Версия для печати

Литва гордится своей армией

Литовкин Виктор
Сегодня в независимых прибалтийских государствах созданы свои собственные вооруженные силы. Хоть они и невелики, однако, думается, российским гражданам будет небезынтересно узнать, что они из себя представляют. "Военно-промышленный курьер" публикует интервью командующего Сухопутными войсками Литвы бригадного генерала Валдиса Туткуса.

Валдис Туткус.
Фото Виктора ЛИТОВКИНА


В БЫВШЕЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ ДЕЛАЕТСЯ ВСЕ НЕОБХОДИМОЕ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НОРМАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ И ЖИЗНИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ


Сегодня в независимых прибалтийских государствах созданы свои собственные вооруженные силы. Хоть они и невелики, однако, думается, российским гражданам будет небезынтересно узнать, что они из себя представляют. "Военно-промышленный курьер" публикует интервью командующего Сухопутными войсками Литвы бригадного генерала Валдиса Туткуса.
{{direct_hor}}
- Господин генерал, за время пребывания в Литве мне не раз говорили о том, что профессия офицера в вашей стране пользуется огромной популярностью, что именно в военную академию самый большой конкурс среди высших учебных заведений республики. Почему так? Хочет ли стать офицером ваш сын? Сможете ли вы, пользуясь своим служебным положением, устроить его в военную академию, или нет?

- Да, действительно, профессия офицера у нас очень престижна. И я был бы не против, если бы мой сын пошел по стопам отца и деда. Но навязывать свою волю ему не могу, он должен выбрать дорогу по жизни сам. У моего отца - двое сыновей. Я с детства мечтал быть военным, а брат даже слышать об этом не хотел. Он теперь врач, очень известный в Литве нейрохирург. Так что загадывать, кем станет Витаутас, пока рано.

А в нашу военную академию я его устроить, как вы сказали, не смогу - очень жесткий контроль со стороны парламента, общественных организаций исключает всякий блат. Быть военным в республике очень ответственно и почетно. Согласно данным Департамента статистики, который раз в три месяца проводит опросы общественного мнения об уважении к государственным институтам Литвы, армия находится на третьем-четвертом месте по степени доверия населения, иногда даже обгоняет институт президентства, церковь, прессу. Только собственные способности, настойчивость и целеустремленность могут помочь человеку. И для того, чтобы поступить в военную академию, надо очень сильно готовиться. Конкурс 16 человек на место там бывает уже после проведения профессионального отбора.

При этом физическая подготовка, как когда-то в Ташкентском училище, не является у нас ключевой. Мы считаем, что физически развить человека за четыре года можно, а в голову что-то вложить, если там нет основы, очень трудно. Кандидаты на поступление проходят тесты - психологические, на логическое мышление, на выявление лидера - то есть на способность стать не командиром, а лидером, за которым пойдут люди. Это целая система. Над ней работают специальные институты. Очень серьезные требования по математике. А физическая подготовка - только "зачет-незачет".

Однако каждый литовский офицер ежегодно должен сдавать тесты по физической подготовке. И если он не проходит эти тесты, то это отражается и на его карьере, и на присвоении очередных званий, и, естественно, на денежном содержании: Словом, мы создаем условия, чтобы офицер сам следил за своей физической формой. У нас есть дни физподготовки, когда рабочий день заканчивается раньше и офицеры идут в спортзал, чтобы укрепить мышцы.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ТУТКУС Валдис

Родился в Кзыл-Орде (Казахстан), в семье офицера Советской армии 27 декабря 1960 г. Окончил Ташкентское высшее общевойсковое командное училище (1982 г.) и Военную академию им. М.В. Фрунзе (1991 г.). Командовал взводом, ротой, батальоном. В 1983-1985 гг. воевал в Афганистане. Уволился в запас из ВС СССР в звании майора. Приехав в Вильнюс, принял участие в создании Вооруженных Сил Литвы. Сначала был начальником штаба учебного полка, затем - начальником Объединенного штаба литовских ВС, заместителем главнокомандующего. Прошел курс обучения в оборонном колледже в Риме (1995-1996 гг.), являлся военным атташе Литовской Республики в НАТО. Два последних года занимает, как сам говорит, "тройную должность": он - заместитель главнокомандующего Вооруженными Силами, командующий Сухопутными войсками и командующий операционным пространством. Отвечает за проведение военных операций на территории Литвы и за ее пределами. Женат. Жена - Лиля, украинка, тоже из военной семьи. Сыну Витаутасу 15 лет.


- А что должен сделать офицер, чтобы подтвердить свою физическую выносливость и натренированность?

- Надо пробежать две мили, уложившись в 15 с чем-то минут. Потом нужно за две минуты 72 раза отжаться от пола, пробежать сто метров в военной форме за 15 секунд. Есть, конечно, возрастные различия, но, тем не менее, делать это должны все. От лейтенанта до генерала.

- Сколько платят лейтенанту литовской армии, капитану, полковнику? Почему люди держатся за армию? Почему это для них престижно? Как обстоят дела с обеспечением военнослужащих жильем?

- Начнем с заработной платы. Я, например, получаю в чистом виде на руки 3500 лит (эквивалент - тысяча евро), лейтенант - 1600, капитан - 2200, полковник - 3000. Размер денежного содержания у нас зависит не от должности. Всем офицерам в одинаковом звании, вне зависимости от занимаемой должности, установлены равные оклады. Мы считаем, что воинское звание отражает профессиональное качество офицера и его способности. При этом кто-то может быть ротным командиром, кто-то в штабе работать, но от этого один не стал лучше другого. То есть каких-то должностных окладов у нас нет вообще.


Литовская армия уже перешла на стандарты НАТО.
Фото Виктора ЛИТОВКИНА
Но есть выслуга лет в звании. Система такая же, как в других армиях: от лейтенанта до старшего лейтенанта офицер служит три года, потом до капитана - опять три года, до майора - четыре года: И ежегодно его заработная плата увеличивается. До того момента, когда офицер должен получить очередное звание. Если по каким-то причинам это не происходит, жалованье перестает расти. Значит, человек достиг своего предела.

Размер офицерского оклада - это средняя для Литвы зарплата. Что, на мой взгляд, в принципе нормально. А что касается социального обеспечения, в частности, жильем, то у нас есть служебные квартиры, хотя мы от этого принципа сейчас стараемся отказаться. Фактически уже отказались. Правда, служебные квартиры имеются, их достаточно много. Но, на наш взгляд, они не оправдывают себя.

Плюс к тем деньгам, о которых мы говорили, офицер или солдат-профессионал получает квартирные. Тоже в зависимости от звания. Но около сотни долларов. Это практически та сумма, на которую можно снять не шикарную, но вполне нормальную квартиру. Если в Вильнюсе, то не в Старом городе, а на окраине. Но если говорить о гарнизонах, о той же Рукле, где стоит учебный полк, то это очень удобно. Офицер арендует в Каунасе или в другом ближайшем районном центре квартиру. Ехать до части недалеко - всего тридцать километров. На собственной машине или на автобусе, который ходит точно по расписанию.

Мы пришли к выводу, что строить служебное жилье нам просто невыгодно. Надо считать деньги. Даешь офицеру квартиру, потом большие проблемы с переселением, ремонтировать ее должно Министерство обороны. Это накладно. А так он живет на чужой квартире, легко оставляет ее, легко переезжает на новую.

Мы работаем с рядом банков, которые предлагают достаточно большие кредиты на покупку и строительство собственных домов. У нас большинство офицеров, особенно молодых, берут кредиты на 20 лет. Банки предоставляют хорошие условия - до 4% годовых, между ними даже есть конкуренция за возможность работать с офицерами. Мы, Министерство обороны, ставим перед банкирами условие: если они хотят, чтобы военные держали у них свои деньги, они должны давать нам льготы по кредитам. И можно получить даже кредит за три с половиной процента.

Банки с удовольствием предоставляют такие кредиты, потому что для них это гарантированная инвестиция. Офицер будет служить долго, и проблем с долгами для банков не возникнет.

Человек берет такой кредит довольно смело, по 300- 400 тыс. лит. Это та сумма, на которую можно построить солидный, нормальный дом. И офицеры строят такие дома, потом сдают их в наем. А почему нет? Ведь у нас постоянная ротация: через каждые три года офицер меняет место службы, чтобы не засиживался в одном гарнизоне, на одной должности. И если он уезжает, сдать дом в наем - не проблема. Опять же это помогает возвращать кредиты.

Я думаю, что вопрос офицерского жилья в литовской армии решен полностью, и очень доволен, что политическое руководство нашей страны пришло к заключению, что не надо строить служебные квартиры. Хотя в некоторых местах, в той же Рукле, мы имеем и будем иметь служебные квартиры, потому что это не то место, где офицер захочет остаться жить. Там большая ротация, там большое скопление войск. А в Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде мы разрешили офицерам приватизировать свои служебные квартиры и больше строить их не собираемся.

- Но офицер - профессия рискованная, мало ли что может случиться во время его службы. Кто потом будет выплачивать кредит? Не получится ли так, что семья погибшего вдруг окажется на улице?

- Наше Министерство обороны не берет на себя обязательств по обслуживанию кредита. Однако если я, не дай Бог, погибну или умру на работе, то моя семья получит за меня мою зарплату за десять лет вперед. Это достаточно большая сумма, чтобы выплатить кредит. И что-то еще останется на жизнь семье. Кроме того, банк, который выдает кредит, требует, чтобы человек застраховал свою жизнь. Это - частное страхование. Но есть и государственное страхование военнослужащих на случай смерти или увечья.

Был у нас случай. В Косово несколько лет назад погиб офицер, его семья получила страховку около полумиллиона лит. Это почти 350 тыс. евро. Вот почему мы служим спокойно. Конечно, никому не хочется погибать, но за семью в любом случае душа не болит.

- Литовский офицер сегодня имеет возможность учиться за границей - в Лондоне, Брюсселе. Что он получает при этом? Какие-то дополнительные суммы?

- Естественно. Одна получка у него в Литве, и еще стипендия - в том месте, где он находится. По моим подсчетам, у нас около 60% офицеров закончили различные учебные заведения за границей. Это, в первую очередь, Соединенные Штаты, штабной колледж - примерно то, что в Советской армии называли академией. Ведь наши люди не нуждаются, как правило, в начальном военном образовании, хотя некоторые из них учатся в Америке - в Уэст-Пойнте и в Аннаполисе, в Швеции. Но таких парней буквально единицы. У нас есть своя военная академия, и мы считаем, что основная образовательная база офицера должна закладываться на национальной почве.

Однако армия у нас маленькая, офицеров оперативно-стратегического уровня дешевле готовить за рубежом. Надо-то всего несколько человек - поэтому они едут в Америку, в Великобританию, в Германию, в Канаду, в Голландию, во Францию.

Кроме того, литовские военные по решению своего правительства участвуют в различных миссиях - миротворческих, гуманитарных, по поддержанию мира. Градация по установкам ООН. И в зависимости от миссии, то есть от риска для жизни и здоровья, литовский военнослужащий получает столько денег, во сколько этот риск оценивается. Солдату платят около тысячи долларов, офицеру - в два раза больше. Однако служить за границей им не очень выгодно, честно говоря. Тут больше желания повысить свой профессионализм.

Правда, для Литвы очень важно, чтобы ее военные служили за границей, завоевали там высокий авторитет. У нас сегодня около 370 человек находятся в Афганистане, в Ираке, в Косово и Македонии, есть наши военные наблюдатели в Грузии. Я очень часто общаюсь со своими коллегами из тех стран, в чьи части входили наши ребята, и отзывы о них хорошие. Оценки действий литовских спецподразделений в Афганистане превзошли мои самые оптимистические ожидания.

- По вашей конституции существует всеобщая воинская обязанность. Хотя, как я понимаю, призываете вы в армию не всех подряд. Существует отбор. Как он осуществляется?

- Вы правы. Согласно нашим законам, должны призываться все без исключений. Но реально так не получается. У нас очень небольшая потребность в солдатах, армии необходимо чуть более 4,5 тысяч призывников. Потому что, начиная с сержанта, у нас все военнослужащие контрактники. И все водители - профессионалы. Они управляют транспортными средствами, которые требуют водительских прав категории С или Е, а их у призывников быть не может.

Хотя человеческие ресурсы в Литве немалые, мы можем разом призвать около 60 тысяч юношей, столько ни к чему. Отсюда много отсрочек и освобождений. Все учащиеся освобождаются от призыва - вне зависимости от того, где они учатся - в средней школе или в техникуме. Если человек женат и имеет ребенка, может не пойти в армию. Если он является сельскохозяйственным работником, владеет землей и на ней работает, а его отрыв от производства нанесет семье ущерб - он тоже не призывается. Но вместе с тем насчитывается много добровольцев. Поэтому существуют весьма жесткие ограничения по здоровью.

Не могу сказать, что молодые люди, как говорится, бегут с флагами на призывные пункты, но на сегодняшний день достаточно много тех, кто хочет служить. Призыв проводится четыре раза в год. Служба 12 месяцев. Рядовой солдат получает 87 лит, его семья освобождается от налогов. Например, по содержанию квартиры.

У солдата полное государственное обеспечение, а в случае увольнения и отпуска он получает еще и пайковые за все дни отсутствия в части. Государство выделяет около 13 лит в сутки на питание воина. Вечером в пятницу он уезжает домой, утром в понедельник должен стоять в строю. Кроме того, сдает в финчасть свой билет, автобусный или железнодорожный, и ему оплачивается проезд в увольнение. Туда и обратно. Конечно, поехать домой получается не в каждую субботу (служба есть служба, бывают наряды, выход в поле), но дважды в месяц такое счастье солдату выпадает обязательно.

С профессионалами мы заключаем контракт на пять лет. Рядовой получает 1200 лит, сержант - 1800. На профессиональную военную службу не принимаем людей без среднего образования. Даже рядового-контрактника, потому что потенциально он может стать сержантом. Сержант тоже может сделать карьеру в армии, стать унтер-офицером. Но надо прослужить 13-14 лет. Тогда его оклад, кстати, будет больше, чем у капитана, но чуть меньше, чем у майора.

Но и сержант тоже должен учиться. Мы уделяем этому очень много внимания. После сержантской школы - сержант, потом старшина, потом четыре степени унтер-офицера. Сержанты - костяк Вооруженных Сил. А в школе сержантов - четыре степени обучения, более трех лет в целом учится младший командир. Изучает педагогику, психологию. Как без этого? Он ближе всех к солдату.

- И все же, как я понимаю, даже весьма подготовленный младший командир не может избавить армию от такой напасти, как "дедовщина". Как вы с нею боретесь, как добиваетесь крепкой воинской дисицплины в низовых подразделениях?

- "Дедовщина" была в самом начале становления литовских Вооруженных Сил. Но у меня есть своя теория по поводу борьбы с этим явлением. На основе своего личного опыта могу утверждать, что оно порождается безнаказанностью. Я служил в Советской армии. И что там происходило? Если ты командир роты, то угадайте с трех раз, кто будет наказан, если в подразделении обнаружится факт неуставных отношений? Поэтому командир роты делал все, чтобы комбат ничего не узнал. А если комбат узнает, то уже он делает все, чтобы ничего не дошло до командира полка. Но солдаты же видят, что кто-то поиздевался над товарищем и ему за это самое суровое и нечастое наказание - гауптвахта. Единичные случаи были в Советской армии, чтобы за "дедовщину" отправляли в дисбат.

Не скрою: когда мы начали создавать свою армию, у нас существовало такое явление. Но мы с командующим (я тогда был начальником Генштаба) разработали специальную систему, где очень жестоко наказывали командира за укрывательство. И никогда не привлекали к ответственности, если у него в части что-то случилось, а он принял необходимые меры. Поначалу мы и сажали немало. Но командир знал, что это никак на его службе и карьере не скажется. Он проводил расследование, обращался в прокуратуру, возбуждал уголовное дело, а дальше уже действовала прокуратура.

Могу сказать, что сейчас "дедовщины", как явления, в литовской армии нет вообще. То, что солдаты не подерутся, само собой, гарантировать никто не может. Сто молодых парней живут в одном месте - все бывает. Но мы очень внимательно следим за этим. У нас есть военная полиция, ей предоставлены очень большие права, она сама принимает меры. Проводит досудебное расследование, имеет право возбуждения уголовного дела и передачи его в суд. Это работает. Начальник военной полиции подчинен главнокомандующему, и только ему. Его структуры есть во всех гарнизонах. И если что-то случилось в части, а там есть военная полиция, то командующий узнает о ЧП первым. То есть практически говоря, командир части, даже если и очень захотел бы, не может ничего скрыть. Это тоже очень хорошая система.

- Видимо, бороться с "дедовщиной" вам помогает и церковь. По моим сведениям, в литовской армии служат и священники, которым присваивается офицерское звание. Они играют у вас роль замполитов или воспитателей?

- Да, у нас есть институт военных капелланов. Они служат в каждой части, и мы относимся к ним с очень большим уважением. Руководители нашей церкви основательно подошли к этому вопросу. Отправили молодых священников (где-то до 30 лет) на службу в армию. Капелланы одновременно и священнослужители, и воспитатели.

Разумеется, ничего конкретного о том, что поведал солдат на исповеди, командиру священник не рассказывает, но найдет способ подсказать, на что надо обратить внимание. Капеллан чувствует ситуацию, морально-психологический климат в коллективе. Он знает, кому трудно и почему. Армия, конечно же, - не для кисейных барышень, но есть ситуации, в которые командир должен вмешаться, а к нему с этим вопросом не идут. Был у нас тут случай, у солдата умер отец. А у его матери на руках остался маленький сын и не было работы. Парень хотел дослужить, но что делать, как помочь матери, не знал. Пришел с этим вопросом к капеллану. Мы пошли на то, чтобы уволить солдата в запас досрочно, а оставшиеся пару месяцев засчитать в полный срок службы.

Офицеров-воспитателей как таковых в литовской армии нет. Командир - единоначальник. И точка. Правда, есть должность психолога в учебном полку, куда приходят все призывники, и с каждым из них психолог беседует. Но его цель - не воспитание, а попытка выявить какие-то отклонения в психике человека, в его характере, предупредить какие-то негативные проявления. Он - врач. Выявляет тех, кто употреблял наркотики, пил, таких мы сразу отправляем на гражданку.

- Объясните мне, пожалуйста, такую простую вещь. Когда в Афганистане была Советская армия, в Литве говорили: почему наши парни должны служить в оккупационных войсках? А сегодня вы гордитесь тем, что ваши солдаты отправляются в Афганистан. Служба - одна и та же. Что тогда солдаты рисковали своей жизнью, что сейчас. Что тогда был гепатит, что сегодня. Воинская служба - всегда одинакова, вне зависимости от того, под каким ты флагом находишься. Что изменилось?

- Давайте честно. Вы знаете, за что мы тогда в Афганистане воевали? А я, думаете, знал? Я поехал в Афганистан исполнять свой интернациональный долг. Искренне верил в него. И для меня самым большим шоком было, когда в меня там начали стрелять. Я был командиром рейдовой роты и, как говорится, поучаствовал в переделках. И ребята мои поучаствовали (я, кстати, до сих пор со многими из них поддерживаю отношения). Но кто-нибудь мог нам объяснить, что мы там делали? За кого и с кем мы сражаемся? А ведь даже дети против нас оружие поднимали.

Тогда мы практически воевали с народом. Со всем. Трудно было разделить, кто за нас, кто против. Против были все.

А теперь мы знаем, за что воюем. Очень точно знаем. Знаем, почему воюем - то, что случилось в Нью-Йорке, может произойти в Вильнюсе, Москве, Лондоне, - где угодно. Афганистан от нас далеко, но я не чувствовал бы себя в большей безопасности без тех наших сил, которые там сегодня находятся.

Второй момент. Вы правильно сказали - солдат рискует одинаково. Разница только насчет всех этих гепатитов. Мы, когда ехали в Афганистан, нам хоть одну прививку сделали? Не сделали. А мы своих солдат прививаем от всего. У нас уже один контингент вернулся - ни один не заболел ничем. Очень дорого для военного бюджета всех прививать, но мы крайне внимательны и заботливы к своим солдатам.

Третий момент. Та политика, которая сегодня проводится в Афганистане. Я там был, навещал наших солдат, посмотрел, как они живут, спрашивал их, знают ли они за что сейчас воюют? Практически ни у кого нет сомнений: мы делаем правое дело, поддерживаем законное правительство страны в борьбе с террористами. И еще: наши ребята участвуют в патрулях, заезжают в кишлаки, и они не чувствуют, что их не поддерживает население. Они четко знают, против кого воюют и за кого.

Да, есть афганцы, которым наше присутствие там не нравится, а это те группы, которые поддерживают терроризм, несут опасность не только самому Афганистану, но и всему миру, в том числе и Литве. Наши ребята защищают свою страну от терроризма, так сказать, на дальних подступах. Они чувствуют там себя несколько иначе, чем это было в советское время.

Могу сказать также, что все литовские военные едут в Афганистан добровольно. У нас нет принуждения, даже закон гласит, что солдат может отправиться в миссию за рубеж только по личному согласию. А тех, кто хочет туда поехать, у нас предостаточно. Причем уровень риска и зарплата, которую получают в Афганистане наши воины несовместимы. Я целиком отбрасываю даже предположение, что люди туда едут заработать деньги. Если офицер, майор, например, дома получает около 2500 лит, то в Афганистане - пять тысяч. То есть в два раза больше. Это не те деньги, за которые рискуют жизнью.

Как гражданин Литвы, я доволен, что население нашей страны понимает: да, это опасно, однако в сейме недавно проголосовали (у нас в парламенте 141 депутат) за то, чтобы литовские военные несли службу в Афганистане и других "горячих точках", только четверо были против. А парламент отражает мнение народа - депутату ведь нужно избираться, он в первую очередь смотрит на реакцию граждан и, конечно, думает об интересах государства.

Но не скрою: когда мы направляли войска в Афганистан, дискуссии были очень жесткими. Мы встречались с бывшими афганцами, говорили с ними, проделали очень большую работу. И разъяснительную, и аналитическую. Выясняли: понимают ли люди, что есть разница между той войной и этой?

Поняли, что есть поддержка. Если бы народ нас не поддержал, были бы мы, армия, на третьем-четвертом месте в общественном доверии?! Навряд ли. Так что, уверен, это все взаимосвязано. Литва гордится своей армией. Я думаю, есть, за что.

Виктор ЛИТОВКИН, военный обозреватель РИА "Новости".
Вильнюс-Москва

Опубликовано в выпуске № 2 (19) за 21 января 2004 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя русский военный
русский военный
12 сентября 2011
Уважение Вам генерал. Вы настоящий офицер, настоящий патриот.
Аватар пользователя Шалда Михаил
Шалда Михаил
18 октября 2012
Офицер достойный, знаю и подтверждаю. Ну а в плане армии также бледно, как и в России. Воспоминания об Афганистане - зачем в таком виде:думал-не думал,прививки, понимал,знал и т.д.-на то время как и все остальные прекрасно знал зачем там находился и какую задачу выполнял. И вообще на всякий случай ВС предназначены для защиты своей страны и место их на територии своей страны, а другие объяснения - демогогия и угодничество кому-то.
Аватар пользователя Артур
Артур
18 января 2014
Хочу поступить в Karo akademija в Вильнюсе, что мне для этого потребуется кроме хорошего здоровья и среднего образования?
Аватар пользователя русский военный
русский военный
12 сентября 2011
Уважение Вам генерал. Вы настоящий офицер, настоящий патриот.
Аватар пользователя Шалда Михаил
Шалда Михаил
18 октября 2012
Офицер достойный, знаю и подтверждаю. Ну а в плане армии также бледно, как и в России. Воспоминания об Афганистане - зачем в таком виде:думал-не думал,прививки, понимал,знал и т.д.-на то время как и все остальные прекрасно знал зачем там находился и какую задачу выполнял. И вообще на всякий случай ВС предназначены для защиты своей страны и место их на територии своей страны, а другие объяснения - демогогия и угодничество кому-то.
Аватар пользователя Артур
Артур
18 января 2014
Хочу поступить в Karo akademija в Вильнюсе, что мне для этого потребуется кроме хорошего здоровья и среднего образования?

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...