Версия для печати

Цацки да брошки

Неладно у нас что-то с наградной системой
Ходаренок Михаил

Как известно, Михаил Горбачев к своему 80-летию был удостоен ордена Святого апостола Андрея Первозванного – высшей награды современной России. Причем за какие заслуги – широким народным массам не вполне понятно (точнее, совсем непонятно). Дожил до 80 лет? Так не он один в стране совершил подобный подвиг. Теперь всех стариков награждать этим орденом? А остальные свершения бывшего генсека, мягко скажем, более чем спорны. И давно пора прекратить раздачу государственных наград к юбилеям и тем более к псевдоюбилеям (когда не награждать, а порой пороть розгами надо, причем делать это нещадно). Всего лишь один этот эпизод говорит о том, что в стране особого порядка ни в награждениях, ни в самой наградной системе нет.

Как известно, Михаил Горбачев к своему 80-летию был удостоен ордена Святого апостола Андрея Первозванного – высшей награды современной России. Причем за какие заслуги – широким народным массам не вполне понятно (точнее, совсем непонятно). Дожил до 80 лет? Так не он один в стране совершил подобный подвиг. Теперь всех стариков награждать этим орденом? А остальные свершения бывшего генсека, мягко скажем, более чем спорны. И давно пора прекратить раздачу государственных наград к юбилеям и тем более к псевдоюбилеям (когда не награждать, а порой пороть розгами надо, причем делать это нещадно). Всего лишь один этот эпизод говорит о том, что в стране особого порядка ни в награждениях, ни в самой наградной системе нет.

Для начала приведу отрывок из книги Олега Курылева «Боевые награды Третьего рейха. Иллюстрированная энциклопедия». М., издательство ЭКСМО, 2005, 352 стр., илл. Выделения по тексту сделаны мной.

«Клеймить нацизм, конечно, нужно, когда речь заходит о концлагерях, «окончательном решении» и прочих бредовых планах национал-социалистов. Но, рассуждая о феномене немецкой военной машины, дважды встряхнувшей в прошлом веке Европу, а с нею и значительную часть мира, полезнее, наверное, разобраться в том, что двигало германской армией, какие такие причины и секреты сделали ее качественно лучшей в первой половине XX века, почему немецкий солдат стойко выносил холод и голод окружения в течение месяцев, а не брел, понуро опустив голову, сдаваться на милость победителя на третий день, понимая, что никто ему уже не поможет. Что заставляло немца гордиться своим мундиром, знаменем, полком и полководцем? Почему одежда, разработанная для обслуживания техники или десантирования с самолетов, становилась самой почетной и парадной? Почему после обеих проигранных войн ветераны с гордостью носили свои награды, понимая, что народ не может упрекнуть их за поражение?

Цацки да брошки
Фото: ИТАР-ТАСС

Все это не риторические вопросы. Хорошо бы на них получить ответы, чтобы понять и поучиться. В этой связи чрезвычайно интересен немецкий мундир, его история и роль в судьбе Третьего рейха.

В предисловии к книге Брайана Ли Дэвиса «Униформа Третьего рейха» автором хорошо подмечено, что если бы немецкая армия той поры была одета в безликие и унылые френчи наподобие тех, что носили в Китае в 50–60-х годах, то вряд ли она добилась бы таких успехов. Когда офицер носит такую же, условно говоря, косоворотку, что и рядовой, и его знаком различия служит невзрачный ромбик на воротнике, ни тот, ни другой не испытывают никакой гордости за свою униформу (именно униформу, а не мундир). Когда высшую награду страны могут дать и за воинский подвиг, и председателю колхоза к юбилею (это об ордене Ленина), ее ценность и желанность не стоят того золота и платины, что пошли на ее изготовление. Продуманная, строгая и компактная наградная система создает громадный стимул к самопожертвованию. Вспомните князя Андрея, умного и рассудительного человека, готового тем не менее умереть за миг славы. Но умереть красиво. Даже осознавая, что смерть эту могут увидеть лишь солдаты. Свои и чужие. Не высший свет, не женщины, не знакомые.

Каждый видел много раз в кинофильмах или в старой кинохронике немецкий Железный крест. Но многие ли представляют, что означала эта награда для немецкого солдата, для немца вообще, всей армии в целом на протяжении вот уже почти двухвековой своей истории. В подобных предметах порой сосредоточена магическая сила, воздействие которой на людей многие недооценивают. Те же политики, кто осознавал, что ГОРДОСТЬ должна быть не только словом или призывом, но и иметь зримое воплощение в знамени, мундире, наградах, могли создавать подчиненные единой воле нацию, армию и государство.

Железный крест, стальной шлем, имперский орел – это не просто известные аксессуары. Это символы той Германии, навсегда вписанные в ее историю, равно как и в историю человечества. Пусть и не на самых радостных ее страницах. Да их и не было в бесконечной череде войн и пауз для подготовки к новым».

Чтобы понять, что у нас что-то не то с наградной системой, достаточно взглянуть на наших ветеранов. Больно на них временами смотреть. Правилом хорошего тона у стариков стало обвешиваться разного рода значками от горла до колен. Причем одни носят свои значки рядами, другие – елочкой, третьи – квадратно-гнездовым способом, четвертые – в стиле художественного беспорядка. Среди всего этого псевдовеликолепия очень много самодельно/самопальных наград. И практически нет заслуженных на полях сражений. Учитывая возраст (большинство на момент окончания боевых действий были простыми солдатами), одна-две максимум.

Известно немало историй, когда молодые люди просят стариков, обвешенных с головы до ног псевдонаградами: «Дед, позвени цацками!». И вроде как наши дедушки смертельно на это обижаются. Но ведь в этих оскорбительных предложениях есть, простите, и свой резон. Молодежь-то интуитивно, на подсознательном уровне чувствует истинную цену этим липовым орденам и медалям. И для примера: такая просьба – «позвени цацками» не может прозвучать в Германии, обращенная, скажем, к кавалеру Рыцарского креста. Во-первых, одним крестом на шее никак не позвенишь, как бы ни старался. Ну не вешают себе германцы по семь – десять килограммов наград на один пиджак. А во-вторых, всем в Германии известно, что этим крестом награждают исключительно тех, кто был на полях сражений и исключительно за великие военные заслуги. Его невозможно было получить, отсиживаясь в бункере в тылу, за бессудные расстрелы и высылки, за ударный труд на сельхозугодьях, за подвиги в застенках. Такой крест в Германии носит только пехотинец, пилот, подводник, танкист.

Понятно, что наши старики, как дети. Чем больше на себя навесил, тем больше понтов (прости меня, господи, за подобный язык). Многие дедушки откровенно больны, причем значительная часть (не исключая многозвездных генералов) скорбна умом. Но где роль государства? Почему не навести в этом вопросе элементарный порядок?

И какой смысл награждать всех стариков поголовно к очередному празднику псевдомедалями? Или, как ранее, в 1985 году, когда всех участников войны наградили орденом Отечественной войны. Какова теперь ценность этой награды после массово/поголовных раздач? Никогда не был сторонником разного рода конспирологических версий (ибо и без этого дураков в стране припасено на ближайшие сто лет с избытком). Но может быть, и есть какой-либо злой умысел в том, чтобы представители армии-победительницы великой державы выглядели разряженными попугаями и даже внешне не вызывали никакого уважения? И есть один не до конца ясный вопрос с точки зрения простой арифметики. Если на каждый сбитый немецкий самолет, сожженный германский танк, утопленный корабль, если на одного убитого и раненого бойца и офицера вермахта приходится несколько наших единиц техники и военнослужащих РККА, то откуда такое наградное великолепие? Как-то не складывается.

Да что там старики. Какова сегодня, скажем, ценность медали «Золотая Звезда» Героя Российской Федерации, если ее можно получить и за подвиги на полях сражений, и за пыхтение на борцовском ковре? Или намотал сопли в кулак на лыжне – и ты Герой России?

Или же развалил под ноль армию и флот, даже ни секунды не побывав в районе боевых действий за длительную 43-летнюю военную службу (речь даже не о подвигах, а только о самом факте присутствия в том месте, где постреливают), и секретным указом навесить на себя Звезду Героя Российской Федерации? Да еще ниже прилепить возрожденный Георгиевский крест в придачу. Может быть, именно поэтому «Золотая Звезда» Героя современной России в определенных кругах и стала называться брошкой?

Что же делать? По меньшей мере навести порядок, причем железной рукой. Совершенно очевидно, что необходимо: ?1. Прекратить юбилейные награждения. 2. Запретить ношение юбилейных медалей, включая награды за выслугу лет (а ранее выданные медальки положить в коробочки и хранить в комодах). 3. Категорически запретить совместное ношение государственных наград и любого рода значков (любого, за исключением знака об окончании вуза, знака классности и знака «Гвардия»). 4. Наказывать за ношение самопальных наград. 5. Жестко установить, сколько и каких предметов может быть на мундире военнослужащего (не более пяти-шести). 6. Разработать всем понятные правила ношения государственных наград и наказывать за их нарушение (а наказывать очень просто: вырядился тропическим попугаем – не пускать на собрания, концерты, трибуны). 7. Носить только награды за подвиги на полях сражений – и никаких других.

А имеется ли хоть один пример правильного ношения государственных наград в отечественных фильмах? Как ни странно, есть – это лента «Кубанские казаки». Присмотритесь, с каким достоинством и как красиво там носят ордена и медали СССР.

Опубликовано в выпуске № 46 (514) за 27 ноября 2013 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Для Антрополога
Для Антрополога
30 ноября 2013
Это вы о том, что есть, обозначим это как "частные богословские мнения", утверждающее о том, что земля и есть тот самый "ад", о котором предупреждает Священное Писание и Православная Церковь, так как немыслимо прожить без потерь, утрат и скорбей, - то есть фактически без вечных мучений. Но это "частное богословское мнение" Церковь отвергает, так как и на земле в любых условиях у человека в душе может быть неземной покой и даже зимой и в телесных ощущениях благоухать райский цветущий сад, как продемонстрировал св. Серафим Саровский своему ученику. Сразу оговорюсь Вите это не понять, хотя он возможно с горя, что опять навернулась мЯчта "от морА до морА", находится в запое.
Аватар пользователя Антрополог
Антрополог
30 ноября 2013
на 16.42: Так и есть.Ад и рай- единое целое.Курсантские годы- рай и ад одновременно.На директрисе ад: пыль, жара выше 50-ти...танки ездят туда-сюда...лежу в окопчике, в самоволке- читаю книжку "про любоффь"- что ещё нужно курсанту, когда некуда съ...баться во время самоволки, кроме как на танковую директрису? Три часа - рай. Отоспался- не опоздать на вечернее построение.Тенерифе.Рай.Всего за 2 Еуро- купайся весь день в бассейне с океанской водой.Кроме этого бассейна- нихера нет!Вулканы- 2 шт.Вулканическая пемза- дох и ещё столько же.Никаких "канареек" там не увидел.До ближайшего берега- много-много миль-...афроафриканская Африка!Ад.///короче.Чтобы ощутить счастье 3-х часов свободы- надо годик пожить в неволе.Счастье "купаться в бассейне" ощутимо только в КСАВО в отдалённом гарнизоне, когда водичка качается с глубины 1000 метров, когда у скважины круглосуточно живёт охрана 4 автоматчика...когда мимо купающихся в открытом бассейне молодых офицерских жён ежедневно с полигона проходят и проезжают тысячи здоровых крепких загорелых парней...А бассейн посредине океана, в котором купаются старые бледные пидарасы...в общем "богословие"...
Аватар пользователя Антрополог
Антрополог
30 ноября 2013
Мой дед вернулся с фронта, и отдал свои награды своим детям- как игрушки( цацки- по белорусски). И его друзья-фронтовики так же сделали. Некоторые пропили свои награды. Они были счастливы тем, что выжили.А вот сучье племя тыловиков всеми путями добыли себе справки и цацки. и когда настоящие фронтовики умерли от ран- выползли, падлюки, из нор. и себя называли "победителями". Так всегда было и так будет: тыловые крысы крадут победу у обессиленных героев.У моей бабушки-жены фронтовика, мент отобрал корову в 1944-м " в компенсацию облигации займа"...ни одного дня мент не прослужил в Армии- а в 70-х по указу Брежнева всех милиционеров 1941-45 г. приравняли к ветеранам.И, что интересно: у него тоже есть "награды". Так что не сейчас цацки развешали на клоунов- ещё Леонид Ильич приласкал распостранителей облигаций госзайма.
Аватар пользователя Гость
Гость
01 декабря 2013
Антрополог, ты своей болтовнёй скорее напоминаешь антропофага - поедателя людей и их времени. Намёк ясен? Потеряйся, а то депортируем в Казахстан - на Родину или Украину - там как раз тебя, болтуна не хватает.
Аватар пользователя Валерий
Валерий
01 декабря 2013
Юрьев, а Вам не совестно, Жукова на одну доску с Брежневым ставить? Что Вы имеете против Маршала Великой Победы?
Аватар пользователя Сергей Петропавловский
Сергей Петропавловский
02 декабря 2013
Неизвестному нику, меняющему их как хамелеон. Да кто ты такой, что бы тебе "вы" писать после твоего хамства. Я на "ВЫ" с летчиками сбрасывавшими спецзаряд на "Новой Земле". С составам АПЛ пр.705, ходившими на БС и не потерявшими ни одного человека и пугавшими до смерти АУГ США - я на "ВЫ". С воентехниками вроде Владимира Ивановича Мациевича, приворачивающему гайку в лючке МиГ-15 в казахстанской степи, на морозе, плюя на палец, подхватыавая гайку и оставляя частицы кожи. Я со многими на "ВЫ". А тебя я не знаю. Ты "ник" и этим все сказано. Межу прочим, я по теме, а ты уже резко отклонился. Еще поддерживаю - статью и автора!
Аватар пользователя нелиберал
нелиберал
02 декабря 2013
Общий дом как он есть: Франция и Германия опять передумали пускать к себе восточноевропейцев Великобритания оказалась не одинока в желании урезать право на работу для иностранцев. Вслед за ней Франция и Германия выступили с позицией, бросающей тень на одну из основных визитных карточек Евросоюза — право на свободное перемещение во внутреннем рынке труда. Немцы — в лице правительственной коалиции — заявили о грядущем подавлении «несправедливых претензий о выплате социальных пособий». Слово «подавить» понравилось и французам: правительство этой республики намерено подавить «злоупотребления правилами ЕС, регулирующими временное трудоустройство иностранцев». Фон, на котором Европа возвращается к своему проверенному методу сегрегации, понятен. Во-первых, безработица растёт, а экономика сокращается, так что с пособия постепенно будут стараться стряхивать всех, кого можно. Поскольку обвинения в расизме никому не нужны, в первую очередь несправедливыми объявят запросы понаехавших из других стран Евросоюза: иждивенцев — на пособия, рабочих — на пенсии. Витринных чернокожих беженцев, символизирующих государство равенства и толерантности, скорее всего, трогать не станут. Это было видно по тому, как Брюссель не нашёл 20 миллионов евро на португальских голодающих, зато потратил 45 миллиардов на защиту прав человека в Африке. Во-вторых, на наших глазах происходит большое геополитическое кидалово. Напомним: принимая младоевропейцев в свой союз, Западная Европа выторговала себе крайне комфортные условия. Новоприбывшие добровольно закрывали свои атомные станции, промышленные предприятия, в обмен на субсидии Брюсселя соглашались прекратить засевать поля и выращивать сады, превратив Восточную Европу из развитого региона в заповедник мобильной рабочей силы. С экономической точки зрения это имело смысл: углублялось разделение труда, росла производительность Европы в целом, а моральная разница между работой дома на себя и заробитчанством у соседа покрывалась мантрами о личных свободах и цивилизации. Западная Европа получала доступных рабочих, Восточная получала стабильную возможность работать на прогрессивного, хорошего и демократического барина. Помимо прочих преференций, страны Старой Европы выписали себе право снимать сливки с новоприбывших в виде квот и ограничений на трудовую миграцию. Поступили так не все: Великобритания не стала фильтровать расширение в 2004 году и тут же обзавелась громадной и проблемной польской общиной, а Испания приняла всех, вступивших в ЕС в 2007 году, после чего пришлось спешно вводить специальный анти-румынский иммиграционный барьер (от собственно румын и цыган). Однако квоты и барьеры в соответствии с Европейской конвенцией могли существовать лишь ограниченное переходное время, то есть были количественными, а не качественными. Последние из них до сих пор не сняты. В очереди на право попасть в Старую Европу стоят Болгария, Румыния и Хорватия. Причём если последняя симметрично закрыла свой собственный рынок труда, то болгар и румын просто не принимают на работу в развитых европейских странах без каких-то крайне ценных квалификаций. Так продолжалось семь лет с момента вступления этих стран в ЕС, и вот 1 января этот долгий срок наконец истекает. Разумеется, для уже стоящих на низком старте почти полноправных европейцев известие о новых барьерах крайне неприятно. Получив своё, барин меняет правила игры, закрывая свой рынок труда для тех, кому обещал к нему доступ. Столько батраков ему уже не нужно. Что остаётся делать батракам, вопрос сложный, но с небольшим числом ответов.
Аватар пользователя Лев Вершинин
Лев Вершинин
02 декабря 2013
Честно: мне страшно. Мне редко бывает страшно, я своё, в общем, отбоялся, но сейчас — да. И очень. …Вчера мой добрый друг, женщина, реализующая себя, в частности, и как «просто мама» (тяжелейший, между прочим, крест), прислала мне ссылку на материал о громком событии, шокировавшем даже ко многому привыкшую заокеанскую общественность. Настолько, что у моей знакомой, и не только у неё, но и у массы прижившихся, неплохо устроенных, пустивших корни людей, — да и у коренных — возникло ощущение, что есть смысл задуматься об отъезде. Вкратце суть: пару дней назад АРА (Американская психиатрическая ассоциация) дала задний ход. Заявив в ответ на критику откуда только возможно, что «новация» о «современной трактовке» понятия «педофилия» (согласно которому данное явление более не является «сексуальным отклонением», а является «сексуальной ориентацией») на самом деле была ошибкой. Понять реакцию общественности несложно. Общественность подозревает: не обрати блогеры внимание на малюсенькую строку в очередном издании толстого справочника «только для специалистов», кто-то бы вскоре сослался на данную трактовку в серьёзных присутствиях, скажем, в суде, и в итоге «любовь к деткам» из признака душевного расстройства переползла бы в ранг нормы, естественной для человека. Что, помимо всего прочего, дало бы юристам основание добиваться оправдательных приговоров, и в перспективе, поскольку англо-саксонское право основано на прецедентах, — растление перестало бы считаться преступным. Однако не срослось. Блогеры оказались дотошны, консервативная пресса забила во все колокола, руководство АРА, как видим, сослалось на «досадную ошибку», и всё бы хорошо, — а только далеко, как видим, не все в это верят. «Они ничего не делают случайно, — пишет по поводу этой же истории ещё один мой vis-a-vis. — Это пробный шар. Сейчас они отступили, но скоро попробуют опять, как-то по-новому. Ты же в курсе, как это было в Бельгии?». Да. Я в курсе. В Бельгии «дискуссия о детской эвтаназии» тоже начиналась с «ошибок и оговорок», за которые, получив отлуп, инициаторы многословно и униженно извинялись. А потом пробовали «опять, как-то по-новому», и в конце концов, когда общество привыкло, что об этом вообще можно говорить, вопрос перешёл в разряд «допустимых к обсуждению», причём мнения сторонников идеи, которые уже не стесняются, автоматически считаются «столь же приемлемыми», сколь и мнения её критиков. Да и вообще, в последнее время количество странностей на эту и ей подобные темы начало понемногу переходить в качество. Озвучивать вызывающе «нетрадиционные» идеи один за другим, словно сговорившись, начали уже не либеральные всклень журналисты, не актив «специфических» организаций и даже не философы так называемого «нового направления», — короче говоря, не безответственные балаболки, — а серьёзные персоны, никогда ничего не говорящие от фонаря и более чем способные, если считают это нужным, сделать былью любую сказку. Судите сами: (а) несколько дней назад не кто-нибудь, а г-н Херман ван Ромпёй, совсем чуть-чуть президент Европейского совета, призвал «переосмыслить географические и демографические параметры Евросоюза и отказаться от каких-либо попыток по восстановлению национальной идентичности», по сути — отказаться от таких изживших себя понятий, как «народ» и «родина»; (б) Ватикан обсуждает возможности пересмотра понятия «греха» в частях, касающихся абортов, однополых браков, усыновления детей однополыми парами, — то есть, фактически об отказе от того, что считается заповедями Божьими, а следовательно, пересмотру не подлежит. То есть подразумевается отмена Христианства (в его католической форме), и превращение РКЦ в некую секту с протестантским оттенком. …А чтобы понять, что будет следующим этапом «легитимизации для обсуждения» — обратимся опять к «молодым философам»: профессиональный «скандальный пиарщик» идей Дэн Сэйвэдж, американец, один из ведущих идеологов нынешнего гей-прайда, сообщил миру, что «необходимо подумать о введении в нашу повседневную жизнь принудительных абортов». То есть: минус Родина и народ, минус право матери самой решать, рожать или не рожать дитя, минус вообще традиционная европейская этика. И это, по мнению сильных и передовых мира сего, — вернее, того, — правильно. Вот когда я сопоставил всё это, вспомнилась короткая, скандальная история, молнией сверкнувшая года два назад и заглохшая так быстро и непонятно, что ни у кого не осталось сомнений: её гасили специально и с очень высоких высот. Возможно, кто-то помнит: в 2011-м Journal of Medical Ethics, известное в профессиональных кругах издание, опубликовало «дискуссионную статью» двух молодых, но уже достаточно известных «философов медицины», профессора Альберто Джиубилини (Милан) и профессора Франчески Минерва (Мельбурн, Оксфорд) «Постнатальный аборт. Следует ли ребёнку жить?», где была постулирована идея «послеродового аборта». То есть, утверждающую, что «если новорождённый кажется неправильным, его можно умертвить». Далее, видимо, лучше цитировать, пересказывать трудно. «Моральный статус младенца эквивалентен моральному статусу эмбриона в том смысле, что у того и другого недостаёт тех качеств, которые оправдывают присвоение им права на жизнь. Таким образом, новорождённый, как и зародыш, не «полноценная личность», а скорее «потенциальная личность», но никак не личность в смысле «субъекта морального права на жизнь». Мы говорим «личность» для обозначения индивидуума, который способен отождествить своё существование, по крайней мере, с базовыми ценностями, — например, такими, когда лишение этого права на существование будет представлять для неё потерю… Невозможно нанести соответствующий моральный вред новорождённому, не допустив развитие потенциала стать личностью». И при этом, — специально оговорено! — речь идёт не только о случаях, когда дитя рождается каким-то «не таким». О нет! «То, что мы называем постнатальным абортом(убийство новорождённых — прим. авт.), — настаивают они, — должно быть разрешено в тех же случаях, в каких разрешены аборты, включая те случаи, когда новорождённый не является инвалидом». И наконец, под самый финал, уже в резюме, разъясняется всё:«Обстоятельства, при которых это допустимо, включают случаи, когда новорождённый имеет (потенциальную) возможность прожить полноценную жизнь, но благосостояние семьи оказывается под угрозой. Мы используем термин «послеродовой аборт», а не «эвтаназия», потому что интересы умерщвляемого не обязательно являются главным критерием — в отличие от случая эвтаназии». То есть: если здоровый, полноценный младенец почему-либо родителям не нужен, в рамках «новой этики» — термин авторов — его можно умертвить, дабы не обременять общество заботой о его содержании и воспитании, и это вполне этично, поскольку он ведь всё равно не понимает, чего лишается и что с ним делают. Ни больше, ни меньше. Естественно — я уже о том помянул — грянул скандал. Ужаснулись даже обитатели «высших сфер», например, синьор Берлускони. Жёсткие оценки раздались и из канцелярии римского папы (тогда ещё Бенедикта). Обобщил же вспыхнувшее негодование д-р Тревор Штаммерс, акушер, директор факультета медицинской этики Университета Святой Марии, выступивший с отповедью, где было, в частности, сказано: «Все эти оговорочки насчёт «постнатального аборта» — всего лишь словесные манипуляции… Если мать задушит своего ребёнка одеялом, то мы скажем «это не имеет значения, она может родить ещё одного», — этого мы, что ли, хотим? Нет ничего нового в том, что сказано в статье. Это идеи, за которые давно уже выступают философы этики в Штатах и Австралии, и это неизбежный конечный пункт в конце длительного пути…». Масштаб негодования был так впечатляющ, что инициаторы слегка попятились. Статью сняли, оставив только резюме. Однако параллельно в защиту авторов (своих бывших аспирантов) выступил редактор журнала, оксфордский профессор Джулиан Савулеску, помимо прочего возглавляющий Комиссию по вопросам будущих поколений. Обосновывая «разумную целесообразность» публикации материала своих «молодых коллег», он заявил, что аргументы в пользу«экстерминации излишков новорождённых в значительной степени не новы и предложение сделано с учётом материнских и семейных интересов». Позже, в интервью The Daily Telegraph, мысль была развита: «В моральном плане не существует разницы между плодом в утробе и новорождённым. Их возможности очень близки. Если аборт допустим, то и инфантицид должен быть допустим. Это вовсе не убийство, а нормальное медицинское вмешательство. А безумная вакханалия вокруг статьи — типичный пример «ведьминской этики». Группа людей определила ведьму и намерена сжечь её. Это очень опасно, отсюда всего шаг до линчевания и геноцида. Вместо того чтобы спорить и бороться за идею, есть стремление заставить замолчать и, в крайнем случае, убить, исходя из их собственной моральной определённости. Это не то общество, в котором мы должны жить». Да. Именно так он заявил, и на том тема заглохла. Как уже сказано выше, резко и необъяснимо, как будто кто-то очень важный наложил резолюцию «Нельзя». Всё это было, напоминаю, два года назад. С тех пор многое изменилось. Синьор Берлускони, как известно, лишился поста, осуждён и публично ошельмован. Папа Бенедикт (почти небывалый случай) без внятных объяснений подал в отставку. Доктор Штаммерс лишился работы. А г-н Джиубилини и г-жа Минерва процветают, как указано в справочниках, «углублённо занимаясь проблемами детской эвтаназии». И не меньше учеников процветает их наставник, профессор Савулеску. Преподаёт в Оксфорде, отслеживает «моральные революции». Собственно, всё. Если кто-то ждёт от меня морали, её не будет. Можно, конечно, — с обязательной оговоркой типа «на мой-то век хватит, но мне не безразлично, в каком мире будут жить мои дочери и внучка», — порассуждать об истоках и перспективах подобных новаций, о праве человека на жизнь и праве государства определять, кто личность, а кто нет и может быть умерщвлён, о начале конца эпохи морали, о том, что эта волна медленно, но верно наползает на Россию, — но всё это столь очевидно, что нет никакой нужды. Кто понял, тот понял, кто не понял, уже и не поймёт. Да и гадко рассуждать на эту тему.
Аватар пользователя НЕЛИБЕРАЛ
НЕЛИБЕРАЛ
03 декабря 2013
в Подмосковье есть село Атамановка, где собрались уже пять семьей «русских немцев»... Что их не устраивало в Германии? Александр Винк (30 лет) рассказывает, что в Германии уже в 8 часов вечера нельзя шуметь, соседи жалуются, если дети играют и кричат на улице. Иной раз им мешает дым от шашлыка, то кошка мешает. Нет свободы в Германии, человек зажат. Александр не хочет зависеть от системы. Он внимательно изучал Конституцию России, применяет ее и... добивается своих прав. Его жена Ирина уже получила российское гражданство. Ирэн Шмунк, жительница того же села, в 1994-ом году уехала с мужем из Казахстана в Саксонию. Подобно другим, уставшим от Германии русским немцам, их «достали» «немецкие правила жизни». Предупреждения от властей шли друг за другом - то трава на газоне выше нормы, то почтовый ящик висит на 10 см ниже утвержденных норм... Все это подтолкнуло Ирэн к бегству из Германии. Дочка ходит в школу, ей очень нравится. Мама утверждает, что она в России намного лучше учится, чем в Германии... Супруги Сартисон уехали в 1996 году в Оберхаузен. Мужу Якову понадобилась сложная операция на позвоночнике. Он казахский немец. У жены Валентины терпение кончилось, когда муж лишился гаража. Он сам подчинил машину - соседи доложили! Все они жаждут свободы и нашли ее... в своей старой, покинутой Родине. Местным жителям новые атамановцы покажутся немного странными: они не пьют, не курят, а еще создали хор, который ездит на гастроли по окрестностям. Они привезли из Германии лучшие качества: порядочность, трудолюбие. Они занимаются сельским хозяйством, выращивают картошку, овощи, держат кур и коз.
Аватар пользователя Антрополог
Антрополог
03 декабря 2013
Неолибералу. Зря надеетесь. Уже у нас нельзя самому провести водопровод, электропровод в собственном доме. Ваш дом не будет застрахован, если вы сами обработаете чердак против пожара, если сами сложите печь. Потихоньку, как в гейропе, вводятся так называемые "паспорта фасадов". Вам, как в гейропе, уже нельзя рыбачить на большей части России. Уже. как в гейропе. вводится частная собственность на лес и озеро.а ещё, как в Китае, строятся так называемые "коттеджные посёлки"- на деле концлагеря с квартплатой за то, что тебя охраняют.а ещё, как в дойчлянде, хотят ввести предоплату за электричество. Вся надежда на поговорку: "свирепость российских законов ограничивается необязательностью их исполнения". Но всё равно тошно видеть уродов, которые берут пример с гейропы. которые лижут жопу гейропе, которые боятся сказать: "Мы- не гейропейцы! И потому отъ...битесь от нас со своими нравоучениями!". Нет, мямлят: "ми не протифф пидарасофф. ми только ни разришаим им прапагандировать детям свой пидарастический обрас жизни".
  • 1
  • 2
Аватар пользователя Для Антрополога
Для Антрополога
30 ноября 2013
Это вы о том, что есть, обозначим это как "частные богословские мнения", утверждающее о том, что земля и есть тот самый "ад", о котором предупреждает Священное Писание и Православная Церковь, так как немыслимо прожить без потерь, утрат и скорбей, - то есть фактически без вечных мучений. Но это "частное богословское мнение" Церковь отвергает, так как и на земле в любых условиях у человека в душе может быть неземной покой и даже зимой и в телесных ощущениях благоухать райский цветущий сад, как продемонстрировал св. Серафим Саровский своему ученику. Сразу оговорюсь Вите это не понять, хотя он возможно с горя, что опять навернулась мЯчта "от морА до морА", находится в запое.
Аватар пользователя Антрополог
Антрополог
30 ноября 2013
на 16.42: Так и есть.Ад и рай- единое целое.Курсантские годы- рай и ад одновременно.На директрисе ад: пыль, жара выше 50-ти...танки ездят туда-сюда...лежу в окопчике, в самоволке- читаю книжку "про любоффь"- что ещё нужно курсанту, когда некуда съ...баться во время самоволки, кроме как на танковую директрису? Три часа - рай. Отоспался- не опоздать на вечернее построение.Тенерифе.Рай.Всего за 2 Еуро- купайся весь день в бассейне с океанской водой.Кроме этого бассейна- нихера нет!Вулканы- 2 шт.Вулканическая пемза- дох и ещё столько же.Никаких "канареек" там не увидел.До ближайшего берега- много-много миль-...афроафриканская Африка!Ад.///короче.Чтобы ощутить счастье 3-х часов свободы- надо годик пожить в неволе.Счастье "купаться в бассейне" ощутимо только в КСАВО в отдалённом гарнизоне, когда водичка качается с глубины 1000 метров, когда у скважины круглосуточно живёт охрана 4 автоматчика...когда мимо купающихся в открытом бассейне молодых офицерских жён ежедневно с полигона проходят и проезжают тысячи здоровых крепких загорелых парней...А бассейн посредине океана, в котором купаются старые бледные пидарасы...в общем "богословие"...
Аватар пользователя Антрополог
Антрополог
30 ноября 2013
Мой дед вернулся с фронта, и отдал свои награды своим детям- как игрушки( цацки- по белорусски). И его друзья-фронтовики так же сделали. Некоторые пропили свои награды. Они были счастливы тем, что выжили.А вот сучье племя тыловиков всеми путями добыли себе справки и цацки. и когда настоящие фронтовики умерли от ран- выползли, падлюки, из нор. и себя называли "победителями". Так всегда было и так будет: тыловые крысы крадут победу у обессиленных героев.У моей бабушки-жены фронтовика, мент отобрал корову в 1944-м " в компенсацию облигации займа"...ни одного дня мент не прослужил в Армии- а в 70-х по указу Брежнева всех милиционеров 1941-45 г. приравняли к ветеранам.И, что интересно: у него тоже есть "награды". Так что не сейчас цацки развешали на клоунов- ещё Леонид Ильич приласкал распостранителей облигаций госзайма.
Аватар пользователя Гость
Гость
01 декабря 2013
Антрополог, ты своей болтовнёй скорее напоминаешь антропофага - поедателя людей и их времени. Намёк ясен? Потеряйся, а то депортируем в Казахстан - на Родину или Украину - там как раз тебя, болтуна не хватает.
Аватар пользователя Валерий
Валерий
01 декабря 2013
Юрьев, а Вам не совестно, Жукова на одну доску с Брежневым ставить? Что Вы имеете против Маршала Великой Победы?
Аватар пользователя Сергей Петропавловский
Сергей Петропавловский
02 декабря 2013
Неизвестному нику, меняющему их как хамелеон. Да кто ты такой, что бы тебе "вы" писать после твоего хамства. Я на "ВЫ" с летчиками сбрасывавшими спецзаряд на "Новой Земле". С составам АПЛ пр.705, ходившими на БС и не потерявшими ни одного человека и пугавшими до смерти АУГ США - я на "ВЫ". С воентехниками вроде Владимира Ивановича Мациевича, приворачивающему гайку в лючке МиГ-15 в казахстанской степи, на морозе, плюя на палец, подхватыавая гайку и оставляя частицы кожи. Я со многими на "ВЫ". А тебя я не знаю. Ты "ник" и этим все сказано. Межу прочим, я по теме, а ты уже резко отклонился. Еще поддерживаю - статью и автора!
Аватар пользователя нелиберал
нелиберал
02 декабря 2013
Общий дом как он есть: Франция и Германия опять передумали пускать к себе восточноевропейцев Великобритания оказалась не одинока в желании урезать право на работу для иностранцев. Вслед за ней Франция и Германия выступили с позицией, бросающей тень на одну из основных визитных карточек Евросоюза — право на свободное перемещение во внутреннем рынке труда. Немцы — в лице правительственной коалиции — заявили о грядущем подавлении «несправедливых претензий о выплате социальных пособий». Слово «подавить» понравилось и французам: правительство этой республики намерено подавить «злоупотребления правилами ЕС, регулирующими временное трудоустройство иностранцев». Фон, на котором Европа возвращается к своему проверенному методу сегрегации, понятен. Во-первых, безработица растёт, а экономика сокращается, так что с пособия постепенно будут стараться стряхивать всех, кого можно. Поскольку обвинения в расизме никому не нужны, в первую очередь несправедливыми объявят запросы понаехавших из других стран Евросоюза: иждивенцев — на пособия, рабочих — на пенсии. Витринных чернокожих беженцев, символизирующих государство равенства и толерантности, скорее всего, трогать не станут. Это было видно по тому, как Брюссель не нашёл 20 миллионов евро на португальских голодающих, зато потратил 45 миллиардов на защиту прав человека в Африке. Во-вторых, на наших глазах происходит большое геополитическое кидалово. Напомним: принимая младоевропейцев в свой союз, Западная Европа выторговала себе крайне комфортные условия. Новоприбывшие добровольно закрывали свои атомные станции, промышленные предприятия, в обмен на субсидии Брюсселя соглашались прекратить засевать поля и выращивать сады, превратив Восточную Европу из развитого региона в заповедник мобильной рабочей силы. С экономической точки зрения это имело смысл: углублялось разделение труда, росла производительность Европы в целом, а моральная разница между работой дома на себя и заробитчанством у соседа покрывалась мантрами о личных свободах и цивилизации. Западная Европа получала доступных рабочих, Восточная получала стабильную возможность работать на прогрессивного, хорошего и демократического барина. Помимо прочих преференций, страны Старой Европы выписали себе право снимать сливки с новоприбывших в виде квот и ограничений на трудовую миграцию. Поступили так не все: Великобритания не стала фильтровать расширение в 2004 году и тут же обзавелась громадной и проблемной польской общиной, а Испания приняла всех, вступивших в ЕС в 2007 году, после чего пришлось спешно вводить специальный анти-румынский иммиграционный барьер (от собственно румын и цыган). Однако квоты и барьеры в соответствии с Европейской конвенцией могли существовать лишь ограниченное переходное время, то есть были количественными, а не качественными. Последние из них до сих пор не сняты. В очереди на право попасть в Старую Европу стоят Болгария, Румыния и Хорватия. Причём если последняя симметрично закрыла свой собственный рынок труда, то болгар и румын просто не принимают на работу в развитых европейских странах без каких-то крайне ценных квалификаций. Так продолжалось семь лет с момента вступления этих стран в ЕС, и вот 1 января этот долгий срок наконец истекает. Разумеется, для уже стоящих на низком старте почти полноправных европейцев известие о новых барьерах крайне неприятно. Получив своё, барин меняет правила игры, закрывая свой рынок труда для тех, кому обещал к нему доступ. Столько батраков ему уже не нужно. Что остаётся делать батракам, вопрос сложный, но с небольшим числом ответов.
Аватар пользователя Лев Вершинин
Лев Вершинин
02 декабря 2013
Честно: мне страшно. Мне редко бывает страшно, я своё, в общем, отбоялся, но сейчас — да. И очень. …Вчера мой добрый друг, женщина, реализующая себя, в частности, и как «просто мама» (тяжелейший, между прочим, крест), прислала мне ссылку на материал о громком событии, шокировавшем даже ко многому привыкшую заокеанскую общественность. Настолько, что у моей знакомой, и не только у неё, но и у массы прижившихся, неплохо устроенных, пустивших корни людей, — да и у коренных — возникло ощущение, что есть смысл задуматься об отъезде. Вкратце суть: пару дней назад АРА (Американская психиатрическая ассоциация) дала задний ход. Заявив в ответ на критику откуда только возможно, что «новация» о «современной трактовке» понятия «педофилия» (согласно которому данное явление более не является «сексуальным отклонением», а является «сексуальной ориентацией») на самом деле была ошибкой. Понять реакцию общественности несложно. Общественность подозревает: не обрати блогеры внимание на малюсенькую строку в очередном издании толстого справочника «только для специалистов», кто-то бы вскоре сослался на данную трактовку в серьёзных присутствиях, скажем, в суде, и в итоге «любовь к деткам» из признака душевного расстройства переползла бы в ранг нормы, естественной для человека. Что, помимо всего прочего, дало бы юристам основание добиваться оправдательных приговоров, и в перспективе, поскольку англо-саксонское право основано на прецедентах, — растление перестало бы считаться преступным. Однако не срослось. Блогеры оказались дотошны, консервативная пресса забила во все колокола, руководство АРА, как видим, сослалось на «досадную ошибку», и всё бы хорошо, — а только далеко, как видим, не все в это верят. «Они ничего не делают случайно, — пишет по поводу этой же истории ещё один мой vis-a-vis. — Это пробный шар. Сейчас они отступили, но скоро попробуют опять, как-то по-новому. Ты же в курсе, как это было в Бельгии?». Да. Я в курсе. В Бельгии «дискуссия о детской эвтаназии» тоже начиналась с «ошибок и оговорок», за которые, получив отлуп, инициаторы многословно и униженно извинялись. А потом пробовали «опять, как-то по-новому», и в конце концов, когда общество привыкло, что об этом вообще можно говорить, вопрос перешёл в разряд «допустимых к обсуждению», причём мнения сторонников идеи, которые уже не стесняются, автоматически считаются «столь же приемлемыми», сколь и мнения её критиков. Да и вообще, в последнее время количество странностей на эту и ей подобные темы начало понемногу переходить в качество. Озвучивать вызывающе «нетрадиционные» идеи один за другим, словно сговорившись, начали уже не либеральные всклень журналисты, не актив «специфических» организаций и даже не философы так называемого «нового направления», — короче говоря, не безответственные балаболки, — а серьёзные персоны, никогда ничего не говорящие от фонаря и более чем способные, если считают это нужным, сделать былью любую сказку. Судите сами: (а) несколько дней назад не кто-нибудь, а г-н Херман ван Ромпёй, совсем чуть-чуть президент Европейского совета, призвал «переосмыслить географические и демографические параметры Евросоюза и отказаться от каких-либо попыток по восстановлению национальной идентичности», по сути — отказаться от таких изживших себя понятий, как «народ» и «родина»; (б) Ватикан обсуждает возможности пересмотра понятия «греха» в частях, касающихся абортов, однополых браков, усыновления детей однополыми парами, — то есть, фактически об отказе от того, что считается заповедями Божьими, а следовательно, пересмотру не подлежит. То есть подразумевается отмена Христианства (в его католической форме), и превращение РКЦ в некую секту с протестантским оттенком. …А чтобы понять, что будет следующим этапом «легитимизации для обсуждения» — обратимся опять к «молодым философам»: профессиональный «скандальный пиарщик» идей Дэн Сэйвэдж, американец, один из ведущих идеологов нынешнего гей-прайда, сообщил миру, что «необходимо подумать о введении в нашу повседневную жизнь принудительных абортов». То есть: минус Родина и народ, минус право матери самой решать, рожать или не рожать дитя, минус вообще традиционная европейская этика. И это, по мнению сильных и передовых мира сего, — вернее, того, — правильно. Вот когда я сопоставил всё это, вспомнилась короткая, скандальная история, молнией сверкнувшая года два назад и заглохшая так быстро и непонятно, что ни у кого не осталось сомнений: её гасили специально и с очень высоких высот. Возможно, кто-то помнит: в 2011-м Journal of Medical Ethics, известное в профессиональных кругах издание, опубликовало «дискуссионную статью» двух молодых, но уже достаточно известных «философов медицины», профессора Альберто Джиубилини (Милан) и профессора Франчески Минерва (Мельбурн, Оксфорд) «Постнатальный аборт. Следует ли ребёнку жить?», где была постулирована идея «послеродового аборта». То есть, утверждающую, что «если новорождённый кажется неправильным, его можно умертвить». Далее, видимо, лучше цитировать, пересказывать трудно. «Моральный статус младенца эквивалентен моральному статусу эмбриона в том смысле, что у того и другого недостаёт тех качеств, которые оправдывают присвоение им права на жизнь. Таким образом, новорождённый, как и зародыш, не «полноценная личность», а скорее «потенциальная личность», но никак не личность в смысле «субъекта морального права на жизнь». Мы говорим «личность» для обозначения индивидуума, который способен отождествить своё существование, по крайней мере, с базовыми ценностями, — например, такими, когда лишение этого права на существование будет представлять для неё потерю… Невозможно нанести соответствующий моральный вред новорождённому, не допустив развитие потенциала стать личностью». И при этом, — специально оговорено! — речь идёт не только о случаях, когда дитя рождается каким-то «не таким». О нет! «То, что мы называем постнатальным абортом(убийство новорождённых — прим. авт.), — настаивают они, — должно быть разрешено в тех же случаях, в каких разрешены аборты, включая те случаи, когда новорождённый не является инвалидом». И наконец, под самый финал, уже в резюме, разъясняется всё:«Обстоятельства, при которых это допустимо, включают случаи, когда новорождённый имеет (потенциальную) возможность прожить полноценную жизнь, но благосостояние семьи оказывается под угрозой. Мы используем термин «послеродовой аборт», а не «эвтаназия», потому что интересы умерщвляемого не обязательно являются главным критерием — в отличие от случая эвтаназии». То есть: если здоровый, полноценный младенец почему-либо родителям не нужен, в рамках «новой этики» — термин авторов — его можно умертвить, дабы не обременять общество заботой о его содержании и воспитании, и это вполне этично, поскольку он ведь всё равно не понимает, чего лишается и что с ним делают. Ни больше, ни меньше. Естественно — я уже о том помянул — грянул скандал. Ужаснулись даже обитатели «высших сфер», например, синьор Берлускони. Жёсткие оценки раздались и из канцелярии римского папы (тогда ещё Бенедикта). Обобщил же вспыхнувшее негодование д-р Тревор Штаммерс, акушер, директор факультета медицинской этики Университета Святой Марии, выступивший с отповедью, где было, в частности, сказано: «Все эти оговорочки насчёт «постнатального аборта» — всего лишь словесные манипуляции… Если мать задушит своего ребёнка одеялом, то мы скажем «это не имеет значения, она может родить ещё одного», — этого мы, что ли, хотим? Нет ничего нового в том, что сказано в статье. Это идеи, за которые давно уже выступают философы этики в Штатах и Австралии, и это неизбежный конечный пункт в конце длительного пути…». Масштаб негодования был так впечатляющ, что инициаторы слегка попятились. Статью сняли, оставив только резюме. Однако параллельно в защиту авторов (своих бывших аспирантов) выступил редактор журнала, оксфордский профессор Джулиан Савулеску, помимо прочего возглавляющий Комиссию по вопросам будущих поколений. Обосновывая «разумную целесообразность» публикации материала своих «молодых коллег», он заявил, что аргументы в пользу«экстерминации излишков новорождённых в значительной степени не новы и предложение сделано с учётом материнских и семейных интересов». Позже, в интервью The Daily Telegraph, мысль была развита: «В моральном плане не существует разницы между плодом в утробе и новорождённым. Их возможности очень близки. Если аборт допустим, то и инфантицид должен быть допустим. Это вовсе не убийство, а нормальное медицинское вмешательство. А безумная вакханалия вокруг статьи — типичный пример «ведьминской этики». Группа людей определила ведьму и намерена сжечь её. Это очень опасно, отсюда всего шаг до линчевания и геноцида. Вместо того чтобы спорить и бороться за идею, есть стремление заставить замолчать и, в крайнем случае, убить, исходя из их собственной моральной определённости. Это не то общество, в котором мы должны жить». Да. Именно так он заявил, и на том тема заглохла. Как уже сказано выше, резко и необъяснимо, как будто кто-то очень важный наложил резолюцию «Нельзя». Всё это было, напоминаю, два года назад. С тех пор многое изменилось. Синьор Берлускони, как известно, лишился поста, осуждён и публично ошельмован. Папа Бенедикт (почти небывалый случай) без внятных объяснений подал в отставку. Доктор Штаммерс лишился работы. А г-н Джиубилини и г-жа Минерва процветают, как указано в справочниках, «углублённо занимаясь проблемами детской эвтаназии». И не меньше учеников процветает их наставник, профессор Савулеску. Преподаёт в Оксфорде, отслеживает «моральные революции». Собственно, всё. Если кто-то ждёт от меня морали, её не будет. Можно, конечно, — с обязательной оговоркой типа «на мой-то век хватит, но мне не безразлично, в каком мире будут жить мои дочери и внучка», — порассуждать об истоках и перспективах подобных новаций, о праве человека на жизнь и праве государства определять, кто личность, а кто нет и может быть умерщвлён, о начале конца эпохи морали, о том, что эта волна медленно, но верно наползает на Россию, — но всё это столь очевидно, что нет никакой нужды. Кто понял, тот понял, кто не понял, уже и не поймёт. Да и гадко рассуждать на эту тему.
Аватар пользователя НЕЛИБЕРАЛ
НЕЛИБЕРАЛ
03 декабря 2013
в Подмосковье есть село Атамановка, где собрались уже пять семьей «русских немцев»... Что их не устраивало в Германии? Александр Винк (30 лет) рассказывает, что в Германии уже в 8 часов вечера нельзя шуметь, соседи жалуются, если дети играют и кричат на улице. Иной раз им мешает дым от шашлыка, то кошка мешает. Нет свободы в Германии, человек зажат. Александр не хочет зависеть от системы. Он внимательно изучал Конституцию России, применяет ее и... добивается своих прав. Его жена Ирина уже получила российское гражданство. Ирэн Шмунк, жительница того же села, в 1994-ом году уехала с мужем из Казахстана в Саксонию. Подобно другим, уставшим от Германии русским немцам, их «достали» «немецкие правила жизни». Предупреждения от властей шли друг за другом - то трава на газоне выше нормы, то почтовый ящик висит на 10 см ниже утвержденных норм... Все это подтолкнуло Ирэн к бегству из Германии. Дочка ходит в школу, ей очень нравится. Мама утверждает, что она в России намного лучше учится, чем в Германии... Супруги Сартисон уехали в 1996 году в Оберхаузен. Мужу Якову понадобилась сложная операция на позвоночнике. Он казахский немец. У жены Валентины терпение кончилось, когда муж лишился гаража. Он сам подчинил машину - соседи доложили! Все они жаждут свободы и нашли ее... в своей старой, покинутой Родине. Местным жителям новые атамановцы покажутся немного странными: они не пьют, не курят, а еще создали хор, который ездит на гастроли по окрестностям. Они привезли из Германии лучшие качества: порядочность, трудолюбие. Они занимаются сельским хозяйством, выращивают картошку, овощи, держат кур и коз.
Аватар пользователя Антрополог
Антрополог
03 декабря 2013
Неолибералу. Зря надеетесь. Уже у нас нельзя самому провести водопровод, электропровод в собственном доме. Ваш дом не будет застрахован, если вы сами обработаете чердак против пожара, если сами сложите печь. Потихоньку, как в гейропе, вводятся так называемые "паспорта фасадов". Вам, как в гейропе, уже нельзя рыбачить на большей части России. Уже. как в гейропе. вводится частная собственность на лес и озеро.а ещё, как в Китае, строятся так называемые "коттеджные посёлки"- на деле концлагеря с квартплатой за то, что тебя охраняют.а ещё, как в дойчлянде, хотят ввести предоплату за электричество. Вся надежда на поговорку: "свирепость российских законов ограничивается необязательностью их исполнения". Но всё равно тошно видеть уродов, которые берут пример с гейропы. которые лижут жопу гейропе, которые боятся сказать: "Мы- не гейропейцы! И потому отъ...битесь от нас со своими нравоучениями!". Нет, мямлят: "ми не протифф пидарасофф. ми только ни разришаим им прапагандировать детям свой пидарастический обрас жизни".
  • 1
  • 2

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц