Версия для печати

Ракета против ракеты

Херхеров Сергей
Впервые вопрос о защите от баллистических ракет как вопрос практической необходимости встал перед англичанами в 1944 году. Они не смогли тогда защититься от немецких ракет "Фау-2". Однако поиски средств защиты велись уже тогда, предложенная система обороны включала РЛС для обнаружения и сопровождения ракет "Фау-2", зенитные ракеты для их поражения и наземные средства для наведения ЗУР. Впоследствии такая схема стала классической системой ПРО "дуэльного типа".


АБСТРАКТНЫЕ ОБРАЗЫ ПРИОБРЕТАЮТ РЕАЛЬНЫЙ СМЫСЛ


Впервые вопрос о защите от баллистических ракет как вопрос практической необходимости встал перед англичанами в 1944 году. Они не смогли тогда защититься от немецких ракет "Фау-2". Однако поиски средств защиты велись уже тогда, предложенная система обороны включала РЛС для обнаружения и сопровождения ракет "Фау-2", зенитные ракеты для их поражения и наземные средства для наведения ЗУР. Впоследствии такая схема стала классической системой ПРО "дуэльного типа".
{{direct_hor}}
По такой схеме построены все существующие и ранее созданные системы ПРО: американские - "Найк Зевс", "Сейфгард", "Сентинел" и советские (российские) - А-35, А-135. Строящаяся американская система NMD (National Missile Defense ) не исключение. Одним из основных элементов подобных систем является противоракета. В планы Пентагона входит развертывание на первом этапе 44 шахтных ПУ противоракет GBI в составе ПРО на территории США и еще 10 ПУ на территории Польши. Главными целями "польских противоракет" американцы считают иранские Shahab-3, от которых исходит гипотетическая угроза Восточной Европе.

Посмотреть рисунокТри варианта дальности полета Shahab-3.
Фото с сайтов www.mensa-barbie.blogspot.com, www.web.stratfor.com

Shahab-3 (метеор, или падающая звезда в переводе с фарси) - такое наименование получила экспортная северокорейская БРСД No dong, поступившая на вооружение ракетных бригад Сухопутных войск Ирана. По оценкам западных экспертов, ракета обладает дальностью пуска от 1350 до 1600 км и способна доставить к цели боеголовку весом 760-1000 кг. БР No dong, по мнению западных экспертов, создавалась северокорейскими инженерами при финансовой поддержке Ирана и при техническом содействии советской (двигатель) и китайской (система управления) сторон. Якобы в период горбачевских реформ 1987-1988 гг. оставшиеся без государственных заказов предприятия ОПК продавали всем заинтересованным организациям передовые на тот момент военные технологии. Утверждается, в частности, что ОКБ Макеева передало северокорейской стороне техническую документацию на ЖРД S-2.713 (БРПЛ Р-27, SS-N-6). И якобы этот двигатель послужил прототипом двигателя No dong. Предположение весьма смелое и спорное. В том, что технические параметры двигателей БР No dong и Р-27 близки, нет ничего удивительного, можно привести в качестве примера еще дюжину типов ЖРД, разработанных в США, Европе и Японии с абсолютно такими же характеристиками. По данным военной разведки США, ракета одноступенчатая оснащена ЖРД на низкокипящих компонентах топлива: горючее - ТМ 185 (смесь 20% бензина + 80% керосина), окислитель - АК - 271 (смесь 27% N2O4 + 73% HNO3 ), тягой - 26 600 кг (в вакууме). Время работы двигателя на активном участке полета - 115, 23 сек. Максимальная скорость ракеты в конце активного участка в момент отключения ЖРД - 3750 м/c. Стартовый вес ракеты - 15 850 кг, отделяемая в полете головная часть имеет вес 557,73 кг (Ghauri - 1) - 1158 кг (Shahab - 3). Время полета ракеты зависит от его дальности, которая, в свою очередь, зависит от веса БЧ. Полет на дальность 1100 км (вес БЧ - 760 кг) длился 9 минут 58 сек. На дальность 1500 км (вес БЧ - 557,73 кг) - 12 минут. Измерения сделаны разведывательными спутниками США во время тестовых пусков на территории КНДР, Пакистана и Ирана. С момента своего появления и по настоящее время ракета No dong прошла всего 6 тестовых пусков, несмотря на то что состоит на вооружении трех стран: КНДР 50 ПУ - 50 ракет, Пакистан (Ghauri-1) 10ПУ - 20 ракет, Иран (Shahab) 5ПУ - 25 ракет. Не все из них были удачными.

1-й тестовый пуск - первое известное летное испытание, проведенное в Северной Корее 29 мая 1993 года. Информация получена из официальных северокорейских источников, техническими средствами американской и южнокорейской разведок не обнаружен.

2-й тестовый пуск - второе известное летное испытание, проведенное в Пакистане 6 апреля 1998 года с целью проверки всей партии поставленных из КНДР ракет. Пуск признан успешным.

3-й тестовый пуск проведен иранской стороной 22 июля 1998 года. Пуск произведен с территории ракетного полигона Qom в сторону Персидского залива. Ракета подорвана по команде с земли на 100-й секунде в конце активного участка полета по неизвестным причинам, вероятно по плану.

4-й тестовый пуск произведен в Пакистане - успешное испытание двухступенчатого варианта ракеты Ghauri-2. Вторая ступень разработана и произведена пакистанской стороной. Дальность пуска составила 2000 км.

5-й тестовый пуск произведен расчетом мобильной ПУ ракетной бригады Сухопутных войск Иранской республики из района дислокации близ города Mushhad. Дальность пуска составила 1100 км. Пуск признан успешным.

6-й тестовый пуск произведен 15 июля 2000 года - летное испытание Shahab-3B (двухступенчатый вариант ракеты) - пуск признан аварийным.

В зарубежной прессе в последние годы опубликовано большое количество материалов об иранской программе Shahab-4, о разработке иранскими специалистами многоступенчатой БР с дальностью пуска 5000-8000 км. Иранские официальные лица отрицают подобного рода информацию. Даже если такая программа существует, вряд ли она осуществима в ближайшие 20-25 лет.

Противоракета GBI (Ground Based Interceptor) 15 марта 2002 года во время своего восьмого тестового пуска ( IFT-8) претерпела радикальные конструктивные изменения - за основу взята старая РН "Пегас" воздушного старта, созданная еще в1988 г. по заказу NASA. Ракета длиной 15,5 м представляет собой сборку трех твердотопливных ступеней, из которых две нижних имеют диаметр 1,27 м, третья - 0,96 м: 1-я ступень - двигатель Орион-50 SXL массой 17,6 т, тягой в вакууме 63,3 т , время работы ступени - 64,4 сек. 2-я ступень - двигатель Орион-50XL массой 4,3 т, тягой 20 т, время работы ступени - 70 сек. 3-я ступень - двигатель Орион-38 массой 893 кг, тягой 3,94 т, время работы ступени - 64 сек. Ранее двигатели Орион-50 использовались в еще более старой гражданской РН Орбус-1А. Маршевые РДТТ снаряжаются гетерогенным топливом полибутадиен НТРВ, по составу схожим с тем, что применяется в ускорителях ракет Дельта-2 и в ступенях БРСД Першинг-2. Данное топливо имеет высокие энергетические характеристики: удельный импульс - 275-280 сек. В результате резко возросли границы перехвата в сравнении с предыдущей моделью, выполненной на базе верхних ступеней МБР Минитмен-2. По высоте - со 150 миль (240 км ) до 1100 миль (1770 км), по дальности - с 400 миль (640 км) до 3300 миль (5300 км ). Ракета GBI осуществляет вывод самонаводящейся ступени перехвата EKV (Exzoatmospheric Kill Vehicle - заатмосферный перехватчик) в область космического пространства, где возможен захват заданной цели и ее поражение прямым попаданием.

Создание подобных аппаратов-перехватчиков, относящихся к так называемому кинетическому оружию, имеет 30-летнюю историю. Наибольшую известность получили испытательные пуски в рамках программы ERIS в 1983-1984 годах. В процессе выполнения НИОКР по созданию IKV, начатых в 1990 г., на конкурсной основе разработаны и доведены до стадии летных испытаний два варианта IKV - фирмы Boeing и фирмы Reytheon. Оба варианта представляют собой самонаводящиеся ступени перехвата с управляющими ЖРД и ИК- головками самонаведения. По результатам конкурса, завершившегося в декабре 1998 г., контракт на разработку опытного и серийного образцов был заключен с Reytheon. Аппарат должен самостоятельно отличать истинные цели от ложных и наводиться на цель с точностью, достаточной для лобового столкновения с целью при встречных скоростях до 32 000 миль/час (50 000 км/час). Размеры устройства: длина - 140 см, диаметр - 60 см, вес устройства, заправленного горючим и окислителем, - 63 кг. Развитие событий на внешнеполитической арене проявляет будущее неизбежное столкновение в космосе американских ракет GBI и иранских Shahab-3. Удивительно, но абстрактные образы приобретают реальный, фактический смысл. Алчные и амбициозные цели политического руководства США и любопытство американских военных, которым не терпится проверить новое оружие в реальной боевой обстановке, могут привести к разжиганию вооруженного конфликта, масштабы и продолжительность которого спрогнозировать невозможно.

Сергей ХЕРХЕРОВ

Опубликовано в выпуске № 13 (229) за 2 апреля 2008 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц