Версия для печати

"Волчьи стаи" Пентагона

Херхеров Сергей
К началу 70-х годов советский ВМФ стал самым современным технически и технологически и одним из самых мощных морских флотов в мире. Новенькие корабли советского ВМФ: крейсеры 58-го проекта, эсминцы 61-го проекта, атомные подводные лодки 675-го проекта, вооруженные КР большой дальности комплексов П-35 (дальность пуска - 350 км), П-15 (85 км) и П-5Д (500 км) соответственно. Потрясающий "экстерьер" кораблей и их мощное ракетное вооружение поражали воображение и вызывали обоснованную зависть натовских флотоводцев. Большинство надводных кораблей их флотов были заложены еще во времена Второй мировой войны. Натовские надводные корабли, их дизельные и атомные ПЛ вооружены были артиллерийскими системами и тихоходным торпедным оружием. К тому времени подобное оснащение военно-морских сил выглядело абсолютным анахронизмом. Исключение составляли только 41 ПЛАРБ ВМС США, которые к флоту имели исключительно формальную привязанность, и единичные экземпляры современных кораблей - атомный крейсер УРО "Лонг Бич" и атомный авианосец "Энтерпрайз".


В АРСЕНАЛАХ ПЕНТАГОНА - ОТ 2800 ДО 3600 КР "ТОМАГАВК" МОРСКОГО БАЗИРОВАНИЯ


К началу 70-х годов советский ВМФ стал самым современным технически и технологически и одним из самых мощных морских флотов в мире. Новенькие корабли советского ВМФ: крейсеры 58-го проекта, эсминцы 61-го проекта, атомные подводные лодки 675-го проекта, вооруженные КР большой дальности комплексов П-35 (дальность пуска - 350 км), П-15 (85 км) и П-5Д (500 км) соответственно. Потрясающий "экстерьер" кораблей и их мощное ракетное вооружение поражали воображение и вызывали обоснованную зависть натовских флотоводцев. Большинство надводных кораблей их флотов были заложены еще во времена Второй мировой войны. Натовские надводные корабли, их дизельные и атомные ПЛ вооружены были артиллерийскими системами и тихоходным торпедным оружием. К тому времени подобное оснащение военно-морских сил выглядело абсолютным анахронизмом. Исключение составляли только 41 ПЛАРБ ВМС США, которые к флоту имели исключительно формальную привязанность, и единичные экземпляры современных кораблей - атомный крейсер УРО "Лонг Бич" и атомный авианосец "Энтерпрайз".
{{direct_hor}}

Крылатая ракета "Томагавк" на пути к цели.
Фото МО США
В 1971 году руководство американского морского флота инициировало программу создания стратегической крылатой ракеты для атомных ПЛ. На начальном этапе рассматривались два варианта крылатых ракет (КР).

Первый вариант. Это большая КР калибра 55 дюймов под пусковые установки ракет "Поларис" UGM-27, снимаемых с вооружения. Этот вариант предусматривал принять на вооружение тяжелую КР подводного старта большой дальности полета - до 3000 миль и размещение ракет на борту десяти ПЛАРБ типов "Джордж Вашингтон" и "Этен Аллен" в пусковых установках ракет "Поларис". Тем самым ПЛАРБ становились носителями стратегических крылатых ракет ПЛАРК.

Второй вариант. Малая КР калибра 21 дюйм дальностью полета до 1500 миль под 533-мм торпедные аппараты подводных лодок.

В июне 1972 года был выбран вариант КР под торпедные аппараты. Тогда же программа получила наименование SLCM (Sea Launched Cruise Missile) - крылатая ракета морского базирования. В январе были отобраны два самых многообещающих проекта для участия в конкурсных испытаниях. Первый - фирмы General Dynamics: ракета UBGM-109A, второй - фирмы LTV: ракета UBGM-110A. В феврале 1976-го начались бросковые испытания макетов ракет с опытовой ПЛ из подводного положения. Ракета BGM-109A была объявлена победителем конкурса еще на начальном этапе испытаний.

В марте того же года флотское начальство принимает решение, что SLCM должна стать основным оперативно-тактическим и стратегическим оружием надводных кораблей. В марте 1980 года состоялось первое летное испытание ракеты BGM-109A, пуск произведен с борта эсминца ВМС США Merrill (DD-976). В июне этого же года прошли успешные летные испытания лодочного варианта ракеты. Это событие стало знаковым в истории ракетного оружия на море: произведен первый в мире пуск стратегической КР с борта подводной лодки ВМС США Guitarro SSN-665. В течение трех лет проводились интенсивные летные испытания ракет BGM-109A, произведено более 100 ракетных тестов. В результате в марте 1983 года представитель ВМС США по связям с общественностью объявил: "Ракета достигла эксплуатационной готовности и рекомендуется к принятию на вооружение".

Ракета выполнена по самолетной схеме - моноплан, имеет корпус цилиндрической формы, складывающееся и утапливаемое в корпус крыло в центральной части и крестообразный четырехперьевой стабилизатор в хвостовой. Корпус изготовлен в основном из алюминиевых сплавов, часть элементов конструкции и аэродинамических поверхностей выполнена из графито-эпоксидного пластика и радиопрозрачных материалов. Для уменьшения радиолокационной заметности на корпус, крыло и стабилизатор нанесено специальное радиопоглощающее покрытие. Ракета состоит из шести отсеков: первый - аппаратура системы управления и наведения; второй - боевая часть с предохранительно-исполнительным механизмом; третий - первая секция топливного бака; четвертый - силовые приводы механизма развертывания крыла и вторая и третья секции топливного бака (максимальный объем вместимости бака - 600 кг топлива JP-9); пятый - воздухозаборник и термобатарея; шестой - маршевый двигатель и приводы стабилизатора и руля направления. К последнему отсеку соосно с ракетой пристыкован стартовый ракетный твердотопливный ускоритель Atlantic Research Mk 106 тягой 26,7 kN (6000 фунтов) и временем работы 12 секунд.

На ракете установлен маршевый двухконтурный малогабаритный двигатель весом 58 кг, длина - 0,94 м, диаметр - 0,305 м ДТРД Williams F107 - WR-400 тягой 2.7 kN (272 кг).

Система управления и наведения КР представляет собой комплекс трех систем, выстроенных последовательно, так, что каждая следующая исправляет ошибки предыдущей. Первая - инерциальная навигационная система управления TAINS (TERCOM Assisted Inertial Navigation System) работает на начальном и среднем участках полета ракеты (вес - 11 кг). Она включает бортовой компьютер, инерциальную платформу и барометрический высотомер. Инерциальная платформа состоит из трех гироскопов и трех акселерометров. Система обеспечивает ведение ракеты по маршруту с ошибкой не более 1 метра на 1 км полета.

Вторая система - корреляционная по контуру рельефа местности McDonnell Douglas AN/DPW-23 TERCOM (Terrain Contour Matching) работает на среднем и конечном участках полета ракеты. Она включает компьютер, радиовысотомер. В компьютере на жестком диске содержится набор эталонных карт районов по маршруту полета ракеты. Ширина луча радиовысотомера - 13-15 градусов (диапазон частот - 4-8 ГГц). Принцип работы системы TERCOM основан на сопоставлении рельефа местности конкретного района нахождения ракеты с эталонными картами рельефа местности по маршруту ее полета. Определение рельефа местности осуществляется путем сравнения данных радио- и барометрического высотомеров. Первый измеряет расстояние до поверхности земли (реальную высоту), второй - высоту полета относительно уровня моря. Информация о рельефе местности хранится в памяти бортового компьютера, где сопоставляется с данными фактической местности. Компьютер выдает сигналы коррекции для инерциальной системы управления. Весь маршрут полета КР над сушей разбивается на 64 района коррекции протяженностью по 8 км и шириной от 2 до 48 км.

Третья система - электронно-оптическая корреляционная AN/DXQ-1 DSMAC (Digital Scene Matching Area Correlation), которая позволяет существенно повысить точность стрельбы (КВО - до 10 м). В ней используются цифровые изображения в оптическом и инфракрасном диапазоне предварительно отснятых районов местности по маршруту полета КР. DSMAC начинает работать на конечном участке траектории полета ракеты, после последней коррекции по системе TERCOM. С помощью телевизионного датчика производится осмотр подстилающей поверхности в районе цели. Полученные изображения в цифровой форме вводятся в компьютер, который сравнивает их с эталонами, хранящимися на жестком диске. Любые отклонения приводят к коррекции курса ракеты.

Вот как сам главный конструктор ракеты Роберт Олдридж - ведущий инженер General Dynamics - описывал свое изделие в журнале "Нейшн" в статье "Пентагон на тропе войны" от 27 марта 1982 года: "Стратегический вариант ракеты рассчитан на то, чтобы пролететь со скоростью 0,7 Маха максимально возможное расстояние на высоте около 20 000 футов. Это считается для ракеты небольшой скоростью, но она обеспечивает наибольшую экономию топлива и, следовательно, увеличивает радиус действия. Инерциальная система наведения, управляющая автопилотом во время полета, периодически перестраивается с учетом меняющихся условий при помощи датчика под названием TERCOM. TERCOM может следовать по заранее запрограммированному маршруту с такой точностью, можно сказать, убийственной, что ракета способна уничтожить мишени, даже сверхзащищенные и практически недоступные для более мощных ракет, например, МБР. Когда ракета достигает вражеской территории, система наведения переводит ее на столь малую высоту, что позволяет ей избежать обнаружения радиолокационными средствами, и даже если радиолокатор засечет цель, "Томагавк" на экране будет похож на чайку. В пределах 50 миль от мишени ракета снижается на высоту всего 50 футов, увеличивая при этом скорость до 1,2 Маха для последнего броска".

Посмотреть рисунокТактико-технические характеристики американских КР TOMAHAWK морского базирования

BGM-109A TLAM-N (Tomahawk Land-Attack Missile - Nuclear) - ракета для ударов по наземным целям, оснащенная ядерной БЧ. Боевой частью ракеты служит термоядерное зарядное устройство переменной мощности W-84 весом 123 кг, размеры: длина - около 1 м, диаметр - 0,27 м. Мощность заряда от - 0,2 до 150 кт. Всего с 1983 по 1986 год на надводных и подводных боевых кораблях ВМС США размещено 880 ракет TLAM-N. В 90-е годы 2/3 из них модифицированы в TLAM-C, 350 сняты с кораблей и складированы отдельно от боеголовок.

BGM-109B - противокорабельная ракета, позже переименованная в связи с новыми условиями классификации морского ракетного оружия в RGM/UGM-109B TASM (Tomahawk Anti-Ship Missile), создавалась одновременно с ядерным вариантом BGM-109A TLAM-N (Tomahawk Land-Attack Missile - Nuclear), она была фактически первой ракетой, принятой на вооружение. На ракете TASM вместо коррелирующей системы TERCOM, очевидно бесполезной при полетах над морской поверхностью, установлена активная радиолокационная головка самонаведения AN/DSQ-28 J-диапазона. Ракета оснащена 1000 фунтовой (454 кг) полубронебойной головной частью WDU-25B. Чтобы обеспечить помехозащищенность, предусматривается работа ГСН на переменной частоте, меняющейся по случайному закону.

BGM-109C TLAM-C (Tomahawk Land-Attack Missile - Conventional) - ракета для ударов по наземным целям в обычном снаряжении, первоначально имела наименования BGM-109C-1 вариант КР для надводных кораблей, BGM-109C-2 вариант КР для подводных лодок, впоследствии в 1986 году во избежание путаницы переименована в RGM-109C и UGM-109C соответственно. Ракета более известна под другим наименованием - Tomahawk Block 2.

BGM-109D (Tomahawk Block 2B) переименована в RGM/UGM-109D прежде, чем поступила на вооружение американского флота в 1988 году. TLAM-D (Tomahawk Land-Attack Missile-Dispenser) - ракета для ударов по наземным целям, оснащена кассетной БЧ, предназначена для борьбы с легкобронированной техникой и живой силой противника. Кассетная боевая часть содержит 166 малокалиберных боеприпасов BLU-97B комбинированного действия, каждый весом 1,5 кг, в 24 пакетах.

BGM-109E и BGM-109F должны были стать следующим поколением КР Tomahawk, но в конце 80-х программу закрыли по финансовым соображениям. Позже индекс 109E многократно использовался для обозначения ракет Tomahawk Block 4 и другой программы Tactical Tomahawk. BGM-109E должна была заменить противокорабельную BGM-109B, BGM-109F должна была стать эффективным средством, выводящим из строя аэродромные ВПП при помощи кассетной БЧ BLU-106B, снаряженной бетонобойными суббоеприпасами.

Первое боевое применение КР Tomahawk воздушного и морского базирования было продемонстрировано в ходе проведения широкомасштабной военной операции "Буря в пустыне" в 1991 году против Ирака. С надводных кораблей и подводных лодок ВМС США, развернутых на позициях в Средиземном и Красном морях, а также в Персидском заливе, было выполнено 288 пусков КР Tomahawk, из них 261 ракета модификации TLAM-C, 27 - TLAM-D. 85 процентов из них достигли целей. В последнее десятилетие ракета Tomahawk стала основным средством бомбо-штурмовых ударов во всех крупных операциях, проводимых ВС США: "Лис пустыни" (Ирак, декабрь 1998 г.), "Союзническая сила" (Сербия, апрель-май 1999 г.), "Несгибаемая свобода" (Афганистан, октябрь 2001 г.), "Свобода Ираку" (Ирак, март-апрель 2003 г.). В ходе этих операций израсходовано более 2000 ракет Tomahawk морского и воздушного базирования.

RGM/UGM-109E Tac Tom Block 4 (тактический "Томагавк") - новейшая модификация ракеты - в 1998 году предлагалась флоту фирмой Raytheon как дешевая замена ракетам предыдущего поколения. Главной целью программы Tac Tom была ракета, которая станет обходиться в производстве значительно дешевле (приблизительно на половину), чем современная TLAM-C/D Block 3. Корпус ракеты, включая аэродинамические поверхности, почти полностью выполнен из углепластиковых материалов. Сокращено с четырех до трех количество перьев стабилизатора. На ракете установлен более дешевый турбовентиляторный двигатель Williams F415-WR-400/402. Недостаток новой ракеты - невозможность стрельбы ракетой через торпедный аппарат, только из специальных вертикальных пусковых установок Mk 45 ПЛ. Система наведения обладает новыми возможностями идентификации целей и перенацеливания в полете. Ракета может быть повторно запрограммирована в полете через спутниковую УВЧ-связь на 15 любых заранее предопределенных дополнительных целей. Существует техническая возможность у ракеты барражировать в районе предполагаемой цели в течение 3,5 часа на удалении 400 км от точки пуска до получения команды на поражение цели или же использовать ракету в качестве БЛА для доразведки уже пораженной цели. Общий заказ ВМС на новую ракету в период с 2003 по 2008 г. составил 1353 единицы.

Рудимент холодной войны превратился в "смертельное оружие" современности. В настоящее время на борту 54 ПЛАТ типа "Лос-Анджелес", 4 ПЛАРК типа "Огайо", 27 крейсеров УРО типа "Тикондерога", 57 ЭМ УРО типа "Орли Берк" размещено, по разным оценкам, от 2800 до 3600 стратегических КР Tomahawk различных модификаций. Преступный сговор (иначе не назвать) осенью 1989 года Буша-старшего и Горбачева, имевшего изначально якобы благородные мирные намерения снять со всех морских носителей стратегические ядерные КР, привел к тому, что последние 20 лет российский флот остается практически безоружным, а ведь многим высокопоставленным офицерам было тогда известно, что не существует неядерного варианта РК-55 "Гранат".

Дело в том, что в советском арсенале РК-55 или Х-55 (речь идет об одном и том же изделии 3М-10) являлась единственной стратегической КР, поэтому ее конвенциональный (неядерный) вариант изначально в стадии проектирования даже не планировался. На вооружении советских ВВС, АДД, ВМФ и даже Сухопутных войск хватало КР различных типов, на вооружении состояло только более 20 типов КР. Это ракеты ВМФ: тактические ПКР - "Аметист" П-70, "Малахит" П-120, П-15, П-15М, "Москит"; оперативно-тактические - П-5, П-5Д, П-6, П-500 "Базальт", П-700 "Гранит"; это ракеты АДД Х20, Х-22, Х-15. Нет смысла их все перечислять. Все эти ракеты имели как ядерный вариант ГЧ, так и конвенциональный.

Но главное - все эти КР не были стратегическими по сути, поскольку обладали максимальной дальностью пуска до 600 км, даже те из них, которые имели стратегических носителей. К примеру, в АДД такими носителями являлись Ту-16, Ту-22, Ту-22М, Ту-95М; в ВМФ - ПЛАРК проекта 949, крейсеры проектов 58 "Грозный", 1164 "Слава", 1144 "Киров".

По инициативе советской стороны при заключении договора ОСВ-2 в 1979 году был даже включен пункт 8 статьи второй договора, который как бы устанавливал предел, границу между стратегической и нестратегической КР. Так что формально только РК-55 относилась к стратегическим КР, поэтому никому даже в голову не пришло создавать конвенциональный вариант РК-55: боевых задач для таких ракет в то время просто не было. В американской армии, точнее только в ВМС, состояла на вооружении только ПКР малой дальности "Гарпун", да и та разрабатывалась в то же время, что и "Томагавк".

Слава Богу, подобное оружие появилось в последнее время - ракеты Х-555 (РК-555 "Гранат-Б"), имеющие возможность запуска как с шестизарядных револьверных пусковых установок стратегических бомбардировщиков Ту-95МС и Ту-160, так и из торпедных аппаратов АПЛ проектов 671РТМ, 945 и 971. Эта уникальная особенность российских КР отличает их от американских, для которых ПУ является составной и неотъемлемой частью конструкции самой ракеты.

В настоящее время находятся на завершающем этапе опытно-конструкторские работы в ГосМКБ "Радуга" над более совершенным оружием - крылатой ракетой Х-101 и ее ядерным вариантом Х-102. Ракета обладает значительно большей дальностью пуска в сравнении с КР Tomahawk или РК-55 (Х-55), по некоторым данным, - от 4500 км до 5000 км. Вероятными носителями новых ракет станут ПЛАРК проекта 885 "Северодвинск" (24 вертикальных ПУ) и стратегические бомбардировщики Ту-160 (12 ПУ револьверного типа). По расчетам штабных аналитиков российского ВМФ, необходимо развернуть не менее 20 ПЛАРК проекта 885 "Северодвинск", по 10 единиц на Северном и Тихоокеанском флотах. А это значит, что стратегические ядерные силы России получат дополнительный и весомый аргумент в виде 480 стратегических ядерных КР Х-102 (РК-102). Гораздо более дешевый, гибкий и главное - более эффективный инструмент, чем БРПЛ в гипотетическом ядерном конфликте с любым вероятным противником.

Сергей ХЕРХЕРОВ

Опубликовано в выпуске № 45 (261) за 19 ноября 2008 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц