Версия для печати

Cознание военных определяет их бытие

Сирык Виктор
Трагедия рядового Сычева из Челябинского танкового училища высветила сразу несколько слабых мест в военном ведомстве в плане неуставных взаимоотношений и вызвала целый шквал справедливого недовольства общественности. Посыпались предложения (одно мудрее другого), законодательные инициативы, прошли различные акции протеста... А то ли еще будет, когда в конце марта выйдет очередной указ президента о призыве граждан на военную службу. Увы, но меньше всего прав на голос в этой шумихе имеют военные профессионалы. Их просто никто не слышит, потому что любой контраргумент в сравнении с искалеченной судьбой молодого парня - ничто. А между тем послушать стоило бы. Служба продолжается, и задач по обеспечению обороноспособности страны никто не отменял.


ВЕРНИТЕ ВОСПИТАТЕЛЕЙ В АРМЕЙСКИЕ КАЗАРМЫ


Трагедия рядового Сычева из Челябинского танкового училища высветила сразу несколько слабых мест в военном ведомстве в плане неуставных взаимоотношений и вызвала целый шквал справедливого недовольства общественности. Посыпались предложения (одно мудрее другого), законодательные инициативы, прошли различные акции протеста... А то ли еще будет, когда в конце марта выйдет очередной указ президента о призыве граждан на военную службу. Увы, но меньше всего прав на голос в этой шумихе имеют военные профессионалы. Их просто никто не слышит, потому что любой контраргумент в сравнении с искалеченной судьбой молодого парня - ничто. А между тем послушать стоило бы. Служба продолжается, и задач по обеспечению обороноспособности страны никто не отменял.
{{direct_hor}}
Вне всякого сомнения, львиная доля вины в происшедшем лежит на непосредственных начальниках Андрея Сычева, которые согласно уставу и всем наставлениям должны были знать, чем живут и дышат их подчиненные. В том числе и те, кто сделал парня инвалидом. Но командиры должны прежде всего эту ситуацию чувствовать, ощущать. Что, безусловно, приходит только с опытом. Чтобы понять, сделаем небольшой экскурс в историю. В конец 80-х, когда сегодняшние лейтенанты и капитаны из Челябинского училища ходили кто в детский сад, кто в школу.

Именно тогда из уст Верховного главнокомандующего Горбачева была фактически дана команда: "Ату!" - в отношении армии. И служба из почетного долга медленно, но верно стала превращаться в повинность. Прекрасно помню, как в воинские части был спущен циркуляр, которым предписывалось не появляться за пределами части в военной форме одежды. Запросто могли побить только за одну принадлежность к военным!

Следующий Верховный - Ельцин - усугубил ситуацию еще больше. Людей в погонах заставили воевать против своего народа - на баррикадах в центре Москвы, в чеченских городах и селах... От былого авторитета воинов-освободителей вообще осталась только память. При этом их опустили до уровня самых низкооплачиваемых слоев населения. Удар по привлекательности военной службы был нанесен такой, что к приходу очередного Главковерха некоторые процессы в Вооруженных Силах приобрели необратимый характер. И в первую очередь в вопросах комплектования - как среди командного состава, так и рядового. На срочную службу пошли исключительно рабоче-крестьянские дети и те, кто не сумел "отмазаться" от армии; на офицерскую - те, у кого не хватило ума найти себе достойного применения на гражданке, и "пиджаки" после окончания гражданских институтов.

Тут как раз и подоспело время сегодняшних лейтенантов и капитанов, которые в войсках и на флотах (и в том самом училище) днем и ночью тащат свою службу. Именно тащат. Они бы рады служить, как написано в уставе, но не знают как. И главное - зачем. Раньше было за Бога, царя и Отечество; затем - за Родину и Сталина; потом в основу лег материальный стимул и целый набор льгот. А что сегодня? Гораздо более успешным считается не тот, кто растет по служебной лестнице вверх, а кто работает на стороне, да "подороже". Только таким образом можно обеспечить неголодное существование своей семье от получки до получки. Еще к более преуспевающим относится имеющий собственный или хотя бы служебный угол. Эта проблема вообще из категории вечно неразрешимых. Объективно создана такая ситуация, что заниматься подчиненным личным составом приходится по остаточному принципу - то есть ровно столько времени, сколько остается от решения основных (читай: личных) вопросов.

Конечно, можно всех офицеров и прапорщиков, прямо или косвенно виновных в трагедии Сычева, выгнать из Вооруженных Сил, а кого-то даже - показательно посадить (что скорее всего и произойдет). А где потом искать людей на их место? С другим сознанием? Где искать другого министра обороны, если нынешнего отправить в отставку? Уверяю вас, даже имеющий семь пядей во лбу ничего кардинально не изменит. Совершенно очевидно, что сначала нужно круто поменять бытие военных; сознание само за ним подтянется. Но не завтра и не послезавтра. Чтобы сломать старое, понадобились годы, а уж чтоб построить новое...

Есть еще вариант - загнать всех начальников в казармы. Издать кучу приказов, над каждым дежурным посадить обеспечивающего, повесить дополнительный "дамоклов меч" в виде лишения 13-й получки за самую незначительную провинность... Через месяц такой службы люди взвоют, через два - начнут искать пути к отступлению... Что будет через полгода - даже страшно подумать. Согласитесь, тоже не выход. По-видимому, именно по этой причине и возникло предложение о создании подразделений военной полиции. Извините, но, отслужив 25 календарных лет в Вооруженных Силах, я не могу понять, чем будет заниматься это войско? Надо полагать, что ни десятью тысячами, ни даже 50 здесь не обойтись. А кем оно будет комплектоваться - вчерашними старослужащими или сегодняшними новобранцами?

Я готов согласиться, что группа авторов этого предложения - очень мудрые люди, и могу принять на веру их слова, но все равно не пойму. Как реально военный полицейский смог бы предотвратить ситуацию с Сычевым? Зато совершенно четко представляю себе, как будут выглядеть ребята из военной полиции лет эдак через десять. Утомленные вседозволенностью, они превратятся в таких молодчиков, по сравнению с которыми нынешние армейские "деды" просто отдыхают. И вряд ли даже самый большой отряд военных священников (о них тоже сегодня заговорили всерьез) в состоянии будет осилить ситуацию. А если вдруг при очередной смене власти на государственном уровне признают, что с религией переборщили? Опять - реорганизация? Ох, и бедные же наши Вооруженные Силы...

Мне в свое время повезло больше. Когда я начинал служить, существовала еще такая профессия - Родину защищать; командиры имели не только моральное право спросить с подчиненных за нерадивость, но и обязанность решать их социальные проблемы; офицеры-"пиджаки" с легкостью оставались на военной службе на профессиональной основе... Скажу честно, были и тогда эпизоды, леденящие душу не меньше, чем с рядовым Сычевым, но "изобретать велосипед" для решения каких-то проблем в Вооруженных Силах не было даже в мыслях. И не только потому, что мыслили по-другому, все было изобретено.

Сегодня, по-моему, нужно вернуться к старому механизму, просто подладив его под день сегодняшний. Почему, например, не решается вопрос возрождения институтов воспитателей в армии? Коль скоро речь зашла о двух дополнительных структурах, значит, средства есть. Значит, можно хотя бы одно из ныне действующих военных училищ (в том же Челябинске) перепрофилировать под военный вуз, который будет готовить военных воспитателей. А то как-то нелогично получается: любая военная специальность предусматривает курс обучения, но те, кто впоследствии займется воспитанием этих специалистов, будут действовать на свое усмотрение, без соответствующего образования. И если просчитать ситуацию на шаг вперед, толку от воспитателей значительно больше, нежели от военных священников и полицейских вместе взятых.

Абсурдность затягивания решения данной проблемы также очевидна, как и попытки повысить привлекательность службы в армии смехотворными индексациями денежного содержания военнослужащих. И январский пример - тому подтверждение. Повышение окладов военных лишь на 200-300 рублей превысило одновременный суммарный рост коммунальных платежей. При этом на всю страну декларируется, что таких индексаций в ближайшее время будет еще несколько. Понятно, что ни в какое сравнение с "застойными" временами этот пример не идет, но если уж повышать, то делать это нужно таким образом, чтобы человек в погонах хотел переносить тяготы и лишения воинской службы. Как этого хотят в армиях всех развитых стран, к коим Россия стремится. Я не готов назвать точную сумму, ниже которой порог денежного содержания военнослужащих опускаться не должен, но абсолютно убежден, что она должна обеспечить возвращение российского офицера в элиту общества. Так было всегда в истории нашей страны. Это самая реальная возможность изменить отношение офицера к своим должностным обязанностям и общества - к армии.

Понимаю, что нужны средства. Ну откажитесь от затеи перевода армии на контрактную основу. Россия слишком велика территориально и не так уж богата, чтобы осилить эту высоту; какая-то часть средств и высвободится. Но ни в коем случае нельзя забывать про "пряник" для срочников. Только "пряник" этот должен быть конкретным и законодательно закрепленным на уровне государства. Почему бы, например, не ввести квоту для вузов на 3-5 мест в каждом, где отслужившие военнослужащие могли бы обучаться бесплатно? Для многих толковых ребят это было бы прекрасным стимулом...

Думаю, нет необходимости продолжать список стимулов дальше. Разговоров на эту тему сегодня ведется более чем достаточно. Настало время практически претворять их в жизнь. Но! Только после очень тщательной "инвентаризации" проблем, которую обязательно должны провести профессионалы.

Виктор СИРЫК
капитан 1-го ранга запаса

Опубликовано в выпуске № 9 (125) за 8 марта 2006 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц