Версия для печати

Диверсанты и мирный атом

Аксенов Павел
Во второй половине сентября на территории Армении прошло учение "Атом-антитеррор-2006". Название говорит само за себя. Необычность же заключалась в том, что все учебно-боевые вопросы отрабатывались на действующей Армянской АЭС, находящейся у древнего города Мецамор.


В АРМЕНИИ ПРОШЛИ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ


Во второй половине сентября на территории Армении прошло учение "Атом-антитеррор-2006". Название говорит само за себя. Необычность же заключалась в том, что все учебно-боевые вопросы отрабатывались на действующей Армянской АЭС, находящейся у древнего города Мецамор.
{{direct_hor}}

Спецназовцы имели уникальную возможность потренироваться на реальном объекте атомной энергетики - Армянской АЭС.
Фото Павла АКСЕНОВА
Насколько проведение учений "Атом-антитеррор-2006" соотносится с действительными угрозами, которые существуют относительно объектов энергетики типа Армянской АЭС? По экспертным оценкам, начиная с середины 60-х годов ХХ в. в мире произошло более 150 инцидентов, которые в той или иной степени способствовали повышению уровня ядерной угрозы. В это число вошли взрывы в районе расположения ядерных объектов, попытки проникновения на них, похищения и убийства ученых-ядерщиков, кража и контрабанда различных ядерных материалов и т.п. По оценке главы Антитеррористического центра (АТЦ) СНГ генерал-полковника Бориса Мыльникова, "сегодня, если каким-то образом ядерный заряд, даже без штатных средств инициирования, окажется в руках террористов, они реально могут создать на его основе примитивное ядерное взрывное устройство". Руководитель АТЦ также пояснил, что это может быть устройство "так называемого "пушечного" типа, в котором критическая масса создается путем быстрого соединения (выстреливания навстречу друг другу) двух подкритических масс высокообогащенных ядерных материалов". "Возможность подобного развития событий подтверждается тем фактом, что еще в 1975 г. сотрудник одного из американских университетов на основе опубликованных в открытой печати сведений собрал действующую схему взрывного ядерного устройства простейшего типа, - напоминает генерал-полковник. - По заключению экспертов, исследовавших эту конструкцию, если бы в ней находилось ядерное вещество, то в случае ее срабатывания произошел бы ядерный взрыв".

В АТЦ также считают, что "наиболее реальной остается возможность диверсии на ядерных объектах гражданского и военного назначения либо угроза их осуществления, тем более что проведение диверсий не требует фундаментальных знаний в области ядерной физики". "Даже если диверсия не приведет к взрыву реактора, психологический эффект будет огромным", - уверен глава АТЦ. Факты, когда террористические группы прибегали к угрозам проведения диверсий на АЭС, имели место в Испании, Литве, США, Франции, Швейцарии и ЮАР.

Но вернемся к учениям в Армении. Ликвидация террористов, захвативших станцию, и освобождение заложников - это был заключительный, самый зрелищный этап маневров. Началось же все дней за 12 до этого. По замыслу, основным разработчиком которого был Антитеррористический центр СНГ, органы безопасности Армении получили оперативную информацию о проникновении на территорию республики нескольких диверсионно-террористических групп (ДТГ) численностью до полутора десятков человек каждая. Откуда они взялись? Вот что об этом говорится в организационных документах учений: "Международные террористические организации, потерпев поражение в открытом противостоянии в государствах Центральной Азии, Ближнего Востока, в Афганистане, Ираке и России, перегруппировав силы, нелегально направили ДТГ в Кавказский регион в целях дестабилизации обстановки путем вооруженного захвата на территории государств региона одного из стратегических объектов".

Спецслужбам Армении предстояло выяснить, какой именно объект выбран для захвата, пути движения боевиков, а также разработать меры для их уничтожения. В роли условных диверсантов выступали оперативники Службы национальной безопасности РА и приглашенные из России сотрудники Центра специального назначения ФСБ, что значительно усложняло задачи органам, которые им противодействовали. Об этом, самом продолжительном (9 суток), этапе учений гораздо меньше информации. Причины понятны: спецслужбы не раскрывают секретов своей оперативной деятельности так же, как и не комментируют чьи-либо догадки или "просочившуюся в СМИ информацию". В официальном же комментарии, который сделал Борис Мыльников, прозвучало следующее: "Мы смогли еще раз убедиться в том, насколько реальны и крайне опасны по своим последствиям попытки террористов использовать уязвимость атомных объектов в своих преступных целях".

Можно предположить, что, вероятно, определенные проблемы в охране Армянской АЭС имелись. Впрочем, отчасти для того и проводятся учения, чтобы выявить слабые места и не допустить впредь того, чтобы эти лазейки по тем или иным причинам возникали. В этом смысле директор СНБ Армении генерал-лейтенант Горик Акопян констатировал, что "в ходе выполнения задач были отработаны механизмы взаимодействия государственных структур Армении при возникновении террористической угрозы, на практике осуществлены совместные мероприятия спецподразделений Службы нацбезопасности и ФСБ России".

В ходе учений подразделения СНБ и других правоохранительных органов республики выявили места базирования ДТГ, после чего была организована и проведена войсковая операция. В ней были задействованы подразделения армянских Вооруженных Сил во взаимодействии с оперативной группой Объединенного штаба ОДКБ. События развивались на известном еще с советских времен армейском полигоне километрах в 40 от Еревана. Надо отметить, что даже в условиях полигона это была довольно любопытная учебная операция. Одна за другой "уничтожались" сразу три группы боевиков, которые на автомобилях повышенной проходимости продвигались в направлении Армянской АЭС. По опыту известно, что против подготовленных диверсантов надо кидать силы, порой в несколько крат превосходящие численность бандгруппы. Так было и здесь. В учебных боях были задействованы самолеты Су-25 (они в основном выполняли разведывательные функции), вертолеты Ми-8 (высадка десанта для последующего преследования боевиков) и Ми-24 (сопровождение и нанесение ударов по колоннам террористов с воздуха), а также мотострелковые подразделения на боевых машинах пехоты (блокирование ДТГ). В каждом отдельном "уничтожении" отрабатывались различные "боевые нюансы", исходя из того опыта борьбы с бандгруппами, который накоплен в странах СНГ. В частности, в контексте учений имелись в виду боестолкновения с такими террористическими организациями, как "Братья мусульмане", "Исламская партия Туркестана", "Хизб-ут-Тахрир", "Талибан" и т.д.

На учениях "Атом-антитеррор-2006" условные террористы, организовав засаду против преследующего их спецназа, применили условные химические гранаты. Реальные гранаты подобного типа обычно начинены отравляющими веществами общеядовитого действия. Эти вещества через дыхательную систему проникают в организм человека и парализуют его нервную систему - в результате наступает удушье и гибель человека. Подобные элементы на антитеррористических учениях (а таковые под эгидой АТЦ СНГ проходят ежегодно начиная с 2001 г.) отрабатывались впервые. Но стреляли на полигоне не только холостыми. Была и боевая стрельба. Причем мишенная обстановка создавалась опять-таки применительно к тактике действий ДТГ и бандформирований на основе имеющегося боевого опыта. При этом использовался радиоуправляемый ротный тактический комплект, позволяющий в минимальный срок накрывать любую мишенную обстановку в любых условиях местности и погоды.

Если отработка задач на полигоне продолжалась не более часа (в реальной жизни на уничтожение бандгрупп потребовалось бы от одного дня до нескольких суток), то самый зрелищный этап учения - работа спецназа на АЭС - занял от силы секунд десять. Такова специфика проведения спецопераций. Вернее, их самого последнего этапа: обезвреживание террористов и освобождение заложников. По боевым нормативам спецназа, 10 секунд - это даже много. Ибо, как показывает опыт, чуть промедлил - и террористы успевают прийти в себя, сорганизоваться и оказать огневое сопротивление. А это излишние жертвы.

Подготовка же этих "десяти секунд" длится от нескольких часов до нескольких суток. В это время с террористами ведутся переговоры, предпринимаются попытки, постепенно выполняя требования бандитов, освободить хотя бы часть заложников (одного - и то успех). Одновременно собираются данные о диверсантах, просчитывается их тактика на захваченном объекте... Так было и на Армянской АЭС, где по замыслу учений террористы захватили блок щитового управления станции с его обслуживающим персоналом, выдвинули политические (вывод подразделения армянской армии из Ирака и отказ от осуждения действий террористических организаций) и "экономические" (1 млн. долларов "откупных") требования. В противном случае, мол, будем убивать заложников, а потом и взорвем энергоблок. Тем самым как бы была создана угроза возникновения крупномасштабной экологической катастрофы. Одновременно другая ДТГ захватила поезд с сотрудниками станции. Ситуация сразу же приобрела международный характер, и руководство Армении обратилось (условно) к президенту России с просьбой направить в республику группу Центра специального назначения ФСБ.

В дальнейшем операцию на блоке щитового управления и на "захваченном" поезде планировали совместно. Сообща и работали... При этом оба силовых этапа - на АЭС и на железнодорожной ветке - происходили одновременно, поскольку между той и другой ДТГ была налажена связь. В итоге, как говорится, из террористов (а их роли тоже играли спецслужбисты) и пикнуть никто не успел. Впрочем, когда их клали "фейсом на пол", а потом заламывали руки, некоторые "пищали". Главное - выстрелить (разумеется, холостыми) никто не успел. Хорошо, если бы так всегда было и в жизни. Для того и проводят учения.

Павел АКСЕНОВ
Ереван - Москва

Опубликовано в выпуске № 39 (155) за 11 октября 2006 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц