Версия для печати

Взаимодействия как не было, так и нет

Проект положения об организации и поддержании взаимодействия по ПВО в ВС РФ за последние 15 лет трижды дорабатывался, согласовывался, но издан так и не был
Барвиненко Владимир

Последние лет двадцать проблема взаимодействия войск и сил ПВО в ВС РФ практически не поднималась. За это время специалисты, представляющие ее сложность и пути решения, были уволены из Вооруженных Сил. Нынешнее командование объединениями и соединениями не представляет ее сложности и последствий несогласованных действий сил и средств ПВО и авиации.

Последние лет двадцать проблема взаимодействия войск и сил ПВО в ВС РФ практически не поднималась. За это время специалисты, представляющие ее сложность и пути решения, были уволены из Вооруженных Сил. Нынешнее командование объединениями и соединениями не представляет ее сложности и последствий несогласованных действий сил и средств ПВО и авиации.

Совместное согласованное применение всех видов Вооруженных Сил, родов войск и сил в их тесном взаимодействии является одним из основных принципов военного искусства. Согласованность действий войск и сил повышает общую их эффективность и обеспечивает безопасность взаимодействующих сторон.

Проблема согласованности действий

Из-за большого пространственного размаха и скоротечности боевых действий войск и сил ПВО взаимодействие, его организация и поддержание имеют свои особенности и трудности. Опыт учений и локальных войн показывает, что действия войск и сил ПВО никогда в необходимой степени не согласовывались, что значительно влияло на общую их эффективность и на безопасность своей авиации, прежде всего истребительной.

Взаимодействия как не было, так и нет — часть I

В материалах разбора стратегических и оперативных учений («Восток-81, 84», «Гранит-83, 85, 90», «Запад-84», «Центр-87», «Лотос», «Весна-88, 90», «Осень-88», «Селигер» и др.), на которых практически отрабатывались действия войск и сил ПВО, каждый раз отмечались крупные недостатки в их взаимодействии. На каждом из них обстреливалось до 20–30 процентов своих самолетов. Так, на КШУ «Запад-84» войсками ПВО двух фронтов было обстреляно 25 процентов своих истребителей, на КШУ «Осень-88» – 60 процентов.

На учениях согласование действий войск и сил ПВО, кроме мелких тактических эпизодов, не отрабатывалось. Предусмотренные планами при практической отработке подобные действия реальностью не становились. С началом динамики по отражению ударов воздушного противника каждый командующий (командир, начальник) управлял только своими войсками (силами) ПВО, игнорируя в большинстве случаев заранее разработанные способы совместных действий с соседями.

На тактическом уровне командиры зенитных ракетных соединений и частей Войск ПВО, Сухопутных войск и зенитных огневых средств ВМФ, как правило, давали команду на обстрел всех воздушных объектов, попадающих в зоны огня зенитных ракетных подразделений, чем полностью нарушалась безопасность своей авиации. То есть реально своих самолетов обстреливалось гораздо больше, чем указывалось в материалах разборов.

Эти же недостатки, но с более печальными результатами, имели место и в локальных войнах, в которых активно действовали войска и силы, имеющие на вооружении советские средства ПВО, и, как правило, при участии в руководстве ими советских специалистов.

Так, в Демократической Республике Вьетнам с 1966 по 1968 год при небольшом общем количестве истребителей своими средствами ПВО было сбито шесть самолетов МиГ-21. В октябрьской войне 1973 года на Ближнем Востоке в Египте и Сирии уничтожено 83 своих самолета и вертолета. А всего в АРЕ потери авиации от своих средств ПВО составили 30 процентов. В сирийских ВВС с 7 по 11 июня 1982 года из 68 потерянных самолетов и 18 вертолетов своими зенитными средствами было сбито 12 самолетов и 8 вертолетов.

Необходимо отметить, что анализ недостатков взаимодействия войск и сил ПВО производился только в аспекте обеспечения безопасности своей авиации. Влияние согласования действий элементов систем ПВО на общую эффективность действий войск (сил) практически не анализировалось.

Это связано с отсутствием в то время моделирующих комплексов, с помощью которых можно было представить альтернативные действия войск и сил ПВО и получить ожидаемые результаты согласованных и взаимно увязанных действий для сравнения с реальными. А результаты реальных действий группировок Войск ПВО после войны во Вьетнаме, в которой агрессор научился использовать слабые места системы противовоздушной обороны, были, как правило, весьма плачевны. Причин таких результатов было несколько и в том числе отсутствие согласованности действий сил и средств ПВО.

Руководство Вооруженных Сил Советского Союза и стран Варшавского договора осознавало эту проблему и уделяло значительное внимание ее разрешению практически на каждом учении с применением авиации и войск (сил) ПВО. Даже на последнем КШУ Объединенных Вооруженных Сил стран Варшавского договора («Гранит-90») исследования были посвящены организации управления и взаимодействия войск (сил) ПВО коалиционного состава в ходе оборонительной операции.

От ПВО к ВКО

После ликвидации Варшавского договора и Советского Союза с начала 90-х годов крупных учений около десяти лет не было, а с начала их проведения преследовались в большей степени показушные цели. На полигонах за один эпизод силами и средствами ПВО обстреливалось до 30 мишеней. Однако действия подразделений противовоздушной обороны и экипажей истребителей заранее регламентировались и стреляющим и экипажам были известны. Организации реального взаимодействия на учениях внимания не уделялось.

Одновременно с 90-х годов Россия перестала поддерживать подвергавшиеся агрессии государства, которые силы и средства ПВО практически не применяли (Ирак, Афганистан) или использовали их одиночно из засад (Югославия). Поэтому недостатки взаимодействия на данном направлении практически не высвечивались.

Исходя из сложившейся обстановки последние лет двадцать проблема взаимодействия войск и сил ПВО в ВС РФ фактически не поднималась. За это время специалисты, представлявшие ее сложность и пути решения, были уволены из Вооруженных Сил. Нынешнее командование объединениями и соединениями не представляет ее сложности и последствий несогласованных действий противовоздушной обороны и авиации.

Однако проблема взаимодействия войск и сил ПВО осталась. Более того, она усугубилась и превращается в проблему взаимодействия войск (сил) воздушно-космической обороны. Это обусловлено следующим: появлением на вооружении у потенциальных противников новых средств воздушного нападения, в том числе большого количества разнообразных беспилотных средств, резко усложняющих воздушную обстановку; существенной модернизацией самолетов истребительной авиации, зенитных ракетных комплексов и средств разведки, появлением новых зенитных ракетных систем дальнего действия (С-400, «Антей-2500»), затрудняющих обеспечение безопасности истребительной авиации; появлением в ближайшее время гиперзвуковых летательных аппаратов, резко увеличивающих скоротечность боевых действий; процессом объединения систем противовоздушной и ракетно-космической обороны в общую систему воздушно-космической обороны. В системе ВКО потребуется решение ряда принципиально новых частных проблем согласования действий систем с разными возможностями и принципами управления.

Актуальность проблемы взаимодействия войск и сил ВКО требует возврата к отработке этих вопросов на мероприятиях оперативной и боевой подготовки и большего внимания к организации взаимодействия при подготовке реальных действий. Для этого необходимы четкие положения по организации и поддержанию взаимодействия войск (сил) ВКО. Однако действующие в настоящее время документы, регламентирующие организацию и поддержание взаимодействия войск (сил) по противовоздушной обороне, были разработаны для условий, когда на вооружении находились одноканальные ЗРК С-75, С-125, С-200, «Куб», «Круг», истребители II и III поколений (Миг-23, МиГ-25, Су-15), а Войска ПВО являлись отдельным видом Вооруженных Сил. То есть эти документы уже с начала 90-х годов прошлого столетия не отвечали уровню развития средств ПВО, а затем и структуре ВС, их положения безнадежно устарели.

Понимая значимость и необходимость организации взаимодействия войск (сил) ПВО в соответствии с реалиями времени, ученые Военной академии ПВО (а затем ВКО) постоянно работали над разрешением названных противоречий и разрабатывали проект Положения об организации и поддержании взаимодействия по ПВО в ВС РФ. Данный проект за последние 15 лет трижды дорабатывался, согласовывался со всеми заинтересованными органами и направлялся сначала в Главный штаб Войск ПВО, а после реорганизации – в Главный штаб ВВС с предложением издать новое Положение в виде руководящего документа. Однако по непонятным для ученых и командования академии причинам данный документ издан не был.

В настоящее время в связи с очередным изменением структуры Вооруженных Сил (образованы Войска ВКО, корпуса и дивизии ПВО преобразованы в бригады ВКО (ПВО), истребительная авиация выведена из состава этих бригад), а также процессом объединения систем противовоздушной и ракетно-космической обороны в общую систему ВКО необходимо разработать новое Положение об организации и поддержании взаимодействия по ВКО в ВС РФ.

Для того чтобы оно было четким, понятным и реалистичным, следует при его разработке использовать научные положения, которые сегодня несколько подзабыты да и в предыдущих положениях не всегда применялись. Например, в одном из официальных документов взаимодействие по ПВО определялось как согласованные действия войск (сил) и штабов по уничтожению воздушного противника. Однако понятно, что штабы воздушного противника не уничтожают. Продолжает иметь место не всегда корректное использование терминологического аппарата по взаимодействию войск (сил).

Общие положения

Военная наука определяет взаимодействие по противовоздушной (воздушно-космической) обороне как согласованные действия войск (сил) для успешного решения поставленных задач по противовоздушной (воздушно-космической) обороне объектов страны и группировок войск и сил. Сущность взаимодействия согласно всеобщему принципу состоит в наличии организованной целенаправленной взаимной связи в действиях войск и сил в операции (боевых действиях), сражении, бою для решения общих задач.

Основными целями взаимодействия войск и сил ПВО (ВКО) являются:

  • наиболее эффективное использование боевых возможностей взаимодействующих формирований войск (сил) ПВО (ВКО), в том числе и истребительной авиации, при решении поставленных задач;
  • обеспечение взаимной безопасности войск (сил) и средств, привлекаемых к решению поставленных задач, прежде всего безопасности истребительной авиации от огня своих зенитных средств.

 

Взаимодействие выступает как интегрирующий фактор, посредством которого происходит целенаправленное объединение действий войск (сил) ПВО (ВКО) в определенную целостность – способы борьбы со средствами воздушно-космического нападения противника. В свою очередь каждый способ борьбы требует определенного сочетания способов взаимодействия войск и сил.

По противовоздушной (воздушно-космической) обороне взаимодействие осуществляется следующими способами: по пространству действий, времени, задачам и порядку их выполнения. Все они, как правило, сочетаются друг с другом.

Способ по пространству действий подразумевает взаимодействие каждой группировки войск (сил) в отведенном объеме пространства (по зонам, районам, рубежам, секторам, полосам, высотам, направлениям).

Взаимодействие по времени заключается в действиях каждой группировки в назначенное время (одновременно или разновременно). Например, последовательный способ уничтожения средств воздушного противника в бою сначала истребителями в своей зоне, затем зенитными ракетными подразделениями в своей требует организации сочетания способов взаимодействия между зенитными ракетными и истребительными авиационными формированиями по пространству действий (по зонам) и по времени.

Сущность следующего способа в организованном распределении задач для каждой взаимодействующей группировки войск (сил), то есть в сосредоточении их усилий на выполнении общих задач или распределении усилий на выполнении разных задач. Например, зенитные ракетные подразделения могут обстреливать разные цели – выполнять разные задачи или сосредоточить усилия по обстрелу одной цели – выполнять одну задачу.

И наконец, взаимодействие по способам выполнения задач заключается в назначении каждой взаимодействующей группировке войск (сил) определенных способов (приемов) выполнения задач. Примером подобного взаимодействия являются согласованные действия групп истребителей, каждая из которых уничтожает средства воздушного нападения противника из положения дежурства в воздухе или на аэродроме посредством полуавтономных действий и (или) самостоятельного поиска.

Окончание читайте в следующем номере.

Владимир Барвиненко,
заслуженный деятель науки РФ, доктор военных наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 26 (494) за 10 июля 2013 года

Аватар пользователя ВУНЦ СВ
ВУНЦ СВ
09 июля 2013
Статья не о чем. Уважаемый Владимир Васильевич пишет общие фразы. Проблема в том, что командующий (командир) самоустраняется (в полном объёме проникнутся) от принятия решения, а это является одним из исходных данных для организации взаимодействия. Учения вообще не могут быть абсолютно никаким примером взаимодействия, так как на них действуют принцип – ночь кормить, к утру зарезать. С уважением.
Аватар пользователя ВУНЦ СВ
ВУНЦ СВ
09 июля 2013
Статья не о чем. Уважаемый Владимир Васильевич пишет общие фразы. Проблема в том, что командующий (командир) самоустраняется (в полном объёме проникнутся) от принятия решения, а это является одним из исходных данных для организации взаимодействия. Учения вообще не могут быть абсолютно никаким примером взаимодействия, так как на них действуют принцип – ночь кормить, к утру зарезать. С уважением.

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц