Версия для печати

Парировать быстрый глобальный удар — часть II

Войска ВКО становятся главной военной силой государства, поэтому им нужны собственные ТВД
Криницкий Юрий

Газета «ВПК» публикует вторую часть статьи в пользу создания собственных театров военных действий (ТВД) для Войск воздушно-космической обороны (ВКО). Первая часть вышла в предыдущем номере.

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Газета «ВПК» публикует вторую часть статьи в пользу создания собственных театров военных действий (ТВД) для Войск воздушно-космической обороны (ВКО). Первая часть вышла в предыдущем номере.

Четвертый тезис Владимира Барвиненко: «При нанесении упреждающих ударов нужно их планировать таким образом, чтобы максимально ослабить возможные встречные или ответные удары противника».

Хочется верить, автор умозаключения не имел в виду, что Россия должна первой начать войну. В августе 2008 года наши военнослужащие в Южной Осетии подверглись внезапному обстрелу со стороны грузинских регулярных войск. И даже при этом политикам пришлось долго доказывать всему миру, что последующие действия группировки Вооруженных Сил России были ответом на агрессию.

Если же речь идет о последующих упреждающих ударах в ходе войны, поскольку нет смысла растягивать военные действия и вести их до «водружения флага над Рейхстагом» (см. ответ на третий тезис), то и планировать такие упреждающие удары бесполезно.

Пятый тезис: «Положение апологетов обособленных действий Войск ВКО, что истребительную авиацию нужно применять для уничтожения авиации противника на дальних подступах до запуска ею высокоточных средств поражения, на всех направлениях (кроме северного) невыполнимо без предварительного подавления ударными средствами системы ПВО противника».

Путь к деградации

Вот как эта картина выглядела бы в реальности. С аэродромов Западной Европы взлетают стратегические бомбардировщики и движутся над территорией своих союзников по блоку НАТО в направлении России. Никакие нормы международного права не мешают им это делать. Высокоточные средства поражения находятся на борту. И вдруг российские Су-24 атакуют позиции ЗРК «Пэтриот» на территории Польши, а ракетный комплекс «Искандер» выпускает боекомплект по командному пункту ПВО в Эстонии. Просто так, на всякий случай – «предварительное подавление системы ПВО противника», чтобы в случае войны легче летать над позициями противника. На самом деле дальний перехват бомбардировщиков истребителями до рубежа применения стратегических крылатых ракет (СКР) возможен и отрабатывался много лет назад именно с северного и частично восточного направлений. Над нейтральными водами можно летать рядом с боевой авиацией противника, держать ее на прицеле. Это совершенно законно и к тому же охлаждает горячие головы потенциальных агрессоров.

Парировать быстрый глобальный удар — часть II

Шестой тезис относится к спору о показателях ВКО. Оппоненты настаивают: «Основным показателем для оценки эффективности способов борьбы с воздушно-космическим противником должен быть предотвращенный ущерб объектам обороны и группировкам войск», а не «математическое ожидание или относительное число уничтоженных средств ВКН».

Отметим некоторую неточность. В моих статьях речь не о количественном показателе уничтоженных средств воздушно-космического нападения, а о нанесенном ущербе, что принципиально не одно и то же. Уничтожение ложной цели, дешевого дистанционно пилотируемого летательного аппарата (ДПЛА) не внесет вклада в качественно-количественный показатель. А вот уничтожение крылатой или баллистической ракеты, стратегического или тактического самолета, гиперзвукового аппарата (ГЗЛА) – совсем другое дело. Так считает в своей книге и Владимир Слипченко: «Противовоздушная и противоракетная оборона должна не прикрывать от ударов воздушно-космического противника, а уничтожать средствами ПВО до 70%, а средствами ПРО – до 90% высокоточных воздушных и ракетных целей противника» – «Война будущего (прогностический анализ)», стр. 21.

И главное: система ВКО – это совокупность ряда подсистем, ее исполнительную часть составляет подсистема поражения и подавления. Сохранение объекта при этом вторично, достигается через поражение или временное подавление средств ВКН за счет маскировки, инженерного оборудования, зарывания под землю и т. д.

Допустим, зенитный ракетный полк № 1 не уничтожил ни одно из 20 средств воздушного нападения из-за неисправности ЗРС или низкой подготовки боевого расчета. При этом защищаемый объект остался невредим благодаря неточному бомбометанию или тому, что противник не сумел его обнаружить. А зенитный ракетный полк № 2 уничтожил 19 целей из 20 в своей зоне поражения. Но плотность налета превысила потенциальные возможности ЗРС, и последняя ракета или корректируемая бомба разрушила объект. По факту защиты объекта получается, что эффективнее полк № 1, а по показателю ущерба противнику – № 2. Но ВКО (ПВО) – это машина по уничтожению средств ВКН, и ничто другое ее не касается. Как мясорубка отвечает только за выработку фарша, но не за качество мяса.

Седьмой тезис оппонентов – о формах применения оборонительных и ударных сил. Разделим его на две части. Первая: «Некоторые должностные лица считают вопрос определения форм военных действий второстепенным… Однако думающая часть должностных лиц представляет сущность и содержание каждой формы, ее преимущества, недостатки и условия реализации».

В трудах Сунь Цзы, Никколо Макиавелли, Карла фон Клаузевица, Антуана-Анри Жомини не найти догматов о формах военных действий. В четырехтомнике Антона Керсновского «История русской армии» подробно расписано, как достигаются победы, но не уточняется, в какой форме. В мемуарах военачальников Великой Отечественной войны разгром немцев под Москвой называется операцией, битвой, контрнаступлением, сражением. Если его назвать баталией, сечей, побоищем, то ничего не изменится.

Отмечу, что в старых словарях военных терминов понятие формы военных действий тоже отсутствует. Есть операция, сражение, бой, удар и др., но как формы они не зафиксированы. Кстати, в других сферах человеческой деятельности особого значения синонимичному ряду не придается. Скажем, в практической экономике форма производства интересует менее всего, так как она не влияет на производство, норму прибыли, налоговую ставку.

Разгром врага тоже своеобразный технологический процесс, и знаменитые полководцы ставили свои победы на конвейер. Главное здесь – способ военных действий, который составляет основу замысла командующего, а форма лишь внешняя атрибутика. Способ материален, его эффективность может быть измерена, а форма идеальна и измерениям не поддается.

К сожалению, последние десятилетия в отечественной военной науке делается упор на формы, а разработкой новой, эффективной технологии, то есть способов ведения боевых действий, в том числе в ВКО, почти никто не занимается. Это путь к деградации военного искусства.

Вторая часть седьмого тезиса: «Сущность их (апологетов) предложений сводится к расширению полномочий своего руководства – командования Войск ВКО… Способы и формы их применения по обороне объектов предлагается обособить от других действий ВС… и вести ее (борьбу) в обособленном воздушно-космическом театре военных действий… Они или, пытаясь угадать мнение руководства, кривят душой, или являются узкими специалистами ПВО».

Переадресуем это замечание более широким специалистам. Пишет Слипченко: «Формам и способам действий нападающей стороны, продолжительности ее стратегической воздушно-космической операции должны быть противопоставлены адекватные формы и способы стратегических действий по отражению ударов противника… Фактически это будет стратегическая операция по отражению воздушно-космического нападения противника. В течение длительного периода своего развития вооруженные силы состояли из унифицированных компонент, которые в зависимости от обстановки могли выполнять и оборонительные, и наступательные функции. Для войн в будущем потребуются войска (силы) с четким профессиональным разделением этих функций…» И еще: «Если сегодня наши ВС функционируют по сферам суша-море-воздух, то нам нужны ВС, состоящие из двух функциональных родов: стратегические ударные силы и стратегические оборонительные силы».

Бывший начальник Центра военно-стратегических исследований Генштаба ВС Владимир Останков указывает: «Планирование и отражение воздушно-космического нападения противника в рамках стратегической операции целесообразно осуществлять под непосредственным руководством созданного еще в мирное время СК ВКО. Учитывая, что с началом агрессии противника действия ВС РФ будут направлены только на срыв ВКН противника, назвать эту операцию стратегической операцией по отражению воздушно-космического нападения противника».

Более развернутый ответ на тезис Барвиненко содержится в материале специалистов по ПВО Александра Травкина, Александра Беломытцева и Марата Валеева, опубликованном в журнале «Воздушно-космическая оборона» (№ 5, 2013).

Прогресс определяет идеологию

Восьмой пункт: «Каждый ТВД имеет свои специфические условия ведения военных действий… а также оперативное оборудование территории… Этих условий и оперативного оборудования в воздушно-космическом ТВД нет».

Для ведения вооруженной борьбы на земле в мирное время создана инфраструктура, которая не вполне соответствует целям и способам будущей войны. В угрожаемый период вырисовываются цели войны, ее участники, пространственные контуры будущего ТВД. Тогда военная инфраструктура совершенствуется, идет развертывание полевых пунктов управления, переход на новые линии связи, оборудование позиционных районов, наведение переправ, создание инженерных укреплений. Параллельно развертываются группировки, осуществляется оперативное построение войск, боевых порядков. Это продолжительный процесс.

В воздушно-космической сфере часть объектов создана заблаговременно. Это аэродромы, ракетные позиции, пункты управления ВВС, орбитальная группировка. Подготовительный период ВКН будет короткий, измеряемый десятками минут или часами. За это время выстраивается вся недостающая инфраструктура воздушно-космического ТВД: в нужные точки пространства выводятся пункты дальнего радиолокационного обнаружения и наведения, постановщики помех занимают зоны барражирования, формируются районы дозаправки авиации в воздухе и многое другое. Даже стратегический бомбардировщик в воздухе – это не просто средство воздушного нападения. Слипченко считает: «Авиация практически вся станет главным средством доставки большого количества крылатых ракет до рубежей пуска… и после их запуска… будет возвращаться за новыми БК. Получит развитие не только дозаправка в воздухе самолетов-носителей топливом, но и довооружение этих самолетов в воздухе боекомплектами высокоточных КР, а в последующем и смена экипажей в воздухе». По сути это развитие научной категории «военная инфраструктура» применительно к воздушно-космическому ТВД.

Одновременно с оборудованием театра осуществляется оперативное (боевое) построение сил ВКН для удара по эшелонам, группам тактического назначения. Это происходит в воздухе, а не на земле. Так что специфические условия ведения военных действий и оперативное оборудование пространства в воздушно-космическом ТВД есть.

Тезис девятый об остром зуде реформаторства. Есть несколько вариантов отношения к проблеме. Первый – сделать вид, что все хорошо, прекратить реорганизации, измотавшие Вооруженные Силы. Ничего не делать, поверить в готовность парировать самую опасную и первоочередную воздушно-космическую угрозу группировкой ВС на обычном сухопутно-морском ТВД.

Второй – продолжить межвидовую борьбу за тришкин кафтан. Перетянут канат Военно-воздушные силы – не будет системы ВКО. Перетянут Войска ВКО – не будет ВВС.

Третий – вести серьезную военную реформу. Разобраться, к какой войне мы должны быть готовы, с каким противником, определиться с приоритетами в вооруженной борьбе, сделать работу над ошибками.

Первый путь – тупиковый. Обмануть себя можно, но ненадолго. Второй – бесполезный, так как и в советское время войск на всех хватало, но никто ничего не пытался отнять. Третий – рациональный, но хлопотный. Чтобы в очередной раз не споткнуться, следует не подгонять задачи видов, родов, войсковых формирований под необоснованную структуру и установленный численный лимит, а ВС строить под объективно стоящие задачи.

Воздушно-космический ТВД – это не просто очередная военно-географическая категория, а совершенно иная идеология организации вооруженной борьбы. ВК ТВД существует независимо от споров вокруг него. Для сомневающихся есть реальность в виде молниеносного глобального удара (Prompt Global Strike). Его сценарий рассчитан на шесть часов.

Юрий Криницкий,
кандидат военных наук, профессор, член ВЭС ВКО

Опубликовано в выпуске № 50 (518) за 25 декабря 2013 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Солониковед
Солониковед
26 декабря 2013
Отличный материал, наполненный здравым смыслом, которого так не хватает в военной периодике.
Аватар пользователя Александр
Александр
28 декабря 2013
Жаль, все еще обсуждается фундамент, а по срокам и крышу бы пора уже закончить.
Аватар пользователя Чапай
Чапай
04 января 2014
"Разобраться, к какой войне мы должны быть готов"... казнокрады-иуды с диверсантами нато подготовят "почву", а далее по на катанной дорожке... крылатые ракеты, бомбардировки, танки с пехотой...
Аватар пользователя ПТК
ПТК
08 января 2014
Толковая статья,только,похоже,выбран второй путь развития ВС.
Аватар пользователя Бакалавр
Бакалавр
08 января 2014
"Хочется верить, автор умозаключения не имел в виду, что Россия должна первой начать войну" ------------- А почему нет? Если припрет? Если мы будем бояться начать войну первыми, об нас все время будут ноги вытирать. Только демонстрируя постоянно свою "отвязанность" и готовность угробить весь "цивилизованный мир" можно этот "цивилизованный мир" хоть как-то сдерживать. Все остальное - это полумеры.
Аватар пользователя  Зависимый эксперт
Зависимый эксперт
11 января 2014
Коллеги! Снизим накал споров. Все равно решения будут принимать ЛПР.
Аватар пользователя Солониковед
Солониковед
26 декабря 2013
Отличный материал, наполненный здравым смыслом, которого так не хватает в военной периодике.
Аватар пользователя Александр
Александр
28 декабря 2013
Жаль, все еще обсуждается фундамент, а по срокам и крышу бы пора уже закончить.
Аватар пользователя Чапай
Чапай
04 января 2014
"Разобраться, к какой войне мы должны быть готов"... казнокрады-иуды с диверсантами нато подготовят "почву", а далее по на катанной дорожке... крылатые ракеты, бомбардировки, танки с пехотой...
Аватар пользователя ПТК
ПТК
08 января 2014
Толковая статья,только,похоже,выбран второй путь развития ВС.
Аватар пользователя Бакалавр
Бакалавр
08 января 2014
"Хочется верить, автор умозаключения не имел в виду, что Россия должна первой начать войну" ------------- А почему нет? Если припрет? Если мы будем бояться начать войну первыми, об нас все время будут ноги вытирать. Только демонстрируя постоянно свою "отвязанность" и готовность угробить весь "цивилизованный мир" можно этот "цивилизованный мир" хоть как-то сдерживать. Все остальное - это полумеры.
Аватар пользователя  Зависимый эксперт
Зависимый эксперт
11 января 2014
Коллеги! Снизим накал споров. Все равно решения будут принимать ЛПР.
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц