой. Не часто представители военной касты вспоминают его добром. И до сих пор у многих вызывает такое же раздражение, как и в начале 1990-х годов, его улыбка. Она словно превратилась в зримый символ того пира во время чумы, который шел в то время на просторах России и СНГ.

Был ли он толковым военным? Надо полагать, иначе вряд ли бы поднялся до поста главкома ВВС. Был ли он толковым и принципиальным государственным деятелем? Трудно сказать. С одной стороны, его уход с поста секретаря Совета безопасности РФ накануне вспышки гражданской войны осени 1993 г. может свидетельствовать в его пользу. Но, вероятнее всего, он просто не чувствовал в себе политической воли к борьбе и просто отошел в сторону подобру-поздорову. На анекдот походит карьера маршала авиации Шапошникова в последние годы службы. Он возглавил Министерство обороны сверхдержавы в надежде спасти единые вооруженные силы, но стал одним из могильщиков СССР, прослужив министром всего четыре месяца. Он возглавил ОВС СНГ, стремясь реализовать все те же планы, а сыграл роль сиделки при умирающем больном.

Однако будем справедливы к маршалу Шапошникову. Если СНГ - это удобная "форма развода" республик, то Главное командование ОВС СНГ явилось необходимым механизмом координации раздела Вооруженных Сил СССР. Этот процесс и так слишком цивилизованным не назовешь, но без ОВС и их главного командования вообще бы воцарился хаос. И, возможно, именно Шапошников с его показным оптимизмом и вечной улыбкой был нужен на посту главкома ОВС СНГ.

А после утраты поста главкома ОВС маршал Шапошников и вовсе утратил высоту полета. Прослужить всего три месяца в должности секретаря СБ РФ - не самая лучшая карьера. Оказалось, что Шапошников - не самостоятельный игрок. Где его решимость времен августовского "путча" 1991 года? Скорее всего, после краха ВС СССР и ОВС СНГ он просто сломался. Кому по силам пережить катастрофы, крушение всех надежд, осознание собственной сопричастности к произошедшей разрухе? По сути дела, столь нелюбимый многими маршал Шапошников - фигура трагическая. В полном смысле слова.

Ярослав ЯСТРЕБОВ

Опубликовано в выпуске № 48 (164) за 13 декабря 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...