Версия для печати

Смертники и полусмертники против Красной Армии

К семидесятипятилетию Баин - Цаганского побоища
Кустов Максим

К семидесятипятилетию Баин - Цаганского побоища

3 июля 1939 года командовавший советскими войсками в Монголии комкор Георгий Жуков узнал о том, что ночью японцы успешно переправились через реку Халхин-Гол и создали плацдарм на западном берегу реки у горы Баин-Цаган. Замысел их был очевиден – с созданного плацдарма, который они немедленно принялись укреплять, ударить по переправе, обеспечивающей снабжение советского плацдарма на восточном берегу Халхин-Гола. Недавно вступившему в должность командующему предстояло принять первое в его жизни полководческое решение.

Полусмертники с бамбуковыми шестами

И он бросил в бой танковую бригаду, не имевшую в первые часы боя пехотной поддержки. Японцам стало не до броска к советской переправе – они отбивали атаку. Советские танкисты понесли тяжелые потери, но японцам в итоге пришлось отвести войска на восточный берег с потерями гораздо большими.

Наши войска потеряли тогда много танков, подорванных на минах, которые бамбуковым шестом японцы засовывали под гусеницы. Это был их специфический способ противотанковой обороны.

Поэт Константин Симонов в поэме «Далеко на Востоке» описал размышления японского солдата, вооруженного таким образом, перед боем:

Он держит в руке шест с привязанной миной.

Легкий и крепкий шест из бамбука.

Бамбуковый шест

в двадцать локтей -

он ведь все-таки очень длинный,

не правда ли - двадцать локтей

и еще длинней

на целую руку.

Двадцать локтей и еще рука,

когда мина взорвется - это все-таки очень много.

Но вряд ли следует считать таких солдат смертниками в полном смысле этого слова. Все-таки некий, пусть и достаточно призрачный, шанс уцелеть у них все же был. Их можно считать своего рода полусмертниками.

С настоящими смертниками Красной Армии пришлось встретиться в августе 1945 года, во время короткой войны с Японией.

Японский летчик, с криком «банзай» бросающий свой самолет в последнее пике на американский авианосец - образ знакомый, наверное, каждому человеку, интересующемуся военной историей. Вторую мировую войну на Тихом океане невозможно представить без участия японских летчиков- камикадзе.

Но при этом немногие знают, что в свое время Красной Армии тоже пришлось столкнуться с воздушными и наземными атаками тысяч заведомых самоубийц. Сейчас, когда проблема смертников, взрывающих себя вместе с самолетами, автомобилями и людьми стала принимать поистине планетарный характер, уместно вспомнить об этом опыте.

«Из придорожных кюветов, из замаскированных «лисьих нор», выбирались солдаты в зеленоватых френчах и, сгибаясь под тяжестью навьюченных на них мин и взрывчатки, бежали к танкам. Десантники били по ним в упор из автоматов, бросали гранаты. Смертников косили очереди танковых пулеметов. Мгновенно долина покрылась сотнями трупов, но из нор и узких щелей, из-за бугров появлялись все новые смертники и кидались под танки. Японская артиллерия и пулеметы вели огонь, не обращая внимания на то, что пули и осколки одинаково поражали и своих, и чужих. Вокруг танков уже кипела рукопашная. На подбитую машину лейтенанта Кисарова вскочили несколько японцев, стали стрелять в броневые щели. Их одной очередью сбил из другого танка командир роты лейтенант Зубок. Еще один поврежденный танк тоже облепили вражеские офицеры и солдаты. Сапер-десантник старший сержант Цыганков огнем из автомата, а когда кончились патроны, прикладом и армейским ножом уничтожал смертников». Так генерал армии Афанасий Белобородов описал в мемуарах бой с бригадой японских противотанковых смертников.

Чтоб служба медом не казалась

В 1945 году японское командование не оставило «противотанковым» смертникам даже тени надежды. Им надлежало просто броситься под танк с рюкзаком со взрывчаткой, безо всяких ухищрений с шестами. Отряды заранее обреченных формировались штабами всех полков и дивизий, в каждом батальоне и даже в каждой роте. Но главной силой такого рода была 1-я мотомеханизированная бригада обреченных, численностью в 5 тысяч солдат и офицеров.

Если воздушные смертники камикадзе перед гибелью успевали, по крайней мере, почувствовать почетность своей миссии, насладиться уважением окружающих, то в отношении смертников - пехотинцев использовался совершенно иной принцип.

Их, рядовых солдат, решили довести до такого состояния, чтобы смерть казалась им избавлением от невероятно, даже по японским понятиям, тяжелой муштры. Появление Т-34 должно было стать для них желанным праздником, а жизнь - тяжелой обузой. Скудная пища, постоянная нехватка воды и бесконечная «тренировка»- так их годами готовили к смерти за императора.

Принцип «чтоб служба медом не казалась» был доведен до логического конца. Собственно боевая их подготовка заключалась в том, что они с утра до ночи бегали с набитыми камнями рюкзаками. Вот только боевая эффективность противотанковых смертников оказалась поразительно низкой. Нет, в отсутствии готовности умереть их обвинить было бы несправедливо. Но результаты их гибели... Брошенная 13 -14 августа 1945 года на муданцзянском направлении в бой против красноармейцев генерала Белобородова бригада смертников погибла почти поголовно, подбив или повредив всего 10 советских танков. Терять по 500 специально подготовленных людей за каждый танк, к тому же не обязательно уничтоженный, а чаще всего лишь выведенный из строя на короткое время – такое соотношение потерь невозможно признать приемлемым.

13 августа 15 смертников с зарядами взрывчатых веществ бросились на бетонные устои одного из мостов через реку. Но гибель их оказалась практически безрезультатной. Цель атаки – мост они уничтожить так и не смогли.

Последняя атака самоубийц произошла уже после капитуляции Японии – 5 сентября в китайском городе Пинянчжень. При ее отражении было уничтожено до 150 смертников со взрывными зарядами, которые без особого успеха пытались атаковать советскую комендатуру.

Обидно умирать, промахнувшись в последнем пике

С воздушными смертниками-камикадзе советским войскам и флоту тоже приходилось сталкиваться.

12-13 августа 1945 года на колонну 5-го гвардейского танкового корпуса совершили налеты 14 японских самолетов. Два из них сбили зенитчики, три – истребители. Остальные девять летчиков-смертников просто врезались в землю, не сумев попасть в советские танки.

Сама идея использовать летчиков-смертников для атак сухопутных войск могла возникнуть только лишь в момент безнадежного отчаяния. Уж если в такую громоздкую цель как авианосец японцам удавалось попасть далеко не всегда, то шансы попасть самолетом в движущийся танк были и вовсе минимальными.

18 августа камикадзе атаковали корабли Тихоокеанского флота. У острова Шумшу был потоплен катер-тральщик КТ-152, бывший сейнер - рыбный разведчик, имевший 17 человек экипажа. На этом, довольно скромном успехе, результативные атаки воздушных смертников против советского флота и закончились. В тот же день японский двухмоторный бомбардировщик пытался таранить в Амурском заливе танкер «Таганрог», но был быстро сбит зенитным огнем.

Историк Юрий Иванов, автор книги «Камикадзе – пилоты смертники», полагает, что «слепой фанатизм японских смертников, как правило, не давал желаемых результатов».

С таким мнением трудно не согласиться.

Максим Кустов

Опубликовано 03.07.2014

Аватар пользователя эколог
эколог
08 июля 2014
Выбор нации с несгибаемым духом в традициях самураев блестяще описан автором в статье на примерах военных событий семидесятилетней давности. Колонка "памятная дата" стала интересной.
Аватар пользователя эколог
эколог
08 июля 2014
Выбор нации с несгибаемым духом в традициях самураев блестяще описан автором в статье на примерах военных событий семидесятилетней давности. Колонка "памятная дата" стала интересной.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц